Патрацкая Наталья.

Аквамарины для Марины. Ироничный роман



скачать книгу бесплатно

– Так, деточка! Чтобы я больше тебя рядом с Мартином не видела! Иначе вновь попрошу дядю использовать тебя в качестве подопытного кролика!

– Надя, мы с Мартином…

– Без «мы». Мартин, да будет тебе известно, мой молодой человек.

– Ведь он был…

– Ха-ха-ха! – раскатисто рассмеялась фея в черных мехах. – Я его привела в божеский вид. Он холен, красив, накачан, обеспечен!

– Но откуда у молодой девушки такие деньги? – искренне удивилась Марина.

– У меня есть корни, и весьма обеспеченные! Это тебе понятно?!

– Простите, я вспомнила. Ваш дядя…

В это мгновение засветился боковой экран. Благообразный Николай Никитич засмеялся и сказал:

– Надя, оставь девушку в покое. Она не трогала твоего Мартина.

Тут же на потолке засветился круглый экран, на котором показалось лицо Мартина:

– Девушки, не шумите. Все в порядке. Хотите, мы вас прокатим на новом летающем устройстве?

– Мартин, шел бы ты… – крепко выругалась красавица в черных мехах.

– Разве девушки так ругаются? – удивилась Марина.

– Ха-ха-ха! – рассмеялся седовласый дядя. – Надя показывает свои знания во втором языке, и она еще не все сказала.

Стены домика раздвинулись в обе стороны, и девушки оказались среди заснеженных шатров елей. На поляну опустился конус с сиденьями, расположенными по периметру.

Странная кабина была закрыта прозрачным защитным стеклом. Марина и Надя сели с разных сторон конуса. Летающий конус, медленно вращаясь вокруг своей оси, достаточно быстро стал подниматься вертикально вверх. Поляна с домиком из двух половинок осталась в лесной тишине.

Летающий конус приземлился на городской площади с конусом праздничной ели. Набежали репортеры. Приехало телевидение. Марина и Надя оказались в центре событий дня.

Надя отвечала репортерам на очень правильном языке, она говорила красиво и без мата, чем очень позабавила Марину. Марина в очередной раз поняла, как важно владеть бисером слов. Вот ведь может Надя метать бисер перед репортерами!

И она будет метать бисер слов перед людьми, а куда деваться?


Николай Никитич мог стоять на голове, он хорошо владел телом, много занимался суставной гимнастикой, легко взбегал по ступенькам. Ему ничего не стоило облиться холодной водой, эту процедуру он проделывал ежедневно. Благодаря физическому совершенству своего организма, он оставался главой корпорации летающих объектов.

Надя меньше всего следовала примеру дяди. Она любила теплые ванны с солью и пеной, с удовольствием поедала конфеты из вычурных коробок, пила ликер, напоминающий кофе со сливками. Как она выросла, только Богу известно и ее дяде. Он приложил гигантские усилия, чтобы она окончила учебное заведение, он весь поседел от этой тягостной обязанности. Он тянул ее по жизни, сознавая, что это сизифов труд. Видимо, он был гением, а на Наде природа отдыхала, чего он не хотел и не мог осознать.

Так получилось, что Мартин мысленно давно выбрал одну девушку – Марину.

Была в ней та сила мышления, которая увлекала его своей таинственностью. А Надя была просто смазливая и энергичная. Он не лез к девушкам в душу, но оберегал по мере сил и держал ту и другую в поле зрения. Он редко посещал казино, рестораны и бары, крайне редко бывал в театрах и на концертах. Его целеустремленность в работе требовала от него полной отдачи.

Николай Никитич с удовольствием бы женил Мартина на Наде, он понимал, что она порядком могла ему надоесть в первый же день несдержанностью фраз. Она преуспевала в разговорной речи, а Мартину нужна была более молчаливая фея.

С этой точки зрения Мартина привлекала Марина. Он не был агентом, он ни за кем не следил, но был вынужден по просьбе старших по чину вмешиваться в чужую жизнь в пределах телевидения фирмы. Он не носил с собой пистолета, знал приемы рукопашного боя и мог уклониться от случайного удара.


Тайными агентами и испытателями корпорации были признанные лилипуты Сеня и Веня. Николай Никитич, однажды побывав на их концерте, пришел к выводу, что уникальность маленьких людей плохо используется. Он отобрал десяток лилипутов, которых для всех выдавал за гномов: они носили колпаки на голове для большей убедительности.

Для них были созданы курсы широкого профиля. Гномы, осознавая важность своего назначения, учились всерьез и с вдохновением. Для пущей важности их нарекли агентами, хотя два нуля перед их номером не указывали на их опасность для людей.

И вот тут произошло странное, неожиданное: Надя, молодая девушка, влюбилась в гнома Сеню. Он был постоянным лидером среди своих гномов, его авторитет не подлежал проверке. Может быть, повлияло на нее то, что она к ним привыкла. Сочетание высоких и низких людей ее не шокировало. Сеня всерьез их отношения не воспринимал, она была такой для него высокой! Он вел с ней светские беседы.

Взгляды Нади и Сени при встречах теплели, голоса трепетали. Окружающие их встречи гномы только улыбались. Чтобы Надя вышла из этой любви, Николай Никитич нашел для нее Мартина и изо всех сил его опекал, поощрял, повышал. Он их поженил. На свадьбе Мартина и Нади Николай Никитич из добрых побуждений познакомил Марину с известным изобретателем Борисом Ильичем. Как будто она его не знала!


Марина от удивления открыла широко глаза: перед ней на столе появился тройной экран по типу трельяжа. Один плоский экран монитора был перед ней, а с двух сторон он был окружен двумя такими же большими экранами. Кроме экранов она ничего не видела. Стало душно. Вентилятор оказался за экранами.

На трех экранах появился самоуверенный молодой человек, его глаза насмешливо смотрели ей прямо в глаза:

– Ревнуешь? Ревнуй! Ты мне больше не нужна, я не хочу тебя!

Изображение вернулось и исчезло, а экран потемнел.

«Кто бы в этом сомневался», – подумала Марина, глотая безвоздушный воздух. Экраны засветились, на них появился молодой человек собственной персоной в трех видах: фас и два профиля. Марина вздрогнула от неожиданности.

– Марина, идет проверка настройки нового поколения компьютерных экранов, как меня видите? Как слышно?

– Хорошо, но слишком неожиданно.

– Перед Вами экраны для разработки внутреннего дизайна кабин истребителей на одного пилота. Заказ от режиссера фильма Куклина. Все в фильме должно быть реально, видимо, удобно! Не спешите с выводами. Задание серьезнее, чем можно предположить. Истребитель предназначен для космических маневров. Подъем на орбиту он будет осуществлять в капсуле с термическим покрытием, а в космосе он будет летать между космическими станциями. Так что считайте себя летящей в небе.

– Круто. Надеюсь, я не одна буду заниматься макетированием истребителя?

– Вас будет трое, друг о друге вы ничего не знаете, ваши разработки должны быть независимы друг от друга. Все, что ты придумаешь, расхватают и растащат с экрана по своим книгам и изобретениям. Сколько раз такое уже было!

– А где у истребителя космические силы? Это небольшой самолет.

– Он будет летать по энергетическим несущим каналам между космическими звеньями.

– Так если он будет летать по определенному маршруту, то зачем ему три панели управления?

– Соображаешь, сокращено до минимума число кнопок всех видов и назначений.

– Тогда зачем мне три экрана?

– Чтобы было, – проговорил молодой человек и исчез с экранов.

Марина отключила боковые экраны, загнула их на прямую линию с основным экраном, направила на себя поток воздуха.

С Мартином Марина встретилась зимой. Это он был на экранах компьютеров. Там, где зима, всегда бывает Новый год. Чем она могла увлечь молодого человека? Абсолютной случайностью, которая чаще встречается в канун Нового года. Не верите?

В конце года ощущается общий эмоциональный подъем в преддверии неизвестности. Все чего-то ждут, и этим ожиданием пересыщен воздух вечеринок всех уровней. И еще один немаловажный момент: под Новый год пьют шампанское. Ударный напиток! Разум становится веселым и позволяет влюбиться с полуслова.

Часто употреблять его не рекомендуется – потеряет волшебные свойства, необходимые для знакомства. Вечеринка уместилась в банкетном зале. Мартин пришел в черных брюках с ремнем, в черной рубашке, да еще в черно-золотистом галстуке. Ремень великолепный. Фигура – сердце Марины замерло, запищало и растаяло от удивления. Она глаз от него не могла оторвать. Он почувствовал ее притяжение и сел рядом. На двоих он поставил одну бутылку шампанского.

Публика за столом быстро перешла на крепкие напитки, стала трясти над столом бутылки, наполнять свои фужеры. Марина и Мартин пили пузырьки шампанского, эти волшебные пузырьки сближали их с неимоверной скоростью. У нее в голове мелькнула мысль: а не пригласить ли его к себе домой. Но как это красиво сделать?

Она назвала ему длинное число и потом спросила:

– Мартин, ты запомнил то, что я сказала?

– Запомнил. Повторить?

– Если запомнил, то можешь приходить ко мне, это код электронного замка.

Они танцевали в общей толпе. Его тело пружинисто приникало к Марине, он наполнялся желаниями, как бокал шампанским. Она его ощущала… Желания надо реализовывать. Но на всякое «надо» есть Надя.

Лето. Жара. На секунду она прикрыла глаза, а когда открыла, то все три экрана на одной прямой линии изображали панель управления космического истребителя…

Тучи, ветер, холод.

Марина пришла домой с замерзшими ногами. Вечером резко похолодало. Ее ноги в шортах обиделись на отсутствие брюк. Еще машину забыла взять, ушла гулять, вот и нагулялась. Девушка потерла ноги и включила обогреватель, работающий от солнечных батарей и ветряных мельниц.

Она подумала, что редкие кадры быстро оказываются порядком устаревшими.

Да и Мартин ее давно не волновал. Она о нем забыла, но не из-за собственной жестокости. К тому же, она думала о том, что при съемках фильма в истребителе окно не открывалось, значит, опять вентилятор либо кондиционер будут изображать ветерок, а близкие люди будут находиться далеко от летчика.

Потом в ее голове пронеслась мысль, что актеры работают на износ по двум причинам: отсутствию свежих потоков воздуха на сцене и в целом в театре, присутствию любых родственников и особенно близких людей в зрительном зале, что отрицательно сказывается на выступлении актера и его нервном состоянии.

«Эти две причины верны и для прочих профессий», – подумала Марина, глотая кусочки кекса без изюма. А еще она мучилась от ревности и от злости, но недолго. Ее любимый Мартин опять сверлил ее глазами, стоя с незнакомкой, забыв про Надю. То ли он сильно умный и поэтому издалека смотрит на Марину, чтобы виднее было. На самом деле все это чушь, он ей близкий человечек.

Кусочки кекса исчезали, настроение Марины повышалось. Воздух дул из вентилятора и создавал нормальные климатические условия. А если бы не было вентилятора, как бы она нажимала на клавиатуру десятью пальцами, если бы пришлось махать опахалом? «Вот то-то и оно», – сказал последний кусочек кекса и исчез за забором белых зубов.

Она прекрасно понимала, что стакан апельсинового сока полезнее мягкого и податливого кекса, но от сока можно язву желудка нажить, а от кекса нельзя, он безобидный, ласковый и творожный.


Из принтера на столе выполз лист, Марина взяла его. Короткое письмо гласило: «Марина, жду в полночь. Жесть».

Марина посмотрела на сотрудников офиса: все работали и головы в ее сторону не поворачивали. Однако она была убеждена, что письмо написал кто-то из них. Жесть. Что это? Крыша? Ее ждут на железной крыше в полночь? О! Нет! Она не пойдет! Нет! Хоть бы написали, можно или нет брать с собой сопровождение.

«Жизнь налаживается», – подумала Марина и усмехнулась. И правильно сделала. Она вспомнила, что дома лежит маленькая дыня под названием луна. Луна? Какая еще луна, если небо покрыто тучами? Или это жизнь покрыта темными пятнами неприятностей? А, этой ночью будет полнолуние…

– Марина, Вас долго ждать? – услышала она мужской голос и невольно вздрогнула, увидев Мартина.

В помещение офиса проникали лучи солнца. Она сняла с себя пиджак с короткими рукавами и осталась в топике. Жара сжимала со всех сторон. Вот главная несправедливость!

Если уж выпала жаркая неделя, то надо всех разом в отпуск отпускать, пусть выживают в свободных условиях. Она посмотрела на три экрана. Работа над пультом управления подходила к концу.

Она открыла почту и написала письмо Мартину: «Повторяется история прошлого года: пляж, любовь, молчание и твое хождение с Надей. Отличное решение всех проблем! Счастья вам и на работе, и у воды! Хорошо бы вам Николая Никитича пригласить на просмотр ваших прогулок! Два года можете ко мне не обращаться».

В это время в комнату вошел Мартин собственной персоной. Но она уже отправила ему письмо и в его сторону даже не посмотрела.

«Кикимора болотная», – думала Марина о Наде, но лучше ей от внутреннего выплеска злобы не стало. На пути к Мартину всегда стояла Надя. Вентилятор дул. Мартин вышел за дверь, не прихватив ее сердце. О, похоже, все отлично! Ну почему она раньше не могла понять, что Надя – болотная кикимора?

Глава 5

Любовное межсезонье – это жалкое состояние накопления потребительской энергии. Ситуации еще та: и лень, и некого любить, но лень в данном случае важнее любви, так не всегда бывает, но частенько. Великолепный облик Мартина Марина вновь замечает рядом, она видит его немое внимание, но ей еще не верится, еще не хочется тревожить ленивое, вальяжное состояние любовной невесомости.

Это еще не кошмар, не наваждение, это еще нечто неосознанное. Он рядом. Он все ближе. Он касается пальцев. Он смотрит на нее. Он идет рядом с ней. Марина его не замечает, а лишь слегка отмечает, что Мартин неравнодушен к ней.

И тут она видит внимание второго мужчины к своей особе, он выполняет все ее сказанные слова в его адрес, он помнит ее советы! Он не отгоняет ее! Борис с радостью находится в ее ауре. Господи! Вот застоялась кобылка в стойле своего интереса!

А это кто? Неужели еще и третий мужчина, а точнее Николай Никитич, засветился на ее горизонте? Это уже никуда не годится!

Что это мужчин прорвало с их интересами в ее адрес? Неужели почуяли нетронутую особу? Похоже, очень похоже. Вот жизнь! Марина уже не знает, в какую сторону направить свои стопы. Думай – не думай, а три потенциальных мужчины – это ничто по сравнению с одним любимым. Замужем она почти не была, с Олегом они только шутили, что они муж и жена.

Марина запнулась о собственные мысли и опустила глаза на ярко-зеленые босоножки. А что если мужчины реагируют на зеленый свет? Да, она хорошо выглядит в зеленом топике и юбке размером со стандартную книжку. А что такого?

Жара такая! Все и вынули свои тела из тряпок и обнажили их до социально разрешенного минимума. По фигуре обнажена каждая из девушек и женщин. Зрелище для парней и мужчин – выбирай по вкусу! Ладно, сейчас не об этом, надо сосредоточиться на одном из трех. На ком? Вот вопрос дня.

Зеленеть! И Марина украсила ногти зелеными стразами. Круто! Она посмотрела на себя в зеркало, окинула небрежным взглядом с головы до ног и призналась отражению, что великолепно выглядит в летний период.

Вопрос «кто из трех?» растаял в собственном зеркальном отражении. Вот глупая! А кто из трех был вчера в зеленой одежде? Борис! Точно, надо его прозондировать. Марина мечтательно посмотрела в зеленую даль листвы и нажала на телефон с его номером.

– Борис Ильич, это я, Марина, слушай, ты сегодня очень занят? Для меня ты свободный на всю жизнь? Жду, да, сейчас.

Борис закрыл сотовый, повернулся на одной ноге, подпрыгнул, достал люстру ногой, прошелся колесом и остановился у зеркала. На него смотрели карие веселые глаза, сияла счастливая улыбка. Он был счастлив! Марина сама ему позвонила! Она его позвала! Какие ножки! Какие волосы! И она его ждет!

Он стер с лица улыбку, раскрыв дверцу шкафа. Вся одежда моментально стала старой. Вчера у него было все, а сегодня надеть нечего. В зеленом он был вчера. Ей он понравился в зеленом, а если он придет в белом, а ей не понравится? Серое, бежевое, черное. Дожил до тупика. В магазин идти поздно, обещал быть сегодня, сейчас, но в чем?

Уголки губ опустились. Он взял в руки джинсы, белую футболку и стал серым, безликим. Достал кроссовки: одни, вторые.

Посмотрел на сандалии цвета песка. Тяжело вздохнул. И это он? Он, который ударом локтя открывает любую консервную банку? Посмотрел за окно. Солнце сияло, листва шевелилась. Он стоял. Его стальная машина издала звуки тревоги. Он махнул рукой и выскочил за дверь, забыв об одежде. Его звал автомобиль.

Борис сел за руль, смахнул зеленую пыль, включил кондиционер, и мир поплыл перед его глазами…

– Вот так-то лучше, – мстительно сказал Мартин, сидевший на заднем сиденье, – отдохни, дорогой, а то он к Марине собрался. Не для тебя она, не для тебя.

Борис уснул от приложенной к его лицу салфетки со снотворным с откинутой назад головой.

Мартин вышел из машины, прошел метров тридцать, сел в свою машину и поехал к Марине.

– Марина, – заговорил он с ней по телефону, – кого ты сегодня ждешь?

– Тебя, Мартин!

«Умница, – подумал Мартин, – быстро соображает, вот если бы не прослушал ее переговоры, так ждала бы своего Бориса», – и сказал:

– И это правильно, выходи, я скоро подъеду к твоему подъезду.

Марина еще раз посмотрела на себя в зеркало, мелькнула мысль о Борисе и исчезла. Она посмотрела во двор сквозь полупрозрачную ткань, увидела высокий джип Мартина и вышла судьбе навстречу.

Мартин посмотрел на Марину, открывающую дверь подъезда. В проеме появились ровные, длинные ноги в босоножках на тонкой высокой танкетке с зелеными ремешками. Миниатюрная юбка открывала и ноги, и пуп девушки, сверху ее грудь прикрывал маленький топ. Молодой человек покачал головой, как бы говоря: ну и ну, потом махнул головой сверху вниз в знак приветствия и открыл девушке дверцу машины.

– Привет, классно смотришься! Волосы еще больше выросли, скоро будешь их вместо одежды носить.

– Здравствуй, Мартин! Куда едем? Только недалеко, уж очень жарко.

– У меня в машине прохладно, не заметила?

– Заметила, дует со всех сторон. Что это у тебя за охлаждение в жаркий день?

– Кондиционер. Новинка. А ты сегодня Бориса ждала, оделась в зеленую одежду, как он вчера. Я видел, как он около тебя крутился. Пропусти его! Слышишь, пока советую, а там видно будет.

– Не пугай. Я одна. Ко мне претензий быть не может. Это ты почти женат!

– Не тебе судить. Ты – моя потенциальная девушка, а я не люблю страдать от ревности, и ты не давай мне повода!

– Мартин, а я этого не знала! Не помню, чтобы ты мне говорил о любви. У тебя есть Надя!

– Это еще кто? Какая любовь? Ты – моя, и вся любовь.

– Живем мы врозь. Я сама по себе, – сказала Марина и посмотрела в зеркало.

– Не была, так будешь моя, ситуация исправима. Мне твой антураж подходит и мою новую машину не портит. Прощаю тебе юбку длиной в мою ладонь.

– Ты ничего не перепутал? Ты же меня слушал, ты выполнял мои требования, а сейчас командуешь?!

– Время подчинения прошло, теперь руковожу я. Ты – моя девушка, ты еще не министр в зеленой юбке! – со смаком сказал Мартин.

– Останови, проехали! – вскричала Марина.

– Села в машину, так терпи меня – это святое правило вождения на дорогах. Я – за рулем!

– Больше не сяду, – сказала Марина мрачно.

– Я тебе покажу мое орлиное гнездо, и ты сменишь гнев на милость. Немного осталось.

Марина посмотрела в окно: за окном мелькали машины, дома, но пешеходов не было видно. И крикнуть было некому, да и не поймут люди девушку из чужого джипа. Она закрыла ладонями голые колени.

– Ты еще волосами их прикрой, – съязвил Мартин.

– И прикрою, – Марина наклонила голову на колени, волосы закрыли ноги. У нее возникла мысль, что все это было в прошлой жизни.

Мартин взял руль в левую руку, а правой рукой сдавил ей шею:

– Сядь нормально, держи спину ровно! – крикнул он стальным голосом.

Марина выпрямилась, лицо ее было непроницаемо. Они оба замолчали.


Джип остановился у нового высотного дома. Они вошли в фойе подъезда, отличавшегося современным великолепием, проехали на лифте до последнего этажа, вышли на крышу. Как оказалось, орлиное гнездо Мартина было то, что надо. Хитроумное заграждение по периметру надежно охраняло покой. В орлином гнезде сверкала вода, по периметру можно было сидеть. Марина сняла обувь, макнула пальцы в воду.

– Можно купаться, никто не увидит тебя, – сказал спокойно Мартин.

Солнце грело на крыше сильнее, чем на земле. Марина сбросила зеленую одежду и вошла в орлиный бассейн. Десять метров в диаметре – таков был бассейн на крыше. Ей не хотелось выяснять отношения, слишком круто было в орлином водоеме. Она спокойно плавала в бассейне.

– Одежду сними, – услышала Марина сквозь нирвану своего состояния.

Марина подплыла к бортику, сбросила с себя две полоски и продолжила купанье. В ней не было возмущения, а было странное умиротворение. Мартин снял с себя одежду и поплыл от нее в противоположную сторону. Он плавал без одежды и к ней не приближался. У Марины появился азарт, она поплыла к нему навстречу, она прильнула к нему всем телом, по ее телу прошла конвульсия элементарного желания.

Мартин жестко оттолкнул Марину. Она не обиделась, а стала подпрыгивать в воде, грудь сотрясала воздух и погружалась в воду. Он отвернулся. Она подплыла сзади, обхватила его тело. Он резко повернул лицо. Улыбка его поразила, она была омерзительная! Он был страшен!

Это был не Мартин! Промелькнула мысль, что это оборотень в облике Мартина! Марина быстро поплыла к одежде.

Но над одеждой стояла Надя со свирепым выражением лица. Марина не испугалась, не закричала, а вышла и села на бортик бассейна. Мокрые волосы прилипли к телу. Зубы стучали то ли от холода, то ли от страха.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7