Паоло Бачигалупи.

Затонувшие города



скачать книгу бесплатно

Моему отцу


Paolo Bacigalupi

THE DROWNED CITIES

© 2012 by Paolo Bacigalupi



Разработка серии и иллюстрации на переплете и форзацах Василия Половцева

Оформление Андрея Саукова

Часть первая
Отродья войны

Глава 1

В темноте клеток звенели цепи.

Вонь от мочи, пота и страха смешивалась со сладковатым запахом гниющей соломы. С потолка капала вода – стекала по древним мраморным украшениям, постепенно покрывала их мхом и водорослями.

Влажность и жара. Дуновение морского ветерка. Жестокий, мучительный запах, напоминающий узникам, что им никогда уже не видать свободы. Иногда кто-то из глубоководных христиан или последователей Ржавого Святого вдруг начинал громко молиться, взывая к своему богу, но большинство узников сидело тихо, экономя энергию.

Шум у дверей подсказал им, что кто-то идет. Топот множества ног.

Несколько узников посмотрели наверх и очень удивились. Снаружи не гудела толпа, не орали солдаты, требуя кровавой забавы. И все же двери тюрьмы открывались. Загадка. Они ждали, надеясь, что беда их не коснется и они смогут прожить еще один день.

Охранники вошли толпой, подбадривая друг друга, пихая соседей в спины, толкаясь в извилистом коридоре, уставленном ржавыми клетками. Пистолеты были у немногих. Один из них тащил шокер, искрящуюся и потрескивающую палку, инструмент дрессировщика, хотя нужным мастерством он, конечно, не обладал.

От всех них пахло ужасом.

Надзиратель посмотрел сквозь решетку. Очередная темная душная клетка с разбросанной по полу гниющей соломой. В дальнем углу зашевелилась огромная тень.

– Вставай, собакорылый, – велел надзиратель, – ты кому-то понадобился.

Гигантская тень не ответила.

– Вставай!

Никакой реакции. Из соседней клетки послышался тяжелый влажный кашель больного туберкулезом. Один из охранников пробормотал:

– Он наконец-то сдох. Давно пора.

– Нет, такие не дохнут. – Надзиратель вытащил дубинку и потыкал ей сквозь решетку. – Вставай, а то хуже будет. Попробуешь электричества. Посмотрим, как оно тебе понравится.

Существо в углу и виду не подало, что слышит. Никаких признаков жизни. Они ждали. Текли минуты.

Наконец еще один охранник сказал:

– Он же не дышит. Совсем.

– Капут, – согласился другой, – пантеры сделали свое дело.

– Много времени ушло.

– Я потерял на этом деле сотню китайских красненьких. Когда полковник сказал, что оно выйдет против шести болотных пантер… – охранник уныло покачал головой. – Хотел срубить деньжат по-легкому.

– Ты никогда не видел, как эти твари дерутся на севере, на границе?

– Если бы видел, поставил бы на него.

Они дружно посмотрели на мертвое тело.

– Ну все, это уже корм для червей, – решил первый охранник, – полковник не обрадуется.

Дай-ка мне ключи.

– Нет. – отказался надзиратель, – собакорылые одержимы демонами. Начинается очищение. Святой Олмос видел их пришествие. Они не умрут до последнего потопа.

– Просто дай мне ключи, старик.

– Не подходи к нему.

Охранник посмотрел на тело с отвращением.

– Это не демон. Он из плоти и костей, такой же, как и мы, просто больше. Если оторвать ему голову или выстрелить несколько раз, он умрет. Он такой же бессмертный, как парни из Армии Бога. Приведем сюда Сборщиков, пусть посмотрят, не пригодятся ли его органы. На худой конец, продадим кровь. У чудовищ чистая кровь.

Он вставил ключ в замок. Завизжала усиленная сталь, и решетка, рассчитанная на чудовищ, сдвинулась в сторону. Второй замок запирал обычную ржавую дверь, которая устояла бы против человека, но не против этого жуткого плода науки и войны.

Дверь открылась.

Охранник подошел к трупу. Несмотря на то, что он только сказал, по коже у него побежали мурашки. Даже мертвое, чудовище вызывало ужас. Охранник видел, как этот огромный кулак раскрошил человеческий череп, превратив его в месиво костей и крови. Он видел, как чудовище прыгнуло на двадцать футов и вонзило клыки в шею пантеры.

Мертвое, оно съежилось, но все равно оставалось огромным. Живое чудовище высилось над людьми, как башня, но было таким опасным вовсе не из-за размера. В его жилах текла кровь дюжины хищников, ДНК-коктейль из крови убийц: тигр, собака, гиена, и Норны знают, кто еще. Идеальное существо, созданное охотиться, воевать и убивать.

Ходило оно почти как человек, но скалилось зубами тигра, слушало шакальими ушами и нюхало носом ищейки. Солдат видел его на ринге и понял, что лучше выйдет против дюжины людей, вооруженных мачете, чем против этой машины для убийства.

Охранник долго стоял над телом, разглядывая его. Ни вздоха, ни движения, никаких признаков жизни. Если раньше собакорылый был силен и смертельно опасен, то теперь превратился в гору мяса для Сборщиков.

Наконец-то чудовище сдохло.

Охранник опустился на колени и провел ладонью по короткому меху.

– Жаль. Ты приносил неплохие деньги. Мы бы посмотрели, как ты дерешься с койволком. Отличный бой бы вышел.

В темноте сверкнули яростные золотые глаза.

– Действительно жаль, – проревело чудовище.

– Бегите! – закричал надзиратель, но было уже слишком поздно.

Тень взорвалась вихрем движения. Охранник отлетел к стене и стек по ней, как ком глины.

– Закройте дверь!

Монстр зарычал, и решетки тут же загрохотали. Надзиратель пытался запереть клетку, но отскочил, как только чудовище бросилось на дверь, рыча и скаля тигриные клыки.

Стальная решетка выгнулась. Охранники схватились за электрические дубинки. Они лупили по чудовищу и решеткам – при ударах проскакивали голубые искры, – пока надзиратель пытался запереть вторую, укрепленную решетку. Они пытались нашарить пистолеты – рев чудовища вогнал этих хладнокровных убийц в ужас. Собакорылый снова ударился о решетку всем телом. Ржавое железо затрещало и согнулось.

– Его не удержать! Бегите!

Но надзиратель продолжал закрывать замки укрепленной клетки.

– Почти готово!

Чудовище выдрало ржавый металлический прут и ткнуло им вперед. Прут вошел в череп надзирателю, и тот рухнул на пол. Охранники убежали, вопя о помощи.

Чудовище методично и аккуратно вырвало еще несколько прутов. Остальные узники кричали не переставая, умоляя о помощи и милосердии. Их крики метались по тюрьме, как пойманные птицы.

Первая решетка подалась и пропустила чудовище ко второй. Оно подергало дверь. Заперто. Зарычав, чудовище опустилось на пол и просунуло гигантский кулак сквозь решетку. Дотянувшись до ноги надзирателя, оно подтащило тело поближе.

В следующее мгновение чудовище схватило ключ и вставило его в замок. Замок со щелчком открылся, и дверь проскрежетала по полу.

Прихватив с собой железный прут, чудовище по имени Тул прохромало по коридору к лестнице и полезло наверх, к свету.

Глава 2

Тул отмахивал милю за милей. Его создали для этого, и, даже раненный, он двигался вперед со скоростью, которой человек не выдержал бы дольше нескольких минут. Тул вброд переходил заросшие водорослями каналы, хромал по бобовым и рисовым полям, проходил мимо фермеров в широких шляпах, которые бросали тяжелую работу и убегали в ужасе. Он спрямлял и скрадывал следы, забирался в разбитые бомбами здания, пытаясь запутать преследователей. Он уходил от Затонувших городов, а солдаты шли за ним.

Поначалу чудовище надеялось, что погоня отстанет. У полковника Гленна Штерна и его патриотического фронта было достаточно врагов. Затонувшие города раскололись на враждующие фракции, которые постоянно рвали друг другу глотки. Может быть, одного получеловека, бежавшего из тюрьмы, полковник и не заметит? Но потом пантеры настигли Тула, и он понял, что полковник не отпустит премиального бойца так просто.

Боль терзала Тула, пока он шел вперед, но он старался не обращать на нее внимания. И пусть чудовище вырвало плечо из сустава, когда бросилось на решетку. Пусть пантеры покрыли его спину длинными глубокими царапинами. Пусть Тул ослеп на один глаз. Он был свободен и шел вперед, а терпеть боль умел.

Боль не пугала монстра. Боль была если не другом, то родственником, он вырос вместе с ней и научился уважать, но не поддаваться. Боль – всего лишь сообщение о том, какой из лап можно ударить противника, сколько он еще пробежит, каковы его шансы в следующей битве.

У чудовища за спиной залаяли гончие, взявшие след.

Тул встревоженно зарычал, невольно обнажая зубы. Дальние родственники жаждали его крови.

Гончие – идеальные убийцы, как и сам Тул. Они снова и снова бросаются в драку, пока гончих не разорвут на куски и они не умрут счастливые, зная, что исполнили долг перед хозяином. Собачья натура Тула, тщательно встроенная в его гены, прекрасно понимала гончих. Они не остановятся, пока не умрут или не убьют его.

Тул не винил преследователей. Он тоже когда-то был верным и покорным.

Тул добрался до очередных зарослей и нырнул в глубокие тени, разрывая висящие лианы. Он ломился через джунгли, как слон, круша все вокруг. Монстр знал, что оставляет след, по которому пройдет даже человек, но ему нужно было двигаться дальше.

Сытый и здоровый, Тул мог бы убегать от псов и солдат несколько дней подряд, возвращаясь по собственным следам и уничтожая их по одному. Он превратил бы их в жалкую толпу, жмущуюся к огню. Теперь же чудовище сомневалось, что сможет убить больше пары человек. И хуже того, после его последней хитрости они узнали, на что Тул способен. Теперь они поняли, как легко ломаются человеческие кости.

Тул остановился, тяжело дыша, вывалив язык. Грудь его вздымалась. Монстр понюхал влажный воздух.

Соленый бриз.

Море.

Где-то на севере лежал небольшой залив. Если Тул доберется до моря, он легко сбежит от них, монстр сможет нырнуть в воду и превратиться в морское животное. Он умеет плавать. Это больно, но Тул справится.

Он повернул на северо-восток, ведомый одной только силой воли. За чудовищем шли собаки.

Тулу почти хотелось смеяться. Это были отличные гончие, и именно поэтому большинство из них умрет. А Тул, наоборот, был очень плохим псом. Хозяева часто говорили это, били, дрессировали и пытались подчинить его волю своей. Они превратили его в убийцу и сделали частью машины для уничтожения. Его стая. Сборище убийц. Какое-то время Тул был хорошей, послушной собакой.

Взвод. Стая. Компания. Батальон. Монстр вспомнил Алый Штандарт генерала Кароа, развевавшийся на ветру над его лагерем в дельте Калькутты. В тот день на них обрушилась Тигриная стража.

Плохая собака.

Тул оказался таким плохим животным, что выжил. Он должен был погибнуть на грязном глинистом берегу на окраинах Калькутты, где река Ганг сливается с теплым Индийским океаном, где тела плавали в соленой воде, красной от крови, как штандарт генерала Кароа. Монстр должен был погибнуть на войне в дальних странах. Тул должен был умереть уже тысячу раз. А он все равно выжил и продолжал сражаться.

Тул замер, чтобы отдышаться, и оглядел заросли. Радужные бабочки порхали в лучах красноватого закатного света. Древесный полог темнел, изумрудные листья как будто мутнели с наступлением ночи. Некоторые называют это место черными тропиками, потому что зимой тут совсем темно. Душный влажный лес, где живут питоны, пантеры и койволки. Убийцы. Тул понимал, что сам он теперь превратился в дичь, и быстро слабел.

В тюрьме чудовище неделями морили голодом, и все его раны загноились. Тул все еще держался на ногах только благодаря усиленной иммунной системе. Любое другое существо уже несколько недель назад сдалось бы под напором супербактерий, которые жили в его крови и копошились в ранах, но и время Тула истекало.

Когда он был хорошей, верной собакой, когда у теперешнего монстра были хозяева, они зашивали и обрабатывали такие раны. Генерал Кароа высоко ценил машины для убийства, и о раненом Туле заботились, чтобы он снова смог убивать. У хороших собак есть хозяева, которые думают о них.

У Тула за спиной снова залаяли гончие. Уже ближе.

Монстр поковылял вперед, считая шаги до падения, зная, что драться бесполезно. Последний бой. Самый последний. По крайней мере, он будет драться. Когда Тул встретится с братьями и сестрами по ту сторону смерти, он скажет, что не сдался. Чудовище могло предать все, для чего их растили, но оно никогда не сдавалось…

Внезапно перед Тулом открылись соленые болота. Монстр скользнул в воду. Огромные змеи тут же поплыли прочь. Питоны и щитомордники не хотели сталкиваться с подобным созданием. Он прошел дальше и вдруг ушел на глубину. Болота были очень глубокими, несколько метров глубиной. Какой приятный сюрприз. Выходит, здесь есть сеноты.

Вдохнув воздуха, Тул погрузился в болото, и на поверхность всплыли пузыри.

Вниз.

Носовые щели сжались, чтобы уберечь воздух. Полупрозрачная мембрана опустилась на оставшийся глаз, защищая его. Тул опускался в болото среди мангровых корней и раков.

«Теперь пусть попробуют найти меня».

Там, наверху, солдаты подошли уже совсем близко. Мужские голоса и другие, помоложе. Некоторые из солдат были столь мелкими, что Тул легко съел бы такого за день. Но у всех было оружие, и их вел вперед азарт погони. Солдаты перекрикивались друг с другом, лаяли напуганные собаки, и Тул слышал все это прямо сквозь воду.

На мелководье послышался плеск. Собаки заходили в воду, перебирая лапами у него над головой, недоуменно лая и пытаясь отыскать Тула. Чудовище видело их наверху. Собаки нелепо дергали лапами. Он мог немного всплыть и перетаскать их вниз одну за другой…

Тул подавил это желание.

– Куда он, мать его, делся?

– Тихо! Слышишь что-нибудь?

– Клей, заткни псов!

Наступила тишина, возможная в присутствии разгоряченных людей и собак. Даже под водой Тул слышал их тяжелое дыхание. Они пытались охотиться. Наивные, как дети.

– Следа нет, – пробормотал один из них, тяжело топая по траве, – сообщи начальству, что мы потеряли след.

Тул представил себе, как они мнутся на краю болота, смотрят в черную воду, прислушиваются к жужжанию насекомых и далекому крику дикой пантеры.

Его преследователи были охотниками. Но сейчас спускалась ночь, болото становилось черным и горячим, и они превращались в дичь.

Тул снова подавил желание напасть. Он все еще добыча и должен думать как добыча. Воспользоваться их промахами. Монстр мог провести под водой не меньше двадцати минут, замедлив пульс и дыхание и почти не тратя воздух.

В обычном состоянии он мог бы пробыть под водой и больше, но сейчас Тул твердо знал, что выдержит всего двадцать минут. Точно так же он знал, что может пробежать пять миль без отдыха по высокогорным перевалам Тибета или три дня, не останавливаясь, идти сквозь пески Сахары.

Чудовище медленно считало.

Гончие плавали кругами, пока солдаты решали, что же делать.

– Думаешь, он опять вернулся по следу?

– Может быть. Он умный. Пусть Ошо берет взвод…

– У него уже все погибли.

– Тогда – Ван и Соа! Возвращайтесь по следу. Рассыпьтесь по лесу.

– В темноте?

– Ты что, возражать вздумал?

– Где начальство, мать твою?

Болото булькало вокруг Тула, вода затекала в настороженные уши. Он расправил их широко, как веера, и прислушался.

Промелькнула крошечная щучка. Проскользнул щитомордник. Вдалеке плескала соленая вода, смешиваясь на берегу с пресной. Болото и прибой встречались, сливались и пытались отвоевать еще немного пространства.

– Он пойдет к океану, – сказал один из солдат, – поэтому нужно отправить второй взвод на север.

– Нет, этот монстр спрячется здесь, в болоте. Прямо тут, в безопасности.

– Может, его койволк съест?

– Да вряд ли. Ты видел, что он с пантерами на ринге сотворил?

– Здесь очень много койволков.

Глубоко под водой завозилось что-то темное и явно голодное.

Тул дернулся, потом замер на месте.

Под водой бесшумно плыл монстр, огромный и тихий, похожий на тень смерти. Тул подавил крик при виде него. Чудовище старалось еще сильнее замедлить пульс, чтобы сберечь драгоценный кислород. Мимо него скользило многометровое кожаное тело. Король рептилий, он был больше любого из драконов острова Комодо, что на экваторе. Огромный чудовищный аллигатор легко двигал ногами и хвостом, проплывая сквозь темные воды с невероятной грацией хищника.

И вдруг его привлекли дикие звуки и плеск наверху.

Первая собака утонула, не успев пискнуть. Вторая последовала за ней. Вода покраснела от крови.

Солдаты заорали и начали стрелять. Автоматы. Дробовики. В ужасе солдаты поливали воду пулями.

– Давай! Прикончи его!

Тут Тула ударило в плечо, и тут же расцвела резкая боль. Он вздрогнул, но остался на месте. В монстра стреляли и раньше, и эта рана оказалась не очень страшной. Пуля не задела кость. Заживет.

– Это не собакорылый! Это хренов крокодил! – Солдаты еще несколько раз выпалили в воду и принялись звать гончих назад: – К ноге!

Кровь из плеча Тула поднималась наверх и походила на дым. Он зажал рану кулаком, пытаясь остановить ее. В воде уже достаточно крови, так что кровь Тула может и не привлечь внимания хищника, но от него пахло ранами и болезнью.

Солдаты стояли у края воды, палили во все, что движется, и проклинали аллигатора. Тот кружил в воде, доедая тела собак и не обращая внимания на бессильные выкрики сверху.

Тул смотрел на аллигатора, пытаясь ввести новую переменную в уравнение выживания. Никакого родства с этой тварью он не ощущал. Даже если в крови чудища и была кровь рептилий, она как-то очень глубоко спряталась в спирали ДНК. Перед ним был враг.

Голоса солдат наверху наконец-то затихли. Они ушли искать добычу в другом месте.

Тул, оказавшийся в ловушке, продолжал изучать аллигатора. Если он двинется, чудовище его почувствует. А легкие Тула уже начали гореть, требуя воздуха.

Больное чудовище сжало челюсти, готовясь ждать. Оно надеялось, что аллигатор может просто уплыть.

Вместо этого обожравшаяся тварь опустилась на дно.

Если Тул будет двигаться быстро, он сможет выскочить на поверхность. Если будет двигаться очень быстро. Он знал, что у него осталось воздуха всего на двести ударов сердца. После этого у Тула не хватит сил драться. Кровь стучала в ушах, отсчитывая мгновения до смерти. Он мог замедлить пульс, но не остановить его совсем.

Тул потянулся наверх и схватился за толстый мангровый корень, готовясь всплыть.

Аллигатор насторожился. Тул готов был рвануться на поверхность, но при этом он стал бы легкой добычей. Аллигатор бросился к нему, разинув гигантскую пасть. Тул отплыл в сторону, цепляясь за корни. Челюсти щелкнули впустую.

Аллигатор кружил рядом, хвостом загоняя Тула в гущу мангровых корней. В глазах у Тула мутилось. Аллигатор снова двинулся вперед, и Тул потянулся за оружием. Он попытался вырвать один из корней, но тот оборвался, оставив в его руках коротенький хвостик.

Аллигатор открыл пасть, и на его соперника взглянуло небытие.

Тул сделал выпад, зажав в кулаке оборванный корень. С тихим хрипом монстр сунул кулак в пасть чудовищу. Аллигатор свел челюсти. Его зубы размололи плечо Тула. Боль ударила, как молния.

Аллигатор ушел ко дну, увлекая за собой Тула. Инстинкт подсказывал ему, что нужно всего лишь лишить добычу воздуха. Аллигатор был рожден для этого, и за несколько десятилетий никто еще его не превзошел. Он утопит Тула, как уничтожил множество других животных, а потом съест.

Тул боролся, пытаясь раскрыть пасть чудовищу при помощи рычага из корня, но даже силы получеловека для этого не хватало. Челюсти держали, как капкан. Аллигатор тянул Тула вниз, ко дну, вдавливал в ил.

Тула охватила паника. Он тонул. Получеловек с трудом удерживался, чтобы не вдохнуть воду. Монстр снова попытался разжать челюсти, зная, что это бесполезно, но сдаться он не мог.

«Рептилия – тебе не враг. Это просто зверь. Ты лучше».

Такая вот случайная мысль. Слабое утешение – быть убитым кем-то, чей мозг не превышает по размеру грецкий орех. Верхняя губа Тула презрительно приподнялась, обнажая клыки. Аллигатор продолжал вдавливать его в ил.

«Эта глупая тварь – не враг».

Сам Тул не был зверем, способным рассуждать только о нападении и драке. Он был выше этого. Монстр не прожил бы столько времени, рассуждая, как животное. Его единственные враги – как всегда, паника и глупость. Не пули, не клыки, не мачете, не когти. Не бомбы, не колючая проволока. И не эта тупая тварь. Нет, только паника.

Тул не сможет вырваться из зубов аллигатора. Это идеальный капкан. Они созданы для того, чтобы сомкнуться и не отпускать добычу. Никто еще не смог разжать челюсти аллигатору, даже такой сильный получеловек, как Тул. Не стоит и пытаться.

Вместо этого Тул свободной рукой обхватил голову аллигатора, взяв ее в медвежий захват, и сжал. Челюсти на его плече сжались еще сильнее, а зубы глубже вонзились в плоть. Кровь Тула заклубилась в воде.

Крошечный разум аллигатора, наверное, обрадовался, когда зубы погрузились в тело врага, но кисть руки Тула, дошедшая чуть ли не до желудка, была свободна. Он мог напасть не только снаружи, но и изнутри.

Тул повернул обломок мангрового корня и начал методично тыкать им в небо аллигатора. Проткнув небо, он ввинчивал обломок все глубже и глубже.

Аллигатор, почувствовав, что что-то не так и теперь страдает он сам, попытался раскрыть пасть, но теперь уже Тул удерживал его.

«Не убегай, – думал он, – ты как раз на месте».

Кровь струилась из плеча Тула, но азарт битвы придал ему сил. У получеловека было преимущество. Да, у него кончается воздух, Тул умирает, но древнюю рептилию он прихватит с собой. Челюсти аллигатора очень сильны, но он не может так же легко открыть их.

Мангровый корень сломался, и теперь Тул вонзил в рану когти.

Аллигатор бешено дергался, пытаясь освободиться. Несколько десятилетий, посвященных убийствам, не подготовили его к встрече с созданиями вроде Тула, куда более дикими и ужасными, чем он сам. Аллигатор дергал головой, тряся Тула, как собаки трясут крысу. Перед глазами получеловека вспыхивали звезды, но он держался. Воздух почти кончился. Кулак Тула дошел до кости.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6