Паата Калаев.

Умереть, чтобы жить. Фэнтезийная сказка



скачать книгу бесплатно

© Паата Калаев, 2017


ISBN 978-5-4485-5423-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

О создании этого произведения

Сказка создана на основе реальной истории, рассказанной Калаевым Василием Ивановичем (моим дедушкой), которая произошла во время его детства в 1935 году в маленькой деревне Кудар-кау (Знаурский район, Республика Южная Осетия – ныне Государство Алания).

Суть истории состояла в том, когда дедушке было 8 лет, сосед принес с охоты волчонка и подарил своей внучке. Через некоторое время (около 2 лет) волчонок превратился в красивого большого зверя. Соседи боялись и завидовали. Волк и девочка были неразлучны. Единственного, кого волк подпускал к внучке, кроме родных, был еще один мальчик. Они были влюблены друг в друга. Как-то соседи решили спровоцировать нападение волка на скотину и выпустили очень агрессивного быка из загона, чтобы он напал на девочку. Волк, спасая внучку, убил быка. Весть быстро распространилась по деревне: волк нападает на скот. Был созван совет деревни и решили убить волка. Девочка не хотела смерти своего друга и вместе с дедушкой они отвезли волка в лес и выпустили. Через полгода, по рассказу дедушки, девочка умерла, не вынеся разлуки с волком.

Семь лет каждую ночь после ее смерти был слышен вой волка на кладбище, где была похоронена девочка. А через семь лет вой волка прекратился и ее любимый парень исчез навсегда. Через две недели после этого случая в деревне нашли убитыми две семьи. На некоторых телах были укусы животного, другие же были убиты мечом.

Имена в сказке реальные имена древнего скифского народа. Каждое имя соответствует характеру персонажей в произведении. У скифов имена давались после 5—7 лет, после того как проявлялись способности, характер ребенка.

Услышав эту историю, которая меня поразила, я решил придать рассказанному более красивый конец и написал фэнтезийную сказку с некоторыми изменениями.

В сказке много любви, героизма, дружбы, философии жизни и драмы.

Пролог

Дед: Доброе утро, моя маленькая соня! Просыпайся. Я из леса тебе подарок принес. Не хочешь посмотреть?


Внучка Санейа: Деда уу…. Можно потом? Я спать хочу.


Дед: Он не ждет: виляет тут хвостиком, хочет к тебе в кроватку.


Санейа: Что? Где? Щенок! Деда! О боже, я сейчас! Какой милый!


Санейа опрокидывает одеяльце, которым она укрывалась, и вскакивает с кровати со словами: «щенок! щенок!». А дедушка ей: «Тише… тише… милая, не пугай его, он и так сегодня утром вдоволь испугался. И это не щенок, а волчонок». Санейа, словно не слыша деда, начала кружиться в танце, смотря в черного как тьма волчонка с пламенными голубыми глазами. А потом резко остановилась и спросила деда.


Санейа: А где его родители?


Дед: Санейа, милая, он – волчонок. Я нашел его в лесу. Спас его и принес тебе.


Санейа: Спас? От чего? Что с ним случилось?


И дед рассказал ей историю о спасенном волчонке.

О том, что когда волчица ведет в первый раз на водопой своих волчат, она смотрит, кто первый подбежит к воде, и как будет пить, так как волки по природе своей пьют воду, а не лакают как собаки. У волчицы в потомстве иногда рождается один щенок полуволк-полусобака. Волчица увидев, как он лакает воду, набрасывается на него и убивает, потому что, когда он вырастет, он будет доминировать над всей стаей. Суровый звериный закон.


Дед: А ему повезло, я проходил мимо, собирая грибы, и случайно столкнулся с волчицей на водопое. Она ждала, когда волчата начнут пить воду. И как только увидела, как он лакает воду, набросилась на него. То ли в ярости, то ли споткнувшись, она не смогла схватить его своей пастью, а только ткнула его носом и выбросила в речку. Увидев эту картину, я выпрыгнул из кустов и набросился на волчицу с копьем. Она, увидев меня, схватила оставшихся волчат и убежала. Я подбежал к волчонку и вытащил его из реки, всего насквозь промокшего, с грустью в глазах и в недоумении: почему мать с ним так поступила. Он свернулся калачиком на моих ладонях, уткнувшись мордочкой в хвостик, и поглядывал голубыми глазами на спасителя.


Санейа: Бедненький…, маленький мой, все, ты теперь в безопасности. Тебя больше никто не обидит. Я не дам это сделать никому. Да, деда?!


Дед: Да моя, Санейа.


Санейа: Надо дать тебе имя. Ммм….


Тем временем, почувствовав ее горячее сердце и тепло, волчонок еще сильнее начал вилять хвостом, смотря в ее зеленые, как солнце слепящие глаза, и начал ее облизывать. Санейа начала смеяться, опять закружив в танце, радуясь.


Санейа: Я назову тебя Арнак, что значит «Дикий». Арнак малыш. Пойдем, я покажу тебя Багатару, он тоже обрадуется. Дед, я побегу, хочу показать ему Арнака.


Дед: Позавтракаем только.


Санейа: Нуу… Деда, мы потом придем вместе и позавтракаем. Я побежала.


Как мог дед отказать ей. Его зеленоглазка с неописуемо и сказочно божественной красотой. Опьяняет и дурманит. Не зря, пробежала мысль в голове, назвали ее «Санейа» – пьянящее вино. И единственной кровинушке, которая осталась у него от сына, вместе с невесткой бесследно пропавших в темные времена. И грусть в сердце. Как сказать, что она смертельно больна, как? И что она должна себя беречь. Не переутруждать сердце. Ведь каждое усиление биения ее сердца может его остановить.


Взяв волчонка Арнака в свои детские нежные руки, Санейа побежала к своему самому близкому другу и единственному человеку, в которого она была влюблена своей детской любовью. Единственному, потому что после исчезновения ее родителей в день ее рождения, ее считали проклятой и не разрешали своим детям играть с ней. Кроме Багатара. Пробежав по деревенским улочкам и тропинкам, обгоняя ветер, как она сама думала, иногда не успевая здороваться со встречными, и казалось, сами цветы провожают ее взглядом..


Санейа: Багатар!!! Багатар!!!


Кричит Санейа во весь голос, держа Арнака на вытянутых руках.


Санейа: Вот что мне подарил сегодня дедушка! Он спас его!


И начала Санейа рассказывать Багатару историю о чудесном спасении Арнака, не давая Багатару сказать и слова. Словно она сама принимала непосредственное участие в его спасении. Иногда добавляя от своего имени некоторые несуществующие факты. Арнак, не понимая человеческого языка, смотрел то на одного, то на другого, улыбаясь своей природной волчьей улыбкой и заглядывая в глаза, словно хотел прочитать, о чем они говорят.


Багатар: Подожди, подожди Санейа! Я понял, понял! Не надо кричать! Дай подержать его.


Санейа: Ой, да, извини. Он будет нашим, если хочешь. Будем вместе его растить и играться с ним.


Багатар: Конечно хочу, Санейа. Спасибо.


Санейа: Не за что. Ты же мой друг. Единственный, который играет со мной.


Взяв в руки волчонка, Багатар хотел поднять его над головой, но не успел. Маленький Арнак описал его. Он чуть не выронил его из рук, успев положить его на землю, стряхивая капли с себя.


Багатар: Он описал меня!!! Ха-ха-ха, описал. Ха-ха-ха!


Санейа, увидев это, начала хохотать от души как никогда. Даже не зная о том, что ей нельзя так сильно смеяться из-за ее сердца. Но здесь она не могла удержаться. Присев на корточки, и показывая пальцем на Багатара, она все смеялась. Арнак бегал вокруг них, подпрыгивая и виляя хвостом, тоже по-своему радуясь, как будто и он понимал, что сделал что-то смешное.

С тех пор они стали дружить втроем.

Время шло, они росли бегали, играли, коротали время. Все сильнее и сильнее привыкая друг к другу. Арнак стал большим, сильным и могучим.

Багатар возмужал. Его храбрости, силе, доблести, чести и благородству завидовали и восхваляли. А Санейа, нет слов, чтобы описать ее красоту. Солнце меркло возле нее, и иногда как будто стесняясь, пряталось за облаками. Ее доброта, любовь и честность были сравнимы с ее красотой. И как в детстве, Багатар, Санейа и Арнак были вместе.

В один из вечеров, ничего не предрекая, они прогуливались по берегу Янтарной реки. Вечер светлячков. Которые вылетали из своих убежищ, и играли в перегонки, светя своим мигающим светом, то здесь, то там вспыхивая и исчезая в темноте. Багатар сказал Санейе, что он поймает для нее светлячка и подарит ей, коль, если не суждено нам достать звезду с небес, то я подарю тебе звезду земную. Он гнался то за одним, то за другим, подпрыгивая и кружа вокруг себя, ходя зигзагами, а Санейа улыбалась. И вот-вот он уже у цели, и хочет схватить самого красивого светлячка, как ему казалось, как он почувствовал, но что что-то зацепилось за его ногу. Споткнувшись об ветку, он не удержался и упал.


Багатар: Фу!!!!!! Фу, я кажется. Я упал в навоз лицом.


И раздался смех.


Санейа: Ха-ха-ха!!!


Санейа начала смеяться, не подозревая о своем недуге. Смеяться, выплескивая из себя искреннюю радость и ручейки смеха, звенящие ее голосом.


Санейа: Ха-ха-ха!!! Багатар! Оставь светлячков! Мне не звезда нужна, а ты.


Не удержалась Санейа.


Санейа: Ой Багатар! Что-то с сердцем.


Ее смех перешел в глубокую одышку и боль в груди.


Санейа: Сердце…..


Багатар встал и забыв, что он попал в навоз, подбежал к ней, и обнял ее.


Багатар: Я здесь! Дыши! Не бойся! Я здесь, дыши ровно и не волнуйся. Все будет хорошо. Я с тобой. Я с тобой Санейа.


Он быстро взял ее на руки и понес домой.

Дома у Санейи ему рассказали, что она неизлечимо больна с рождения и сердце не может выдержать больших нагрузок. Ни смеха, ни других сильных эмоций. И самым страшным ударом для него было то, что ей осталось жить совсем ничего. Может полгода, может год максимум. Так сказала целительница, осматривающая Санейю. Как? Как год? Ведь он тоже был влюблен в нее с детства и хотел попросить руки Санейи у ее дедушки. А теперь что, она не будет жить? Ее не будет? Он не мог этого допустить. Не мог позволить умереть своей любимой. Он зашел в ее комнату, где она нежно спала, успокоившись и уставшая от боли, замечая, как тихо двигаются ее ноздри в ритме ее иногда прерывистого биения сердца. Он постоял немного, смотря на свою Санею, и положил все-таки пойманного светлячка ей под подушку. Встав, подошел к дедушке Санейи, и сказал ему.


Багатар: Дед, я пойду и найду для нее лекарство. Я не дам ей умереть. И никому, и даже богам, не позволю отнять ее у меня. А утром, когда она проснется, передайте ей, что я скоро вернусь, и что звезда у нее под подушкой.

Дед: Но куда, сынок? Куда пойдешь? И есть ли вообще что-то, что может ее излечить.


Багатар: Передайте ей, что я сказал. А я найду.


Багатар встал и вышел из дома. Придя к себе, он спустился в подвал, открыл старый сундук. Взял оттуда щит, меч Сантори, плащ своего деда, и вышел из дома. Он знал, он был уверен, что есть спасение, что есть лекарство, эликсир. Не зря же ему рассказывали в детстве, что в самых далеких землях на горе, именуемой «Последней просьбой», живет одна колдунья, которая делает эликсир, только один раз, только одному человеку и только один эликсир, который может вылечить любого больного, и воскресить мертвого. Он твердо верил, что так оно и есть. И он достанет эликсир. Чего бы это ему не стоило. Если на это потребуется даже его жизнь. Он верил. Он надеялся, и он шел. Ночь, и во мраке пропал след его.

Глава первая

Багатар шел много дней и ночей, проходя через непроходимые леса заблудших душ, где водились души жестоко убитых и истерзанных в пытках, а они тем самым мстили всем живым за свою боль. Среди них была одна предводительница, владыка их рода Санобар. Она возглавляла эту армию, уничтожая и убивая всех, кто будет тревожить ее владения. На Багатара нападало много разных душ, животных и людей, и много невиданных до сей поры чудовищ. И битва, кровавая и жестокая не заставила себя долго ждать. Танец смерти, как он красив, в своем багровом одеянии. Много душ было повержено этим храбрым воином. Санобар, предрекая поражение своей армии, заинтересовалась этим человеком с несломленным духом.


Санобар: Все! Хватит! Прекратите бойню! Придворные мои! Оставьте этого доблестного воина в покое. Он показал, что достоин пройти наш лес. Могу ли я только узнать, как зовут этого героя, который не боится ничего и куда путь держит?


Багатар: А кто удостоил меня своей честью, хотел бы я спросить взамен?


Санобар: Я – Санобар, предводительница заблудших душ, владыка этих земель, верховная жрица призрачных.


Багатар: Я – Багатар, житель равниной зелени и Янтарной реки. Названная Аланией.


Санобар: Багатар?! Я наслышана о тебе, о твоих подвигах и благородстве. Куда путь держишь, о славный воин земель чудесных?


Багатар: Я иду на гору, именуемой «Последней просьбой».


Санобар: К колдунье Ширд? Тебе предстоит большой и опасный путь. Я бы могла тебе в этом помочь.


Багатар: И что ты хочешь за это взамен?


Санобар: Умный человек всегда понимает истинную цель и плату за это. Небольшая услуга за услугу.


Багатар: Говори.


Санобар: Есть место недалеко от моих владений, куда мы не можем ступить. Нам нельзя туда, на эти земли, верховными богами нам запрещено. А ты живой и тебе их законы и запреты не подвластны. Она называется Обитель Светила. Там живет стражница и дочь Солнца Хорческа, которая носит амулет Солнца на груди. Это ключ к нашему освобождению и уходу из этого мира в наш мир. В мир мертвых. И мы навсегда покинем эти земли и оставим в покое. А взамен я подарю тебе свой амулет. Амулет замедления времени, благодаря которому твоя скорость атак увеличится в 3 раза. И ты будешь быстрый как никто другой. Что скажешь, доблестный воин Багатар?


Багатар: Я согласен, принесу тебе этот амулет. Только не обмани меня.


Санобар: Время не ждет. Иди же воин.


И воин ушел. Дорога перед ним снова появилась и все духи и призраки исчезли. Выходя из леса заблудших душ, он думал, что быстро доберется до Обители Светила. Но там его ждали уже совсем другие чудовища, еще страшнее и еще свирепее. Он достал меч, сжал крепко щит и пошел в атаку, с боем пробиваясь до желанного амулета. Все повторяя про себя: «Хорческа, Санобар, Санейа, я спасу ее, я спасу тебя Санейа». Звон и скрежет металла, запах крови и крики умирающих, он чувствовал это всем телом. Но желание спасти свою единственную становилось все больше. И каждый раз при вспоминании ее имени Багатар становился еще сильнее. Обрушая на врагов небеса боли, обрубая конечности, проламывая головы, сокрушая титанов и топя их в собственной же крови. Жуткое зрелище даже для него. Поэтому он не оглядывается на поверженных врагов. Вперед, только вперед. И убивать всех, кто стоит у него на пути, к спасению своей любимой. Пробиваясь с боем, он все-таки сумел достичь своей цели и добраться до Обители Светила. Глаз Солнца красовался на шее у Хорчески.


Хорческа: А вот и свежая кровь! Давно я уже не вкушала запеченную кровь, ммм…. А тут еда сама пришла, своими ногами. Ну? Как мне тебя приготовить: сразу или по частям?


Багатар: Я думаю, ты подавишься. Для ужина я не пригоден. Есть предложение получше.


Хорческа: Да-а? Ну говори.


Багатар: Ты мне отдаешь амулет, и я ухожу. И, видят святые лики, это я делаю не для геройства, а для спасения моей любимой. И будь я здесь просто, я бы и не сопротивлялся. Быть съеденной самой Хорческой может быть и было бы честью, не хочется биться с тобой. Второй вариант, может немного интереснее. Мы начинаем биться, ты пытаешься меня убить, а я отнять у тебя амулет. С шеи без головы его очень легко снять. И чем раньше мы начнем, тем раньше мы закончим. И нет у меня времени на всякие глупости.


Хорческа: Ах так?! Убить наглеца!


И в тот же миг из Глаза Солнца появились три самых сильных и ужасных титана, которых можно было представить себе, и вместе с Хорческой напали на Багатара. Грохот битвы доносился до самых отдаленных уголков земли. Бить, бить, бить, мысли у Багатара кружились в голове. И побыстрее закончить с этим, разя своим мечом то одного, то другого врага. И вот Багатар ловит одного титана на замахе, прогибается полумесяцем, и рубит его пополам. Слабы вы, говорит про себя Багатар, слабы. И жаль вас убивать. Отклоняясь от ударов и снова опять горя огнем врываясь в гущу событий, Багатар наносит смертельную рану второму титану, пронзая его мечом в грудь. И не успев тот сомкнуть навек глаза, он видит на последнем издыхании, как слетает с плеч голова его третьего брата. Да брата. Эти три титана были братьями, а Хорческа их сестрой. Хорческа в ярости, потеря своих братьев и воинов – это удар для любого командира и сестры. Особенно уверенного в своих силах. Но и она чувствует, что горячая сталь, закаленная в битве этой, входит в ее плоть, словно скользя как по маслу между ее ребрами, продвигаясь вперед, считывая ее время в этой жизни. Воздух, как его ей не хватает. Да и глотать его уже нет сил. Рука отнялась, лежит рядом, еле подергивая пальцами, и ног нет уже. И вот он снова, снова сталь. Теперь впиваясь в ее глотку, словно хочет испить ее кровь, вонзается по самую рукоятку. Глаза расширились, последний вздох, и начали они застекляться, в вечном сне отобразив образ победителя в них. Багатара. Самого достойного воина. Но эта мысль уже не пролетит в ее голове. Хорческа мертва, а амулет у Багатара. Багатар как можно быстро вернулся тем же путем, к Санобар, и неся с собой амулет.


Багатар: Вот твой амулет, Санобар. Теперь выполни и ты свое обещание.


Санобар: Конечно, о великий воин. Я и не сомневалась в тебе. Я выполню его. На, держи и носи его всегда, ради благородных дел. Спасибо тебе огромное, теперь мы свободны. Напоследок скажу, не ходи путем прямым отсюда, Багатар, на гору, а иди через тропу Мрачной долины. Скажешь там предводителю Мрачной долины Маммару, что ты от меня, он пропустит тебя, он у меня в долгу.


Багатар: Спасибо Санобар. И вы будьте вечно свободными.


Санобар, собрав всех своих заблудших душ в круг, начала петь песнь, непонятную Багатару, но очень красивую, ласкающую его слух. Он увидел, как что-то осветило небеса, и какой-то свет спускался вниз, ослепляя всех своими лучами. Санобар со своими придворными начали превращаться в светлячков, несколько раз мигнув своим мерцанием, поднялись со светом в небеса, и исчезли навсегда вдали. Спасибо тебе, сказал вслед Багатар. Надев амулет, он почувствовал прилив необычайной силы. Он опустил взгляд на рукоять своего меча, успевшего вдоволь напиться крови, и еще раз напоследок взглянул в небеса. Повернулся и пошел в сторону тропы Мрачной долины. Считая шаги и время, Багатару казалось, что он идет вечность. Ему хотелось побыстрее дойти до этой горы, побыстрее взять эликсир и вернуться. Но по закону подлости время шло не в его пользу, да и всякие твари, о которых он не слышал, то и дело вставали у него на пути. Его меч захлебывался в крови поверженных врагов, и будь у него разум и рот, он бы наверное сказал: «хватит».

Дойдя до мрачной долины с боем, он увидел того владыку земель мрачных. И как Санобар описывала его, он был красиво ужасен, с огромными клыками и горящими огнями вместо глаз. А его плоть воняла, как из самых далеких уголков гнили преисподней. «Боже», как он дышит собой или нюха у него нет. И имя у него было под стать – Маммар, «человекоубийца».


Маммар: Ты куда это собрался воин? К нам ли или есть причина другая заходить так далеко, нарушать мой покой.


Багатар: Доброго дня Маммар. Жуткие у тебя владения, тут и чертям жить было бы страшно. Сам ли оформил ли эту долину?


Маммар: Ну черти не черти, но ты не затруднился сюда прийти. Да еще немало моих воинов положил.


Багатар: Они не желали мне того же добра. И я увидел ваше гостеприимство по дороге к вам. Повешенных, сраженных воинов. Если это для устрашения чужаков, то могу сказать, что это не пугает. Кто хочет дойти, тот и так дойдет.


Маммар: Так что тебя тогда привело ко мне, о бесстрашный воин?


Багатар: Вообще-то я не к тебе шел. Я иду к горе Последняя просьба, к колдунье Ширд.


Маммар: А вот значит для чего твой меч утолял свою жажду, яростно тонул в агонии моих бойцов. Жаль, я думал ты пришел меня навестить, принес мне дар. Думал приглашу тебя за стол. Сядем, пообщаемся, расскажем истории о наших мирах. Но я вижу ты не ко мне, да еще и с пустыми руками. И что мне должно позволить тебя пропустить?


Багатар: Мне Санобар сказала, что ты у нее в долгу. А я ей помог кое в чем. Я обращаюсь к тебе от ее имени.


Маммар: О, Санабар! И как она? Как поживает эта старая карга? Все еще играет в страшного призрака?


Багатар: Я ей принес то, что ее освободило и теперь она свободна, ее нет.


И зря Багатар сказал ему это.


Маммар: Значит вот какой расклад. Извини меня малыш. Я должен был Санобар, а ее уже нет. Так что я уже никому ничего не должен, и мой долг исчерпан.


В глазах Багатара начали загораться огоньки злости. И ярость наполняла его сердце. «Мерзкий червяк» подумал он «протухшее яйцо», «ни чести, ни гордости».


Багатар: Ну что ж. Так начнем наш танец. Чего уж медлить, у меня времени и так мало. Какой танец предпочитаешь, Маммар? Быстрый, срывая руки и ноги, или медленный – лишаясь головы?


И обнажив из ножен чуть передохнувший меч, прозванный Сантори «устрашающий врагов», оскаливший свое лезвие, словно голодный волк, набрасываясь на свою жертву. И жажда снова ощутить на себе кровь врагов долго не заставила себя ждать. Еще, и еще, и еще! Все больше и больше покрывались руки и меч в крови. Не заметив, как кто-то из его воинов подкрался к Багатару, чуть не убив его. Багатар успел прикрыть себя щитом, но острие наконечника копья этого воина прибило щит, коснувшись его плоти. Увидев свою кровь, Багатар впал в абсолютную ярость. Опрокинув врага щитом, он стал еще быстрее рубить и кромсать, а амулет начал светиться, придавая все больше скорости Багатару. И как будто время замедлилось, и враги его еле передвигались, словно играя и показывая «вот как нужно бить». Но медленно, очень медленно. Вот оно превосходство в скорости. И Багатар воспользовался этим в полную меру. Перебив всех существ, он подошел к Маммару, который лежал с отрубленными конечностями, беспомощным пнем под деревом, и умоляя Богатора оставить ему жизнь. Багатар поставил острие меча ему к горлу и, горя огнем ненависти, начал потихоньку испивать его кровь, вонзая все глубже. Его предсмертный крик затих, как и все те хрипы, которые решили перейти ему дорогу. И слова «ты больше никого не будешь вешать». «Умри». Уняв свой гнев, Багатар вытащил меч из мертвого Маммара, вытер его о плащ и положил в ножны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное