Алекс Орлов.

Перехват



скачать книгу бесплатно

– Может, сэр, увы! С этим феноменом нам еще предстоит разобраться.

Помощник директора СГБ придвинул ему документ, и тот кивнул.

– Тут мне полковник напоминает, что один из этапов проверки уже состоялся на борту строящегося крейсера «Джим Браун».

– Прошу прощения, сэр, – поднял руку начальник военного строительства. – «Джим Браун» теперь полностью готов, на следующей неделе входит в строй.

– Ну и замечательно, – сказал директор СГБ, а начштаба одобрительно закивал, чтобы поддержать военного строителя.

– Замечательно, что крейсер входит в строй, господа, тем более что на его борту имеются помещения для десантных и абордажных команд, а также изоляторы для военнопленных, обладающих особыми возможностями. Один из захваченных субъектов был помещен в такой изолятор, а затем его слегка разозлили, и он начал бросаться на стены и царапать их, оставляя довольно заметные борозды.

– А что там были за стены? – спросил Штерн.

– Алмазный пластик, сэр.

– Значит, это объясняет, как ваш шпион пробивал руками живых людей?

– Так точно, сэр.

– А что по событиям на хребте Малленберг?

– Э-э… – Джоук слегка смутился, он был уверен, что начальнику штаба об этом никто не докладывал. – Пока что мы ведем расследование, сэр, чтобы предоставить вам полный доклад…

– И все же, генерал, какие предварительные данные?

– Группа субъектов десантировалась на погранично-контрольную базу с оригинального летательного аппарата – мы назвали его дисколетом. Никаких запросов о помощи пограничники не отправляли. Видимо, противник воздействовал на них каким-то излучением.

– Излучением?

– Это лишь предположение наших аналитиков, сэр.

– А по-моему, это фоновое би-излучение, – обронил генерал Роджерс. Он будто разговаривал с самим собой. – Двадцать лет назад мы сталкивались с подобной байдой и даже сбивали этот… дисколет?

Он повернулся к Джоуку, и тот был вынужден кивнуть.

Джоук никого не боялся, а вышестоящих начальников просто презирал, но испитое лицо Сэма Роджерса внушало ему… нет, не ужас, а какое-то неконтролируемое почтение. Уважение? Да! Джоуку было трудно признаться себе в этом, но к генералу Роджерсу он испытывал именно уважение.

В СГБ на этого пьянчугу имелось досье из тысячи двухсот страниц, при том что свалить любого из генералов можно было папкой страниц в двести.

Но только не Роджерса.

Пожалуй, Джоук решился бы на это лишь в том случае, если бы Роджерс попытался лично убить его.

Джоук улыбнулся своим мыслям и вздохнул.

– А что тут смешного? – спросил генерал Роджерс.

– Ничего, генерал, – ответил Джоук. – Я улыбался на другую тему.

– На какую же? – привязался пьянчуга.

– Орбитальная огневая поддержка…

– А, это другое дело! – кивнул Роджерс и тоже улыбнулся.

Деятельность службы, контролирующей орбитальную артиллерию, давно уже стала всеобщим анекдотом. Приданные первоначально департаменту прогнозов погоды, они так и не стали военной структурой и часто делали ошибки, нанося удар не по тем и не когда следовало.

– Но что касается би-излучения, то мы испытали его на собственной шкуре, – заявил Роджерс. – Я тогда командовал ротой спецназа, и мы вычислили место вынужденной посадки одного дисколета.

Это было на голых холмах, кругом трава и ни одного кустика, чтобы укрыться. И вот нам поступило сообщение: высота такая-то, приземление неопознанного объекта, извольте взять штурмом и доложить. Как оказалось, их сбили экспериментальной лучевой пушкой, которой для этого требовалась целая электростанция. Ну сбили и сбили, как говорится, хрен с ней, но, когда мы стали к этой байде подбираться, сверху прошел еще один дисколет, и все мы будто погрузились в наркотический сон, выйти из которого смогли лишь десять человек из всей роты. У остальных сварились внутренние органы, а из выживших половина ушла в отставку.

– Но как вы поняли, что это би-излучение, генерал? – спросил Джоук.

– У нас был один дурачок – это мы его так называли, Джозеф Собесский. Парень откровенно тупой, писать не умел, знал десяток букв, но из плазменного «роша» стрелял из любых положений. А «рош», извините, это сто миллиметров и три гранаты в магазине. Так вот этот самый Собесский, теряя сознание, засадил в брюхо дисколета все три, после чего свалился, но и дисколет рухнул через триста метров. Когда мы пришли в себя, то вызвали подмогу и побежали к этой байде. В ней сидел один только пилот, десант был уничтожен гранатой, но на внешней подвеске мы обнаружили би-излучатель, который, как позже выяснили эсгэбэшники, поливал нас этим излучением. Если бы они мне ничего не сказали, я бы тут не орал про би-излучение. Вы об этом что-то слышали?

– Что-то слышал, генерал, – вынужденно согласился Джоук. – Что-то слышал.

– Ну вот и вся любовь! – сказал Роджерс обращаясь к начштаба. – Гарнизон горной базы на Малленберге положили излучателем, а потом пошла общая канитель. Странно еще, что об этом кто-то узнал, ведь департамента специальных операций уже нет.

– Департамента, может, и нет, генерал Роджерс, но управление спецопераций все еще имеется, – возразил Джоук. – И в этом случае они хорошо справились с поставленной задачей, сумев не только вернуть нам погранично-контрольную базу в горах, но и уничтожить вражеский десант, а также подбить дисколет.

– Прямо так и подбили? – не поверил Роджерс.

– Повредили. После чего противник переместил машину на одну из горных вершин, где она была уничтожена средствами орбитальной группировки.

– А смысл? Зачем было убивать подстреленную машину? – вмешался начштаба.

– Увы, – развел руками генерал Джоук. – Спецгруппа вызвала огневую поддержку, а те, без выяснения деталей, выдали по полной мощности и так саданули по вершине, что мы не собрали потом ничего крупнее вишневой косточки.

9

Рядом с казенным подрядчиком сидел майор в тесноватом мундире с лоснящейся бритой физиономией. Посещение подобных совещаний было для него в диковинку, поэтому он слегка волновался, покручивая на пальце массивную золотую печатку. Однако чувства достоинства не терял, поскольку являлся посредником, присланным одним из крупнейших частных подрядчиков министерства обороны.

– Майор Армстронг, как вам у нас? – спросил начштаба, чтобы немного отвлечься. – Не слишком мы тут мудрствуем? Все же чиновники не чета вам, бизнесменам.

– Нет-нет, сэр, все в порядке.

– В таком случае ответьте на несколько вопросов, мои и генерала Джоука.

– Я готов, сэр, – кивнул майор, оставляя печатку в покое и порываясь встать, но сидевший рядом генерал придержал его, и майор опустился на место.

– Итак, ваша компания подрядилась выполнить заказ правительства на строительство пятидесяти тысяч боевых аппаратов воздушно-космического применения. Правильно?

– Так точно, сэр, – кивнул майор.

– Какие типы машин вы взялись изготовить?

– Э-э… Тип три, сэр, перехватчик. Названия пока нет, на данный момент существует… Существует экспериментальная модель, которая хорошо себя зарекомендовала. Оснастку мы уже монтируем, потому что государственная комиссия дала добро на производство именно этой машины.

Штерн посмотрел на Джоука, тот пожал плечами.

– Нет, правда хорошая машина! – воскликнул майор. – У нас есть заключение комиссии!

– Мистер Армстронг, – вмешался Джоук. – Вот тут у меня имеется специальная выписка…

Директор СГБ положил перед собой какой-то листок и прихлопнул его рукой, заставив майора вздрогнуть.

– Тут написано, что во время стрельбы из электроразгонной пушки… Есть такая?

– Это г… гаусс, сэр. Автоматический гаусс.

– Снаряды этой вашей пушки были нестабильны – кувыркались.

– Э… это мы исправим, сэр, э… это механик напутал – соленоиды соединил неправильно! Честное благородное, у нас на стенде такая же пушка стреляет исправно! Честное благородное, можете приехать и посмотреть!..

– Тогда к чему это заключение комиссии, вы их что – напоили?

– Что вы, сэр! Их заключение относится к аэродинамике машины и ее мощностным характеристикам!..

– Как насчет проблем с герметичностью? – задал вопрос начштаба и откинулся на спинку кресла, ожидая истерики майора.

– О, сэр! Этой проблемы не существует!..

– А вот ваши конкуренты из «Андаро Инк» утверждают, что у них имеются доказательства разгерметизации кабины вашей модели в космосе. Якобы даже возникала угроза жизни пилотам-испытателям.

– Прошу прощения, сэр, не пилотам, а только одному – Спансеру! Он был уволен из нашей компании за постоянные прогулы и связь с секретаршами секретного архива. После того как его вышвырнули, он переметнулся к «Андаро», и уже потом появились эти откровения про взрывную разгерметизацию.

– Взрывную? – переспросил Джоук. – Я слышал, при взрывной разгерметизации погибают кролики!

– На стендовых испытаниях – да, сэр, но только не в космосе. Чтобы создать взрывную разгерметизацию, нужно очень постараться и в одно мгновение снести у машины полкабины. Однако такое невозможно, это предусмотрено системой безопасности перехватчика.

– Хорошо, достаточно про тип три, – сказал Штерн. – Поговорим о другом типе.

– Тип два, сэр. Штурмовик. В основу этой машины положен хорошо зарекомендовавший себя штурмовик. На данный момент построено более двух с половиной тысяч. Мы наращиваем производственные мощности, чтобы выпускать по пять тысяч бортов в месяц.

– Прекрасно. Значит, тут проблем нет?

– Нет, сэр. Машина, как я уже заметил, базируется на отлаженных схеме и компоновке. Проблем нет.

– Что у нас еще?

– Тип один, сэр. Сборный. Тут у нас эвакуационные борта, аппараты фронтовой разведки и абордажные боты.

– И что с ними?

– С ними порядок, сэр. Понемногу собираем. Быстрый поток наладить невозможно – слишком сильно различаются спецификации, но у нас план в полторы тысячи, его мы выполним без проблем. Вся оснастка для производства имеется.

Начштаба сделал паузу, потом посмотрел на Джоука, тот опять пожал плечами.

– Хорошо, все свободны. Даже полковник Сазерленд.

Сидевшие за столом офицеры поднялись и вышли из зала, остались только Джоук и Штерн. Какое-то время они сидели молча, потом Штерн спросил:

– Ну и что у вас имеется на этот балаган?

– Немного, сэр. Какие-то мелкие хищения, секс на работе…

– Значит, чисто?

– Ну… – Джоук покачал головой. – Наверняка сказать никогда нельзя, но пока относительно тихо. А что там с «Лоустерским доком»?

– А что с ними?

– Они выполняют объемы?

– Вроде выполняют, если только не подкупили казенного смотрителя генерал-майора Эйсмарха… Не подкупили?

Начштаба ждал ответа, но директор СГБ тупо таращился на поверхность стола, как будто у него выбило предохранитель.

– Так что?! – повторил Штерн.

– Нет, сэр, он подсматривает в уборной за соседкой, но к государственной измене это не имеет отношения.

– Это все?

– Ну… – Джоук вздохнул. – Он и его садовник…

– О ужас!

– Увы, сэр, всякое случается.

– Надеюсь, меня-то вы не пасете, генерал-лейтенант Джоук? Я тут вчера свою собаку угостил котлетой. Вы никак это не используете, я надеюсь? Не свяжете меня с собакой и все такое?

– Нет, сэр, за вами нет никакой слежки, – соврал Джоук. – Кормите вашу собаку, как посчитаете нужным.

– У нас еще встреча с инсайдерами.

– Я помню, сэр. Когда вы им назначили?

– Через три дня. Они как раз возвратятся со своих дальних стапелей…

– Этим стапелям столько лет, что… – генерал Джоук неодобрительно покачал головой. – Очень уж жадны эти инсайдеры.

– Экономны, – согласился Штерн. – Но личности они очень основательные, если что обещают – слово держат. Это мне в них нравится.

– А чего им самим на эти стапеля мотаться, объемный трек перегнать нельзя было?

– Вот! – начштаба поднял кверху указательный палец. – Возможно, нам с вами трека было бы достаточно, но инсайдеры считают иначе. Им важно лично забраться на стапеля, ощупать все это железо руками и принять верное решение.

– Руками? Это в космосе, сэр? – едва удержался от усмешки Джоук.

– Ну, в космосе только в скафандре, конечно. Хотя…

– Это вы про те слухи, будто они могут выживать в вакууме?

– Что, врут?

– Врут, сэр, – отмахнулся Джоук, хотя по нему было видно, что он в этом не уверен.

– А что, трудно к ним людей засылать? – спросил Штерн, понижая голос.

Джоук вздохнул:

– Вообще-то это нарушение инструкции, сэр, но я не выдам никакой тайны, если скажу, что это невозможно.

– И… в чем же трудность?

– Ну, как вам объяснить, сэр, – развел руками Джоук и потер выбритый подбородок. – Это как попытка внедриться в стаю животных-хищников. Полминуты, и они чужака сожрут. Они почуют его загодя и на большом расстоянии, вот и тут – то же самое.

– М-да, – покачал головой Штерн и поднялся. Джоук поднялся тоже.

– Едете к министру, сэр?

– Да, времени все меньше, ситуация все запутаннее. А вы, генерал, через три дня снова ко мне, будьте добры.

– Конечно, сэр. До свидания.

10

Уже через десять минут начштаба спускался в персональном лифте на первый этаж. Несмотря на полуофициальный характер предстоящей встречи, он остался в мундире и даже прихватил с собой фуражку.

Лифтовая кабина беззвучно скользила по магнитным направляющим, однако это спокойствие было кажущимся – лифт стремительно летел вниз, о чем свидетельствовали быстро сменяющиеся на табло цифры.

Башня «Гектагон», в которой располагался генеральный штаб армии, вздымалась на двести семьдесят этажей, еще на тридцать уходила под землю, и, чтобы передвигаться в этом монолите, использовались сверхскоростные лифты.

Правда, общественные кабины двигались вдвое медленнее, ведь они вмещали, при необходимости, до полусотни человек, но начальнику штаба позволялось иметь собственную капсулу, куда едва втискивалось человек пять. Впрочем, это не означало, что помощники и секретари генерал-полковника Штерна могли следовать за ним в персональный лифт – им предписывалось пользоваться общим.

Вот и теперь, едва разошлись створки начальничьего лифта, как Штерн увидел майора Лунца, который заранее успел спуститься на общественном и теперь ожидал начальника с папкой в руках.

Майор выглядел бодрым, собранным, и Штерн это отметил. Он не переносил бледных, унылых и подавленных подчиненных, ему требовались живчики, и, похоже, этот Лунц был именно таким.

Секретарь уже собрался почтительно посторониться, чтоб проследовать за начальником, но Штерн махнул рукой, задавая направление к выходу:

– Давай вперед, Лунц, я не люблю этих файерволов, от них потом отвратительное послевкусие.

– А я не замечал, – удивился Лунц, но тут же развернулся и зашагал к высоким дверям из бронестекла, перед которыми подрагивала едва заметная мутноватая завеса.

Те, кто проходил сквозь нее впервые, часто этого момента даже не замечали, но только не Штерн, у которого от этой процедуры, случалось, болели зубы.

Возможно, это было нервное, ведь в случае попытки несанкционированного проникновения файервол сбивал нарушителя электрическим ударом. И сколько Штерна ни заверяли, что сканер охранного контура точно распознает личности и никаких ошибок не дает, он боялся этой умной системы и всякий раз ожидал удара.

Был способ снизить неприятное ощущение от ионизирующих разрядов и связанного с ними страха – пустить вперед другого человека.

Первопроходец брал на себя большую часть разрядов, и это успокаивало следовавшего за ним Штерна.

Обычно роль тарана доставалась помощникам начштаба или водителям его машины, а теперь и Лунц успешно справился с этой обязанностью и первым выскочил к стоявшему у подъезда лимузину.

Распахнув дверцу, он посторонился, пропуская в салон Штерна, и, пока тот устраивался на диване, не удержался от того, чтобы, запрокинув голову, посмотреть на уходящий к облакам монолит «Гектагона», потом заскочил в салон и сел напротив начальника, на чуть менее комфортабельное сиденье – с подогревом, но без массажера и функции распознавания личности.

Дверца захлопнулась, встав на сверхпрочные стопоры, и теперь лимузин представлял собой бронированную капсулу, разбить которую можно было только противотанковыми средствами особой мощности.

Обычный же гранатомет мог лишь повредить дорогостоящую краску – лак цебракко, который изготовляли из чешуи маскалитовых рыб.

Дорого, эксклюзивно и бессмысленно, однако как-то через бюджет это все же проводили.

– Вилли, нам на Малую площадь! – объявил Штерн, и сидевший за рулем старший сержант понятливо кивнул.

Он служил у начштаба уже третий год и даже по голосу мог определить, куда везти хозяина, что бы тот ни говорил для сидящих в салоне гостей или подчиненных.

На Малой площади находилось три посещаемых Штерном точки – ресторан «Золотые ворота», массажный салон «Золотая лоза» и центр развлечений «Приют усталого солдата».

В ресторан хозяин наведывался один и в гражданской одежде, в центр развлечений – в гражданской одежде и с гостями, а вот как сейчас, в форме, только в массажный салон, где часто собирал подчиненных сам министр.

В отличие от других массажных салонов в этом действительно делали массаж, здесь имелись замечательные контрастные бассейны, а еще подавали виноградное вино без «идентичных натуральным» добавок.

11

На площади было немноголюдно, поскольку основная часть лощеной публики появлялась здесь вечером, когда зажигались огни ВИП-заведений, дорогие машины подкатывали к дверям и официанты порхали, словно бабочки, в предвкушении чаевых за удачный вечер.

Теперь же здесь наблюдались лишь пара полицейских машин, какие-то туристы на нелепом микроавтобусе, подметавший территорию уборочный комбайн и стая прикормленных голубей у салона-парикмахерской «Артур».

Машина остановилась напротив входа в массажный салон, Лунц первым выскочил на мостовую и придержал дверь, пока начальник выбирался наружу.

Выйдя, он огляделся, потом надел фуражку и одернул мундир.

– Давайте сюда папку, майор, дальше я сам.

– А мне что делать, сэр?

– Отдыхайте, – сказал Штерн и пошел к дверям.

Внутри его ждали.

– Вас просили пройти в апартаменты номер семнадцать, сэр, – с поклоном сообщил администратор – располневший гуриец в серебристом костюме.

– Почему в семнадцатый, если всегда был номер четыре? – удивился Штерн.

– В четвертом идут ремонтные работы, сэр, – пробормотал администратор, отводя взгляд, и Штерн решил, что подробности ему ни к чему. – Хорошо, проводите меня к семнадцатому.

Сняв фуражку, чтобы не выглядеть глупо в подобном заведении, Штерн последовал за администратором и вскоре оказался в раздевалке апартаментов.

Двери закрылись, стало тихо, и перед ним предстал министр обороны – в голубых плавках-мини и в купальной шапочке с завязками.

Эдакий младенец-переросток.

– Едва нашел вас, сэр, – сказал Штерн, проходя к шкафчику и снимая китель.

– Да, Клаус, все переменилось. Они говорят, что ремонт, но я думаю, там кого-то прихлопнули… В четвертом апартаменте.

– Проститутке перерезали горло! – прохрипел из душевой генерал Бурн, старый приятель министра, которого он повсюду таскал за собой.

Когда-то Бурн был гением артиллерийских расчетов и мог со второго выстрела положить снаряд в пятно метр на метр с расстояния в двадцать километров, но с тех пор прошло много времени, да и технологии шагнули так далеко, что то же самое делал обычный процессор.

– Привет, Клаус! – поприветствовал Штерна Бурн, выскакивая в раздевалку голый и красный, как вареный рак.

– Привет, Роби, – кивнул ему Штерн и, пошарив в шкафчике, достал набор из восьми цветов.

– Сегодня надену зеленые, – сказал он.

– Значит, ты ожидаешь весеннего чуда, Клаус, – заметил министр, почесывая задницу.

– Отчего так?

– Это мне один специалист по секрету нашептал. Цвет купального белья и проистекающая из его выбора психологическая концепция…

– Уж больно мудрено, – покачал головой Штерн, надевая к зеленым плавкам зеленую купальную шапочку. На завязках.

– Мудрено, приятель, но я отдавал ему по триста ливров за час, пока не понял, что этот урод меня просто дурачит.

Министр засмеялся, и Штерну тоже пришлось смеяться, хотя он не успел уловить суть шутки. Триста за час – разве это смешно?

– Расстреливать эту мразь квадратной шрапнелью! – выдал свое мнение Бурн и бегом вернулся в парилку.

– Что у нас на сегодня? – устало спросил министр, поправляя шапочку.

– «Братья Люремс», реализация казенного проекта.

– Средние суда?

– Так точно, сэр, – кивнул Штерн и поправил шапочку тем же движением, что и министр.

– Идемте в бассейн, а папку оставьте, вы ведь в курсе дела?

– Разумеется, сэр, но у меня там бутерброды…

– В папке?

– В папке.

Министр рассмеялся, и Штерн с удовольствием к нему присоединился. Все же здорово, что у них было принято встречаться в массажном салоне. Ну где бы он мог так запросто общаться с министром?

В министерстве? Шиш! Там очередь из просителей стояла от балкона до туалета тыловой службы. А тут – говори, и тебя услышат.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

сообщить о нарушении