Оливия Гейтс.

Повод для знакомства



скачать книгу бесплатно

Olivia Gates

Billionaire Boss, M. D

Billionaire Boss, M. D. Copyright © 2016 by Olivia Gates

«Повод для знакомства» © «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

Глава 1

– Лили… а ну-ка, поживей! Сам босс собрался к нам!

Оторвавшись от микроскопа, Лилиана Аккарди пронзила коллегу злобным взглядом.

Как же некстати он ей помешал! Вместо серых клеток, которые она изучала, от гнева у Лилианы перед глазами мелькали красные. И происходило это с тех пор, как до нее дошли новости, способные положить конец всем ее научным проектам. Нет, она не собиралась нестись с остальными сотрудниками в зал переговоров и вытягиваться в струнку перед вышеупомянутым новым «боссом», который, будто пастух, оценивал бы приобретенное им «стадо».

Брайан Сондерс всплеснул руками, будто умоляя: «Не убивай гонца, принесшего дурные вести».

– Мне кажется, тебе стоит пойти, узнать о том, как он будет руководить, из первых рук. А вдруг он позволит тебе продолжать проект?

– Ага, ну конечно! Судя по тому, что я о нем прочитала, Антонио Балдуччи правит своей империей железной рукой. Он никогда не даст мне свободу действий.

Брайан развел руками.

– Ты меня знаешь, я никогда не зарекаюсь. – Перехватив ее ожесточившийся взгляд, он усмехнулся. – Я – в той же лодке, захваченной неприятелем, что и ты. Просто решил смириться с порабощением и продолжить плавание с другим отношением.

Вне себя от злости, она принялась покачиваться на стуле.

Брайан был прав. Он оказался лишь жертвой безжалостного поглощения. А ей следовало приберечь ярость для нового босса.

Но в статусе ее босса Балдуччи вряд ли пробудет долго. Только не в том случае, если он заставит их пустить коту под хвост годы бесценной работы, чтобы плясать под его дудку, ставя прибыль во главу угла.

Несмотря на высшее медицинское образование, две магистерские степени и выгодные предложения по работе, Лилиана много лет трудилась в Медико-биологической инновационной лаборатории за зарплату, едва позволявшую оплачивать основные потребности. Еле сводила концы с концами, и все ради того, чтобы заниматься важными исследованиями.

До тех пор пока Научно-исследовательская компания Балдуччи не разинула бездонную пасть и не проглотила их целиком.

Больше всего уязвляло Лилиану то, что все произошло в рекордно быстрые сроки. Успешная акула бизнеса, главное «щупальце» корпорации «Черный замок», этого левиафана, поглотила их за считаные часы.

Антонио Балдуччи, знаменитый хирург-миллиардер, выбросил на это сотню миллионов долларов – сущие гроши для него – и еще раз доказал, что деньги решают все.

– Ой-ой, – отшатнулся Брайан. – У тебя это выражение лица…

– Какое еще выражение? – нахмурилась она.

– Которое обычно появляется, когда ты развязываешь войну.

Лилиана смущенно хихикнула.

– Не думала, что меня так легко прочитать.

Спасибо за предупреждение о том, что годы борьбы с собственным словесным недержанием окончились ничем.

Брайан расплылся в снисходительной улыбке.

– Ты просто прямолинейная и импульсивная.

Лилиана закатила глаза.

– Это – корректная версия «резкой» и «несдержанной».

– И именно это все в тебе так ценят.

Она застонала.

– Хочешь сказать, что не только ты, мой лучший друг, видишь меня насквозь? Все остальные тоже «читают» меня, как огромную неоновую вывеску?

– И они любят тебя за это. В мире, полном притворства и хитрости, ты – раритет. И в этой прямоте ты необыкновенно мила.

– Это смелая на язык пятилетняя малышка мила. А в тридцать один не пристало резать правду-матку.

Брайан с нежностью обнял ее за плечи.

– Ты будешь милой и в сто тридцать один. – Он потянул ее за собой. – Пойдем, познакомимся с новым боссом. Мне кажется, все не так плохо, как ты думаешь.

Снимая лабораторный халат, она с вызовом бросила:

– Держу пари, еще хуже.

– Так давай поспорим, – подхватил Брайан. – Если я прав, ты отправишься на свидание с одним из тех непристроенных холостяков, что отравляют мое безмятежно женатое существование.

Поддавшись заразительному веселью Брайана, Лили расплылась в улыбке. Все его девять братьев и шуринов были одинокими или разведенными. И Брайан со своей женой Дарлой все время пытался их «пристроить».

– Но если права я, ты вычеркнешь меня из своего списка спасательниц холостяков. Я – последняя женщина на земле, на которую стоит рассчитывать в этом плане.

– Знаю, потому что ты никогда не выйдешь замуж. Ты говорила мне это сотни раз, – многозначительно усмехнулся он. – Это твердят все женщины, из которых потом получаются лучшие жены. И Дарла – не исключение.

Лили подавила смешок.

– И ты сравниваешь меня с Дарлой, образцом хранительницы домашнего уюта и материнства и в придачу – практичной бизнесвумен? Не забыл, что я едва справляюсь с одинокой жизнью, состоящей из работы, занятий спортом, сна, научных исследований, умывания – и всего этого снова и снова?

– Кому ты это рассказываешь? – подмигнул Брайан, придерживая для нее дверь. – Вы с Дарлой – словно близнецы.

Лили покачала головой, но не стала спорить. Подобно своей матери, она от рождения была обделена способностью к близким отношениям и заботам о семье. И давно уже смирилась с этим.

Выходя из лаборатории, Лили окинула ее прощальным, полным грусти взглядом. Если все пойдет так, как она предсказывала, – а в этом можно было не сомневаться, – она видела свою лабораторию в последний раз.


Их новый босс опаздывал.

Сидя на своем обычном месте в отдалении от стола переговоров, Лили кипятилась.

Или Балдуччи скончался – а о такой удаче не приходилось и мечтать, – или не считал их достойными своей легендарной пунктуальности. И это не предвещало ничего хорошего.

Лили окинула взглядом комнату. Все тридцать сотрудников Медико-биологической инновационной лаборатории присутствовали здесь. И все, кроме нее, явно успели съездить домой, чтобы одеться к подобающему случаю, оставив ее одну в унылом, под стать настроению, наряде. А еще, в отличие от нее, все выглядели расслабленными, если не сказать обрадованными. И Лили понимала почему. Принятое ею в штыки поглощение устранило препятствия, с которыми они постоянно боролись из-за нехватки финансирования. Но для Лили все эти заминки составляли привычную часть работы ученого. Коллеги не разделяли ее взгляда, и она была единственной, кто относился к поглощению крайне негативно. А к стоявшему за ним человеку – и вовсе враждебно.

Всем остальным одно только упоминание о легендарном докторе Антонио Балдуччи внушало благоговейный страх. Всеобщий ажиотаж был связан не только с приятным предвкушением успеха после его прихода к руководству, но и с возможностью встретиться с ним вживую. Особенно трепетали женщины. Посмотрев информацию о нем в Интернете, Лили скрепя сердце признала, что их реакция была более чем адекватной.

К своему удивлению, Лили обнаружила, что у нее с новым боссом было три общие черты. Как и она, Балдуччи был медиком, его отец – итальянцем, а братьев или сестер у него не оказалось. Но на этом сходство заканчивалось.

Балдуччи получил американское гражданство три года назад, в то время как Лили была американкой по матери. Его родители умерли давным-давно, ее же мать скончалась всего год назад, а отец Лили, который никогда не присутствовал в ее жизни, вдруг стал с ней общаться, причем с большим энтузиазмом.

О детстве и юности Балдуччи было известно крайне мало. Он вырос в Австрии, на родине своей матери, где в совершенстве выучил шесть языков и где жил до окончания медицинского института.

Около восьми лет назад он ворвался на мировую арену, внушая благоговейный ужас и добиваясь феноменального успеха во всем, за что бы ни брался. Он был одним из учредителей международного бизнес-гиганта, корпорации «Черный замок», а также основателем группы коммерческих компаний, занимавшихся научно-исследовательскими разработками в области медицины, – подразделением его империи, которое и прибрало к рукам любимую лабораторию Лили.

Вдобавок Балдуччи производил совершенно невероятный эффект на женщин. Они буквально с катушек от него съезжали – как обычно сходят с ума от легенд музыки и футбола типа Пресли и Бекхэма.

Но львиную долю славы ему обеспечивала востребованность среди мировой элиты, желавшей получить услуги или хотя бы консультации по поводу омоложения. А самым серьезным его достижением было звание мага и волшебника в области травматической и восстановительной хирургии.

Лили заскрежетала зубами. По ее мнению, если Балдуччи и был способен на магию, то только на черную.

И этот треклятый варвар еще смеет опаздывать!

И тут в один миг, будто по сигналу, все разговоры смолкли. Взгляды присутствующих обратились к дверному проему за спиной Лили.

Она повернулась, чтобы не пропустить момент, когда человек, разметавший все ее честолюбивые планы, вторгнется на ее территорию. И… оказалась во власти его хваленой притягательности.

Разинув в изумлении рот, Лили уставилась на мужчину в дверном проеме. В синевато-сером костюме, великолепно сидевшем на фигуре, достойной спортсмена мирового уровня, Антонио Балдуччи заполнил собой все пространство.

Просматривая фотографии в Сети, Лили и представить себе не могла, что так же хорошо он выглядит и в реальной жизни. Она решила, что снимки подретушировали, или внешность Балдуччи подкорректировали хирургическим путем.

Увы, даже из дальнего угла битком набитой комнаты Лили видела, что фотографии скорее умаляли его великолепие. И она, способная на внушительном расстоянии распознать признаки операции, не сомневалась, что все прелести Антонио Балдуччи были подлинными.

В сорок лет этот мужчина мог похвастать медной кожей и образцовыми чертами лица. Пальцы Лили заныли от желания предаться давно забытому хобби и набросать на бумаге внушительный лоб, аристократический нос, резко очерченные скулы, мощную челюсть и подбородок с ямочкой.

Затем Лили уделила бы особое внимание волосам, обрамлявшим его величавую голову, этой густой шелковистой копне цвета вороного крыла. Но особенно потрясали широкие, красивой лепки губы, искривленные в загадочной усмешке. И глаза.

Помимо удивительной формы и потрясающей синевы, в них таилось нечто, заставлявшее сердце Лили колотиться. А взгляд Балдуччи излучал целую гамму чувств. Веселье и строгость. Любопытство и превосходство. Проницательность и расчетливость. И еще множество других эмоций, которые Лили не могла распознать.

Это были глаза ученого. Но в той же мере – глаза завоевателя.

Стоило ему войти в комнату, как Лили испытала дежавю. Ей вспомнилась фотография из Интернета, приковавшая ее внимание. Редкий снимок, изображавший Балдуччи с деловыми партнерами по корпорации «Черный замок».

Бизнесменов подловили в момент, когда они вместе покидали свою шикарную штаб-квартиру в Нью-Йорке. Фотограф, вмиг заработавший громкую славу, так мастерски запечатлел сущность их силы и красоты, что после публикации стоимость акций «Черного замка» взлетела до неслыханного уровня. Эти люди напоминали пантеон богов-воителей, спустившихся на землю в обличье современных бизнесменов.

И Антонио выделялся даже среди них.

Завороженная, Лили чувствовала, что он обладал превосходством над остальными. Даже на снимке она ощущала его хладнокровие, осмотрительность, основательность. А теперь он появился здесь, во плоти, этакое воплощение великолепия и невозмутимости, работавшее на чистом беспощадном интеллекте, лишенное слабостей и недостатков.

Он остановился у стола и наклонился всей своей почти двухметровой фигурой, положив ладони на сияющую поверхность.

Кипя негодованием от эффекта, который Балдуччи произвел на нее, Лили проследила за невозмутимым взором, которым он окинул комнату. Судя по вспыхивавшей вокруг цепной реакции, он встречался глазами с каждым сотрудником. Со всеми, кроме Лили. Его взгляд проскочил ее, словно пустое место.

На миг испугавшись того, что осталась без внимания, Лили испытала облегчение. Еще неизвестно, что бы она почувствовала, если бы ее пронзил этот всевидящий взгляд…

Когда все присутствовавшие затаили дыхание, Балдуччи наклонил голову.

– Благодарю за то, что собрались здесь ради меня за такой короткий срок. Я рад, что все успели.

Боже, вот это голос! Глубокий, звучный, он сам по себе сводил с ума. А едва уловимый акцент переплетался с безупречной артикуляцией, усиливая эффект.

Ответное бормотание зашелестело по комнате, и Балдуччи выпрямился во весь свой внушительный рост.

– Я не хочу задерживать вас, особенно тех, кто работает четко с девяти до пяти, поэтому сразу перейду к цели моего визита, – последовала идеально выверенная театральная пауза. – Надеюсь, вы разделяете мой оптимизм по поводу перемен и сочтете работу под моим началом успешной как научно, так и финансово.

Он одарил воодушевляющей улыбкой подчиненных, и на глазах Лили все вокруг заулыбались в ответ, как околдованные глупцы.

Не отводя взгляда от собравшихся, он жестом подозвал стоявшего за ним помощника. Тот, в свою очередь, приказал четырем ассистентам выйти вперед. Они держали груды папок, которые стали передавать по комнате. Лили тоже получила глянцевую папку, украшенную известным логотипом Балдуччи в форме змеи.

– В ваших руках – исчерпывающая информация о деятельности «Балдуччи», – объяснил он. – А также программное заявление по поводу слияния компании с вашим научным центром.

Слияние? Так вот как именуется это вторжение!

– Пока вы еще не ознакомились с информацией, позвольте мне кратко изложить суть. Я основал Научно-исследовательскую компанию Балдуччи, чтобы обеспечить мир перспективными медицинскими технологиями. Это динамичная, предприимчивая и быстро развивающаяся научно-исследовательская, производственная и дистрибутивная организация, которая специализируется на новейших технологиях в ведущих областях медицины. Моя цель – обеспечение медицинского сообщества уникальными клиническими продуктами, определяющими тенденции в медицине. На протяжении шести лет компания «Балдуччи» является важнейшим поставщиком передовой медицинской продукции в больницы, поликлиники и научно-исследовательские учреждения. С постоянно растущей международной командой лучших в мире специалистов, частью которой я горд провозгласить вас теперь, мы обеспечиваем исключительно выгодный выбор, сервисное обслуживание и техническую поддержку намного выше существующих в этой сфере стандартов. И мы добиваемся наивысших коэффициентов удержания клиентов на рынке, где мы в настоящее время доминируем. Но я стремлюсь завоевать и новые сферы. И этого мы будем добиваться вместе с вами.

Все вокруг буквально ловили каждое его слово. Этот человек умел мастерски выбирать нужный момент и произносить речи.

– Мне не нужно говорить вам, что ваша команда состоит из наиболее передовых исследователей нашего времени, – продолжил он. – Не сомневаюсь, вам хорошо известно о вашей личной и коллективной ценности. А мне, естественно, известно об этом лучше других. Приобретение вашего центра оставило внушительную брешь в моих активах.

Сдавленные довольные смешки пронеслись по комнате, доводя Лили до белого каления. Да что такое с ее коллегами? Гордятся, что у них есть цена? И о какой бреши может идти речь при состоянии свыше дюжины миллиардов долларов?

Он заговорил снова, и Лили окатило новой волной ярости.

– Методы и результаты, которые вы привнесли в медицинское сообщество, работая в условиях ограниченного финансирования, просто потрясают. Каждый из вас, без исключения, – обладающий уникальным подходом инициативный ученый, которого так жаждет заполучить «Балдуччи». Как вы увидите из документов, каждый из вас назначен на работу в проекте, который, как я полагаю, больше всего вам подходит, где вы сможете получить все, что вам необходимо, чтобы преуспеть и добиться впечатляющего прорыва. И под «получить все» я действительно имею в виду «все». Мои помощники будут обеспечивать абсолютно все ваши потребности. Но и моя дверь всегда будет открыта, если вам понадобится что-то по-настоящему исключительное. Такой же исключительной, надеюсь, будет и ваша работа со мной.

Он закончил, а рот Лили снова изумленно разинулся.

Этот мужчина был неотразим. Загадочное сочетание бархатной мягкости и стальной жесткости. Не только самый восхитительный мужчина, которого она когда-либо видела, но и самый убедительный.

Он обрисовал воплотившуюся наяву сказку любого ученого. Неограниченные ресурсы, позволявшие воплощать самые рискованные идеи, посвящая себя исключительно работе, в то время как о финансировании и реализации будут заботиться профильные специалисты, обладающие доступом к бездонным карманам и движимые безграничными амбициями. Его амбициями.

Он почти убедил даже ее. Почти.

Но, если Лили еще боролась с его гипнотизмом изо всех сил, остальные уже были у него в плену. Даже на лице Брайана расцвело обожание.

– Это все было бы замечательно, если бы вы предлагали финансировать наши проекты, а не свои.

Лили и не осознала, что произнесла это вслух, до того момента, когда все присутствовавшие не обернулись к ней, в изумлении разинув рты.

Но остановиться она уже не могла.

– В своей научно-исследовательской карьере вы стабильно игнорировали фундаментальные исследования, обеспечившие значительные, изменившие историю достижения, породившие целые отрасли в медицине. Вы игнорировали и проводимые нами исследования редких болезней, которые не вызвали интереса общественности и рынка. Вы не обратили внимания на нужные исследования, предпочтя им такие популярные, поверхностные, доходные области, как косметология и производство продуктов для снижения веса.

Едва уловимая улыбка, парившая на его губах, застыла. Точно так же, как кровь в жилах Лили.

Ее сердце отчаянно колотилось, и она жалела, что не может повернуть время вспять и прикусить язык.

Зачем она вообще выпалила это? В жизнь воплотились ее худшие опасения, но она не собиралась затевать открытую конфронтацию. И почему она не могла удержать свой болтливый язык за зубами и молча подать заявление об увольнении?

Не успела она втянуть больше воздуха в сжавшиеся легкие, как Балдуччи повернул голову и пронзил ее глазами-лазерами.

Глава 2

Сердце оборвалось у Лили в груди. Не успела она поддаться желанию бежать со всех ног, бросив через плечо: «Не трудитесь меня увольнять, сама ухожу», как Балдуччи произнес, еще больше сбивая с толку:

– Поскольку моя восстановительная хирургия включает элемент эстетики, я действительно инвестирую в развитие всех эстетических направлений и производство эстетической продукции.

О, этот леденящий кровь голос, идеально модулированная мелодия интеллигентной беспощадности… А вдруг Балдуччи не прочь вступить в словесную перепалку?

Что ж, в таком случае она устроит ему разнос. А потом сбежит.

Но не успела Лили перевести дух, как Балдуччи продолжил, невозмутимо и угрожающе пронзая ее взглядом ярко-синих глаз:

– Как вы увидите из документов, только двадцать процентов моей деятельности сосредоточено на «популярных, поверхностных, доходных» сторонах медицины.

Ого! А Лили и не думала, что Балдуччи удостоит вниманием ее слова. Но он не только слышал ее, он запомнил то, что она сказала.

Теперь этот сверхчеловек сверлил ее глазами так, словно буравил дырку в черепе, чтобы исследовать мозг.

– Оставшиеся восемьдесят процентов касаются более значимых сторон сферы моих интересов. Проблема в том, что эти области не вызывают интерес СМИ и рынка. Таково положение дел. Не я это придумал.

– Нет, вы просто спекулируете на этом.

В ответ на выпад точеные губы босса дернулись, и сердце Лили понеслось неудержимым галопом.

– Работа над продукцией сегмента роскоши выгоднее производства необходимых продуктов, и я занимаюсь доходными областями не просто так. Как это ни прискорбно, люди остаются людьми. Уверяю вас, я никак не влияю на их пожелания. И как же, по-вашему, мне поступать? Не обеспечивать их тем, чего они хотят? Осуждать их слабости и позволять кому-то другому получать доходы? Те самые доходы, которые потом я пущу на проекты, которые вы могли бы одобрить?

Он что, подкалывал ее?

– И эстетические проблемы – не легкомысленная роскошь. Что бы вы там ни думали, они существенно влияют на психологическое и умственное здоровье людей. Кто сказал, что продукция, замедляющая ход старения, не важна в той же степени, что и лечение от депрессии? Возможно, вы отнесетесь ко мне и моему бизнесу снисходительнее, если узнаете, что я провожу исследования в области последнего? И заодно участвую в актуальных разработках замедления старения?

Да, он действительно подшучивал над ней, выставляя ее критику некомпетентной, ханжеской или как минимум наивной. Лили ощетинилась, будто еж, и ее губы тоже задергались.

Выходит, Балдуччи не был лишен чувства юмора. Интересно, это был прирожденный дар или он умело манипулировал мелкими людишками, пуская в ход весь свой отработанный годами арсенал?

– Прибыль в столь критикуемых вами областях дает мне возможность инвестировать в проекты, заслуживающие вашего одобрения. Например, в восстановление функциональности организма. Я могу щедро вкладывать деньги в комплексное протезирование, микрохирургические приборы и исследования, предотвращение и лечение рубцов и, в последнее время, в регенерацию мышечной и нервной ткани. Именно эта область деятельности отныне будет основным профилем вашего заведения. Я даже не буду устанавливать лимит финансирования проекта. Что бы ни потребовалось ради прорыва в этой сфере, я это обеспечу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное