Оливия Штерн.

Пангея приветствует тебя!



скачать книгу бесплатно

Между тем Ним спокойно приблизился к усаженной шипами морде, потрепал чудовище по шее, начал что-то говорить в острое ухо. В самом деле, чему их еще можно было учить, этих людей, обуздавших саму легенду?

– Иди сюда, – услышал Рион приказ Нима, – лезь к основанию шеи, я за тобой. И держись за шипы, не то свалишься.

Рион судорожно сглотнул и сделал шаг к дракону. Тот же, как хорошо вышколенная лошадь, внезапно повернулся так, чтобы Риону было удобно занять свое место, даже крыло подставил.

– Давай, не трусь, – подбодрил Ним, – драконы умны, и никогда не причинят вреда своим хозяевам.

Шкура дракона оказалась наощупь такой же твердой и гладкой, как камень. Если бы не шипы у основания шеи, за которые можно было схватиться, Рион непременно бы соскальзывал. Он кое-как уместился на холке дракона, мимолетом подумал, что потеющие ладони – не лучший помощник в подобных мероприятиях. Сзади лихо уселся Ним, сноровисто уперся ногами в основание крыльев.

– Так, погоди-ка, – пробурчал он, – дай привяжу тебя, а то еще свалишься. Лететь недолго, но когда нет привычки, то руки быстро устают.

И он, пропустив подмышками Риона ремень, привязал его к себе, насмешливо добавив:

– Ты уж прости, крошка, ближайшее время мы с тобой будем близки.

И каким-то неведомым образом отдал дракону команду, после чего чудовище легко соскользнуло с уступа и начало падать в пропасть. Рион закрыл глаза и сжал челюсти, чтобы не орать и не смешить сидящего позади Нима.

А сверху, сквозь шум ветра, раздался повторный свист – Райдер звал второго дракона.

***

Летели в самом деле недолго, но за это «недолго» Рион успел замерзнуть так, что зуб на зуб не попадал, а пальцы, судорожно стиснутые вокруг черного гладкого шипа, уже не разгибались.

Рион сморгнул слезы. Дракон сел на небольшое плато, укрытое от всего мира черными исполинами гор. Плато одной стороной вплотную примыкало к горному склону, и там, навскидку, метрах в десяти, зиял провал – вход в пещеру. Рядом тяжело плюхнулся второй дракон, такой же аспидно-черный, с Райдером на спине.

– Прибыли, – Ним отвязал ремень, и Риону ничего не оставалось, как неловко, на животе сползти с драконовой спины.

А от входа в пещеру к ним уже бежали люди. Мужчины, несколько женщин и даже дети – Рион мимолетом подумал о том, как они здесь вообще выживают – и не только выживают, но и благополучно размножаются. После Пангеи подобные условия трудно было считать пригодными к существованию человека. Но нет же, существовали, да еще и не выглядели умирающими или изможденными. Ним легонько подтолкнул его в спину, намекая на необходимость идти, и Рион побрел вперед, стараясь хотя бы выглядеть уверенно в глазах этих странных людей, которые, в свою очередь, были настроены отнюдь не дружелюбно. Мимо виска просвистел брошенный кем-то из детей камень, Рион успел отшатнуться, Ним гаркнул во всю силу легких – детвора порскнула в разные стороны как мыши при виде кота.

– Они не любят чужаков, – пояснил он, – не принимай на свой счет.

Все решат наши старейшины.

– Старейшины? А вы – кто? – наконец спросил Рион.

– А мы – шелт, – довольно добродушно пояснил Ним, – грабители и враги Зу-Ханн. Но если мы не будем время от времени вычищать их амбары, то нам придется плохо.

– Шелт, значит, – пробормотал Рион.

Чужие воспоминания всколыхнулись темной пучиной, и он понял, что «шелт» – производное от одного слова из пра-языков жителей земли. Shelter значит убежище.

Он шел вперед, рассматривая лица окруживших его людей. Голубые, синие, зеленые глаза. Рыжие и белокурые волосы у женщин. Мужчины высокие и широкоплечие, все при оружии – примитивном, но все же. Они были одеты в рубахи и штаны, сшитые из шкур куртки, и обувь была преимущественно такой же – кое-как, крупными стежками стянутые козьи шкуры. Ним носил сапоги, но это, видимо, была «трофейная» обувь.

«Любопытно, – подумал он отстраненно, – странно они расселились. А главное – они понимают меня, а я – их. Следовательно, когда-то давно все жили вместе, до того, как стены разделила два мира… Или же все это было спланировано и реализовано целенаправленно. Еще одна цивилизация на периферии Пангеи.»

Они вошли под своды пещеры, и тут Рион даже остановился – дух захватывало от открывшегося зрелища. Многоярусная, поросшая сталактитами и сталагмитами пещера спиралью закручивалась вниз, сходясь к бирюзовому озеру. Но – там не было темно! Вдоль стен, на растянутых проводах, висели самые настоящие фонари – здесь, пропади все пропадом, было электричество!

– Откуда… у вас это? – пораженно прошептал он, указывая на гирлянду огоньков.

– Нам дал это Бог Горы, – ответил Ним.

Становилось все интереснее.

– Что, прям вышел и дал?

– Нет, – Ним пожал плечами, – я не знаю, как обстояло дело, меня на свете тогда не было. Но старейшины говорили, что Бог Горы пришел к первым людям шелта и показал, что и как нужно сделать, чтобы в нашем шелте было светло и хорошо. Некоторые светильники испортились, и там теперь темнота, с факелами ходим.

– То есть, чинить вы это не можете, – уточнил Рион, – Бог Горы вас этому не научил, выходит?

– Выходит, – сухо ответил Ним, который различил в голосе Риона насмешку, – идем.

– А спрашивать у вашего бога не пробовали? – на всякий случай поинтересовался Рион.

– Те, кто спускались к Богу Горы, больше не возвращались. Он всех убил.

– Переменчивая натура у этого вашего бога, – заключил Рион и замолчал.

Они миновали два пролета, спускаясь вниз. Было светло, но теплее от ламп не становилось – хитрый бог не научил людей греться от этого источника энергии.

– Мы пришли, – сообщил Ним, – не забудь поклониться, чужак.

«И не подумаю», – решил Рион, но вслух ничего не сказал.

На секунду он задержался у арки, образованной причудливыми известняковыми наростами. Она как будто отделяла зал, где заседали старейшины, от прочего пространства, и оттуда явственно тянуло запахом съестного. Рион почувствовал легкую резь в желудке – нанопища, конечно, не дала сдохнуть, но запах свежесваренного мяса вызывал вполне человеческое желание съесть что-нибудь более существенное, чем капсула с белковой массой.

– Идем, – строго сказал Ним, подталкивая в плечо.

И они вошли.

В зале старейшин было также светло. Развешанные по стенам гирлянды освещали трех седых старцев, сидящих на волчьих шкурах. Один из них был совершенно слеп и даже не повернулся к вошедшим. Двое других склонились над большим глиняным блюдом, на котором покоился вареный баран.

– Я привел чужака, – сказал Ним. Шикнул на Риона, мол, поклонись, но тот и ухом не повел. Довольно, откланялся уже.

– Чужак из-за стены радуг, – добавил Ним.

Старейшины молчали. Двое разглядывали Риона, третий втягивал носом воздух.

– Я привел его, потому что он может нам оказаться полезным.

– С чего ты взял, что червь с плоской земли нам понадобится? – проскрипел слепец, – наш народ живет здесь долго, и нам всего довольно.

Ним ничего не ответил, переминаясь с ноги на ногу.

– Я могу починить ваше освещение, – вставил слово Рион.

– Ты привел в шелт чужака, – внезапно сказал старик, что сидел ближе всех, – ты не подумал, что он может быть опасен. Может быть, он визар, а?

– Я так не думаю, – тихо и неуверенно ответил Ним.

– Мы уже спрашивали… Райдер не будет лгать. Сказал, что этот человек убил норника голыми руками, – прошелестел слепец, – и сам исцелился от ран. Разве может это сделать кто-нибудь, кроме визара?

– Я из-за стены, – упрямо сказал Рион, – я был вынужден бежать. И я думал, что найду здесь братьев… Братьев, которым смогу дать будущее.

– И какое будущее ты сможешь нам дать, червяк? – третий старик, до этого времени молча обсасывающий баранью голову, наконец поднял глаза.

– Я хочу убрать стену, – Рион взглянул ему прямо в глаза, и понял, что нужно говорить. Что-нибудь, но только говорить, убеждать, не дать им даже усомниться, – там, за стеной, люди живут куда лучше. Я думаю, что смогу привести вас туда. Вы будете жить в тепле и есть досыта. У вас будут хорошие дома и хорошая одежда.

– Смелые слова, – слепец улыбнулся беззубым ртом, – слова, достойные шелтера и воина. Только вот мы не верим тебе. Еще никто не смог пройти сквозь стену радуг, все сгорали.

– Возможно, они не знали, как…

– А ты, значит, знаешь? – старик с бараньей головой покачал головой, – мы не верим тебе, чужак. Единственное, на что ты можешь сгодиться, это быть нашим рабом. Нам нужны крепкие руки.

– Я не буду вашим рабом, – поражаясь собственному спокойствию, произнес Рион, – я больше не буду ни вашим, ни чьим-либо еще рабом.

– Значит, ты умрешь, – так же спокойно ответили ему, – Ним, ты сам виноват. Незачем тащить чужеземца в шелт. Шелт – священен.

– Значит, умру, – ухмыльнувшись, подтвердил Рион. И в то мгновение он действительно был готов принять смерть как альтернативу рабству. От рабства он бежал из Пангеи, до этого убив госпожу. Перед глазами снова мелькнуло лицо женщины, превращенное в мешанину из мяса и костей, вымокшие в крови золотистые локоны. И он ни секунды не жалел о содеянном, скорее наоборот – ее вид будил в глубине души мрачное торжество и странное чувство глубокого удовлетворения.

– Мы принесем тебя в жертву Богу Горы, – хихикнул слепец, – наш Бог давно уже не получал от нас пищи и, возможно, поэтому ослаб.

– Естественно. У вас же лишних людей нет, чтобы его кормить, – съязвил Рион.

– Все, идите. Ним, накорми его в последний раз. Наш бог получит пищу и будет к нам милостив.

– Нет! Подождите! – Ним внезапно встрепенулся, – зачем вам это? Этот чужестранец может быть нам полезен, и я… ему верю! Возможно, Бог Горы давно мертв, и поэтому от него давно не было никаких знаков!

Вместо ответа старик, отложивший баранью голову, трижды хлопнул в ладоши, а в следующее мгновение Рион ощутил на шее струну удавки. Краем глаза он заметил, что то же нехитрое приспособление наброшено и на шею Ниму. Широкое лицо Нима перекосилось, налилось кровью, и Рион внезапно понял, что этот парень совсем еще молод, и очень, очень напуган.

– Нельзя перечить старейшинам шелта, – было сказано им, – Бог Горы примет вас двоих. А если он мертв, как ты, Ним, говоришь, то вам тогда вообще нечего опасаться за свои никчемные жизни.

– Отпустите, сам пойду, – прохрипел Рион, – мне бежать некуда.

И – как ни странно – давление на шею чуть ослабло.

Рион повернулся к Ниму – в голубых, налитых кровью глазах наездника драконов метался ужас перед неотвратимым.

Рион подмигнул товарищу по несчастью.

– Я хочу увидеть вашего Бога Горы, Ним. А разве тебе не интересно, посмотреть, кто там?

За спиной поперхнулся и закашлялся кто-то из старейшин, но Рион не обернулся. Он спокойно шагнул под своды нерукотворной арки, и чувствовал при этом себя так, словно за спиной отросли крылья. Он был совершенно уверен в том, что Бог, зажигающий светильники, не так уж и страшен.

***

– Что я наделал, что я наделал, – бепрестанно бормотал Ним, вцепившись руками в волосы. Он сидел, скрючившись, в углу крошечной камеры, куда их заперли – в результате Риону оставалось только стоять напротив. Со своего места он мог видеть розоватые в свете электрических фонарей ярусы пещеры и всклокоченную золотистую макушку Нима. Под потолком их узилища тоже висел старинный светодиодный светильник, и белый свет стекал по гладкой известняковой стенке.

– Что я наделал, – в отчаянии повторил Ним, затем взглянул на Риона почти с ненавистью, – надо было тебя убить… еще там, в степи, когда ты валялся без сознания.

– Что ж не убил, – равнодушно заметил Рион, – теперь уже поздно.

– Почему ты не согласился стать рабом?

– А почему ты вздумал заступиться за меня? Молчал бы себе, и сидел бы сейчас не здесь… а где-нибудь… там.

– Не знаю, – Ним пожал плечами, – мне показалось, что старейшины неправы.

– Тебе не показалось. Три выживших из ума старика действительно не правы. Не знают, от чего отказывались.

– Толку-то, – буркнул Ним, – теперь нас убьют.

– Не убьют, а отдадут вашему богу горы, – поправил Рион.

Ним поднял на него покрасневшие глаза – парень успел всплакнуть, сидя в своем углу.

– Значит, он нас убьет, – просипел он, – тебе, может, и все равно… А у меня здесь жена… ребенка ждет. Почему ты не согласился?.. Ну почему?

Рион переступил с ноги на ногу, посмотрел в оконце на панораму пещеры.

Спросил тихо:

– Хочешь знать? В самом деле?

Ним кивнул, и его голова поникла, уткнулся лбом в колени.

– Как, по-твоему, я появился на свет? – голос Риона упал до шепота.

– Ну, как… Как все.

– Как все здесь? Нет, увы. Пожалуй, тебе интересно будет услышать, что мне всего-то три года, Ним. Меня сделали таким, каким я есть сейчас, я сошел с конвейера, и целью моего существования было служить людям. Я уже был рабом там, за стеной радуг, как вы ее зовете.

Глаза Нима расширились.

– Врешь! Такого не бывает. Людей не делают так, как ты говоришь.

– Вы сидите тут у себя в горах, грабите соседей, и вам даже в голову не приходит, что можно жить по-другому, – вкрадчиво произнес Рион, – а там, откуда я… родом, все возможно. Возможно умереть и ожить снова в другом теле, возможно продлевать свое существование так долго, пока не надоест. Женщина с телом юной девушки может насчитывать сотни лет жизни. Любой больной орган может быть заменен, а можно просто сделать себе новое тело… И я был сделан там, продан в один дом… Дом архитекторов Пангеи. Но даже для хорошей, в общем-то, хозяйки, я не был человеком. Однажды я спас ее, а она меня в награду избила и оставила истекать кровью… Именно поэтому я больше никогда – слышишь? – никогда не буду рабом.

Ним молчал, уткнувшись носом в колени. Потом задумчиво пробормотал:

– Да, тебе, может, и все равно. А мне – нет.

– Ничего с тобой не случится. Вернешься ты к своей жене, и будете жить дальше в любви и согласии. – Жестко сказал Рион. А потом по наитию решил добавить маленькую и весьма откровенную подробность своей жизни в Пангее. – Мне, правда, все это неведомо. Пока был рабом, даже не подозревал, для чего предназначены женщины…

– Хм. В гареме владыки Зу-Ханн за женами присматривают евнухи, – доложил Ним.

– Нет, что ты. Никакого членовредительства. Зачем? Просто не записывать эти знания в мозги, и искусственно подавить все соответствующие центры. А если хозяева пожелают, можно просто дописать данные. Ведь производство нового нейра дороже, чем копание в мозгах.

– Как ты мудрено говоришь, – сказал Ним, – я не понимаю.

– И не нужно, – Рион горько усмехнулся, – когда удирали из Пангеи, моя добрая хозяйка… сделала меня-таки нормальным. Просто влезла в голову и исправила то, что было неправильным.

– Так ты можешь завести жену?

– Непременно заведу. Когда выберемся отсюда. А пока можешь рассказать, какие здесь имеются свободные женщины.

И Ним рассмеялся. Смеялся долго, истерично. А потом умолк, откинул голову затылком к камню, и долго смотрел на Риона.

– Спасибо. Развлек напоследок.

– Не за что.

Он прислушался. Хотелось услышать шаги, хотелось, чтобы за ними наконец пришли. Что угодно, лишь бы не сидеть в этом каменном мешке наедине с отчаявшимся Нимом. Воспоминания разбередили душу, и Рион снова увидел себя там, в саду, рядом с прудом. Почему Тана хотела утопиться? Теперь не спросишь. То ли передозировка нейрофрита, то ли не выдержала процедуры оптимизации. Но он тогда вовремя нырнул, вытащил на берег тонкое тело девушки, перекинул через колено, выбивая воду из легких… Какого Забвения?!! Зачем ты лезешь, когда не просят? Да кто ты такой, нейр? Я тебя научу, когда стоит приближаться к хозяевам, а когда – нет… Вот что он получил тогда. И, само собой, удары электрической плетью.

«Я ненавижу тебя, Тана Альен, – подумал Рион, – но толку-то? Скорее всего, тебя уже нет».

– Идут, – помертвевшими губами произнес Ним. В белом свете его кожа казалась восковой как у покойника.

– Не бойся, – ответил Рион.

Дощатая дверь отворилась. Наконец-то за ними пришли, и долгое ожидание закончилось.

***

«Показательная казнь непокорных,» – отметил про себя Рион.

Им с Нимом старательно связали за спиной руки, и теперь вели сквозь бесконечные лабиринты пещеры. То здесь, то там, сквозь природные провалы в стенах на новых жертв богу горы беззастенчиво пялились люди. Сотни глаз, в некоторых читалось откровенное злорадство, в некоторых – нечто отдаленно напоминающее сочувствие. Дети наблюдали с любопытством.

«Ну, ничего, еще посмотрим, кто здесь будет править», – думал про себя Рион. На данный момент ему было откровенно плевать и на зрителей, и на тех, кто отдал приказ устроить столь помпезное зрелище. Он с удивлением копался в собственных ощущениях, пытаясь обнаружить страх – самый обычный, человеческий, от которого все сжимается внутри, а во рту появляется противный кислый привкус. Так вот, страха не было. При этом Рион точно знал, как этот самый страх выглядит и ощущается – но не ощущал. Вон, шагающий позади Ним – тот боялся, и шел, тихо поскуливая от ужаса. Хорошо еще, если не обмочился. А он, Рион, не чувствовал ничего за исключением отстраненного, холодного интереса к происходящему.

Тем временем их вывели на площадку, где собралась толпа. В воздухе разлилось напряжение, густое, вязкое словно мед. Видать, подобные зрелища здесь были редки: люди вытягивали шеи, толкались, чтобы не пропустить представления. Три согбенных и выживших из ума старца тоже присутствовали, даже обрядившись в лохмотья «праздничные».

Рион огляделся, прикидывая, откуда ждать удара: площадка, со всех сторон окруженная пышными порослями сталагмитов, не внушала опасений. Провал? Внезапная пропасть? Подземное озеро? Если последнее, то плохо – дышать под водой Рион не умел, да и вода скорее всего окажется чересчур холодной. Ним за спиной тихо всхлипнул.

Тем временем представление началось. Тот старейшина, что был слепцом, поднял руки – вокруг воцарилась плотная, давящая тишина, лишь где-то на границе слуха тихо шлепались капли воды, выстраивая очередной сталагмит. Как-то запоздало Рион отметил, что среди присутствующих не было ни одной женщины, что, в общем, было и неплохо для жены Нима.

– Братья! – хрипло взвыл старик, взметнулись длинные седые космы, – сегодня настал день, когда Бог Горы получит жертву и будет милостив к нам! Пришлый и предатель – вот лучшая пища для бога! Да примет он жертву, да ниспошлет нам, шелту, свое благословение!

И сделал знак конвою.

Рион почувствовал, как между лопатками кольнуло чем-то острым – либо ножом, либо острием копья. Их с Нимом стали подталкивать с дальней стороне площадки, к монолитной на первый взгляд стене. Скулеж Нима перешел в откровенный вой, и Рион передернул плечами в раздражении.

– Прекрати, – шикнул он Ниму, – не позорься. Ты ж мужчина. Ты смог приручить дракона. Пусть они помнят тебя смелым…

Как ни странно, подействовало: парень затих, только дышал надрывно, со свистом.

– Да примет Бог Горы жертву! – тявкнул за спиной кто-то, и слабый голос тут же был подхвачен многоголосым воем. Да примет. Бог. Жертву. Рион улыбнулся и, резко обернувшись, крикнул:

– Я вернусь!

Наконечник копья угрожающе распорол на груди остатки летного костюма.

– Трусы! – вдруг завопил Ним, – дайте оружие!

– Не дадут, – покачал головой Рион, – мы же приговорены…

Толпа голосила. Что-то про жертву, про бога горы, но Рион уже не обращал на них внимания. Со все возрастающим удивлением он увидел, как старейшина нащупал в стене сдвижную панель. Под ней светляком зеленела большая круглая кнопка – старик кулаком ударил по ней, и часть каменной стены медленно, но верно начала сдвигаться, открывая провал в кромешную тьму. Это было плохо, очень, потому что они запросто могли соскользнуть в пропасть – и тогда идея о разговоре с местным божком никогда не воплотится в жизнь. К тому же, руки оставались по-прежнему связанными, оружия не дадут…

«Твари. Трусливые, мерзкие. Когда вернусь, половину перережу, – мелькнула совершенно неуместная мысль, – хотя бы тех, кто явился поглазеть на все это».

Ним всхлипнул.

Рион в последний раз обернулся, посмотрел на трех старцев, сбившихся в кучу и видом своим напоминавших мокрых куриц.

Еще через мгновение их втолкнули в провал, и каменная твердь с шипением закрылась. Время остановилось.

– И что… теперь? – прошептал хрипло Ним.

– Не знаю. Судя по всему, нам нужно либо ждать здесь, либо двигаться вперед. Осторожно, чтобы никуда не свалиться.

– Рион, – сказал Ним, – мне кажется, я что-то слышу. Мы не одни здесь.

– Хорошо, – он усмехнулся, – не хотелось бы сдохнуть здесь от жажды и голода.

– Думаешь?

Рион вслушивался в тишину, которая уже не была полной. Где-то рядом как будто раздавался тихий шелест, а может быть, это было просто эхо их дыхания.

И совершенно внезапно что-то холодное резко дернуло за щиколотку, тряхнуло немилосердно, и Рион повис вниз головой. Судя по крикам, с Нимом происходило примерно то же.

«Зараза, – молнией пронеслась полная разочарования мысль, – здесь и говорить не с кем!»

Руки связаны, они болтаются в воздухе – а в следующее мгновение, быть может, неведомому существу придет в голову их сожрать. Или как следует приложить головой о камни. Мало ли нужно человеку, чтобы протянуть ноги?

– Эй! – Рион гаркнул во всю силу легких, – мы пришли с миром! Отпусти! Если это ты дал людям электричество, то, значит, ты разумен!

Тишина. Он висит вниз головой неподвижно. Рядом хрипит от ужаса Ним. А потом вдруг:

– Пороговое значение распознавания преодолено. Принадлежность к кластеру. – Щелчок. Свист. – Требуется классификация.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9