Olga Mercurio.

В ритме танца любви



скачать книгу бесплатно

Клэр незаметно и сильно ущипнула себя за руку. Ей начинало казаться, что она спит – уж слишком гладко всё складывалось. Но всё, чего она добилась – это ощутимой боли, рискующей перерасти в кровоподтёк.

– Сдаёте экзамен плюс проходите испытание – и грант Ваш, – пообещал Эмбриагез, отключая телефон и убирая его обратно в карман. – Со временем и местом его проведения определимся позже, надо узнать, будет ли в этом году конкуренция.

– Ладно, – согласилась девушка. – А кто из них поступил?

– Все, – усмехнулся Рауль. – Те, кто принимали участие, но остались на втором месте, получили скидку в пятьдесят процентов, – он закрыл глаза и провёл рукой по лицу. – Проклятый Лондон! Солнца нет, сыро, грязно… Я пробыл здесь всего три дня, однако они показались мне тремя неделями. Как Вы в нём жили?

– Не слишком весело. Попробуйте поспать немножко, – посоветовала спутница, – а как проснётесь – выпейте крепкого чаю с молоком и тремя кубиками сахара. Вам станет лучше.

– Мне бы не хотелось терять время на сон, – устало произнёс мужчина, бросая взгляд на дорогие наручные часы – но, боюсь, мой организм другого мнения.

– Всё в порядке, – успокоила его Клэр. – Отдыхайте, а я пока поломаю голову, выбирая одну из должностей, которые Вы мне предложили. И свыкнусь с новостью об испытании.

– Уговорили, – улыбнулся мужчина, вытягиваясь на полке. Он не стал распаковывать аккуратную стопку постельного белья, отодвинул одеяло и подушку и заснул, едва коснувшись головой прохладной обивки. Девушка не удивилась – многие страдали синдромом усталости, называемым в шутку «английским дождём» – то противным мелким, то льющимся, как из ведра, но постоянно витающем в воздухе и напоминающем о себе серостью затянутого тучами неба. Точно так же дело обстояло с усталостью – она приставала к жителям южных стран, как пиявка, и многие люди после поездки в Англию неделями не могли прийти в себя.


Рауль очнулся примерно за полчаса до прибытия поезда. Его глазам предстала ещё одна кружка, на этот раз чёрная. Из неё поднимался пар, ароматный, влажный и терпкий.

– Чай? – хриплым после сна голосом поинтересовался мужчина, принимая вертикальное положение.

– Да, – Клэр с трудом оторвалась от привлекательного зрелища – даже со слегка спутанными волосами Эмбриагез выглядел так, словно над ним несколько часов подряд трудились лучшие стилисты мира. Он провёл по голове рукой, немного пригладив растрёпанную причёску – жест получился настолько интимным, что девушка непременно покраснела бы, если бы могла. Впервые в жизни она порадовалась белизне своей кожи, способной покрываться румянцем только в исключительных случаях вроде высокой температуры.

– Клэр, – с благодарностью произнёс Рауль, наполовину опустошив кружку с чаем, – мне кажется, я поторопился, порекомендовав Вас матери. Может, Вы ко мне работать пойдёте? Хотя нет, – нахмурился он, – я стану нещадно Вас эксплуатировать и в итоге стану зависимым на все сто процентов.

– Зависимым?

– От Вашего умения быть на шаг впереди моих желаний, – Рауль поставил чашку на небольшой откидной столик. – Вы угадали, когда я проснусь.

– Может, я собиралась Вас разбудить, – выдвинула предположение девушка, доставая из сумки косметичку.

Рядом с ней лежал небольшой портфельчик, скорее всего, с ноутбуком. – Хотите воспользоваться? – спросила Клэр, перехватив взгляд собеседника.

– Если можно, – не стал отказываться Рауль, принимая портфель. – Забронирую билеты на ночной поезд через интернет. Это сэкономит нам кучу времени и нервов, – добавил он, поднимая серебристую крышку компьютера. Пока шла загрузка, Эмбриагез с любопытством наблюдал за девушкой. Судя по выражению её лица и направленному на косметичку взгляду, краситься ей не хотелось.

– Вы снова заботитесь о моей репутации? – неожиданно догадался он. – Не стоит, Клэр, если Вы собираетесь накладывать грим… нет… макияж только ради этого. Папарацци, если они всё-таки соизволят появиться, переживут отсутствие косметики. А для меня Вы и так прекрасно выглядите, – искренне добавил мужчина. – Зачем Вам вообще нужен этот арсенал?

– Возможно, когда-нибудь мы об этом поговорим, – Клэр с облегчением убрала сумочку обратно, предварительно достав оттуда пару флаконов. – Я оставлю Вас ненадолго, – она грациозно поднялась и вышла, бесшумно закрыв за собой дверь.


С минуту Рауль сидел, глядя сквозь монитор. «Что за чёрт…». Он не мог подобрать ни слов, ни даже мыслей, чтобы объяснить происходящее, и ответов на свои вопросы тоже не находил. Почему рядом с Клэр ему хотелось быть эдаким благородным рыцарем? Она не казалась хрупкой или безвольной, могла самостоятельно принять решение – и, тем не менее, мужчине хотелось взять на себя по крайней мере половину её проблем. Странная девушка… Её отношение к нему также было нетипичным, нестандартным, словно Клэр давным-давно была с ним знакома, но держала дистанцию. Рауля сбивали с толку сдержанность – она не стала лезть к нему с вопросами, как и обещала, – скрытность, серьёзность, несвойственная девушке её возраста… К слову, о возрасте – на вид Клэр было года двадцать два, а Эмбриагез предпочитал общаться с женщинами чуть-чуть старше себя. Они казались ему сформировавшимися, цельными личностями, постигшими женское таинство и утратившими глупые иллюзии. Однако в Клэр не было ни капли наивности, бесшабашности, свойственной юности, а розовые очки она, скорее всего, даже не примеряла. Женственность, загадка, скрытая сила, светящаяся в самых необычных глазах, какие только ему доводилось видеть, в сочетании с молодостью составляли удивительный букет. Рауль наслаждался им, но едва ли мог распознать отдельные компоненты. Ко всему прочему, Клэр была красива, но отчего-то не придавала значения своей внешности. Блестящие тёмно-русые волосы были собраны сзади и спрятаны под матовой кремовой заколкой, поэтому нельзя было угадать их длину. Черты лица не были классическими, однако прекрасно гармонировали друг с другом и вместе создавали неподражаемый образ – небольшие бледно-розовые губы, слегка вздёрнутый носик, брови с надломом и сверкающие драгоценными камнями глаза в окружении чёрных, плавно загнутых ресниц. Сложнее всего было дать определение их цвету – каменные, стальные, ртутные… Все слова отливали Лондоном – унылым, холодным, дождливым – и не передавали необходимой глубины, не могли ухватить суть. Клэр была ожившим вызовом всем существующим стереотипам.

Не переставая думать о своей спутнице, мужчина быстро уладил вопрос с билетами, открыл свой почтовый ящик и тут же, поморщившись, закрыл – две трети сообщений можно было удалять, не читая, но заниматься скучной сортировкой во время отпуска было кощунством. Из любопытства Рауль заглянул в папку с документами, отмечая царивший там порядок. Все файлы были разбиты по категориям – «музыка», «фильмы», «книги», «творчество» и забавная «барахло». Но просмотреть их Эмбриагез не успел – Клэр вернулась, неся с собой едва уловимый шлейф чуть горьковатых духов.

– Готово, – с улыбкой сообщил Эмбриагез, – протягивая девушке ноутбук. Она выключила его и убрала в сумку, потом повернулась к Раулю.

– Надеюсь, дорогу Вы мне позволите оплатить?

– Надеетесь напрасно, – отозвался мужчина, тоже поднимаясь на ноги. – Я уговорил Вас задержаться, а цена билетов на вечерний поезд немного выше, чем на дневной.

– Сдаётся мне, что этот самый двенадцатичасовой поезд в полночь превратится в тыкву, – мрачно пробормотала Клэр, непроизвольно делая шаг назад. Рауль оказался выше её на голову, к тому же шире в плечах, чем это казалось на расстоянии. Он улыбнулся её реплике:

– Я похож на фею-крёстную?

– Не особенно, – девушка смерила его оценивающим взглядом. «Фея-крёстная, как же…» – подумала Клэр, любуясь гибкой мускулистой фигурой. – Я не знаю, как объяснить, Рауль… – она села на свою полку, поджав под себя одну ногу и обхватив руками колено другой: – Я не привыкла получать что-либо просто так, поэтому Вы загоняете меня в тупик – я без понятия, как поступить.

– Не заморачиваться и получать удовольствие, – предложил Эмбриагез. – Вероятно, Вы думаете, что я потребую чего-нибудь взамен?

– Не Вы, – отрицательно покачала головой девушка. – Обычно жизнь и сама неплохо справляется. И если сейчас всё идёт хорошо, вовсе не значит, что наступила белая полоса, компенсирующая предыдущие неприятности. Скорее, это маленькая передышка и подготовка к последующим «сюрпризам» судьбы.

Рауль присел на корточки перед Клэр. Их взгляды встретились, и оба улыбнулись друг другу.

– Сколько Вам лет, Клэр? – неожиданно для самого себя задал вопрос Эмбриагез.

– Восемнадцать уже исполнилось, если Вы это имеете в виду.

– Просто Вы так говорите, будто недавно отметили семидесятилетие.

– На самом деле мне гораздо меньше, – заверила его девушка. А через секунду из динамика на стене послышался приятный женский голос, который объявил о прибытии на парижский вокзал Gare du Nord через пятнадцать минут.

– Вот и первая станция Вашей новой жизни, – серьёзно сказал Эмбриагез. – Пожалуй, мне следует привести себя в надлежащий вид, чтобы не испортить торжественности момента, – он подмигнул Клэр и вышел за дверь. А она, в попытке успокоить гулко барабанящее по рёбрам сердце, сделала такой глубокий вдох, что почувствовала головокружение, какое бывает при переизбытке кислорода. Действительность впервые превосходила мечты, и девушка боялась спугнуть внезапно нагрянувшую удачу… или проснуться.

Глава вторая

– С учётом того, что Вы переезжаете, у Вас на удивление мало багажа, – заметил Рауль, заталкивая в камеру хранения две спортивных сумки. Клэр взяла с собой только небольшую сумочку, в которой лежали деньги и документы, упаковка влажных салфеток, дневник и фотоаппарат, а у мужчины вообще ничего не было. Дорожная зубная щётка, паста и дезодорант всегда лежали во внутреннем кармане его куртки. Что касается одежды, Рауль редко возил её за собой, предпочитая покупать новые вещи, благо он мог себе это позволить. Он закрыл дверцу шкафа и положил золотистый ключик на ладошку Клэр.

– У меня есть всё, что нужно, – девушка запихнула ключ в передний карман светло-серых джинсов. – Единственное, чего мне жаль – это библиотеки, которую я собирала с тех пор, как мне начали выделять деньги на карманные расходы. Но сейчас все книги в надёжном месте, и я смогу перевезти их сразу же, как только обзаведусь постоянным жильём. В любом случае, у меня полно электронных книг. Просто ощущения от чтения на компьютере совершенно другие. Куда пойдём? – полюбопытствовала она. Эмбриагез развёл руками:

– Куда угодно! Мадемуазель вольна выбирать всё, что заблагорассудится.

– Мадемуазель предполагает, что месье бывал в Париже и сориентируется в нём не в пример лучше, – подхватила шутливый тон Клэр.

– Ну что же… – Рауль посмотрел на огромные электронные часы на стене. – Разумеется, за один день мы не сможем осмотреть всего, что положено туристу.

– И не надо, – беспечно повела плечами Клэр. – Большинство достопримечательностей столько раз задействовали в фильмах, что кажется, будто видел их собственными глазами. Я помню даже этот вокзал и канал Сен-Мартен недалеко отсюда.

– Т огда начнём со знакомства с традиционным французским завтраком, – мужчина указал на сотни автомобилей, проносящихся мимо центрального входа. – Возьмём машину и прокатимся в одно из моих любимых кафе. И ещё кое-что, Клэр, – Рауль помедлил с окончанием фразы, присаживаясь рядом с девушкой на заднее сиденье такси, которое ему посчастливилось поймать одним взмахом руки, едва они вышли на улицу. – Я бы не хотел, чтобы Вы платили за себя. Идея задержаться здесь принадлежит мне, так позвольте мне же её и реализовывать.

– Кхм… И как Вы себе это представляете? Ой, посмотрите, какая прелесть – розовая кофточка со стразиками, – девушка мастерски сымитировала протяжную интонацию тринадцатилетней девчонки, причисляющей себя к гламурным кругам. – А Вы купите мне фисташковое мороженое? А ещё вон ту плюшевую собачку! И вот этот симпатичный домик! Как, Вы говорите, он называется? Версаль? – Клэр так уморительно себя вела, хлопая ресницами и явно передразнивая современных подростков, что Рауль не выдержал и расхохотался. – Вот видите, – усмехнулась девушка, моментально возвращаясь к естественному образу.

– Почему-то я уверен в том, что Вы не станете обращать внимания на розовые футболочки, – улыбаясь, произнёс Эмбриагез. – Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления, – подытожил он. «Я всё равно сделаю по-своему», – решил мужчина про себя. Если бы они могли читать мысли друг друга, то Рауль был бы сильно удивлён тем, что Клэр разгадала его намерения. «Если он вздумает потратить на меня деньги, я найду способ вернуть их обратно», – подумала девушка. Но эта мысль улетучилась из её головы, стоило машине плавно тронуться с места.

День пролетел, как один вздох. Эмбриагез сыпал французскими названиями, посвящая Клэр в историю того или иного здания или места, рассказывал забавные случаи и потрясающе справлялся с ролью экскурсовода. Девушка не выпускала из рук фотоаппарата, радуясь объёму встроенной в него памяти. Они бродили по маленьким тесным улочкам, напичканным булочными и лавками с сыром, свежими овощами и фруктами, по главным авеню с бутиками крупнейших брэндов – Chanel, Dior, Prada… Брали такси или садились в лодку, чтобы перебраться из одного округа в другой, рассматривали неимоверной красоты готические здания, погружаясь в атмосферу средневековья, переключались на зеркально-бетонную и хромированную архитектуру современности. Не обошли вниманием разнообразие по-домашнему уютных уличных кафе. Томатная запеканка, дынный суп, блинчики с начинкой, грушево-карамельное мороженое… Обострившиеся до предела чувства отпечатывали в памяти малейшие нюансы текстуры, аромата и вкуса, французская речь вперемешку с доносящейся отовсюду музыкой и звуками города дополняла воздушный, как нежнейшее суфле, образ Парижа.

Впрочем, пренебрегать достопримечательностями Рауль и Клэр не стали, хотя и собиралась вначале обойти их стороной – они побывали на Елисейских полях и прошли под Триумфальной аркой. На Эйфелеву башню не поднимались, зато посетили самый высокий во Франции небоскрёб – Тур Монпарнас. Развернувшаяся с 59 этажа круговая панорама города заставила их провести там почти полчаса. Им везло – они не стояли в очередях, да и в целом в этот день по городу разгуливало до странного небольшое количество людей. Клэр старательно гнала от себя суеверные подозрения – ни один день в её жизни не был таким совершенным, даже наполовину. Единственное, что слегка омрачало её счастье – принципиальность Эмбриагеза. Он не позволил ей потратить ни единой монетки, расплачиваясь и за еду, и за транспорт. Девушка пообещала себе, что даже не посмотрит в сторону сувенирчиков и прочих безделушек вроде статуэток и украшений. И она держала своё слово.

Около восьми часов вечера они сидели в одном из Домов шоколада, наслаждаясь тягучим, сладким горячим напитком и невесомыми эклерами с белковым кремом.

– Ну как Вы себя чувствуете? – спросил Рауль, внимательно вглядываясь в личико девушки в поисках признаков усталости. Клэр улыбнулась ему.

– Если не брать во внимание того, что происходящее кажется мне абсолютной фантастикой и я периодически начинаю думать, что сошла с ума – всё просто прекрасно. Мне жизни не хватит, чтобы выразить Вам свою благодарность…

– Вообще-то, – задумчиво начал мужчина, – есть одна идея. Окажите мне небольшую услугу, и можете считать, что мы в расчёте. Только для этого придётся съездить в одно место.

Клэр была заинтригована. Что такого она могла сделать для этого человека?

– Хорошо, – девушка допила шоколад и, не выпуская из ладоней тёплой кружки, посмотрела в окно. За весь день у Клэр впервые возникло настолько чёткое осознание того, что она находится во Франции – в самом романтичном городе на земле, в столице мировой моды, в сердце французской культуры. Она откинулась на мягкую спинку изящного кресла, наблюдая за прохожими сквозь огромное, во всю стену, дымчатое коричневатое стекло. Шарм, элегантность, стиль, едва заметная небрежность или отполированная до блеска безупречность – все эти качества отличали парижан от гостей города. Клэр сама была такой гостьей, но сейчас она чувствовала себя частью этого мира – и это грело ей душу. Хотя дело было не только в Париже… Был ещё неотрывный взгляд волшебно красивых карих глаз, меняющих свой цвет в зависимости от освещения с прозрачного коньяка на блеск кофейного ликёра… Был чарующий голос – низкий, мужественный, с чувственными нотками… Девушка знала, что идеальных людей не бывает, и для неё самой было бы лучше отыскать с десяток недостатков в Рауле. Однако пока что Клэр видела только один – Эмбриагез был слишком хорош.


В этот раз Клэр и Рауль спустились в метро. «Станция Pigalle», – объявил механический голос. У девушки от изумления расширились глаза:

– Пигаль? Район красных фонарей? Боюсь представить, о какой услуге Вы хотите меня попросить.

Мужчина поперхнулся:

– Ох, простите, Клэр, я не подумал о том, насколько двусмысленно это может выглядеть. Можете быть спокойны, нам не в публичный дом и даже не в «Мулен Руж». Впрочем, если хотите…

– Нет-нет, – рассмеялась девушка. – Устройство парижского борделя никогда меня не интересовало. И кабаре кан-кан – заведение на любителя, я к ним не отношусь.

– Тогда мы не станем туда заглядывать. На Монмартре полно достопримечательностей. А забавно всё же получилось, – на красивом лице Рауля заиграла улыбка. – Надо же… Пигаль…

Над площадью Тертр сгущались сумерки. Было на удивление тихо, почти безлюдно, наверное, Рауль специально выбрал это время. Однако вскоре в безмолвную прохладу вечера стали проникать гармоничные звуки, сплетающиеся с пространством так естественно, что вскоре начинали казаться неотъемлемой его частью или даже стержнем, вокруг которого возводились дома, сердцевиной, от которой сетью вен и нервных окончаний разбегались улицы. По мере приближения к небольшому участку, затерявшемуся среди домов, виртуозная мелодия становилась чётче, аккорды выстраивались по звонкой струночке, прекращая рассеиваться в ненавязчивом гуле невнятных голосов, укрытых стенами зданий. Клэр замедлила шаг, разглядев небольшой оркестр и в потрясении замерла, когда внезапная волна трезвучий взвилась встревоженной стайкой невесомых птиц, страшась пропустить хоть один звук, хоть одну, пусть даже самую тихую, ноту. Эмбриагез терпеливо ждал, пока она придёт в себя, наблюдая за её реакцией.

– Хотите, я познакомлю Вас с создателем этого чуда? – негромко спросил он, и, получив утвердительный ответ, окликнул дирижёра: – Гвидо!

Высокий, статный мужчина с густой копной тёмно-седых волос и в чёрном фраке обернулся и, явно обрадовавшись, двинулся им навстречу.

– Рауль! Вот это сюрприз! Здравствуй, – мужчины обменялись крепким рукопожатием. – Добрый вечер, прекрасная юная леди, – обратился к девушке Гвидо, сверкая белозубой улыбкой на смуглом лице. «Красавец», – Клэр впечатлили резковатые, будто высеченные из камня, черты лица и тёмные синие глаза. Он не был похож на француза – скорее, на цыгана, об этом говорило и его имя. Но держался мужчина величественно и гордо, как настоящий король. Собственно, он и находился в своём царстве.

– Здравствуйте, – поприветствовала его Клэр. – У Вас отличный оркестр. – восхищённо добавила она, разглядывая круглую сцену под лёгким навесом из дикого винограда и сидящую полукругом группу людей. В ней было около 20 человек, мужчины и женщины в возрасте от 45—50 лет. Все были одеты в классические костюмы из плотной чёрной ткани, которая поглощала свет ярких огней, искусно спрятанных среди виноградных листьев. Отполированные инструменты, напротив, отражали блики, напоминая сверкающие огоньки, подмигивающие из густоты ветвей рождественских ёлочек. Музыканты дружелюбно помахали им, кто рукой, кто смычком – скорее всего, они тоже были знакомы с Раулем.

– Я рад это слышать, – похвала девушки пришлась Гвидо по вкусу – мужчина обожал свой оркестр. – Что привело вас сюда? – обратился он к Эмбриагезу, имея в виду и его самого, и его спутницу.

– Во-первых, я не мог не проведать своего наставника, раз уж оказался в Париже, – пояснил Рауль. – Во-вторых, я привёз ему отличную новость в виде концерта на благотворительном вечере. Но я расскажу об этом позже…

– Потому что есть в-третьих? – догадался Гвидо. Эмбриагез ухмыльнулся:

– Проницателен, как всегда, маэстро.

Дирижёр многозначительно посмотрел на ученика, но комментировать его высказывание не стал. Затем он кивнул молодым людям и, чему-то улыбаясь, развернулся и направился к площадке. Рауль обратился к девушке:

– Клэр, Вы ведь не боитесь публичных выступлений?

– А надо? – девушка быстро сделала снимок оркестра и убрала фотоаппарат в сумочку. Затем огляделась по сторонам и пристроила свои вещи на пластиковый стул возле закрытого ресторана. – Почему Вы спрашиваете?

Мужчина небрежно бросил куртку на пустой столик:

– Потому что я приглашаю Вас, – он протянул руку ошеломлённой девушке, – на Ваше первое танго. Оно же – Ваше испытание.

Клэр растерянно дотронулась до горячей ладони и едва не задохнулась от прикосновения сильных пальцев к своей прохладной руке.

– Но я… наверное, я не знаю этой музыки, и я почти никогда не танцевала танго… в паре…

– А ещё Вы никогда не были в Париже, – подхватил Рауль, притягивая девушку к себе и обнимая её за талию второй рукой, – и с Гвидо прежде не встречались… Всё бывает в первый раз. Чувствуйте музыку, – шепнул Эмбриагез, услышав знакомое вступление, – и следуйте за мной…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное