Олеся Новикова.

Азиатское притяжение



скачать книгу бесплатно

Русские издательства имеют меньший опыт в создании «библий», хотя сейчас это направление начали развивать. Самое главное достоинство отечественных путеводителей – родной язык. И если бы это было бы решающим фактором, я бы использовала их. Правда, ошибок в наших книгах больше, и связанно это опять с обновлением. Новые книги появляются не так часто.

Вообще, отдельным классом идут красочно иллюстрированные издания, где много картинок и занимательных рассказов из истории государств. По сути, такие книги никуда «вести» не будут, их призвание – развлекать, показывая очаровательные природные ландшафты и невероятные архитектурные творения. Карты в них посредственны, телефоны и адреса отсутствуют, информации по местному транспорту даже не предполагается. Такие путеводители для бэкпэкеров вообще не подходят – лишний килограмм фотографий, обработанных фотошопом. Поэтому спрашивать надо именно путеводители для самостоятельного знакомства со страной, надеясь, что спрос все же породит предложение и на русском языке.

Большинство встреченных мною людей использовали англоязычные книги. Большой штат авторов позволяет регулярно выпускать свежие книги с хорошим подбором практичной информации, что было существенным плюсом для моей поездки. А недостатком книг стала их «звездность» – частота использования советов. Иногда было ощущение, что бэкпэкеры со всего мира ехали в тот хостел, который оказался на страницах знаменитого советчика. Это приводило к перенаполняемости и повышению цен за комнату.

Хотя информация о жилье самая неоднозначная в любом путеводителе. Слишком быстро идет застройка в популярных районах. Обычно ночлег лучше искать самим, неподалеку от хостелов, указанных в книге. Такие места, как правило, дешевле, так как еще не столь популярны. Хотя все относительно. Иногда по советам книги я находила отличное дешевое жилье.

Мой первый путеводитель, тоже англоязычный, я купила в Пекине. Эта была книга по Китаю, свежего, 2007 года. Она стала мне добрым другом, с кем я могла поспорить, но чьи советы были незаменимы. Под одну обложку упаковали всю полезную информацию о стране: историю региона, особенности городов, цены на жилье с адресами и отзывами о хостелах, нужные телефоны, карты, сведения о междугородном транспорте и стоимости билетов. Незаменимым моментом оказался перевод названия городов на иероглифы, чтобы покупать билеты и разговорник.

В этом путеводителе практически не было ошибок в картах, и я вполне сносно гуляла по незнакомым городам с таким навигатором. Информация о ценах совпадала с действительностью. Чего не скажешь о моем следующем друге – «Юговосточная Азия», который уже был староват и владел информацией годичной давности. Ориентироваться в ценах было тяжелее, разница примерно в десять – двадцать процентов, плюс некоторые объекты уже не существовали.

Ошибки в путеводителях были, но они не уменьшали общий вклад в мое дело. Книги предлагали варианты, как добраться в нужный город, сколько это занимает времени, где купить билеты подешевле, куда сходить днем, куда – вечером, как доехать до достопримечательности на общественном транспорте, какое блюдо стоит попробовать, с какими проблемами можно встретится и как их решать.

Это не было установкой к действию, я воспринимала информацию как советы и адаптировала под себя.

Я видела «фанатиков», которые следовали указаниям свято. Если путеводитель станет «поводырем», то путешествие превратится в слепое повторение чужого опыта. Интрига личного участия будет утрачена, появится страх «ослушаться» и попасть в неприятность. Все можно довести до абсурда.

Встречались мне и ярые «атеисты», которые не признавали «дорожной библии» как таковой. Их мотив – стадность тех, кто следует этой информации. Боялись потерять запал первопроходца. «Но тогда идите своей дорогой», – так и хотелось сказать. А эти люди встречались в тех же хостелах, которые советует популярный путеводитель, и за беседой разглядывали мою книгу и выписывали названия городов – было понятно, что за высокими речами часто есть скрытые мотивы. Как ни странно, часто это стоимость книг.

Особый класс – сомневающиеся. Они раздувают «ширпотребность» книг. Вроде они и хотят путеводитель, но не такой плохой, как эти все. Говорят, об огромном количестве ошибок, о невозможности пользоваться такими картами, о недостаточной информации по достопримечательностям и тому подобное. У меня сложилось впечатление, что либо они сами путеводителями не пользовались, а их мнение сформировалось по отчетам атеистов, либо использовали источник однобоко, не подкрепляя свежими новостями из интернета и просто от встречных людей.

Купить свежие путеводители можно было еще перед стартом – через интернет или в книжных магазинах столицы. Но я предпочла отовариваться в дороге, последовательно. В крупных азиатских городах есть хорошие книжные магазины с достойным выбором. А в отдельных местах, например на Каосан-роуд в Бангкоке, продаются использованные книги по низкой цене. Популярность книг не оставила равнодушными пиратов, поэтому в Азии за пару долларов можно было купить и новую книгу. Правда, страницы в таких изданиях начинают моментально вылетать, и качество печати – низкое.

Использование путеводителей оказалось полезным по многим причинам. С их помощью разрабатывался маршрут, страховалась информация с ночлегом, благодаря телефонам консульств, авиакомпаний, ж/д вокзалов и миниразговорникам быстро решались неожиданные вопросы.


Письмо 6-е

22.09.2007

Остановка, откуда идут прямые автобусы на вокзал, была прямо напротив хостела. Ехать не больше пятнадцати минут. Меня ждал поезд Пекин – Шанхай. Я не спешила первые минут двадцать, и постепенно меня стало охватывать понимание, как люди на поезда-самолеты опаздывают. Ну, как в трезвом уме и памяти можно не рассчитать свое время и не приехать к нужному часу? Но оказалось, мне незнакома проблема жителей мегаполисов. На дороге – пробка. Такси брать так же бесполезно, как ждать автобус. А не спешить больше было нельзя.

Быстрым шагом с тяжелым рюкзаком, по жаре дневного Пекина я шла на вокзал. Измученная, но я добралась вовремя и подумала: «Ура!»

На центральном электронном табло горел номер моего рейса и номер выхода – 2. По указателям я нашла этот выход и на всякий случай уточнила у служащей вокзала. Протянула билет – она одобрительно махнула головой. Отлично.

Села на пол на рюкзак, как и большинство пассажиров. Объявили посадку на очередной рейс. Народ повалил, через пять минут зал опустел. Периодически по нему пробегали опоздавшие. Забавное зрелище – бегущие по огромному залу огромного вокзала с огромным багажом.

Сижу. Моего рейса на табло нет. Усталость сменилась расслабленностью и умиротворением, философских мыслей о смысле жизни поубавилось – видимо, я начала привыкать к новой реальности и миру вокруг. Проверка времени выявила, что до отправления моего поезда – десять минут. А посадка должна была начаться за полчаса…

Вскочила – и бегом к той же тете. Опять показываю билет. Она машет – мол, наверх, на второй этаж. Думать на тему: «Какого черта ты в первый раз сказала, что я правильно пришла?» – было бесполезно. Все, кто искал информацию по Китаю, неизбежно натыкался на правило: спроси о направлении минимум у трех человек, даже если первый абсолютно точно знал, что говорит. Почему не спросила, почему не проверила?

Бегу. Огромный вокзал. Длиннющий эскалатор. Полно народу. Я же в Пекине. Восемь минут до отправления.

Прибегаю на второй этаж. Там на общем табло опять мой рейс и опять цифра 2. Смотрю – здесь уже другой холл номер два. Бегу туда. Но и там моего рейса нет! Оглядываюсь по сторонам – вдалеке еще один холл номер два. Сколько же тут помещений и все под одной цифрой? Но и там нет моего рейса.

(Абзац вырезан внутренней цензурой.)

Бегу к очередной тете в форме.

– Help, help! – и машу билетом.

Она показала направление. Времени проверить не было. Бегу. Другая тетя по пути. Я ей:

– Help! Help!

Она мне отвечает:

– Number four.

Вижу, на воротах четыре горит номер моего рейса, заканчивается посадка. Блин, откуда четыре, я так и не поняла.

Опять бегу. Расстояния по-прежнему огромные. Вот он, мой поезд, вагон номер десять, а у меня шестнадцатый. Шесть вагонов я бежала. Села в поезд, и ровно через три минуты, четко по расписанию, мы тронулись. Я была последней.

Первая самостоятельная посадка в китайский поезд прошла успешно.

По земле едешь – дальше будешь

Изначально я делала ставку на общественные автобусы и поезда. Маршрут был разработан с учетом перехода границ по земле, исключение составляла только островная Индонезия. Наземный транспорт давал возможность посмотреть страну вдумчиво, не спеша, и, конечно, экономить.

Мысль о «местном транспорте» меня не пугала. Дома я им пользовалась, почему же заграницей я должна перемещаться с помощью сложного определения «трансфер» или на такси?

«Я могу сама, на автобусе», – повторение перед стартом больше походило на самовнушение, потому что пугала меня другое азиатский местный транспорт. Грязь, полная антисанитария и азиаты – практически инопланетяне, которые будут тянуть руки, чтобы потрогать невиданное существо – белую девушку. Я, конечно, себя убеждала, что это стереотипы, основанные на страхе неизвестного, что в Азии тоже люди и вероятность того, что они видели белых, очень велика, практически стопроцентная, но все мои правильные разговоры с собой не помогали избавиться от странных мыслей. Если в русский поезд где-нибудь на Урале зайдет негр, думаю, он вызовет некий ажиотаж, а возможно, и желание потрогать…

Как и следовало ожидать, все развеялось только действием. Вернее, первым же опытом. Моими соседями по пути в Шанхай были молодые китайские парни, которые радовались единственной белой девушке во всем вагоне, и тот факт, что я оказалась их соседкой, дал им повод для разговоров на весь вечер. Парни были не простые, а, по всей видимости, модные и продвинутые. Поговорить со мной они не могли, поэтому демонстрировали знание этикета и гостеприимство жестами – предлагали растворимую лапшу и старались угостить непонятными консервами. Когда наступило время спать, мальчики позабыли о приличиях и устроились, как им было удобно. Я была им очень благодарна, так как спать сидя десять часов мне совсем не хотелось. Дело в том, что с билетами на такое популярное направление, как Пекин – Шанхай, в Китае напряженно, и я смогла достать билет только в скорый поезд, где места, как в самолете, – мягкие кресла, в кровати они не раскладываются. Поэтому когда ребята не стесняясь разложили выдвижные столики, закинули на них ноги и максимально комфортно развалились на креслах полулежа, мне хотелось сказать им спасибо. Я последовала антикультурному примеру, закинула ноги, развалилась и выспалась.

В китайских поездах есть четыре типа вагонов. Я выбирала по правилу «золотой середины». Дорогие места не подходили по определению, самые дешевые – по силе мотивации. Многочисленность населения привела к тому, что в стране можно было купить билет в самый дешевый вагон – «без места». Это означало, что люди там везде, в прямом смысле слова: не только на полу в проходе, но даже под сиденьями. Если бы я и купила билет в такой класс «с местом», количество людей вокруг было бы ужасающим. Большинство бэкпэкеров, рассказывающих про такой способ передвижения, выбрали его вынужденно – по причине полного отсутствия мест в другие классы. Отсюда главное китайское правило – покупать билет заранее.

Передвигаться между городами на небольшие расстояния было удобно на автобусах. Они быстрее, иногда дешевле. Кондиционер встречался в большинстве междугородних автобусов. Он очень холодный, и его не делают «потише», поэтому я всегда брала свитер. Простудиться в трехчасовом «холодильнике» очень просто.

В Китае я опробовала новый для себя вид транспорта – ночной автобус. В таком транспорте можно было только лежать, он оборудован спальным местом. «Удовольствие» это терпимое, особенно если «кровать» индивидуальная. Но, Китай – страна сюрпризов, и индивидуальное ложе у меня было только в первый раз. Но не буду об этом раньше времени.

Билеты я старалась покупать непосредственно в кассах. На улицах и в турагенствах – с комиссией. Приезжая на автостанцию, я игнорировала «помогал» – агентов, которые стремились продать билет, и покупала билет сама. Иногда они были безобидны и не накручивали цену, просто хотели укомплектовать свой автобус, а иногда могли отвести от выбора и продать дороже. Я пыталась мыслить по-азиатски и не раздражаться на них, это своего рода обычаи страны: громко кричать, брать за руку и пытаться продать свой товар. Можно сказать, это – страна изнутри, а не только картинки от турагентств.

В Китае мне встречались кассы для иностранцев. Правда, даже там не было гарантии, что мне смогут внятно ответить на английском языке. Поэтому я всегда готовилась заранее. В сети интернет есть сайты с расписанием поездов. Я выписывала номер рейса, дату, цену соответствующего класса и название города. В моем путеводителе были названия городов на китайском языке. Кассир ориентировался в полученной информации и выдавал билет. Я всегда проверяла данные на билете, особенно пункт назначения. Лично сверяла иероглифы.

В странах, где знание английского не является привилегией, все было намного проще. Языковые проблемы наблюдались только в Китае, поэтому он требовал большей подготовки и бдительности.

На вокзал я приезжала примерно за сорок минут и ориентировалась по номеру рейса. На большом табло пишут номер ворот, где будет посадка. Цель – найти эти ворота, увидеть на них номер своего рейса и ждать. Бывало так, что я путалась. Однажды мне попался вокзал, где на табло не было арабских цифр – только иероглифы. Тогда помогали лучшие друзья бэкпэкера. Как ни странно, это люди в форме. Обычный милиционер на улице или сотрудник вокзала считают своей миссией помочь иностранцу. Они оставляли свои дела, брали меня за руку и вели к месту.

Для Китая существует правило «трех человек». Когда вы спрашиваете направление, уточните минимум у трех человек, только после следуйте указаниям. Здесь действует известное восточное стремление «сохранить лицо»: человек может понятия не иметь, как дойти до нужного места, но сказать «не знаю» – значит «потерять лицо». Он лучше покажет вам наугад. Причем, отлично зная это правило перед стартом, я все равно неоднократно попадалась.

Все это особо требовалось вначале. Потом ориентирование на вокзалах и автостанциях стало нормой. По большому счету, система везде понятная, чаще всего там много указателей, есть английский перевод или люди в форме, готовые вывести куда надо. Азиатский местный транспорт позволил передвигаться не просто экономно, но и комфортно. А такова была цель.


Письмо 7-е

28.09.2007

Шанхай – город больших возможностей и больших желаний. Если есть на свете места для души, то Шанхай – это место, где можно устроить праздник для тела. Я смотрела на город с восемьдесят восьмго этажа самой большой башни в Китае и понимала – сюда стоит вернуться обязательно: приехать и устроить мега-вечеринку нон-стоп: шопинг, клубы, рестораны, ночной Бунд…

Мой Шанхай начался с дороги в хостел. По пути передо мной вырастал лес небоскребов и каскад зданий в европейском стиле, а финалом этой панорамы стал Бунд – знаменитая набережная Шанхая, фотографии которой являются визитной карточкой города. Кстати, именно этот образ Шанхая обманул меня – я представляла его ультрасовременным мегаполисом, устроенным по последнему слову прогресса, где все, от небоскребов до табуреток, которые стоят в этих небоскребах, – из нержавеющей стали. А оказалось не совсем так…

Здесь много улиц, гуляя по которым ощущаешь себя как в Европе. Меганебоскребы и старые кварталы, многоэтажные дорожные развязки и узкие кривые улочки, мировые бренды в оригинале и дешевый китайский ширпотреб, фешенебельные рестораны и лапша на улице – это Шанхай!

Он кардинально отличается от китайской столицы. Пекин – более упорядочен и строг, в нем все «по полочкам». В Шанхае одно вытекает из другого и все переплетается.

Хостел выбрала по рекомендациям встреченных мною людей, когда же я сюда добралась, меня охватило недоумение – крохотная комнатка со ржавым потолком и запахом сырости. С дороги я была невосприимчива к таким пустякам и просто легла спать, а наутро четко поняла, что прожить здесь не смогу даже сутки. Решился этот вопрос на удивление просто: я попросила переселить меня в другую комнату, и меня переселили. Без лишних вопросов. Со второй попытки я получила чистое, просторное и сухое жилье. Я убедилась, что хостелы – это не тот случай, когда надо терпеть разруху, несмотря на то, что цены низкие. Надо выбирать и требовать хорошие условия, это нормально. А первый вариант комнаты предлагают тем, кто вдруг постесняется попросить о переселении или в случае полного отсутствия мест. Но я для себя решила, что если бы в мою просьбу не захотели вникать, я бы ушла на поиски нового места. Пять дней в Шанхае хотелось провести в уюте, и я бы его в любом случае нашла.

Вообще этот хостел проходил у меня под названием «все бесплатно». А именно: интернет, кухня для самоиспользования, фен, путеводители – включая последний «Лоунли Плэнет» по Китаю и отдельно по Шанхаю. И самое главное – он находился в двух шагах от Бунда, то есть от самого интересного.

Вечерами в холле собиралась веселая компания: австралийцы, приехавшие в Шанхай за тем, за чем и надо туда ехать – за праздником жизни; испанец, порекомендовавший места в Таиланде, где побывал, и рассказавший про Камбоджу; голландец, который уже три месяца провел в пути и повидал много мест, но обидевшийся на меня, когда я отказалась разделить с ним наркотическую трапезу; две американки, работающие в Корее учителями английского; девушка из Израиля, уже около месяца одна путешествующая по Китаю; испанец-певец, который радовал нас живой музыкой под гитару… Кстати, за недолгие полторы недели пути я уже встретила четырех девушек, путешествующих самостоятельно и в одиночку – не такая уж это редкость.

Шанхай днем – это музеи. Я посетила три: Исторический музей Шанхая (Shanghai Museum), Музей градостроения (Urban Exhibition Shanghai Museum) и Музей древней китайской сексуальной культуры (Sex Culture and health Museum). Особенно поразила виртуальная экскурсия по Шанхаю в Музее градостроения: ты находишься в закрытой комнате в форме капсулы – а вокруг и всюду город. Проезжаешь по нему на машине, потом по реке на катере – очень реалистичные ощущения.

Шанхай вечером – это в первую очередь Бунд. Я пришла на набережную еще засветло и ждала темноты, она надвигалась постепенно, ночной город просыпался огонек за огоньком. Вместе со мной наблюдали сотни (если не тысячи) туристов. В девятнадцать часов сумерки вступили в свои права, объявив праздник жизни открытым: рестораны, бары, клубы, джаз-кафе и много довольных лиц.

В предпоследний день моего пребывания в Шанхае я забралась на самый большой в Китае небоскреб Цзиньмао. Технологический прогресс здесь во всей красе – за каких-то пару минут мы доехали на восемьдесят восьмой этаж. Пройдя на смотровую, глянув на город с такой высоты, сразу замечаешь новую стройку. Новый небоскреб, который будет выше Цзиньмао, уже почти достроен…

В этом сущность Шанхая и, наверное, всех мегаполисов: выше, больше, мощнее, сильнее – постоянная гонка за превосходной степенью. Гуляя по городу, видишь плоды этого противостояния – фешенебельные рестораны, дорогие авто, знаменитые бренды. Стоит ли говорить, что эта гонка бесконечна?

Ты должен постоянно отдавать Шанхаю: свои деньги, силы – все, что у тебя есть. В этом процессе у большинства людей не остается энергии, чтобы делиться ею с окружающими. Я точно знаю, что место влияет на людей, живущих и приезжающих, – в Шанхае это чувствовалось. Конечно, в разной степени, но касалось это почти всех.

Мне здесь понравилось, но я искренне радовалась тому, что уезжаю. Я еду в горы – в то место, где наполняешься энергией, а не отдаешь.

Язык международного бэкпэкерства

«Ну да, ты можешь поехать сама – ты же знаешь английский», – слышала я от друзей.

Одна из характеристик любой страны – это уровень знания английского языка у местного населения. Россия в этом отношении сложна для путешествия. У нас не могут с легкостью ответить на вопросы иностранцев в магазине или на улице. При этом «английский язык» – обязательный предмет в школе и ВУЗе, его изучают около девяноста процентов населения, а страна не может говорить. Распространенное явление среди соотечественников – не могут излагать мысли на английском языке, не понимают живой речи, при этом ориентируются в английских текстах. Все это ведет к печальному финалу: люди начинают думать, что английского не знают и выучить не смогут.

Как же хочется позанудствовать на тему отечественного образования. Проблема именно в способе обучения в школах, в запоминании ненужного количества информации вместо развития навыков разговорной речи.

Общение с учебником, а не друг с другом. На мой взгляд, все углубления должны быть после того, когда школьник сможет общаться. Наша система умудряется внушить страх общения с ошибками. Дети боятся в школе говорить на языке, выражать свои мысли, так как их внимание поглощено только желанием не совершить ошибку, не получить плохую оценку. Маленькие дети тоже говорят с ошибками на родном языке, они сначала именно говорят, родители радуются каждому произнесенному слову, а алфавиты, новые слова, падежи и спряжения изучаются потом. Разговорная речь – первична.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное