Олеся Карбовская.

Я женщина



скачать книгу бесплатно

Александра

День Рождения прошел. Василиса пришла со школы, и Александра, конечно, поинтересовалась, был ли там Антон.

– Был.

– И это все? Ну хоть расскажи.

– Что тебя конкретно интересует?

Она бы спросила впрямую – но как? Пришлось ходить вокруг да около – сколько было человек, что кушали, что дарили – и прочая ненужная информация. Александра не стала лезть дочери в душу. Позже, правда, попыталась выяснить, ведет ли Василиса дневник – она сказала, что нет. Это осложняло ситуацию. Что может быть легче – открыть тетрадь и прочитать все, что на душе у твоего ребенка?! О том, что это аморально, Александра не думала. А потом произошло то, что отвлекло ее от беспокойства за дочь.

Его звали Максим. Он потрясающе владел английским. Пришел к ней в группу, чтобы подготовиться к серьезному экзамену и поехать учиться за рубеж. Рассказывал пол-урока, где был и что видел – в свои двадцать один с небольшим он объездил десять стран. Продемонстрировал ошеломленной группе татуировку на спине, сняв футболку прямо на занятии. Пошутил, что в кабинете так жарко, что он не хочет одеваться. В открытую флиртовал со студенткой Юлей, которая, казалось, пришла в такой восторг, что готова была отдаться ему прямо здесь и сейчас. Еще бы – увлекается футболом, играет на барабанах, учится в престижном вузе на гранте, молод, симпатичен. Александра не понимала, в чем заключается ее роль. Как учитель, она точно ничего не могла ему дать. Английский, как он сам говорил, в прошлой жизни точно был ему родным языком. Сначала она им восхищалась – спустя какое-то время он стал ее раздражать. И вряд ли тем, что постоянно опаздывал и не делал домашнее задание – он ни на шаг не отходил от Юли. Однажды ей даже показалось, что они вместе приехали. Забежали, запыхавшиеся. Шептались весь урок о чем-то. После занятия он задержался.

– Можно у Вас спросить?

– По английски – можно.

– Почему Вы так несправедливы к Юлии? Она ведь неплохо занимается. Вы постоянно ее исправляете – а других как будто не замечаете. Мы сегодня опоздали вместе – а Вы ее ругали.

– А Юлия сама не может мне это сказать?

– А ее это не колышет. Ей все равно. Мне просто со стороны виднее.

– Давай ты не будешь говорить, как мне выполнять свою работу, Максим. Я ведь не говорю тебе, что так вести себя на занятии, как ты – непозволительно.

Он потребовал уточнения.

– Пожалуйста – опаздывать на десять минут, снимать футболку на занятии, вообще не замечать преподавателя. Если честно, я вообще думаю, что тебе здесь легко и, поэтому, скучно.

– Хотите намекнуть, что мне не стоит заниматься? Что группа не моя? Так и есть. Наконец-то доперло.

Александра ничего не поняла. Он объяснил.

– Я специально наврал вашим менеджерам. Осознанно тупил на вступительном экзамене. На самом деле, мой уровень, конечно, гораздо выше. И экзамены я легко сдам сам. Вы мне в этом не нужны.

– Для чего ты это делаешь?

– Мне Юля нравится.

Увидел ее на каком-то сходняке в компании, затупил, имя не узнал. А потом вспомнил, что она говорила, что английский у Вас в школе изучает. Правда, сказала, что не очень знает, типа средний уровень. Вот такой вот план.

– Понятно. Вот что, дорогой. Любить Юлю – пожалуйста. А на уроке я буду делать то, что хочу. Это моя работа. Кого хочу – того ругаю. Справедливо, заметь, ругаю. Ты плохо влияешь на Юлию – она стала хуже заниматься.

– Зато мы с ней практикуемся вне школы.

Понятно, в чем они там практикуются. Александра разозлилась. Сказала, что ей нужно идти. Еще сказала, что если он будет позволять себе такой тон, она сдаст его с потрохами. Он не испугался. Он платил деньги – и имел право учиться в любой группе, пусть даже в начальной. Типичный мажор.

Через неделю она увидела его во сне. Она стояла перед ним на коленях. Он повелевал ей – и она не сопротивлялась. Она не помнила конкретных действий, слава Богу. Но все равно было неприятно.

Что и говорить о том, что в отношениях с мужем, как назло, наступил разлад. В последнее время они практически не занимались сексом – Владимир ходил к врачу, и ему прописали воздержание. Александра делала вид, что все в порядке. Но его объятия и поцелуи в щечку на ночь казались ей издевательством. Однажды, ложась спать и получив от мужа очередную порцию платонической любви, Александра пошутила:

– Вот и старость наступила?

– Я всего на три года тебя старше, забыла?

– А я не про тебя – про себя, – сказала она.

Отвернулась и заплакала, но так тихо, что он не услышал.

Глава 3
Лея

Когда у преподавателя нет свободного времени – он не рад. Когда у него нет работы – он несчастен. Лея приходила домой в десять вечера – но ее не тяготила занятость. Во-первых она ощущала себя нужной и востребованной. Во-вторых, ей нечем было заняться вне работы. До приезда родителей оставалось пять дней, когда она начала давать частные уроки бывшему. Он действительно платил ей пять тысяч после каждого занятия – правда, за эти пять тысяч задавал миллион вопросов, заставляя отклоняться от программы и страшно раздражая ее этим. Они встречались четыре раза в неделю – это было много. Даже в прошлом они не виделись так часто. Что-то тут было нечисто. Явно, он хотел возобновить эти отношения. Лея проводила часы в раздумьях – она не была уверена, что готова начать все заново. Тогда он так и не пожелал перейти на следующую стадию развития их отношений – сказал, что не может дать ей стабильности, не готов к браку и даже жить к себе позвать не удосужился. Все, что их связывало – это походы в кино, кафе, клубы и секс. Но он мог измениться – прошел год. Наверно, он просто не знает, как сделать шаг навстречу. Она ждала. Подмечала, как он невозмутим и спокоен. Сосредоточен даже. Он делал все, чтобы Лея поверила в то, что он действительно нуждается в английском – но для чего, не говорил.

А на работе у нее был Сергей Половинкин, который мог удостоиться звания «Худший ученик века». Лея не любила ставить крест на ком-то, но понимала – по-хорошему, он необучаем. Просто не может усвоить даже элементарного. Он так и говорил в конце занятия – «Извините за урок, до свидания». На тестировании всегда набирал очень низкий балл. Расстраивался жутко – ей даже казалось, что он готов заплакать. Глаза, обрамленные длинными ресницами, начинали часто-часто моргать. Она усмехалась про себя – надо же, человеку почти тридцать два года, а ведет себя как ребенок. Однажды Лея не выдержала – так ей хотелось его утешить, что она сказала:

– Не переживайте так. Возможно, Вам просто нужно дополнительно заниматься дома – смотреть фильмы на английском, читать тексты, учить слова.

Он внимательно посмотрел на нее.

– А можно Вас спросить – как Вы научились?

– Послушайте, это совсем другое – как можно сравнивать?! Я начала изучать английский в садике в пять лет. Продолжила в школе, потом – в университете, пять лет, с разных сторон. Я уже в десять лет знала, что моя профессия будет связана с ним. Это была любовь – взаимная, к счастью.

– Ну неужели всегда все легко давалось? Никогда ни одной двойки не получили?

– Да были двойки, конечно. Но я делала все, чтобы их исправить. Я посвящала английскому около шести часов каждый день. Представляете? Но это я. Вы – другой человек. Мне было бы гораздо легче, если Вы бы поделились, в чем Ваша цель – Вы говорили, переехать хотите. Я так понимаю, в Америку.

– В Европу, – прервал он. – Как можно скорее.

– Вот поэтому у Вас все так медленно идет – Вы торопитесь чересчур. У меня не было в мыслях – побыстрее, я готова было посвятить английскому хоть всю жизнь. К чему такая спешка? Я, конечно, понимаю, бывают разные ситуации…

– Не понимаете. И не поймете. У меня – уникальный случай. Мне надо срочно уехать.

– Извините, но здесь я бессильна.

– А я Вас и не упрекаю ни в чем. Никогда бы сам не подумал, что так мне этот английский станет нужен.

– А в какую страну?

– В Англию.

– Планируете сдавать экзамены?

– Нет. Просто для общения – элементарно в магазин сходить, не потеряться на улице…

– Тем более, тогда не переживайте. Сможете, закончив начальный уровень.

– А Вы случайно не знаете, что у них там в первом классе проходят?

Лея непонимающе посмотрела на него.

– Ну дети в первом классе… Я в том плане, что на их фоне я, хотя бы, нормально буду смотреться?

– Не знаю насчет их школ ничего, – протянула Лея. Странный он какой-то. А глаза грустные-грустные.

Мария

Мария стала принимать таблетки по настоянию мужа. Делала это скорее демонстративно, со злостью, подчеркивая, что ей это не нужно. Он терпеливо смотрел, кивал головой, гладил ее по голове. Издевался, в общем. Так и стали они поживать – она затаила ненависть в душе, а он делал вид, что этого не замечает. А еще через некоторое время Мария сняла объявление о продаже машины. Глеб очень удивился, когда увидел жену с ключами от машины в руках.

– Ты же вроде как больше не садишься за руль…

– Милый, ты тоже меня когда-то обманул. Считай, что и я тебя.

– То есть, ты опять водишь…

– Да, ты все правильно понял. Я не хочу продавать машину. И я снова за рулем. Мне надоело упрашивать тебя: подвези, подвези.

– Я никогда тебе не отказывал. Мне не в лом.

– Мне просить тебя в лом. У меня есть машина, и я хочу ее водить.

– У нас сейчас с деньгами не очень. Бензин будешь покупать сама – я не дам.

– А когда-то давал? Ну-ка напомни.

Здесь она не слукавила. На свои расходы Мария денег не просила. Не считая того, что машина была куплена на деньги Глеба.

– Маш, ты опять такая крутая? Типа «никто мне не нужен, я сама по себе». Предупреждаю – потом на меня не рассчитывай.

– Намекаешь на то, что близок развод?

– Можешь хорохориться сколько угодно. Не забывай, кто купил тебе машину и на каком условии.

Вот тут загвоздка – Мария условия не помнила. Поинтересоваться не решилась – он бы отругал, что она его не слушает. Может, вообще никакого условия не было – блефовал?

Свобода! Снова она ощущает себя хозяйкой жизни за рулем своей «Хёндай». Снова не опаздывает на работу. Снова носит высоченные шпильки. Снова ей сигналят мужчины – кто просто для того, чтобы привлечь внимание хорошенькой брюнетки за рулем, кто – для того, чтобы упрекнуть в неправильности маневра. Она одинаково относилась и к тем, и другим. Улыбалась первым, под сидением показывала средний палец вторым. Громко включала музыку, чтобы не слышать сигналов. Она на время забыла о желании иметь детей. Глебу это, конечно, было на руку. Чем бы дитя не тешилось… Лишь бы, как говорится, у него не появилось еще одно дитя.

На работе, правда, не все было гладко. Все эти перипетии в семейной жизни ослабили ее интерес к профессии. Она перестала готовиться к занятиям – ее даже стали раздражать ученики. Особенно мужчины. Начались жалобы. Люди, обучающиеся на курсах – те же дети. Как только они чувствуют, что «ими не занимаются», они начинают плакать и кричать. У Марии состоялся неприятный разговор с начальницей. В учительскую она вошла, что называется, понурив голову. Александра заметила.

– Маш, что-то случилось?

– Да, так. Пожаловались на меня.

– Взрослые?

– Да. Мужчины, представляете? Еще хуже баб, сплетники. Видите ли, я им плохо объясняю материал.

– Да не расстраивайтесь. Поговорят – и перестанут.

– Саша, можно Вам личный вопрос? Не связанный с работой. У Вас муж хотел детей?

– Ну наверно, – Александра засмеялась. – Я особо его не спрашивала с Васькой. Забеременела – ему пришлось жениться.

– А со вторым?

– Да как-то вместе планировали. Вроде как девчонка есть, мальчика захотелось…

Заметив ее настроение, Александра спросила:

– Ваш муж не хочет детей?

Мария покачала головой.

– Ни в какую прям?

– Нет. – Мария заплакала.

Александра, не раздумывая, подошла и обняла девушку.

– Ничего, моя хорошая. Все будет хорошо. Значит, пока не время. Ты же еще молодая.

– В следующем году двадцать восемь. Замужем уже почти три года. Его никак не переубедишь. Наверно, я зря жду.

– Мужики поздно в этом плане созревают. Вот мой – в двадцать четыре стал отцом. Так он до сих пор не знает, как воспитывать. С Ромой еще как-то, а дочь вообще с ним не общается. Дневник подпишет ей раз в месяц – и все дела. Так что, не расстраивайся. А лучше вообще его не спрашивай. Поверь мне – сам не попросит. Поставишь перед фактом – никуда не денется. Он на тебе женат, у вас семья. Его родители начнут радоваться за вас – и он смирится, а потом полюбит ребенка.

– Да я уже думала об этом… Но мне кажется – он меня тогда точно бросит.

– Не бросит. Если любит – не бросит.

Александра

Александра поддержала коллегу, ни на секунду не солгав. Так все и было. В двадцать один год она забеременела от двадцатичетырехлетнего студента, с которым познакомилась на дискотеке. Это не была случайная связь – он любил ее. Трогательно и невинно. Это она склонила его тогда к сексу. Он так бы и ходил, сжимая ее руку, по темным аллеям, целовал бы украдкой, изредка кладя руку на ее коленку и заливаясь краской до кончиков ушей. Но однажды Александра пригласила бойфренда на квартиру, которую они снимали с подружкой. Через четыре месяца они поженились. Через десять – родилась Василиса.

Она ни разу не изменяла мужу. Тот случай на вечеринке у друзей можно не считать. Просто Владимир выпил лишнего и заснул на диване в спальне. В компании был один, некто Аркадий. Он с самого начала проявлял знаки внимания, флиртовал – она не была против. Это даже бодрило. Танцы начались уже после того, как Владимир захрапел. С каждым танцем он прижимался все ближе – Александру, молодую маму, это одновременно пугало и возбуждало. Она так устала от забот с ребенком и уже забыла о том, что может быть желанна. Потом они пошли провожать остальных гостей. Аркадий крепко держал ее за руку. На обратном пути в темном дворе он взял ее на руки и потащил на лавочку. Она смеялась и, пытаясь сопротивляться, уронила сумочку. Слабые попытки не увенчались успехом. Он все-таки донес ее до скамейки и задрал юбку. Снял нижнее белье. Неуклюже расстегнул брюки. У него ничего не получилось – видимо, сыграло роль количество выпитого. С позором, он ретировался. Обратно она шла одна. Сумку в темноте так и не нашла. Владимир ничего не заметил. Ее мучали угрызения совести. Но ровно до того дня, когда она нашла в его кармане газетную вырезку с номером телефона и «Ты знаешь, где меня искать…брюнетка у себя». С тех пор она все пыталась понять, чего ему не хватает, копалась в себе. Даже попыталась однажды заняться с ним оральным сексом. Он почему-то резко ее отстранил. Больше она не решалась ему это предлагать. Поняла – для него жена является чем-то бесплотным, оскорбить ее похотью он не смел. Все было чинно и благородно, по расписанию, бесстрастно и отрепетировано. С годами она все чаще вспоминала эту историю и жалела, что Аркадий так и не смог подарить ей сладость запретного плода.

Она дольше, чем обычно, стояла на остановке. Мужа почему-то не захотела попросить подвезти – соскучилась по романтике маршрутки. Автобуса всё не было. Телефон разрядился, как назло. Александра уже хотела пойти домой пешком – как рядом притормозил синий «Мерседес». За рулем был Максим.

– Get into the car*, – скомандовал он.

Она так опешила, что не посмела сопротивляться. Только сидя в машине, спросила:

– А почему по-английски?

– Вам так больше нравится, я знаю, – ответил он, щелкая жвачкой.

– Я недалеко живу – думала, пройтись. Автобусов почему-то нет.

– Замерзли? Включить печку потеплей?

– Нет, спасибо.

– Я же вижу, что замерзли. Пальто на Вас совсем холодное. На улице сегодня плюс пять.

– Да, холодный выдался октябрь…

Повисла тишина. Он включил музыку.

– Где Вы живете?

– На Алиханова.

– Я просто так спросил, для интереса.

– Алиханова 17, знаешь, где это? Сейчас свернуть нужно вот тут…

– Мне Ваш адрес не нужен.

– Не поняла…

– Потому что мы к Вам не поедем.

Они поехали к нему. Сначала Александра подумала, что он просто шутит – эта выходка в его стиле. Покружили бы – и вернулись. Но он заглушил машину в районе улицы Ленина.

– Выходите. Мы приехали.


______________________________________________________________

*1 (англ.) – Садись в машину.

Глава 4
Лея

Павел занимался английским. И всё. Платил – и занимался. Однажды она не выдержала и спросила прямо:

– Ты не скучаешь по мне? Тебе действительно нужен английский?

– А разве я говорил, что скучаю?

– Да.

– Значит, наврал. Я же плачу тебе. Ты обижаешься?

– Нет. Просто почему-то подумала, что ты хочешь все начать сначала.

– Ты скучаешь?

– Нет.

– Секс нужен? Я по старой памяти, в принципе, могу, – засмеялся он.

– Не надо. Секс ради секса – путь в никуда. Я привыкла.

– То есть, ты хочешь сказать, что год у тебя никого не было?

Они ехали по Бульвару Мира. Он вез ее домой.

– Представь себе.

– Как ты вообще еще жива? Тебе срочно надо парня.

– Ты говоришь, как все мои подружки. Такие все тоже умные. Как будто это так просто!

– Пусть они познакомят тебя с кем-нибудь.

– Да были попытки пару раз. Не то.

– У меня есть на примете неженатый друг.

– Правда? Ну познакомь, – сказала она как бы невзначай.

– Только ему тридцатник уже. Не старый для тебя?

– Главное, чтобы человек был хороший.

На том и порешили. Через три дня у Леи состоялось первой за этот год свидание.

Свидание – волнительное мероприятие. Первое впечатление не стирается из памяти, Лея это точно знала. Они договорились встретиться у ЦУМа. Низкий голос в телефонной трубку буквально свел ее с ума. Лея подошла к встрече со всей ответственностью – никогда она не оставляла столько денег в салоне красоты. Она решила надеть платье – говорят, мужчины считают его символом женской сексуальности. Накинула легкое пальто. Выглядела она превосходно – и, несмотря на то, что сама это знала, волновалась как школьница перед экзаменом.

Иван опоздал минут на двадцать. Это не омрачило бы впечатления – если бы не жуткий пронизывающий ветер. Лея отогрелась в одном из бутиков ЦУМа, когда он наконец-то подъехал. На нем был теплый пуховик и смешная шапочка. И сам он был неплох. Извинился за опоздание – он добирался на автобусе. Предложил прогуляться, несмотря на холод. Лея попыталась предложить сходить куда-нибудь – он ответил, мол, еще успеется. Пришлось мерзнуть. Сама виновата – оделась как на парад. Не знала, что у парня нет авто – он, оказывается, вообще боялся водить и, к тому же, плохо видел. Еще он рассказал о своей любимой собаке и маме, с которой они вместе живут в своем доме. О том, как он любит рэп. О том, что расстался с девушкой полгода назад по причине ее любви к тусовкам, ночным клубам и алкоголю. Он также внимательно слушал Лею и задавал ей много вопросов – она чувствовала его заинтересованность. Предложил ей погреть руки в своем кармане. Из кармана высыпались семечки. Лею умилила его неловкость. Они расстались через полтора часа, когда она окончательно замерзла. Он проводил ее до остановки. Только садясь в автобус, она вспомнила, что ему тридцать лет. Кто бы мог подумать.

Мария

Мария не сидела без дела. Она решила работать над собой. Если ты не можешь изменить ситуацию – измени свое отношение к ней, говорила ее мама – психолог, кстати по профессии. Мария стала уничтожать все вокруг, что могло бы хоть как-то напоминать ей о навязчивой идее завести ребенка – удалила из соцсетей всех подруг с малышами, перестала выходить во двор в часы гуляний молодых и не очень мам, а секцию детского питания в супермаркетах обходила за метр. Сделала татуировку «Что не убивает – делает нас сильнее». Мужа чуть кондрашка не хватила, когда он увидел эту надпись на ее плече. Скандала избежать не удалось – но это не было плохо. Ей надо было выплеснуть свои эмоции – как мы помним, Мария это всегда помогало. Она перебила все бокалы для мартини и вина, что были дома, и уже взялась за рюмки, но он схватил ее за руку и прижал к себе.

– Посмотри, истеричка – у тебя все пальцы теперь в крови. Ты специально это делаешь?

– Да! Да! Специально! Но тебе же на все плевать! Тебе и на меня плевать, и на мои желания! Ты не слышишь, что у нас за стенкой каждый день орет младенец! Может, нам переехать? Я не могу это больше слышать!

– Маш, там собака воет! Никаких детей там не было и нет.

– Ты опять издеваешься надо мной! Думаешь – я вой собаки от криков ребенка не отличу? Сволочь ты! Зачем я вообще тебе когда-то поверила! Зачем с тобой связалась! Я давно могла бы родить, и не одного! Мне уже двадцать восемь! Ты используешь мою красоту, выжмешь как лимон – и выбросишь! А я больше никогда не смогу забеременеть! С каждым годом вероятность все меньше!

– Что значит «больше никогда»? Как будто ты когда-то…

Она осеклась. Кажется, сболтнула лишнего. Еще не зная, что будет дальше, она попыталась уйти в ванную – для того, чтобы смыть кровь с пальцев. Но он ее не отпустил.

– Пока ты мне все не расскажешь – не надейся убежать.

Она долго слизывала кровь языком. Тянула время как могла. Пришлось все же начать.

– А что тут говорить – по-моему, и так все понятно. Я же знаю, как ты не хочешь ребенка.

– И что?

– Я пила таблетки – ты помнишь. Якобы. На самом деле, я начала только сейчас. Тогда целый год я не предохранялась… – Она замолчала.

– Продолжай, мать твою!

– Я забеременела. Хотела тебе сказать. А потом передумала. Помнишь, ты еще тогда получил новую работу, и у нас с тобой состоялся разговор, что все хорошо складывается, ты сказал, как меня любишь и как не хочешь меня ни с кем делить, как тебе нравится мое тело, как ты меня хочешь и все такое… Я поняла, что ты меня просто бросишь, если я скажу тебе правду – или убьешь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8