Олеся Шанти.

Его высочество Маркиз – 2



скачать книгу бесплатно

– Надо бы полить, – вспомнил он и ринулся на кухню.

Стоило коту переступить порог, как на глаза попалась пара бутылок с каким-то темным напитком.

– То, что нужно, – решил Маркиз и сцапал оба сосуда, – колбаска сочнее будет.

Если бы весело трещавшая по телефону Эльвира догадывалась, что сейчас происходит в гостиной, то опрометью бросилась бы спасать свои цветы. Но когда актриса закончила разговор, было уже поздно: семена колбасного дерева благополучно закопаны в цветочных горшках и обильно политы дорогущим вином, за которое девушка отдала чуть ли не ползарплаты.

Обозрев труды Маркиза, актриса побледнела и судорожно хватилась за косяк двери.

– Что это? – с трудом выговорила она.

– Колбасное дерево, – гордо сообщил ведьминский кот, – новое слово в отечественной селекции.

– Да я вижу, что новое…. А цветы мои где???

Кот надулся: неужели можно думать о каких-то совершенно бесполезных колючках, когда в лапы попала такая ценнейшая вещь, как семена Колбасного дерева. Это ж сколько вкуснятины вырастет… У! Маркиз аж облизнулся.

Но Эльвира была в корне не согласна с этой позицией и даже не представляла, как быть: ругать ведьминского кота – только слова на ветер бросать. Маркиз давно привык делать лишь то, что хочет, и можно было лишь догадываться, к какому еще ущербу приведет пребывание кота в квартире. Девушка подозрительно шмыгнула носом и, не говоря ни слова, скрылась в своей комнате: видимо, перспектива выращивать подозрительное растение пришлась ей не по душе. Один лишь Маркиз ни на шаг не отходил от цветочных горшков в надежде, что колбасное дерево не заставит себя долго ждать. И точно: не прошло и часа, как из земли выбился крепкий зеленый побег. Прикорнувший в кресле Маркиз каким-то шестым чувством понял, что происходит нечто необычное, и распахнул янтарные глазищи. От увиденного они стали еще больше, и кот в эйфории запрыгал вокруг цветочного горшка.

– Уууу! Не обманула, шельма! – радовался он. – Поперло!

Действительно, росток на глазах увеличивался в размерах, и уже к вечеру в горшке покачивалось метровое зеленое растеньице. Эльвира носа не казала из своей комнаты, и никто и ничто не мешало коту радоваться своим успехам. Предоставленный сам себе Маркиз бесцельно бродил по квартире и с любопытством разглядывал интерьер. С момента его последнего пребывания здесь квартира значительно изменилась: девушка много играла в театре, и потому все стены были увешаны рекламными проспектами каких-то спектаклей. Разумеется, их названия Маркизу ничего не говорили, но один плакат явно привлек кошачье внимание: премьера спектакля «Слезы Ветенсии» с Эльвирой Бергер в главной роли должна была состояться уже завтра.

– Вот это да! Надо бы взглянуть!

Тем временем день клонился к своему завершению, колбасное дерево активно цвело, а за стенкой Эльвира репетировала какой-то очередной текст, видимо, к завтрашнему выступлению. Наконец, к вечеру актриса вышла из своей комнаты, но лишь для того, чтобы сделать себе небольшой бутерброд с сыром, и снова закрылась в спальне.

И ни одного слова. Кот занервничал – как-то неприятно, когда на тебя дуются.

Последующий день также не принес изменений. Единственной новостью было то, что Лиля в Питере, а Ксюша в больнице. Этого известия Маркиз явно не ожидал.

– Ничего серьезного, ангина, – обронила Эльвира и вновь исчезла из поля зрения кота.

«Ладно, как-нибудь забегу, проведаю, – подумал Маркиз, – но сначала в театр! Премьера, как-никак!»


Эльвира Бергер заметно волновалась. Вот уже три года она выходила на сцену и сыграла по меньшей мере в десятке спектаклей, но каждый раз – как будто впервые. А сегодня их театр и вовсе давал премьеру, которую еще неизвестно как воспримут зрители и дотошные критики. К тому же в этом спектакле Эльвире досталась главная роль, и, несомненно, за ее игрой будут пристально наблюдать. Девушка в длинном старинном платье графини стояла в своей гримерке и оценивала только что нанесенный грим. Вроде, все в порядке, и созданный ею образ полностью соответствует персонажу.

Наконец, раздались знакомые слова: «Эльвира, твой выход», и девушка устремилась на сцену. На секунду она замерла и осторожно выглянула из-за занавесей в зал. От сердца отлегло – полный зал. Как и любой артист, Эльвира всегда волновалась, будет ли публика на спектаклях. А если будет, то как воспримет ее работу… Для творческих людей подобные метания могут стоить немалых нервов, но ничего уж тут не поделаешь – талант – дар непростой. Последние томительные минуты ожидания, и девушка очутилась на сцене. Потребовалось всего несколько секунд, чтобы она успокоилась и вошла в роль. Надрывный монолог графини, который Эльвира репетировала не один день, прозвучал так искренне, что многие дамы в зале поднесли к глазам платочки. Но вскоре спокойствие и размеренность действа были нарушены.

В самом первом ряду партера сидел один весьма беспокойный зритель, который более чем эмоционально реагировал на каждое движение артистов на сцене. Да и вид его был весьма необычен: несмотря на жаркую погоду господин с головы до ног облачился во все черное, в руках кожаные перчатки и трость, а голову венчал глубоко надвинутый высокий цилиндр. Головной убор явно мешал другим людям, но на все просьбы его снять, мужчина никак не реагировал, а лишь отрицательно мотал головой.

Наконец, зрители вынуждены были смириться с этим неудобством, но тут неугомонный посетитель снова заявил о себе. Когда перед публикой развернулась сцена дуэли на шпагах, господин в первом ряду так переживал за главного героя, что аж подпрыгивал на месте и воодушевленно топал ногами.

– Бей мерзавца! – ничуть не стесняясь, во весь голос вопил он, а соседи по зрительному залу лишь хватались за головы, недоумевая, как можно вести себя столь бесцеремонно и невоспитанно в публичном месте, тем более – в храме искусства. Актеры и сами поневоле отвлекались на шумного господина, и лишь вздыхали – за все время выступлений им впервые пришлось столкнуться с подобным поведением.

– Еще одна выходка, и зови охрану, – прошептал один из актеров сидевшему за кулисами администратору.

Тот кивнул, но даже появление двух бугаев-охранников не подействовало на буйного зрителя. Ничуть не смущаясь, мужчина огрел одного охранника тростью, а второму что-то шепнул на ухо, после чего служителей порядка как ветром сдуло. Тут же по залу прокатился слух, что в первом ряду сидит самый настоящий криминальный авторитет, раз даже бравые охранники театра побоялись с ним связываться. После этого соседи загадочного господина с опаской отодвинулись, а некоторые и вовсе предпочли покинуть спектакль – никогда не знаешь, чего можно ожидать от подобного рода типов.

Актеры, так же, как и зрители, в недоумении переглядывались, но, тем не менее, продолжали действо. На некоторое время господин в первом ряду угомонился, и все присутствующие облегченно вздохнули, надеясь, что до конца спектакля ничто не нарушит спокойствия. Но не тут-то было: когда по сюжету на главную героиню в исполнении Эльвиры напал вооруженный ножом разбойник, господин снова активизировался. Не успел мнимый злодей накинуться на благородную графиню, как карлик в цилиндре соскочил со своего места и подлетел к сцене.

– А ну убери руки, негодяй! – заголосил он и со всей силы стукнул своей тростью ни в чем не повинного актера.

Этого уже никто не мог стерпеть. Разбойник не остался в долгу и двинул господину в глаз, зрители повскакивали со своих мест и бросились на помощь. В итоге завязалась драка, и спектакль был окончательно сорван. Эльвира утирала выступившие слезы, а ее коллеги по цеху, забыв обо всем на свете, воодушевленно мутузили господина в черном, зрителей и друг друга. Не в силах больше смотреть на это безобразие, девушка развернулась и убежала в гримерку.

– Господи, ну что за люди! – всхлипывала она, отчаянно размазывая грим по лицу. – Свиньи просто! Никакого уважения к искусству!

Через некоторое время в дверь неожиданно постучали. Эльвира обернулась и застыла от ужаса: на пороге возник тот самый господин в черном цилиндре, только что благополучно сорвавший ее спектакль.

– Да как вы смеете! – взорвалась актриса и чуть ли не сама набросилась с кулаками на виновника всех ее сегодняшних бед.

Но тут господин снял с себя цилиндр, и Эльвира обомлела. Прямо перед ней стоял никто иной, как Маркиз собственной персоной, правда, закутанный в черное одеяние и на двух ходулях, видимо, позаимствованных в театральном реквизите. В слабо освещенном зрительном зале он вполне мог сойти за человека, за которого, его, собственно, все и приняли.

– Не может быть! – от пережитых потрясений Эльвира схватилась за сердце и плюхнулась на ближайший стул.

– Прошу прощения, мадам, – отозвался кот и галантно протянул девушке небольшой сверток. – Я не мог допустить, чтобы вас убили.

Эта фраза была сказана с самым что ни на есть серьезным выражением морды, и Эльвира, одновременно смеясь и плача от комичности ситуации, развернула хрустящую фольгу. Тут ее глаза в очередной раз полезли на лоб: на коленях лежало ничто иное, как батон колбасы.

– Свеженькая, – невозмутимо сообщил Маркиз, – только созрела!

Эльвира не выдержала и крепко обняла ведьминского кота. Все обиды вмиг улетучились, девушка простила и погибшие розы, и сорванный спектакль: уж она-то знала, какой, по мнению кота, ценный подарок ей только что преподнес господин в черном цилиндре.

Глава 2
Палата №13

Вставать и идти на процедуры не хотелось. Ксюша нежилась в кровати и сознательно игнорировала зашедшую в палату медсестру. Куда легче притвориться крепко спящей, чем ни свет, ни заря тащиться по холодному темному коридору в другой корпус. Кроме того, девочка искренне недоумевала – зачем все эти процедуры вообще нужны: чувствовала она себя отлично, ничего не болело, но врачи упорно тянули с выпиской. А Ксюше позарез нужно было как можно скорее покинуть больничные стены, ведь не сегодня-завтра в жизни ее сестры Лили должно было случиться важное событие – кастинг на участие в конкурсе красоты. Настроение девочки было хуже некуда, но все просьбы о скорейшей выписке врачи пропускали мимо ушей, заявляя, что всему свое время, а вот как раз этого времени у Ксюши и не было. Как, впрочем, и мамы. Она как обычно занималась очередным журналистским расследованием и была очень далеко от дома. Девочка уже почти привыкла, что мама может отсутствовать по полтора-два месяца, но порой от одиночества сердце так защемит – хоть вой! Пожалуй, единственным утешением стало общение с двоюродной сестрой Лилей. До недавнего времени сестры общались крайне редко, да и то все их встречи сводились к пособничеству каким-нибудь Лилиным авантюрам.

Однако после приключений в Индии девочки сблизились и стали понимать друг друга куда лучше. Лиля заражала своей неуемной энергетикой, а рассудительная Ксюша была всегда готова охладить излишний пыл сестры и дать разумный совет. Но поскольку девочки жили в разных городах, то, как правило, общались по телефону либо по скайпу. И вот уже длительное время их разговоры начинались с докладов о продвижении Лили к своей мечте. После знакомства с Эльвирой Бергер, актрисой, живущей этажом выше Ксюши, Лиля загорелась идеей если не пойти по ее стопам, то, во всяком случае, попробовать себя на творческом поприще, например, на конкурсе красоты. Природа и правда одарила девушку эффектной внешностью, и Лиля, раз за разом глядя на модные показы, осознавала: ее место – там! Однако старшее поколение думало иначе.

«Молодая – перебесится», – твердил отец и настаивал, чтобы дочь перестала наконец грезить обо всякой ерунде и задумалась о нормальной профессии, скажем, юриста или бухгалтера. Мама, хоть и не воспринимала Лилино увлечение в штыки, тоже настаивала на приличном образовании. Правда, ее мысли касаемо учебы текли в несколько другом направлении. «Вот поступишь в институт, встретишь хорошего парня, а там и до свадьбы недалеко! Поверь своей матушке, главное предназначение любой девушки – крепкая семья и здоровые дети». Лиля фыркала и, несмотря на немалое количество поклонников, о замужестве не задумывалась. Как, впрочем, и о приличном в понятии ее родителей образовании. Ей хотелось блистать, очаровывать, сводить с ума. И заниматься не тем, что кому-то там нужно, а тем, к чему лежит душа. Далеко не каждый подросток осмелится перечить родителям, но упертой Лиле все ни по чем!

«Я стану моделью», – твердила она и с нетерпением ждала окончания опостылевшей школы. Еще каких-то несколько недель до последнего звонка, и все – родители больше не указ, и от своей мечты она не откажется ни за какие коврижки! Поэтому втайне от мамы, а тем более, от отца, Лиля бегала на мелкие кастинги. Однако те больше напоминали художественную самодеятельность, чем серьезные мероприятия, способные в корне изменить Лилину судьбу. И вот, наконец, в жизни девушки мелькнула птица удачи – совершенно случайно Лиля узнала, что в Москве в начале лета будет проходить крупнейший кастинг на конкурс красоты, победительница которого поедет представлять Россию на международном соревновании. О большей удаче Лиля и мечтать не смела, поэтому задалась целью во что бы то ни стало прорваться в столицу на конкурс. Единственным человеком, которого девушка посвятила в свои планы, была Ксюша. Она от лица своей сестрицы бегала по всей Москве, общалась с администраторами и просто ответственными лицами, и, в конце концов, гордо сообщила Лиле, где и когда состоится конкурс всей ее жизни. И надо было такому случиться, что в самый ответственный момент, когда все уже было на мази, и Лиля даже купила билет на поезд до Москвы, Ксения загремела в больницу. Через два дня конкурс, а врачи как назло в один голос твердят, что еще минимум дня три их пациентка проведет на больничной койке. Девочка всю голову сломала, как бы вырваться на свободу, но, увы, побег был слишком рискованным мероприятием. И как она не скрывалась от больничного персонала, все равно была выведена на чистую воду.

– Грачева! – не слишком церемонясь, медсестра сдернула со свернувшейся клубочком Ксюши одеяло. – Тебе отдельное приглашение требуется? А ну бегом в процедурную!

Девочка тяжело вздохнула и, нащупав тапочки, с недовольством вылезла из теплой кровати. Тяжело переставляя ноги, она доползла до двери палаты, потянула за ручку и в то же мгновение с размаху рухнула на пол. Ксюшины подруги по палате тотчас бросились на помощь.

– Опять эти несносные пацаны! – завизжали они.

Прямо у входа в палату валялась шкурка банана – неудивительно, что Ксюша не удержала равновесия. В подтверждение этих слов до ушей девочек донесся приглушенный хохот – видимо, хитрецы прятались где-то рядом и наблюдали за результатом своей шалости.

– Не хватало еще в травматологию угодить, – пробурчала Ксюша, потирая болевшую коленку.

– Может, врача позвать? – предложили соседки по палате.

– Не, сейчас какой-нибудь ренген назначат, и все – плакала свобода!

Настроение упало ниже плинтуса. Уже две недели жизни потрачены впустую, на все эти анализы и уколы, а тут новая неприятность! От своего бессилия Ксюша чуть было не разрыдалась. Ну почему все так?! Неужели никому на всем белом свете нет дела до ее интересов, а все только и думают, как вставить палки в колеса!

Но Ксюша напрасно винила судьбу. Помощь уже спешила к ней и, как всегда, самым неожиданным образом. После утреннего инцидента девочка обиделась на весь свет и наотрез отказалась выходить из палаты, даже сообщение о том, что к ней приходила Эльвира, нисколько не утешило страдалицу. Соседки по палате рассказали актрисе о неудачной шутке мальчишек и о понуром настроении Ксюши, поэтому актрисе ничего не оставалось, как пожелать скорейшего выздоровления и попросить медсестер передать девочке целую сумку с фруктами.

Принимавшая посылки сестра лишь крякнула, с трудом водружая объемистый пакет на предназначавшийся для этого столик.

– Куда так много, – удивилась она, – неужели ребенок все это съест?!

– Ничего, – улыбнулась Эльвира, – не пропадет, сама не одолеет, так девчат в палате угостит.

Девушка старалась как могла поддержать и приободрить Ксюшу в столь непростой период ее жизни. Выросшая без отца, актриса знала, как сильно неокрепшая детская психика нуждается во внимании со стороны взрослых. Однако такая забота пришлась не по душе персоналу больницы: вдвоем взявшись за пакет, медсестры заковыляли на четвертый этаж больницы, поскольку лифт, как обычно, был сломан.

В палате №13 было непривычно тихо. Все девочки отправились в игровую комнату, одной только Ксюше, у которой отчаянно ныла нога, было не до развлечений. Внезапно дверь распахнулась, и появившиеся на пороге медсестры небрежно шваркнули пакет на прикроватный столик пациентки.

– Ну, Грачева, принимай, только учти, в следующий раз сама пойдешь за своими фруктами!

Не взглянув на пакет, Ксюша угрюмо кивнула. Медсестры хлопнули дверью и оставили девочку в одиночестве. Время шло, Ксюша грустила, и провизия от Эльвиры ее нисколько не интересовала.

Однако вскоре стало происходить нечто странное: пакет неожиданно зашевелился, покачнулся и, не удержавшись на столике, с грохотом рухнул на пол. По всей палате рассыпались аппетитно пахнущие мандарины и яблоки. Охнув, Ксюша забыла о ноющей ноге и бросилась собирать разлетевшиеся по всем углам фрукты. Внезапно девочка застыла, не веря своим глазам – из пакета высунулась черная мохнатая лапа.

– Не может быть! – пораженная своей догадкой, прошептала она. – Маркиз!

И точно, через секунду из пакета выбрался слегка помятый, но совершенно невредимый ведьминский кот.

– Здорово! – как ни в чем не бывало буркнул он, будто путешествие в продуктовых пакетах было самым обыкновенным делом.

На лице девочки расцвела улыбка, и Ксюша мигом сгребла гостя в охапку.

– Как же я соскучилась! Просто не верится, что ты – это ты! Как же ты сюда попал, и вообще, что опять делаешь в городе, в очередной раз повздорил с Ягусей?

От десятка вопросов у Маркиза зазвенело в ушах.

– Так, спокойно! Вот решил тебя проведать, и потом, разве есть хоть что-то на свете, что может помешать ведьминскому коту делать то, что ему вздумается?

– Разумеется, нет. Просто… ты появился так неожиданно!

– Я, деточка, всегда появляюсь неожиданно. Ладно, теперь к делу, – заявил Маркиз и выразительно пнул лапой лежавший около него апельсин. – Есть тут что-нибудь еще кроме этой травы?

Ксюша была несколько обескуражена, признаться, она уже отвыкла от нескромного аппетита ведьминского кота.

– Ну… есть кефир, на завтрак давали…

Однако животное не оценило подношение: обезжиренный больничный кефир пришелся ему явно не по вкусу.

– Кислятина! Да разве можно это пить?!!

Ксюша смущенно пожала плечами.

– Маркизик, прости, но больше ничего съестного у меня нет.

– Найдем! – отрезал обжора, – где кухня?

Сердце Ксюши ушло в пятки. Зная нрав Маркиза, девочка даже боялась себе представить, во что может превратиться больничное отделение с появлением в нем ведьминского кота.

– Подожди! Скоро обед, я непременно что-нибудь для тебя раздобуду!

Впервые за время своего пребывания в больнице Ксюша взяла полный обед и даже попросила добавки. Повариха сначала несколько удивилась, а потом расплылась в улыбке.

– Раз аппетит появился, значит, на поправку пошла! Кушай, деточка, на здоровье!

Ксюша кивнула и незаметно опустила в карман своего халатика еще одну котлетку и кусок сыра. Макароны привереда бы не оценил, а вот мясо – совсем другое дело, поэтому довольная собой девочка поспешила обратно. Поскольку в палате №13 кроме Ксюши находились еще две пациентки, было принято решение спрятать Маркиза под кроватью. Ксюша спала у стенки, поэтому надеялась хотя бы на время скрыть присутствие кота от других обитателей палаты. Однако это оказалось весьма непросто: проглотив принесенную котлетку, Маркиз заявил, что в ней мясом даже не пахнет и такой дрянью он питаться не намерен.

– Ну хоть немного посиди спокойно, – уговаривала его Ксюша, то и дело с опаской оглядываясь на дверь, – если тебя найдут, нам конец!

Кот недовольно фырчал, но некоторое время в палате было относительно спокойно. После тихого часа Ксюша и две ее соседки отправились на очередные процедуры. Уходя девочка строго-настрого запретила Маркизу высовываться из-под кровати – в целях собственной же безопасности.

– Не боись, – зыркнули желтые глаза, – разберемся.

Несмотря на это Ксюша ушла с неспокойной душой, и, как оказалось, не зря.

Вскоре в палате появилась уборщица с ведром воды и шваброй. Женщина решила воспользоваться отсутствием пациенток и навести в палате порядок. То там, то здесь валялись фантики от конфет, заколки, крошки от съеденных в кровати булочек. Кряхтя, уборщица вооружилась мокрой тряпкой и принялась с остервенением прохаживаться ею по углам и под кроватями. Но на беду женщины под одной из них притаился Маркиз. Кот сладко дрых, когда его разбудил топот и шум.

– Кошмар!!! Еще больница называется! Да как тут выздороветь можно, если что ни минута, так очередной стресс?!

Возможно, скрепя сердце, кот и снес бы появление в палате чужого человека, но, когда мокрая тряпка прошлась по его холеным бокам, терпение лопнуло. Маркиз выпустил когти и мертвой хваткой вцепился в тряпку. Решив, что та за что-то зацепилась, уборщица полезла под кровать, и тут же была встречена разъяренным шипением. Не успела женщина и охнуть, как откуда ни возьмись возникла мохнатая лапа и острые когти впились в ее руку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное