Олег Волков.

Вкус власти



скачать книгу бесплатно

Глава 4. Окровавленный топор

Что-то не спешит Умелец высунуться из своего каменного мешка. Триг, Верховный Вождь племени Звёздная Птица, в раздражении выдернул из плотного дёрна пучок зелёных травинок. Боится что ли? Или, по спине скатилась нервная дрожь, догадался?

Ожидание Умельца затянулась. Триг, не долго думая, присёл прямо на траву возле чудной тропинки из красных прямоугольных камней. Едва он с парой спутников сошёл с лодки на берег, как все жители Тивницы поспешили убраться в крепость. Ещё только в набат не ударили, трусы.

Убежать-то убежали, однако возле больших дверей, которые обиты листами дорогой меди, их всё же встретил какой-то юнец в мокрой от пота рубахе. Так называемый подданный Умельца вежливо выяснил, кто такие, с какой целью пожаловали, и также поспешил спрятаться за створками ворот. С тех пор прошло немало времени. Тивницу кругом обежать можно, а никого как не было, так и нет.

Триг медленно вдохнул и ещё более медленно выдохнул. Главное – спокойствие. Ещё важнее не показать собственного беспокойства. Жарко только, прямо рукавом кожаной куртки Триг смахнул со лба обильную испарину.

От того, что сейчас предстоит сделать, провернуть, дух захватывает. Умелец хитёр и очень опасен. К тому же, говорят, могучий колдун. Соорудить такую ограду без колдовства, Триг украдкой покосился на высокие стены, невозможно. Да-а-а… Утус Яхент по-своему был прав. С помощью своего могучего красноречия и мудрости он как мог отговаривал соплеменников от войны с Умельцем. Но нарушителя обычаев предков всё равно нужно покарать.

Всю прошедшую зиму Триг вынашивал хитрый план наказать Умельца. Первым делом пришлось навестить утуса Гитаса, Верховного Шамана племени. Для опытного охотника зимний путь длиной в десятки километров по руслу замёрзшего Акфара труда не представляет. Другое дело, что путешествие не было приятным. Зато самый сильный и опытный шаман племени всё же дал обещание защитить соплеменников от злых чар Умельца. Триг машинально дотронулся до оберега на шее, маленького чёрного мешочка с пучком соколиных перьев.

А потом было ещё несколько далеких путешествий. Трига не было в родной полуземлянке больше двух месяцев. Наконец, незадолго до прихода тепла, он сумел договориться с утусом Яхентом, Верховным Вождём Звёздной Птицы.

Не зря, ох не зря, утус Яхент слывёт умным и проницательным охотником. Не зря. В иной ситуации он ни за что не согласился бы сложить с себя обязанности Верховного Вождя добровольно. А так, внимательно выслушав хитроумный план, Вождь широко улыбнулся, похлопал по плечу и согласился.

Остальное было нетрудно. На второй день Большого Сбора утус Яхент лично попросил охотников племени передать Тригу топор из чёрного кремния и стрелу, символы власти Верховного Вождя. Там же, на собрании племени, Триг поведал людям о своём хитроумном плане наказать Умельца. Буря восторгов распугала всех ворон в округе. Собрание племени единогласно выступило за войну с Тивницей. Как и следовало ожидать, наглость Умельца накопилась в душах соплеменников противным, кислым осадком.

Большие ворота протяжно зашелестели.

Триг поспешно вскочил на ноги. Вот створки глухо стукнулись о стены. Рядом с Тригом поднялись рослые братья Инпор и Вихи, его неизменные спутники во всех делах и сражениях.

Из-под свода высокой башни торжественно и неторопливо, будто боясь уронить и разбить своё хрупкое достоинство, показалась маленькая процессия. Триг переступил с ноги на ногу, нетерпение греет щёки и пульсирует жаром в ладонях. Никогда раньше встречаться с Умельцем лично не приходилось, но не узнать Сахема Тивницы невозможно. Такая пышная одежда, гордая осанка и просторная красная накидка может быть только у него.

Умелец величественно вышагивает впереди всех. Дорогая металлическая броня на груди сверкает начищенной медью. Триг брезгливо поморщился, во как дрожит за свою жизнь. На красном фоне угольной чернотой выделяется широкий кожаный пояс. Рукава добротной шерстяной рубахи специально закатаны, чтобы показать массивный тёмно-синий браслет на правой руке. Триг невольно дотронулся до оберега, кажется, соколиные перья слегка нагрелись. Как рассказал шаман племени, этот браслет есть ни что иное, как очень сильный магический талисман. Причём, говорят, сам Великий Создатель вручил его Умельцу. И за что, спрашивается?

За спиной Умельца молодой подданный несёт высокую палку. На самом конце, на маленькой круглой жёрдочке, сидит большая ярко-красная сова. Хищная птица будто живая, острый клюв гордо поднят, могучие крылья сложены за спиной, огромные глаза смотрят с высоты гордо, высокомерно и равнодушно.

Живым воплощением мощи и непобедимости за спиной Умельца возвышается Тивница. Крутые стены красным кольцом сжимают вечный Утёс. Высокая башня над воротами замыкает кольцо стен. Подданные Умельца густо облепили стены и башню. Из каждого окна, из каждой щели выглядывает по два-три лица.

Триг невольно напрягся. Да поможет Великий Создатель, да отведёт дурной глаз оберег шамана, Умелец ничего не заметит.

Позади Умельца вышагивают Ягис и Ансив, соправители Тивницы в точно таких же красивых и дорогих нарядах. Тот, что потолще, Ансив, кажется, настороженно пялится на незваных гостей. А вот Ягис, более стройный и широкий в плечах, смотрит как настоящий охотник, спокойно и уверенно. Старики сказывают, будто Ягис решился-таки уйти с Умельцем буквально в самый последний момент. Не иначе проклятый Умелец околдовал его.

– Приветствую тебя, утус Триг, – Умелец остановился неподалёку. – Какие дела, какие заботы привели тебя к нам?

Триг остался на месте, буквально врос мокасинами в родную землю. Дружеского рукопожатия не будет, не дело посланнику войны здороваться за руку с будущим врагом.

– Утус Саян, приветствую тебя, – в ответ Триг лишь слегка склонил голову.

От волнения слова едва не застряли в горле. Превеликий Создатель всего сущего, помоги! Вот оно, великое дело. Ладно бы любое другое нормальное племя. Так нет же – сама Тивница.

– Я, Верховный Вождь племени Звёздная Птица, принёс окровавленный топор тебе, Сахему племени Тивница. Теперь между нашими племенами война.

Ритуальные слова тяжёлыми камнями упали на землю. На лице Умельца не дрогнул ни один мускул. С таким же успехом ему можно поведать, что пришла весна, а воздух нынче жаркий. Он знал, знал, всё знал. Знал наперёд, колдун проклятый. Только молодой подданный с длинной палкой в руках нервно переступил с ноги на ногу. Медная сова качнулась вперёд, словно клюнула.

Утус Вихи подал с виду обычный медный топор с закруглённым лезвием. Триг вытянул оружие перед собой и шагнул к Умельцу. Лишь с близкого расстояния на гладком топорище можно заметить большое бурое пятно запёкшейся крови. Этот топор Триг лично погрузил в кровь жертвенного оленя.

Всё так же спокойно Умелец принял окровавленный топор двумя руками. Триг тут же отступил на пару шагов назад.

– Я, Сахем племени Тивница, принимаю от тебя, Верховного Вождя племени Звёздная Птица, окровавленный топор. Теперь между нашими племенами война.

Умелец ответил так, как требует обычай. Маховик судьбы запущен, война объявлена и принята по всем обычаям и заветам предков. Теперь только совет племени может поручить забрать окровавленный топор обратно. Пора заканчивать столь трудную и ответственную миссию.

– Встретимся ровно через восемь дней возле рудника, – торжественно возвестил Триг.

Всё, что нужно сказать, сказано. Всё, что нужно передать, передано. Триг собрался было развернуться на месте.

– Не спеши, Вождь, – голос Умельца пригвоздил на месте.

Триг невольно напрягся, оберег на груди стал ещё горячее. Что-то будет.

– Раз племя Звёздной Птицы объявило нам войну, то место встречи выбираем мы, – слова Умельца, словно острые камни. – Ровно через восемь дней мы встретимся здесь, – Умелец ткнул пальцем в землю перед собой. – Именно здесь и только здесь.

Триг с трудом перевёл дух, кишки словно покрылись льдом. Произошло именно то, чего он больше всего боялся и больше всего надеялся избежать. Но проклятый Умелец прав. Обычай предков разрешает племени, которому была объявлена война, выбрать другое место для сражения, не обязательно рядом с тем, которое послужило причиной войны. Проклятье!

– Ты спрячешься за стенами? – с вызовом спросил Триг.

– Нет, Вождь. Мы встретимся в честном бою, в чистом поле, – ответил Умелец.

Говорить больше нечего, Триг молча развернулся на месте. Братья Инпор и Вихи затопали следом. Ну что же, подобный исход был вполне предсказуем. Умелец хитёр и коварен, он ни за что не уведёт своих воинов далеко от каменного мешка. Но! Триг невольно улыбнулся, Умельца ждет сюрприз, большой и очень неприятный сюрприз.

Глава 5. План войны

Саян прямо на ходу помахивает окровавленным топором, символом войны, словно заурядной палочкой. В том же порядке, в каком они вышли, процессия вернулась обратно в крепость. Едва створки ворот остались позади, как Ягис схватил за рукав.

– Саян, – Ягис зашипел, словно тысяча рассерженных змей, – тебе придётся много чего объяснить.

– Объясню. Всё объясню, – Саян покосился на рассерженного друга, – но только не здесь и не сейчас. Ансив, если не возражаешь, давай встретимся у тебя через пару часов. Завари ещё чайку. А то мне, понимаешь, народ собирать, войну объявлять.

– Договорились, – Ансив хмурый, как грозовая туча, – но учти: ты останешься без мёда.

Окровавленный топор в руках Сахема разглядели многие жители Тивницы. А кто не видел, поверил на слово тем, кто видел. С кем началась война и по какой причине, объяснять не нужно. Войны с менгами и стычки с другими племенами – обычное явление. Разница лишь в том, что врагом Тивницы впервые стало племя Звёздной Птицы. Именно в его недрах почти сто лет назад Саян создал род Медной Совы. многие десятилетия Тивницы считалась естественным союзником Птицы. А так каждый подданный прекрасно и сам знает, что делать и как готовиться: вода, еда, дрова и прочие припасы в максимально возможном количестве.

Не через два часа, а через три Саян появился в уютной затенённой беседке в глубине ухоженного садика возле дома Ансива. Сам Ансив на пару с Ягисом сидит за столом хмурый и недовольный, словно после дикого похмелья.

– Надеюсь, вы понимаете: наш разговор будет строго конфиденциальным, – Саян сам налил себе чашку изрядно остывшего чая.

– Это ещё почему? – пробурчал Ансив.

– То, что вы услышите, предназначено только для ваших ушей, – Саян опустил золотую ложечку в вазочку с мёдом. – К тому же только вы способны понять меня.

Выражение «строго конфиденциально» означает разговор на русском языке. За сотню с лишним лет друзья много чего забыли из первых лет жизни на Миреме, но родная речь почему-то крепко-накрепко засела в памяти. В любой момент, любой из них, хоть посреди ночи, хоть после недельного запоя, может заговорить на русском языке без запинки и даже без акцента. Саян и так и эдак ломал голову над этим странным феноменом, пока просто не махнул на него рукой и не поставил в один ряд с долголетием, с тёмно-синими Дарами Создателя и со способностью к чужим языкам.

– И так, господа, что вас интересует в первую очередь? – Сергей пригубил божественный напиток.

– Хватит ли у тебя смелости признать, что предстоящая война твоих и только твоих рук дело? – с вызовом спросил Ян.

– Что именно ты спровоцировал её, – Андрей особенно выделил слово «ты».

– Смелости? Хватит. Даже с избытком, – Сергей качнул наполовину полной чашкой. Да, Андрей, да, Ян: предстоящую войну целиком и полностью спровоцировал я.

От порезанного ломтика хлеба Сергей отломил кусочек.

– Я прекрасно осознаю, что охотники смиренно не проглотят ни монополию на медь, ни посягательство на кусок своей территории. Причём, прошу заметить, самой ценной территории. Не будь прежний Вождь Птицы столь упорно миролюбивым, война началась бы ещё в прошлом году. Зачем, по-вашему, я третий год подряд запрещаю трогать обширный луг перед Западными воротами? Хотя ещё ранней весной его следовало бы распахать и засеять рожью.

– Поле боя, – хмуро бросил Андрей.

– Оно самое, – Сергей кивнул. – Я очень надеюсь, что охотникам не хватит ума вытоптать наши поля южнее Тивницы. Но! – Сергей пожал плечами. – Риск есть риск.

– Но… Зачем? Сергей, зачем тебе нужна эта война? – голос Яна звенит от напряжения. – Нам-то что, воскреснем. А простым смертным как? Они же, того, навсегда умирают.

Сергей наклонил пузатый чайник, но, увы, из носика вылилась лишь тонкая тёмно-коричневая струйка. Да и та пролилась прямо на полированную столешницу.

– Ян, ты меня удивляешь, – Сергей поставил чайник прямо. – Ведь ты у нас самый лучший воин. Действительно лучший. С твоим-то колоссальным опытом. Мало кто из смертных может сравниться с тобой во владении топором, копьём. Про катану я уже молчу.

Ладно бы, если столь эмоционально выступил бы Андрей. И он, и я как были, так и остались гражданскими людьми. Да, нам тоже время от времени приходится размахивать тёмно-синими катанами, но мы всё равно в первую очередь гражданские чиновники. Невероятно, Ян: даже спустя сто десять лет в тебе по-прежнему сидит пацифист конца двадцатого века.

– Ну и пусть сидит, – Ян набычился.

– К тому же, – Сергей слегка наклонился над столом, – несмотря на всю нашу бессмертность, нам всё равно тяжело расставаться с жизнью. Или забыл, как лет двадцать назад на зимней охоте тебя медведь-шатун подрал? Неделю тебя искали, еле нашли. И всё это время ты упорно лез по лесу, грыз шишки, жевал снег и всё равно упорно отказывался сдохнуть. Хотя что могло бы быть проще, чем лечь на снег, закрыть глаза и умереть.

От неприятных воспоминаний Ян недовольно поморщился:

– Ты, это, от темы не отвлекайся.

За напускной грубостью Ян пытается скрыть собственное смущение. Двадцать лет назад все жители Тивницы не понимали, да и не могли понять, столь странное упорство бессмертного правителя.

– Да, действительно, отвлёкся я, – Сергей кивнул. – Тогда лучше начну с самого начала.

Холодные остатки крепкого чая ухнули в желудок. Сергей закусил хлебной корочкой и крякнул от удовольствия.

– На этом самом месте, где мы только что выпили этот восхитительный чай, – Сергей показал пальцем на пузатый чайник, – девяносто шесть лет назад наш маленький свежеиспечённый род Мудрой Совы построил первое стойбище. И кем мы тогда были? – Сергей в упор уставился на Яна. – Тем, чем до сих пор являются наши соседи: что поймали, то и съели; что нашли, тем и закусили.

Первобытнообщинный строй не может, экономически не может, быть основой для настоящего государства. Первое, что я начал делать – создавать новую экономическую базу. То есть переделывать охотников и собирателей в крестьян и ремесленников. Учил их пахать землю, строить дома, плавить и ковать медь. Много чего мы позаимствовали у менгов. Ты же сам, Ян, командовал первыми пятью экспедициями на юг. Это именно ты привёз в Тивницу самую первую курицу с петухом, а потом, позже, самую первую корову и быка. В общем, своего я добился.

Сергей, словно желая обнять уютную беседку, садик, дом Андрея и всю Тивницу в целом, широко развёл руки.

– Друзья мои, – воскликнул Сергей, – хотя бы сейчас вы понимаете, какое невозможное, нереальное дело мы провернули? В иных условиях, на этом самом мете, никакого государства людей не было бы и в помине. Здесь нет ни лёгкой для вспашки земли; ни диких злаков, чтобы засеять эту землю; ни годных для одомашнивания животных. Вообще ничего нет. И всё, что вы сейчас видите вокруг себя, всё, что только растёт и мычит за пределами этих стен, всё это появилось благодаря нам, нам и только нам.

Не будь нас, то первое государство людей появилось бы здесь на сотни, а то и на тысячи, лет позже. Когда менги, колонизаторы с юга, построили бы на Великом Столбе свою крепость. Именно они самым наглядным образом, мечом и огнем, объяснили бы людям преимущества государственного строя.

– А заодно ты свернул первобытную демократию, – Андрей плеснул ложку дегтя.

– А заодно свернул первобытную вседозволенность и укрепил вертикаль власти, – в тон другу поправил Сергей. – И вы, прошу заметить, сидите на самом верху этой вертикали.

Сергей перевёл дух. Ещё бы чайку попить или хотя бы просто воды.

– Как бы то ни было, – Сергей сглотнул слюну, – столь долгий подготовительный период наконец-то закончился прошлой весной. Я лично уложил последний кирпич в нашу Тивницу, в нашу крепость, в наш град.

– Теперь понятно, почему ты с такой помпой и обжираловкой отметил конец строительства, – усмехнулся Ян.

– В точку, – Сергей ткнул в Яна пальцем. – Пора переходить к следующему пункту нашей программы – к внешней экспансии.

На миг в тенистой беседке посреди густых кустов черноплодной рябины повисла тишина. Ян удивлённо глянул на Андрея. В ответ Андрей пожал плечами.

– Ну ты и хапнул, – протянул Ян. – Губа не треснет?

– Зачем? – Андрей чуть подался вперёд всем телом.

Сергей широко улыбнулся. Как глубоко и давно Ян и Андрей превратились в Ягиса и Ансива.

– На данный момент все мирные средства воздействия на охотников исчерпаны, – начал Сергей. – Они переняли кое-что, но, к сожалению, гораздо меньше, чем я надеялся. Вместо засек они начали окружать свои стойбища деревянными частоколами. Некое подобие грядок с чесноком и луком всё же можно найти возле их полуземлянок. Но, увы, к полноценному сельскому хозяйству они и не думают переходить. Единственное, что они приняли на ура, так это собак. Но даже их специально не дрессируют для охраны стойбищ. Так это, стаи полудиких друзей человека бродят между полуземлянок и поднимают лай на любого незнакомого человека или зверя. На этом и без того короткий список заканчивается.

Почему охотники руками и зубами держатся за старый образ жизни я, честно говоря, не понимаю. Они сознательно отказываются от более сытой, здоровой и, чёрт побери, комфортной жизни. Они по-прежнему ютятся в полуземлянках и зависят от малейшего чиха дикой природы. Олени откочевали чуть в сторону и всё – племя на гране голода.

– А тебе не приходило в голову, что больше всего на свете они дорожат своей первобытной вседозволенностью и что крепкая вертикаль власти им на хрен не нужна? – голос Яна аж сочится ядовитым сарказмом.

– Не приходило, – Сергей улыбнулся. – Что бы вы там про меня ни думали, внешняя экспансия нужна нам не только для удовлетворения моих наполеоновских амбиций. Хотя они есть, врать не буду. Гораздо важнее другое.

Тивница, как племя, полностью замкнулось в себе. Тридцать лет назад мы окончательно отделились от Звёздной Птицы. Тогда же последний раз девушка из Лугового Сокола вышла замуж за нашего парня. Через два, три, в лучшем случае через четыре поколения вовсю расцветут последствия близкородственных браков. Меня не прельщает перспектива стать главным врачом самого большого на Миреме дурдома.

После победы я обложу Птицу налогом «кровью». С каждого рода они будут отдавать по одной, две девушки в год. Ну и там ещё кое-что. Пока племена охотников не превратятся в сельскохозяйственные общины и не войдут в состав Тивницы, другой альтернативы у нас нет.

– И ты уже придумал план войны? Без меня? – Ян уперся кулаками в столешницу и глубоко задышал.

Едва разговор свернул к войне, как пацифист в душе Яна тут же превратился в сурового воина.

– Ян, ты только не обижайся, – Сергей выставил ладони перед собой. – План предстоящей войны настолько прост и однозначен, что я и сам прекрасно справился.

В поле перед крепостью охотников встретят ополченцы. Все три пехотные манипулы мы выстроим в линию. За ними, в качестве резерва, встанут Преторианцы. Младшее ополчение засядет на Западных воротах и на прилегающих стенах. Я буду с Преторианцами. Андрей, и не спорь, останешься в крепости. Ну а ты, Ян, выбирай под командование любую манипулу.

Охотники, как обычно, затянут боевую песню и ломанутся в бой всей толпой. Манипулы окажутся в полном окружении, но это не страшно. Скорее всего, в окружении будут и Преторианцы. Ну а дальше начнётся бойня. Чем быстрее охотники признают собственное поражение, тем большее их количество вернётся обратно к родным полуземлянкам. Вот и всё.

– Почему бойня? – в глазах Яна читается недоверие. – Охотников будет в разы больше, не меньше полутора тысяч.

– Да хоть три тысячи, – Сергей махнул рукой. – Дело не в количестве, а в качестве. Воевать строем охотники не умеют. К тому же, Звёздной Птице ещё ни разу не выпадало сомнительное удовольствие биться лбами о монолитный строй щитов. Это Рыба ещё задуматься может. Да у охотников ума не хватит остановиться в полусотне метрах от манипул и тупо засыпать нас стрелами. В бой полезут, в рукопашную, за ратной славой и боевыми трофеями.

– На словах ты уже разбил Птицу в пух и прах. А не рано ли? – в Андрее, как всегда, проснулась осторожность. – Война, знаешь ли, путь обмана. Мало ли что.

– Вот поэтому, из-за всяких «мало ли что», главное сражение развернётся не на поляне возле медного рудника, а возле стен Тивницы, – Сергей ткнул указательным пальцем в столешницу. – Если «мало ли что», мы укроемся в крепости. Я лучше пошлю к Хессану очередной обычай предков и отправлю Яна с его Спецназом громить стойбища Птицы, нежели оставлю крепость и гражданское население без прикрытия. Охотники так и не поняли, что своим окровавленным топором развязали мне руки.

– Чего, собственно, ты и добивался, – ядовито заметил Ян.

– Именно, Ян! Именно, – Сергей энергично кивнул. – Иной исход сражения мне представляется с трудом. Охотники со всей своей демократией и благородством на что-то более низкое и коварное просто не способны. Уверен на все сто: во всей Птице не найдётся ни одного желающего остаться в тылу в качестве резерва. Так ведь и уважения сородичей не сыскать, и без почетных трофеев остаться можно. Какая потеря! – Сергей театрально всплеснул руками. – Все, все без исключения ломанутся в бой. Вот она, первобытная демократия, в действии.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7