Олег Юрченко.

Книга стихов



скачать книгу бесплатно

© Юрченко О., 2018

© ООО «Литео», 2018

Еще не все слова сказал я

 
Ещё не все слова сказал я,
Их скажет время за меня.
Не все молитвы прочитал я,
Припав к подножью алтаря.
И те во мне, что сохранились,
Куда-то снова я несу,
А те, что мне уж не сгодились,
Сегодня вам я подарю.
Скажу: «Живу душой заблудшей
В застенках совести своей,
Той, что становится все чище,
Когда стареем вместе с ней.
Она вот-вот себя проявит
И выкатит на Божий Свет
Все те грехи, что мною правят
Даже сейчас, на склоне лет.
За них хочу просить прощенья
У Повелителя Судеб,
Ведь вовсе я не жажду мщенья
Всем тем, кто вверг меня в вертеп.
В этот вертеп надежд несбытых,
В вертеп всех этих праздных слов
Нет никаких им оправданий
Здесь, в этом лучшем из миров.
Они приходят к нам незванно
И нам слагают наш обет,
Обет тот самый первозданный,
Которому названья нет.
Я все слова, во мне что были,
Всем, кто желает, повторю,
Лишь бы они вас не сгубили,
Когда окажетесь в раю.
А мне готовится здесь плаха
И скоро я туда взойду,
И мой палач с меня рубаху
У всех он снимет на виду».
 

Меня память к себе призывает

 
Меня память к себе призывает,
Все забыв пригрешенья мои,
Но судьею мне быть не желает,
Просчитав лишь счастливые дни.
Их особенно не было много,
Не роились они надо мной,
Лишь порой, как подарок от Бога,
Приходили ко мне чередой.
Для меня они были какой-то
Совсем неземной красоты,
Иногда что приходят к нам в душу
Только в эти счастливые дни.
Приходят и снова уходят,
Оставив лишь маленький след,
Тот, что в памяти мы сберегаем,
Тот, названья которому нет.
 

Все, что приходится мне делать

 
Все, что приходится мне делать,
Здесь, в этом лучшем из миров,
Это сбивать слова из звуков,
Чтоб подарить вам в виде строф.
Вам будет это разве мало,
Из того, сделать что смогу,
Судьба меня ведь одарила,
И я у нее в большом долгу.
То высоко меня подбросит,
То скинет с призрачных высот,
Будто её об этом просит
Он – тот, кто там для нас живёт.
Он жизнь мою давно, наверно,
От буквы к букве просчитал
И все слова свои Он, верно,
Через меня вам передал.
Поверьте мне вы, Ради Бога!
Поверьте вы моим словам:
«Пришел сюда я к вам без Бога
И здесь обрёл его я сам».
 

Нет, ты не стала моею

 
Нет, ты не стала моею,
А стала какой-то чужою.
Я эти строки пишу,
Чтобы себя успокоить.
Просится рифма в строку,
Слово просится в стих.
Как я жалею теперь,
Что я тебя не достиг.
Но сегодня и мысли ни те
И, что надо мне, я не знаю.
И чаще себя, чем других,
За все, было что, я ругаю.
Раздвоенность мира познал,
Но все же не понимаю:
Почему тебя от других
Отличить я уже не желаю.
Пусть время истлеет в пыли,
Сонмища звезд мирозданья,
Вместе с ним пусть истлеем и мы,
Наши в нем растворив желанья.
Нет, ты не стала моею,
А стала какой-то чужою,
Я эти строки пишу,
Чтобы себя успокоить.
 

Утро-вечер…

 
Утро – вечер,
Вечер – утро:
Пробегают дни.
Золотое мое Солнце!
На меня взгляни.
Ты взгляни,
И ты увидишь,
Как прячусь я в тени,
Куда не проникают
Лучики твои.
Ты думаешь, я прячусь,
Солнце, от тебя?
Но ты поверь: я прячусь
От самого себя.
Я прячусь от желаний
памяти своей,
Где было много дряни
И мало светлых дней,
Тех дней, что пробегали
С тобою наравне,
А если отставали,
То плакали во сне.
И не считал никто их,
Никто им счет не вел,
А просто, оседлав их,
Вперед галопом шел.
Но как родилось время
И к нам зачем пришло,
По свету долго шлялось
И в никуда ушло.
 

Года прошли мои…

 
Года прошли мои – последний круг уж начат:
Как быстро пробежали дни!
Да я так жил, и я не мог иначе,
Вини меня за то иль не вини.
И днем, и ночью я в каком-то полумраке
Искал мечту, ниспосланную мне,
А время шло, а я все ждал удачи:
Бродил по свету в пьяном полусне.
Казалось вот она – лови ее, жар-птицу!
И вырвав золотистое крыло,
Ты сможешь в новой жизни возродиться,
Где будет ясно, чисто и светло,
Где каждый будет равным среди равных,
Не будет места зависти и злу,
Вельмож чванливых и злонравных
Осудят на людском миру.
Но обманулся я и в долгом ожиданье,
Напрасно верил – короток наш век.
Душой стареем мы скорей, чем телом,
Да будет счастлив в мире человек!
 

Любовь бывает бесконечна

 
Любовь бывает бесконечна
И коротка, как жизни срок.
Мохнатой бабочки-подёнки,
Вспорхнувшей с водяных цветов.
Ну что ж, на то и Божья Воля:
Кому-чему здесь сколько быть –
Кому-то можно жить здесь вволю,
Кому-то нужно поспешить.
И оттого она стрелой влетает
В круг своих друзей,
Себе партнёра выбирает,
Чтоб вместе делать с ним детей.
И ненадолго удалившись,
Вновь возвращается назад,
Невинности своей лишившись,
Готова род свой продолжать.
Но я зачем в такие дебри
О жизни насекомых влез?
Наверно, чтобы вам поверить:
Что пыл нашей любви исчез.
Он нам свою диктует волю,
Тот, кто свисает там с небес,
И говорит: «Любитесь вволю,
Пока у вас есть интерес».
 

Душа взывает и кричит

 
Душа взывает и кричит:
«Ты поделись со мною,
Тем, что в тебе давно сидит
И не дает покоя».
Но кто мне скажет, как и где,
Все то, в душе что накипело,
Свой наконец найдет исход,
Не повредив при этом тело.
Глаголить истину б смогли
И я, и ты, и все мы вместе,
Если б слова те сберегли,
Что нам давно уже известны.
Зачем мы распылили их,
Один Господь наш только знает,
Но нам сказать не может он
Иль делать это не желает.
«Коль скоро распылили их,
Он думает наверно,
Собрать вам следует их в стих,
Для вас что будет очень верно».
Собрать их не придётся нам,
Они себя итак проявят,
Когда за ними по пятам
Пройдясь, душа себя объявит.
Объявит нам исхода час,
Когда решит расстаться с телом,
И заберет, что было в нас
Когда-то самым важным делом.
И вот тогда этот заслон
Пробив, слова к нам снова хлынут,
И каждый будет знать, что он
Всевышним нашим не покинут.
 

Из года в год – из века в век

 
Из года в год – из века в век
По свету бродит человек.
Что ищет ночью он и днем,
И где его родимый дом?
Никто не сможет дать ответ –
Его, быть может, вовсе нет.
У нас одни только слова,
Что с нами мама родила.
Куда же нас они зовут:
Всплывают там, всплывают тут.
И, все вокруг нас забывая,
Стремимся мы во врата рая.
Туда, где нас как будто ждут
И все зовут к себе, зовут.
И, никому не присягая,
Мы все ж летим во врата рая.
Но тут мы видим – нас не ждут
И свечи благости не жгут.
И смысла слов не постигая,
Вновь вылетаем мы из рая.
 

Я живу, как слепая лошадь

 
Днем и ночью на круги своя,
А хотел бы в коня обратиться
И умчаться, вздувая бока.
Умчаться, сбивая щебень,
Копытами с кромки дорог,
И во всю лошадиную глотку
Ржать, как сто вороных жеребцов.
Но не знаю: смогу ли я это
На бешенном сделать скаку,
Как хотелось мне сделать когда-то,
Но не смог, почему – не пойму.
Может, гены мои не такие,
Что делают сильных людей,
Может, ждут они срочной замены,
Но мне не хватает рублей.
Оттого жизнь будто зависла
На какой-то на мёртвой петле,
Когда мне вдруг так захотелось
Увидеть все в розовом сне.
Во сне, в котором иду, восторгаясь
Я крепкою связью времен,
И себе самому улыбаюсь,
Будто я – это вовсе не он.
Улыбаюсь я и не каюсь,
Что время своё прозевал,
И сам я себе удивляюсь:
Кто мне жребий такой разыграл?
Кто подбросил его мне на счастье
И зачем я его подобрал?
Два вопроса – на них нет ответа
Тому, кто мне их загадал.
Потому и хожу я по кругу,
Где мои затекают бока,
И верчу колесо я фортуны,
Но, наверно, совсем не туда.
Да, я просто слепая лошадь,
Что ходит «на круги своя»,
А хотел бы в коня обратиться
И умчаться, вздувая бока.
 

Пролетит-прозвенит

 
Пролетит-прозвенит и с размаху
Грохнет оземь распятую грусть,
И я с вами совсем не согласен,
Что уйду и к вам снова вернусь.
Не вернусь я к тому, что уж было,
Не вернусь, не вернусь, не вернусь!
Перервалась последняя жила.
Перервалась? И бог с нею – пусть!
И лишь только вдогонку-вдогонку
Убегающим дням и ночам
Поведу я свою плоскодонку
К тем далеким чужим берегам.
К берегам, где я снова увижу
Хлопья снега, ограду и крест.
По тропинке, сбегающей книзу,
Я пойду, не желая присесть.
Ветер слезы с лица мне срывает
И приносит благую мне весть:
Кто-то встречу мне там назначает,
Но не знает он, где она есть.
Да и сам ничего я не знаю
И спросить никого не хочу,
Слезы радости вновь проступают,
Но зачем – я понять не могу.
Состоит наша жизнь из мгновений,
Были что и сейчас тех что есть,
Книгу жизни (в ней много прочтений)
Не успел до конца я прочесть.
 

Пока творю – пока живу я

 
Пока творю – пока живу я,
Когда умру – забуду все,
Тебя забуду молодую,
Да и себя я самого.
Душа, быть может, очерствеет
Иль очерствею я и сам,
Она, отделавшись от тела,
Не станет доверять словам.
Словам тем сказаны, что были
В азарте призрачной любви,
Теперь их мы с тобой забыли,
Как те забыли наши дни.
Но почему же мы не помним
Тот водопад волшебных слов,
На нас что падал очень звонко,
Небесный подпирая свод.
Теперь тому, со мной что было,
Я подготовил свой ответ –
Ответ простой, неприхотливый:
«В том, что здесь есть, в том счастья нет».
Здесь призрачно все так и суетливо,
Что каждый сам находит свой ответ,
И оттого, наверно, сиротливым
Нам видится и тот и этот свет.
 

Все о'кей – трубите трубы!

 
Все о'кей – трубите трубы!
Зазывайте всех сюда,
Я и сам, коль был бы молод,
Испытал опять себя.
Но труба моя зависла
И уж больше не трубит,
Протрубилась вся и вышла
И теперь она молчит.
«Почему молчишь, подруга, –
Я с тоской ей говорю, –
Неужели надоело
Здесь трубить со мной в миру?
Неужели день вчерашний,
Не простившийся со мной,
Перестал он быть щадящим
И закрылся предо мной.
И теперь с вопросом в душу
Он не просится ко мне,
Да и я его не слышу,
Забываяся во сне.
Протруби, прошу, как прежде,
И меня вновь испытай.
И тогда, быть может, прежним
Стану я.
А ты – давай!
 

За строкою взлетает строка

 
За строкою взлетает строка,
Мысли в крендель сгибая булочный,
Я за все расплатился сполна,
Дурачком прикинувшись уличным.
И на всех полустанках дорог,
Где я собирал подаяния,
Мне преподали урок
Веры, любви, покаяния.
Почему пролетают они,
Поезда с перестуком песенным?
Почему пуста стала душа
И мир этот мне сделался тесным?
Исходил я много дорог
И подвергнут был испытаниям,
Но насытиться жизнью не смог
И лечу вновь по рельсам желаний.
Ах как быстро ж летят поезда
Наших дней и нас здесь оставляют,
И забрать нас куда-то туда
Почему-то пока не желают.
Кто отмерит мне путь мой земной,
Вновь подвергнув меня испытаниям,
И поможет найти рай он мой,
Преисполненный райских желаний?
 

Ночь еще не угасла

 
Ночь еще не угасла,
Свет еще не проник,
В этом мире прекрасном
Каждый ведет свой дневник.
Пишет быстро, страницы листая,
Пишет каждый, фиксируя миг,
Ах ты, мама моя дорогая!
Уже ко всему я привык.
Привык к быстротечности жизни
И в ней к сонму желаний привык,
Но все то, что казалось мне вечным,
Вдруг исчезло, как солнечный блик.
Растворилось в безбрежности этих
Мной не растраченных грез.
И судьба как со мной поступила,
Не могу теперь вспомнить без слез.
Все, что было со мной, принимаю,
Я к тому без особой любви
И все точки над «и» расставляю,
Там стоять где должны бы они.
Я дневник этот свой исписал уж,
Но читать никому не даю
И что было со мною когда-то,
Я, наверно, с собой унесу.
 

Писать как хочется стихи…

 
Писать как хочется стихи
И жизнью жить разнообразной,
Будто вошёл в весенний сад
Свежий такой и прекрасный,
Ласкать как хочется судьбу
У твоего порога.
От жизни многого я жду,
Но даст она немного.
Немного даст мне из того,
Другие взять что не успели,
Но я, не зная ничего,
Буду кружить на карусели,
Буду кружить до тех я пор,
Пока меня не остановит
Здесь мой единственный он друг,
Тот правду кто сказать позволит!
Позволит правду мне сказать,
Что этот мир наш – он страданье,
Где каждый может все желать,
Но не дождаться обладанья.
 

Переверни еще страницу…

 
Переверни еще страницу
В заветной книге бытия
И прочитай слов вереницу,
Что вписаны там для тебя.
И, может быть, тогда узнаешь,
Осталось что от жизни ждать,
Наверно ты не понимаешь,
Нельзя что снова все начать.
На все ты с трезвой головою
Теперь смотри и не дури.
Забудь ты, было что с тобою
И повторить все не проси.
Ещё никто не смог такого
Добиться от крутых небес.
Вот потому не жди другого,
Кроме того уже, что есть.
Сиди, сопи себе в две дырки
И не смотри по сторонам.
Перелистал уже ты книгу,
Ту, что Господь читать нам дал.
 

Синий-синий-синий вечер

 
Синий-синий-синий вечер
В душе оставил темный след.
Вам не уйти от этой встречи
В последние миллионы лет.
 
 
Молитесь, громко голосите,
Просите Высшего суда.
И, не дождавшись, уходите
Туда, где теплится она.
 
 
Слепая вера в силу духа,
Во все прошедшие века
Дарила средство от испуга:
Хранитель – ангелы твоя!
 
 
Он и сейчас крыла златые
Подняв, вас в небо вознесет,
Где спросит вас отец Всевышний,
Зачем свершили вы полет.
 
 
И вы объявите, что лишним
Вы оказались здесь, в миру,
Где даже Божий глас не слышен,
Когда уходит в пустоту.
 
 
Сюда, где тихо проплывают,
Качаясь в небе, облака,
И слёзы робко проступают,
Прощаясь с нами навсегда.
 

Нет совершенству предела

 
Нет совершенству предела,
Да и быть разве может оно
В совершенстве женского тела
Или где-то и в чем-то еще?
 
 
Луна к полнолунью подходит,
Свои распрямляя рога,
Свою песенник песню заводит,
Чтоб скорей проступила слеза.
 
 
Мысли снова и снова роятся,
Перерастая в слова,
И желаньям всем став основой,
Нас ведут неизвестно куда.
 
 
И мы, как послушные дети,
К совершенству как будто б идем,
Чередуя слова те и эти,
Мы зло называем добром.
 
 
Но кто скажет: в чем суть совершенства
И к чему приведет нас оно?
В мире этом, где нет постоянства,
Мы добро называть можем злом.
 
 
Хорошо бы было для всех нас,
Если б был он – третейский судья,
Тот, который за всех нас решил бы:
В чем есть она суть бытия.
 
 
Но его нам с вами не дали
И не знаем мы, где тот предел,
И уже сатану оправдали,
Оставив себя не у дел.
 

Дикий окрик – пьяный крик

 
Дикий окрик – пьяный крик,
К изголовью я приник,
К изголовью своему
Непонятно почему.
 
 
Просчитал я каждый шаг,
Но не пойму: зачем и как-либо
Мне это надо одному
Или со мной еще кому?
 
 
Давай, иди сюда, прохвост!
И покажи свой длинный хвост!
Им заметаешь на ходу
Ты слов каких-то шелуху.
 
 
Оставь все это для себя
И не неси ко мне их зря.
Что в них сокрыто не пойму,
Не верю им ни одному.
 
 
Вы поделите меж собой
Всю шелуху и зерен бой –
Все это будет вам нужней
И для всех близких вам друзей.
 
 
Вы это все готовы съесть,
Чтобы куда повыше влезть,
Где там, у всех чтоб на виду,
Припасть к корытцу своему.
 
 
Припасть к корытцу своему, –
Правда, зачем я не пойму.
Неужто чтобы просто есть
И чтобы где повыше сесть?
 
 
Тогда б вам больше шелухи,
Той, что сжевать бы вы смогли,
И, ловко отрыгнув назад,
Нашли б словам другой наряд.
 
 
И я не знаю почему:
Нужны вверху вы и внизу,
И тут, и там вас рады знать,
Но почему – мне не понять.
 
 
Понять могу одно лишь то –
Не все от Бога нам дано:
Порой мы сами для себя
Творим земные чудеса!
 
 
И если кто-то стал прохвост,
Ему нужен его хвост,
Чтобы вилять им тут и там,
Где появляется он сам.
 
 
Дикий окрик – пьяный крик,
Я эту жизнь не постиг,
Наверно это потому,
Что ничего в ней не пойму.
 
 
Моя в том будет пусть беда –
Таким уж мама родила,
Другим быть я уж не смогу,
Пока еще я здесь живу.
 

Ночь распустилась розами

 
Ночь распустилась розами
Слабо мерцающих звезд,
И побрел я с диковинным посохом
По своему бездорожью грез.
Брел я долго, свой путь выбирая,
Брел, цепляясь за времени бег,
И, казалось, что жизнь такая
Длиться будет еще целый век.
Но не так оказалось все это,
Как очень хотелось бы мне –
Видно поздно я взялся за дело,
Да и брел я, как будто во сне.
Долго брел я, порой погружаясь
В бездны жизни, которым нет дна,
И в душе моей все закипало,
Но никак не варилось пока.
А могло бы свариться там много
Из того, что судьба могла дать,
Чтобы в жизни моей окаянной
Свое место я смог бы занять.
Но занять ничего не пришлось мне,
А пришлось повернуть мне назад,
Где вновь встретился с этой я ночью,
Чтоб отсюда все снова начать.
 

Погадайка мне цыганка

 
Это утро или вечер –
Неизвестно это что.
Погадай-ка мне цыганка:
Что ушло и что пришло?
Расскажи, со мной что будет
На излучине судьбы –
Сердце тихо замирает
В предвкушении любви.
Бог послал ее мне, знаю,
Но сказал он: «Подожди!».
Может быть, и он не знает,
Что там ждет нас впереди.
Погадай, скажи, цыганка,
И всю правду расскажи.
И пойду я, все оставив,
За собою позади.
Своего коня взнуздаю,
Погоню его вперед,
И пусть сам он выбирает,
Где нас счастье наше ждет.
И сказала мне цыганка:
«Будет так, как и везде.
Тот, кто долго выбирает,
Будет он стоять в узде».
 

Приходит сумрак в одночасье

 
Приходит сумрак в одночасье,
И шум дождя по мостовой.
Смывает он следы в ненастье –
Твои следы, но ты со мной.
Со мной ты в каждое мгновенье,
Когда я слышу голос твой,
Когда прошу тебя остаться,
Хоть нет надежды никакой.
Ушло в былое то, что было,
Навек расстались мы с тобой:
Природа мать все загубила,
Свечу поставив надо мной.
Хотела что она – не знаю,
Зла на нее я не держу.
В другом пусть месте расцветает,
Все то, что очень я люблю.
 

Все окутано в розовый цвет

 
Все окутано в розовый цвет,
Над холмами двугорбыми корчась,
Облака проплывают им вслед,
Тайной жизни печальною полнясь.
 
 
Сколько ж было их здесь на земле,
Тех, прожил кто желаний всех полных,
Тех, кто счастье искали себе,
Жаждой жизни себя переполнив?
 
 
Что дала им вера в любовь,
Где ее изначальные корни
Уходили в глубины земли
Или с неба их падали зерна?
 
 
Что манило их всех и влекло
К каким-то неведомым далям,
А потом, как-то вдруг занесло,
Без любви и без веры оставив?
 
 
Час последний и первый пробит
Сотворенье и смерть – это мудро!
Не дано нам их тайну раскрыть,
Даже если свершится вдруг чудо.
 
 
У всего есть начало и есть свой конец –
Повторенье цветка в звездном блеске,
Где-то будет нас ждать в награду венец
Этой жизни простой или дерзкой!
 

На фоне черных облаков

 
На фоне черных облаков
Я вижу белое виденье,
Кому могу без лишних слов
Свои я выразить сомненья.
 
 
Хочу спросить его, зачем
Так долго странствуем по свету,
Если не знаем ничего,
Все оставляя без ответа.
 
 
Могу спросить его еще:
Кто дал нам эти искушенья,
Коль скоро исчезает все,
От нас потребовав забвенья.
 
 
Зачем, зачем, зачем, зачем –
Все остается без ответа,
Как тот знакомый всем мотив,
Что к нам приходит с того света.
 
 
Приходит, нас он не спросив,
Уходит, память забирая,
На фоне черных облаков,
Следов своих не оставляя.
 

И взывает, и плачет, и катится прочь

 
И взывает, и плачет, и катится прочь
Оно, сумасшедшие время!
Я стихи свои прочитать вам не прочь,
Если слушать у вас будет время.
 
 
Мы порой забываем, что жизнь коротка,
И на все, что хотим, нас не хватит,
И все крутим и крутим мы жернова,
Чтоб скорей это время растратить.
 
 
Наша мельница жизни вбирает в себя
Все, что надо нам и не надо,
Но едва это все перемелет она,
Да и времени вовсе не хватит.
 
 
Мы что-то получше хотим отыскать
Для себя и вновь жизнь наладить.
Нам порою и это не нужно и то,
А мы думаем – вряд ли нам хватит.
 
 
И нас излечить не сможет никто
От этой в нас скрытой болезни,
И нам кажется, есть там где-то Оно,
То, что видится нам не в том месте.
 
 
Мы беремся за все, засучив рукава,
И себе говорим, что нас хватит,
Но поверь мне, товарищ, наступит пора,
И нас время туда всех спровадит.
 

Мне сегодня снилась удача

 
Мне сегодня снилась удача:
Золотые купоны судьбы,
На меня что Господь насылает,
И кружатся-кружатся они.
 
 
Что дадут мне они, я не знаю,
Может, просто раскрасят мой срок
Пребывания в мире здесь этом,
Где я стал теперь так одинок.
 
 
Где не слышу уже звонких песен,
Песен этих счастливой любви,
Где мне сделался мир этот тесен
И короче все ночи и дни.
 
 
И уже нет во мне ожиданья,
Здесь каких-то радостных дней,
И есть вряд ли тому оправданье,
Хоть жалей ты себя, не жалей.
 
 
И осталось одно оно только:
Видеть эти счастливые сны,
Те, Господь что порою нам дарит,
Чтоб кружились вокруг нас они.
 

Как ты смогла земля-малютка?..

 
Как ты смогла, земля-малютка,
Здесь затеряться среди звезд,
И как, цветочек-незабудка,
Ты избежать смогла покос?
 
 
Вокруг тебя ведь все скосили,
Остались только островки
Среди густой и звездной пыли
Вселенской этой пустоты.
 
 
И непонятно, как одна ты
Здесь сохранить себя смогла
И скоро очень после взрыва
Себя нам в жертву принесла?
 
 
Об этом мы тебя не спросим,
Не будет времени у нас,
Если самих себя мы скосим
И наш пробьет последний час.
 
 
Как бы нам всем договориться,
Чтоб не скосить самих себя,
Начал начало вновь мне снится,
Но как хотелось бы, чтоб зря.
 
 
Неужто стал он не способен
Свои творенья сохранить!
Этот всего живого корень,
Кого с тобой нам не спросить.
 
 
Но все ж давай его попросим
Дать нам охранный талисман.
И, может быть, тогда он сможет
Для нас уж сделать что-то сам.
 

Сила движенья без торможенья

 
Сила движенья без торможенья
Всех нас куда-то влечет,
И мы понимаем, что мы не знаем,
Куда она нас приведет.
 
 
Может туда, где стоит одиноко
Тот, кто теперь изнывает с тоски,
И голос его чуть притворно-сладкий
Нас за ним всех просит идти.
 
 
Нас зовет за собой он куда-то туда-то,
Нам куда никогда не дойти,
Он есть тот, кто в движенье когда-то
Нас вовлек, но мы сбились с пути.
 
 
И сейчас вот он снова зовет нас
С той корзиной желаний прийти,
Что от нас унес он когда-то,
Но не смог никуда донести.
 
 
Но теперь-то, быть может, поверим
И корзину ему отдадим,
Только пусть он нас прежде заверит,
Что он сможет ее донести.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2