Олег Скрынник.

Начистоту. Пародии и подражания



скачать книгу бесплатно

© Олег Скрынник, 2017


ISBN 978-5-4483-7989-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Во всех цитатах сохранена орфография оригиналов

МОЛИТВА перед пародией

 
Всей душою, Создатель, Тебя умоляю
Отпустить мне невольные эти грехи,
Что, когда спародировать что-то решаю,
Я исходный субстрат признаю за стихи.
 

Ответ на возможные обвинения в чрезмерной резкости

 
Где ж вы найдёте этикет
У пародиста-маргинала!
Попа святее Папы нет…
Не может сочинить поэт
Приличнее оригинала.
 

Памяти Александра Иванова

зачем пою? пищу стихи?

Елизавета Ульянкина
Плевать…

Не писал стихов —

и не пиши

А. Иванов

 
Зачем пою? Пишу стихи?
Вот наварила бы ухи,
Друзей бы в гости позвала.
Кому-то, может быть, дала.
Обоим радость бы была…
Ан нет! Никак из-за стола
Себя не вытяну. Опять
Не умудрилась постирать.
К ребёнку в школу бы слетать,
За двойки уши бы надрать
И подарить ему коньки
И на катание отдать,
Чтобы потом понаблюдать,
Как будет честь он защищать,
И у экрана порыдать…
О чём ещё мечтает мать!
Но матерью-то нужно стать.
А чтобы стать… Ну, вот, опять!
Что надо сделать, чтобы стать? —
К примеру, наварить ухи…
 
 
А я сижу, пишу стихи.
 

Вспомним снова Иванова

Стихи, бывает, и не пишутся,

Вячеслав Моисеев

Не писал стихов —

И не пиши.

Александр Иванов

 
Бывает, что стихи не пишутся,
Не получаются никак.
А в роще так прекрасно дышится!
Сидит под берегом рыбак.
Куда ни глянешь – всюду Шишкины.
За горизонт идут столбы.
А у осин стоят под мышками
Полупудовые грибы.
 
 
Пройти, где птичий голос слышится,
За жёлтым кустиком – (что?)
 
 
Короче: коль стихи не пишутся,
То их и нечего писать.
 

Начистоту

Я не умею на бумаге врать

Виталий Молчанов
 
Я не умею на бумаге врать.
Хоть говорят, родимая всё стерпит,
Но всё-таки, зачем её марать,
В душевный крЕдит превращая дебет!
Я не умею на бумаге врать!
Ни в книге, ни в журнале, ни в газете —
Нигде брехни не стану размещать…
Затем и публикуюсь в Интернете.
 
Диетическое

Я полупрозрачна, легка и незрима, Но в лужах еще отражаюсь немного,

Елена Обухова,
Весенняя элегия
 
Я полупрозрачна, тонка, длиннонога,
Изящна как лучик небесного света.
Я в лужах ещё отражаюсь немного,
А в зеркале вот…
 
 
Что попишешь: диета!
 
Цветистое

Эльвира, вы цветок в картине Которую писал Ван-Гог

Юрий Соколов,
Эльвира.
Но подходит ко всем женским именам.
 
Ко всяким женским именам,
Которых очень много,
Всего милее вспомнить нам
«Подсолнухи» Ван Гога.
 
Принципиальное

я безстрашна бываю…

Lonefox
 
Коль сменю «з» на «с»
                     пред согласной глухой,
То от этого мигом я стану другой!
Говоришь,
   что писать надо грамотно здесь?
Мне на это – (что?)
Я – такая как есть.
 
Доказательства любви

В бокал вина большой любви налью,

Александр Лысенко,
ЛЮБИМАЯ, ТЕБЯ БОГОТВОРЮ
 
От чувств больших зарплату я пропью,
Пропью её под самый женский праздник.
А в твой бокал большой любви налью, —
И что ты скажешь? Я ли не проказник?
 
 
Спроси хоть всех ты наших мужиков —
Расскажут, как тебя я обожаю.
Да что там говорить!
Я и стихов
Тебе своих почти что не читаю.
 
Своевременное

Когда и свет и тень скучны в борьбе напрасной, Любви себя, друзья, решил я посвятить!

Алексей Макаров
Закончена картина!
 
Давным-давно,
             когда мальчишкой был сопливым,
И звали все во двор меня в футбол играть,
Сидел я у мольберта. Мерил косо-криво
И красками шедевр старался написать.
 
 
Сыграли без меня в футбол мои мальчишки.
Им без меня вручили приз «КожАный мяч».
Читали без меня про флибустьеров книжки.
А у меня шедевр не ладился – хоть плачь.
 
 
Прошло сто лет —
                            а всё в шедевре косо-криво,
И шансов не осталось это изменить.
И лысина блестит на месте буйной гривы…
 
 
Осталось лишь любви себя мне посвятить.
 
Крылатое

Если б нас разделял меж собой океан, Я бы птицею стал, чтоб к тебе прилететь.

Алексей Стефанов
На крыльях Любви
 
Ты живёшь в переулке Хромого Козла,
И по грязи к тебе кто б идти захотел!
Вот уж если б ты за океаном жила, —
Я не птицей.
Я б мухой к тебе прилетел.
 
Музыкальное

В этой зимней тиши моё сердце звучит нотой ля, Только пальцы твои замерзают на клавише ми.

Алиса Знакомая,
Черно-белый рояль
 
Он меня укорял, говоря:
                                 «Почему, чёрт возьми,
Любишь ты ноту «ля»?
          Всё «ля-ля» да «ля-ля» мне в ответ!
С колько лет уж прошу:
             хоть разок мне сыграй ноту «ми!»»
Отвечала ему:
Что угодно, но ноту «ми» —
Нет!
 
На грани провала

…прошлое лето Мы грешили вдвоем. … Повторяй мое имя

Сотни, тысячи раз,

Анна Могилевская
Курортный роман
 
С милым прошлое лето
Мы грешили вдвоём.
Так понравилось это,
Что решили потом
Повторить это дело
В плане будущих лет.
И вот я прилетела,
А тебя что-то нет.
 
 
Прилетела стрелою
SMS-ка твоя:
«Я душою с тобою,
Но дороже семья.
За делами своими
Сотни раз невзначай
Повторял твоё имя —
И попался…
 
 
Прощай!»
 
Слава с большой буквы

Дороги к Славе – вообщем не легки Все странные и едкие стихи, Я выношу, как сор с своей квартиры! … …Я, «Гуру – непризнанный учитель!»

Анна Палий
Поэтам
 
Мои дороги, в общем, не легки.
И даже не легки они «вообщем».
 
 
Всю ночь пишу.
А утром – до строки —
На пару всё со Славой рвём и топчем.
 
 
– Ну, как стихи? – я Славе говорю.
Ведь я – Гуру? Непризнанный учитель?
Он отвечает радостным «Хрю-хрю!» —
Мой дорогой, единственный ценитель.
 
 
И снова над стихами я корплю,
И слёзы грусти капают в бутылку…
 
 
А утром тот, которого люблю,
Опять получит новую подстилку.
 
В городе и на селе

Я глотнул холодного воздуха Окунулся в мороз с головой Сел верхом я на белое облако И поплыл на нем в детство домой

Богдан Бандура,
В городе и на селе
 
Я пришпорил багровое облако,
И заржало оно подо мной.
Все мучения взрослые по боку!
Я на облаке еду домой.
 
 
Приподнимет селяночка голову,
Рукавом свои очи протрёт:
– Ой, девчата! Смотрите, как здорово!
К нам мужчина на облаке прёт!
 
 
А девчата:
– Так то же из города
К нам на облаке правит Богдан!
Коль не вышел он в городе мордой,
Значит, будет у нас Селифан.
 
В завязке или нечаянная радость

Муку я смешивал с яйцом И в мокрой рюмке – форме Производить я шишки стал.

Евгений Варламов,
Шишки
 
Муку я смешивал с яйцом.
Морозил для порядка.
Залил сгущённым молоком.
Попробовал…
Не сладко.
Добавил греческий орех.
Проделал пассы.
Дунул.
Опять не сладко как на грех!
 
 
В окно с досады плюнул.
 
 
А там соседи – мужики
Клубятся у пивнушки.
Эх, к ним бы щас!
Да не с руки:
Вот, слово дал подружке,
Что рюмкам нынче я найду
Другое примененье…
 
 
Сказать такую ерунду!
Теперь дай Бог терпенья.
 
 
Наполнил тестом кое-как
Все рюмки без остатка.
 
 
Глядь! – тайничок.
А в нём —
Коньяк!!!
 
 
И сразу стало сладко.
 
Ай-яй-яй, компания!

Средь грузинских холмов легла чёрная мгла,… Куст помятой лозы на земле возлежал… Почему не даёт знать грузин о себе?

Валерий Асеев
БЕЛАЯ ЛОЗА
 
«На холмах Грузии лежит ночная мгла».
Как строки Пушкина полны и величавы!
Ещё лоза на землю тёплую легла —
Та, что пришла сюда из песен Окуджавы.
«Грузин» —
И строки Маяковского встают,
Иль голос слышится Сосо, по крайней мере.
Да и Асеев тоже к месту был бы тут.
Но только Николай,
А вовсе не Валерий.
 
Голая история

Стала голой голытьба. Ну, а царь царём царил.

Виталий Молчанов,
Театр
 
В робе рабского раба,
Где купец кутёж кутил
И голилась голытьба,
Царь царей царём царил.
 
 
Танец танцевал танцор.
Свой диез, бекар, бемоль
Дирижёрил дирижёр.
Голышом плясала голь.
 
 
Шутки шут шутя шутил.
СтоловАясь у стола,
Гласом гласности гласил.
Гласность гласною была.
 
 
Сало с салом ел вассал.
С полькой полечку поляк
Переплясами плясал…
 
 
Всё писатель описал
Писаниною…
– Голяк!
 
Мои дары

Я долго думал, и не понял, За что тебя так полюбил? … Я, забываю всё на свете, В твоих безудержных губах… Я подарю тебе такое!!! О чем мечтал весь белый свет! … Я разбужу в тебе фонтаны, Я подарю тебе… вулканы,

Владимир Пшеничный
Ода Любви
 
Я так сегодня и не понял:
За что тебя я полюбил?
Скакали мысли словно кони.
Секунда – их и след простыл.
 
 
Они несутся как пегасы
В бездонных чёрных небесах.
А я опять теряю массу
В твоих безудержных губах.
 
 
Весь выпиваемый тобою,
Я как ребёнок становлюсь —
И тут дарю тебе такое!..
О чём и сам сказать боюсь.
 
 
Задышат огненно вулканы,
В ночи завоют соловьи.
Я разбужу в тебе фонтаны…
 
 
Лишь дай мне срок заткнуть свои.
 
Вроде о погоде…

…на город падает жара – А может, снег. Не разобрать с утра.

Вячеслав Моисеев
 
Как хороши в России вечера!
И как нам было весело вчера!
А нынче встал – за окнами жара.
А может, снег.
Не разобрать с утра.
 
Я буду любить тебя вечно

Я буду любить тебя вечно: Без рамок, без дна и без края. Ты знаешь, мне даже не важно, Со мной ты сейчас или где-то,

галина КАЗАКОВА
Вечная клятва
 
Я буду любить тебя вечно.
Не скрою: самой даже странно.
Но буду любить тебя вечно,
Как будто Каренина Анна.
 
 
Мне даже плевать – ну, конечно! —
Ты здесь иль у девки Маришки.
Я буду любить тебя вечно! —
Вот чтоб мне ни дна ни покрышки.
 
Лови себе!

Соленое бывает тоже сладким,

Екатерина Горбунова
Ловлю себя на том, что изменилась…
 
Солёное бывает тоже сладким —
Любой вам скажет повар из кафе.
И у козы – тигриные повадки,
И трезвенник, который «подшофе»
 
 
Бывает новым, что совсем не ново.
Вообще: чего на свете только нет!..
 
 
Но вот Екатерина Горбунова
Всегда и неизменно —
Не поэт.
 
Званый ужин

Паштет из ямба на столе… Возьму анапеста чуть-чуть,

Помажу хреном и горчицей —

Сергей Олишевский,
Накрытый стол
 
Из ямбов я спеку пирог.
Его катренами украшу.
И амфибрахиевый бок
Подам с анапестовой кашей
 
 
Бутылки, выстроившись в ряд,
Хранят экспромты и бурлески.
Аллегорический салат
Стоит во всём хорейном блеске.
 
 
Друзей проверенных созвал
Моё отведать угощенье.
«Всё сам! Никто не помогал!» —
Сказал без ложного смущенья.
 
 
«Прошу скорее за столы!
Салат, хорейчику попробуй…»
А мне в ответ они, козлы:
– Сам сочинял?
Вот, сам и лопай.
 
Наподобие…

Осчастливливалось Божье семя И питьём, и закуской простой. … Если есть что сказать, скажи, … …с тобой в душе стало теплей! Возродилось подобие веры!

Игорь Соловьёв
Я не верил
 
На чужих наплевать мне людей,
Ведь тобой увлечён я без меры.
И во мне рядом с ножкой твоей
Возродилось подобие веры.
 
 
Если есть что сказать, говори.
И не думай, что скажет невежда.
От твоих тёплых слов изнутри
Что-то лезет, как будто надежда.
 
 
Осчастливь Божье семя едой!
Дай вареничков с маслом коровьим. —
И тогда между мной и тобой
Что-то будет навроде любови.
 
Реплика

А самые главные люди планеты – Конечно, поэты … …если исчезнут стихи и сонеты,

Ирина Касаткина
Поэты
 
Кто б спорил, что главные люди – поэты.
Драчливы, нахальны,
Скромны и тихи, —
Но все (в основном) они знают:
Сонеты —
Вообще говоря, это тоже стихи.
 
Жаль!..

Я убывающего лета Ловлю чуть видные приметы. Вот так гурман, смакуя блюдо, Горюет, что идет на убыль В тарелке красочной оно. Так в детстве жаль, когда кино

Проходит на большом экране И нужно возвращаться к маме. Так жаль любви, что исчезает, Хотя была вчера без края. А без нее все меньше света. Как жаль! Уже проходит лето…

Ирина Яркова
 
Передо мною на столе
Стояло вкусное желе.
Оно на блюдечке дрожало.
А я сидела, горевала,
Что, если есть начну его, —
В момент не станет ничего.
А тут сестрёнка подбежала
И моментально всё сжевала.
Как жаль!.. А я пошла в кино.
И всё жалела, что оно
Вот-вот закончится, и к маме
Придётся топать… За слезами
Так и не видела, о чём
Рассказывалось в фильме том.
Потом пришла моя пора,
И я увидела Петра.
Влюбились крепко мы друг в друга.
Так было страшно, что подруга
Его, парнишку, отобьёт!
Он погулять меня зовёт —
Я не иду: сижу, жалею…
Махнул рукой – и по аллее
С соседской Катькой убежал.
Как жаль!.. Жениться обещал,
А вот теперь забыл про это…
Сижу, смотрю. Уходит лето.
Никто не видит, что оно
Уже кончается давно.
Бегут на пляж дурные девки
И собираются на спевки.
А я сижу, уткнувшись в шаль.
Горюю:
Кончится!
Как жаль!..
 
На одном дышении

Воздушный поцелуй Отчаянного бега, Оставшийся в плену Бездушной пустоты,

Карина Буровицкая
Так дышется легко!
 
Сияние в висках,
Моргание в затылке.
Чесночный аромат.
Ковёрная страда.
На многих языках
У джина из бутылки
Пустеет банкомат
И нарастает страх.
Иду по черепкам.
Луна под лавкой лает.
Загнулся над трубой
Объемлющий миазм.
И чую: из меня
Зловеще выползает
Чего-то – не пойму! —
То ль шиза, то ль маразм.
 
Чудеса в решете

…мы не видим сказочных чудес Они вершатся без конца, процесс Их появленья ход не замедляет. … Мы словно воду носим в решете, И подбираем чудо с большим весом.

Кетрин Вин-Бетта
 
Готовим для любимого прикол:
Его мы одиночеством стращаем.
А между тем процесс уже пошёл,
Но мы его совсем не замечаем.
 
 
Пока мы так готовили его,
Совсем контроль утратив над процессом,
Подружка —
Чудо! —
Милого того
Женила на себе.
 
 
С её-то весом!
 
Тиканье

Мне бы сейчас ТИШИНЫ, ПУСТОТЫ и ВОСТОРГА… Сладко плещутся в чашке последние встречи… Тикает время… Мне сейчас ТВОИХ ГУБ-словно горького перца…

В кофе-пять капель рассудка… для слабого сердца… Мне бы дыханье разбавить ТОБОЮ…!

Лариса Евсеева
 
Одинокий, пустой,
                           но восторженный вечер
Переломною нитью в девичьей судьбе.
Сладко плещутся в чашке
                                      последние встречи
И бурлит в унитазе печаль по тебе.
Помню губы твои
                                  вкуса горького перца,
Руки вкуса чего-то – не знаю сама.
Нам чуть-чуть не хватило:
                                      тебе грамма сердца,
Ну, а мне как всегда – пяти капель ума.
Мне себя бы разбавить тобою – и ладно.
Не была б такой горькой планида моя.
Где ж ты бродишь сейчас,
                             мой дружок ненаглядный?
По тебе мы истикались – время и я.
 
Цветы запоздалые

Ты подарил мне тот букет. Спустя уж очень много лет,

С ума теперь ты свёл меня

Л. Ганшина,
ЛАНДЫШИ
 
Такую дуру поищи!
Упрёка слов не говорила
И тридцать лет тебе борщи,
Как Дунька барская, варила.
 
 
Сдувала каждый волосок,
Чтоб ты прилично одевался.
А ты ж за тридцать лет цветок
Мне подарить не догадался!
И так, быстрее летних снов,
Года курьерские летели:
Держал меня ты без цветов,
Тебя я – в пику! – без постели.
 
 
И вдруг! – Ты ландышей букет
Сегодня даришь, на ночь глядя…
Но нам с тобой уж столько лет,
Что вряд ли что-нибудь мы сладим.
 
Лукавое

Свою любовь ты показал, А я не разглядела!

Людмила Пулина,
НЕТРОНУТЫЙ БОКАЛ
 
Меня чуть в краску не вогнал
Один мальчишка смелый:
Свою любовь мне показал!..
 
 
Но я не разглядела.
 
Невзирая на

Сметет все с пути невзирая, И судит безликим лицом.

Людмила Сергеева
=ТОЛПА=
 
Я шла, через лужи шагая.
Вдруг в «тачке» какой-то козёл
Обрызгал меня, невзирая,
Дал газ и за угол ушёл.
 
 
Но я номерок записала
И, лишнего не говоря,
Его в тот же день отыскала.
Разбила стекло, несмотря.
 
 
Но он это дело увидел
И, выбежав в дверь, идиот,
Меня очень сильно обидел:
Побил независимо от.
 
 
И после той прОклятой встречи
С задирою и подлецом
По городу я каждый вечер
Гуляю с безликим лицом.
 
Ночная арифметика

…что-то мне не спится, В голове стучит одно. … Одному кумы да дядьки, Где-то родственник помог. … У друго (го) нет поддержки. В гору лезет да пыхтит.

Людмила Шибакина
Ночные размышления.
 
Ночь придёт. Стемнеет, в смысле.
Завалюсь я на кровать.
Непричёсанные мысли
Станут вновь одолевать.
 
 
Есть хорошая мыслишка:
Почему, вот, одному
Всё даётся с верхом, с лишком,
А другому?..
Не пойму.
 
 
Коль министром я б служила, —
Всё на свете бы взяла,
Положила, разделила —
И народу раздала.
 
 
Чашки, стулья, вилки, шмотки.
Кур, баранов и быков.
Трактора, машины, лодки…
И, конечно, мужиков.
 
 
Сколько ж каждой-то придётся?
Ну-ка? Надо подсчитать…
 
 
Тьфу!
Сосед…
Всё не уймётся!
До утра скрипит кровать.
 
Диетологическое

Я, выпучив беременное пузо, Как кит сную в планктонной толчее.

Марина Балабашкина
Сон о снеге и маме…
 
Я, словно кит, плыву среди планктона,
Утюжа волны гладким животом.
Качаюсь наподобие понтона
И всё в себя тяну огромным ртом.
 
 
В меня летят бифштексы, кукуруза,
Говядина, свинина, колбаса…
Дрожит в глазах у мамы, как медуза,
Огромная горючая слеза.
 
 
Она кричит:
– Остановись, Марина!
Ах, дочка. Разве можно столько жрать!
Давай скорей уйдём из магазина.
Подумай:
Ведь тебе ж ещё рожать.
 
Медикообразное

Небо павшее, впавшее в кому… Окажи солнцу первую помощь —

Ник Эль Эн
 
Небо серое мается в коме
За слепым сеновальным оконцем.
Я, усталый, лежу на соломе,
Освещённый чахоточным солнцем.
 
 
Следом тучка – с гангреною вроде —
С почерневшим плывёт эпителием…
 
 
Сколько хворей у них там, в природе!
Но лишь я один маюсь похмельем.
 
Сказка

Сверкают звезды, как глаза любимых.…нас уносит ввысь от мыслей мнимых. … Взлетая, прикоснемся к облакам.

Раскинем руки на перине нежной, И уплывем на ней к своим мечтам, Укрыв всю землю чистотою снежной.

Оксана Демидова
Какая ночь!
 
Мы на перине ёрзаем с тобой,
Изображая знойных и любимых.
Вдруг поплыла перина…
– Эй, постой!
Куда ж ты?
– Да от мыслей ваших мнимых.
 
 
Весь мир от нашей нежности плывёт.
В тот мир широкий распахну-ка дверь я!
Летит…
Летит перина-самолёт,
По всей земле распространяя перья.
 
 
За стайкою летающих коров
Вилась прикольно мишуры соломка…
Потом был день.
Трещание голов.
Депрессия.
Раскаяние…
 
 
– Ломка.
 
Криптологическое

Зима уходит, ты уходишь, я один, И замок солнц переполняет боли гниль,

Петр Семилетов
 
Зима уходит, ночь уходит. Боже мой!
За ними ты, как баба снежная,
                                                      уходишь.
Не надо было мне любить тебя зимой,
На замороженной,
                          безлиственной природе.
Где мы лежали,
                     там зимой расцвёл ковыль.
Его попробовал сегодня мой каурый.
Но: «Замок солнц
                        переполняет боли гниль!» —
Сказала ты.
И показалась полной дурой.
Над этой фразой долго голову ломал.
Уж кончилась зима.
Весна.
Настало лето. —
Я ж всё гадаю…
Не иначе: подсказал
Её тебе на ушко Пётр Семилетов.
 
Бунт женщины

Быть женщиной – высокое искусство, Пикантной быть, как алыча, —

Светлана Гончаренко,
Истинной женщине
 
Легко ль быть женщиной на свете?
Пикантною как алыча
И экзотичной как спагетти,
И острой, словно морковча.
 
 
Легко ли женщиной родиться?
Быть сочной, словно кресс-салат
И осыпать себя корицей,
И ждать, когда тебя съедят.
 
 
Легко ли быть женой-подругой?
Всегда, как персик, молодой,
Загадочной как рыба фугу
И как яичница простой.
 
 
А быть любовницей? Такою,
Чтоб обжигать как шоколад,
Тогда как дома стынут трое
Набитых, с хреном, поросят.
 
 
Послать к чертям, что в этом мире
Все от меня мужчины ждут,
И стать картошкою в мундире —
И всё. И лопай, что дают.
 
На семи сквозняках

В моей душе сквозила нежность,

:Корчагин Сергей
 
Нарушив сон и безмятежность,
В меня вселился паразит.
Но оказалось: это нежность
В душе сифонит и сквозит.
– Что делать с ней, такой щелястой?
Сквозняк убрать,
Вернуть покой?..
 
 
Ответил дел душевных мастер:
– Ты поддувало, брат, закрой.
 
Чадаев, помнишь ли былое?

«Вот Хомутов идет, а следом снег идет» … …вечность я постиг. … Не стоит ожидать ни молнии, ни манны От неба, ведь на нем всеобщности печать. ……ритмы этих строк есть ритмы ДНК, Которые, увы, в наследство мне достались. Которые – ура! – не гены дурака. … Ах, Петр Яковлевич Чаадаев. Умалишенным быть хотелось бы и мне. Особенно в стране, которая рождает Кровавые мечты, как злой медведь во сне.

Сергей Хомутов,
К Чаадаеву
 
За N грядущих лет до своего погоста
Какой-то необычный написал я стих.
Сначала думал: «Хрень!»
А оказалось: просто
Как раз сегодня утром
                                       вечность я постиг.
 
 
Щедрот от неба я уже не ожидаю,
Ведь у него других —
Не перечислить! —
Ртов.
К вам кто-то уж писал,
                              Пётр Яквлич Чаадаев?
Теперь вот дождались:
Сам пишет Хомутов.
 
 
Что вам сказать?
           В стране, где бал медведи правят,
Умалишённым быть хотелось бы и мне.
Вот на обходе врач признал
                                        (коль не лукавит),
Что, наконец, сегодня удалось вполне.
 
 
Поэтому пишу, презрев лихие беды.
И не слезится глаз, и не дрожит рука.
Я нынче одержал блестящую победу:
Над генами.
А ведь —
Не гены дурака!
 
 
Прощайте же, коллега.
                                         Тут я попадаюсь
В объятья медсестёр
                                 с глазами диких серн.
Да ждут ещё дела:
К примеру, собираюсь
Давно уж написать
                               к Анне Петровне Керн.
 
Посиделки

Засиделись девочки…

Юлия Мамыкина,
Девочки
 
Три косынки разные
У плетня зарделися.
Три девчонки красные
Нынче засиделися.
 
 
На лиловом небушке
Уж блистают звёздочки.
На скамейке девушки
Намывают косточки.
 
 
Брать соседок начали —
Подкатило времечко.
Девочки судачили,
Поедая семечки.
 
 
У соседок в армию
Покатили детушки…
У плетня угарные
Лепят сплетни девушки.
 
 
У соседок детушки
С молодыми жёнами…
Уминают девушки
Семечки калёные.
 
 
У детишек детвора
Подрастает первая…
 
 
Ой, девчата! Уж пора.
Мама ждёт, наверное.
 
Странная популярность

Я – цену знал библейскому перу, …Бабье с ума сходило,

И даже, кое – где и мужики… Поклонники – на клочья не порвут, На сувениры, лучше б, разорвали!

Анна Палий
Поэтам
 
На горку шла. Иль шёл я на горУ?
Сама себе родной? Или родная?
Всему – даже библейскому перу —
Я цену знал. Иль знала?..
В общем – знаю.
 
 
По мне с ума сходили мужики,
А я всё к славе шла через ухабы.
А вот теперь – гляжу из-под руки —
За мной уже ухлёстывают бабы.
 
 
Чего это они за мной бегут?
Разводят Шуры-муры, трали-вали?
Подмигивают, блин. С собой зовут…
– На сувениры лучше бы порвали
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное