Олег Сергеев.

Месть Сашки, или Насмешка богов. Том 1



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Янин и Интина, два спутника Танарии, плыли по небосводу, иногда скрываясь за облаками.

 Янин красный, как жаркое пламя. Интина сверкала синевой, как чистое небо. По миру шагала ночь, плащом из звёзд накрыв планету.

Смотревшие с крепостной стены, пятеро мужчин-магов, наблюдали за огоньками, взлетающими вверх вдалеке.

Этим дурным что, заняться не чем? – спросил один из них.

Вопрос был риторическим. Крепость, на стене которой они стояли, перекрывала проход через долину.

Единственный путь в княжество, с которым вот уже много лет, вело войну соседнее королевство, Леннария.

«Ну как войну»?

Иногда женщины-магини, или воительницы, как их ещё называли: – нападали на крепость, сражались с воинами, брали кого-нибудь в плен и отступали.

За много лет, они ни разу не попытались уничтожить или захватить укрепление и ворваться в Подгорье. Именно такое название носили эти земли.

Этой ночью, пятёрку охранявших стену магов, привлекли огненные шары, взлетающие в ночное небо, в нескольких километрах на юге, там-где располагался лагерь, в котором жили воительницы-магини из Леннарии.

На ближайшие пять лет, право атаковать крепость, получил высший клан королевства Массар.

– Заждались мальчики, – спросил тихий, мелодичный голос из темноты.

Никто из мужчин не успел открыть рот, как полетели видимые только в магическом зрении заклинания. Из темноты возникло несколько фигур, быстренько обвязав парализованных магов верёвками, их стали спускать вниз со стены.

***

Над городом светило яркое, весеннее солнышко. Прилетели с далёкого юга птицы, начав заселяться в старые гнёзда и строить новые.

По старой традиции, жители Славграда, столице княжества выносили и развешивали на заборах, тюфяки и матрасы. Начинали бегать по дворам куры. Мычали в сараях коровы, надеясь, что их наконец отведут на пастбища, на которых появилась сочная, молодая травка.

Простой люд жил своей исконной жизнью, мало обращая внимания на творимую вокруг них суету.

В центре города стоял терем, раскрашенный в разные цвета, показывающими какими силами владел, тот или иной правитель Подгорья.

Из окна на втором этаже, слышались крики, то старый князь воспитывал своих подчинённых.

– Черти малохольные, вы там что, совсем сбрендили, – орал на своих вассалов, Князь Дмитрий. Трое одетых в броню воинов, стояли понурив головы и молчали.

– Как можно утащить со стены пятерых магов? Чтобы все теперь ходили на стенах привязанные – приказал Дмитрий и устало вздохнув отпустил бледных защитников пограничной крепости..

Когда воины ушли Дмитрий подошел к столу из дорогого красного дерева и сев в кресло задумался. На его широком лбу залегли глубокие морщины, а сильные пальцы начали отстукивать нервную дробь.

Он очень сильно устал, напряжение скоро сведёт его в могилу.

Ползли нехорошие слухи про его сына, княжича Вольдемара. Будто он связался с какой-то Леннаркой.

В княжестве постоянно воруют одарённых детей.

Причём исключительно мальчиков. Ведь мальчики в которых просыпается магия, во всем мире остались только у них. Подгорье ещё называли; – последним оплотом ушедших богов.

Люди в нём до сих пор продолжали верить в бога войны Тора и его жену Астру, – богиню очага.

Восемь веков назад Тор вместе с женой ушёл из этого мира, куда-то очень далеко. Он даже не смог прийти на помощь, своему сыну Торгрину, – оставленному вместо себя. И тот погиб, когда началась война между богами.

Все прекрасно знали, что одарённых детей, воруют жрицы богини Танары, но поделать ничего не могли. Ещё эта война с Леннарией, – королевством на южных границах, длившаяся уже около двадцати лет.

Князь устал от безысходности и понимал, что спасти свою землю не удастся, – слишком силен враг. Небольшое северное княжество не выстоит.

Леннария давно бы их захватило, но оно не хотело зря проливать свою и чужую кровь. Королевству были нужны мужчины-маги, а также мальчики с магическим даром, продолжающие рождаться в последнем оплоте, благодаря сильной вере людей в ушедших богов.

Богине Танаре не удавалось воровать у мужчин и мальчиков княжества их суть Ян, отдавая силу своей пастве, как она делала во всём остальном мире. Но сколько веревочке ни виться, конец один.

Князь чувствовал смерть рядом. Она стоит и ждёт, когда он упадёт в её объятия. Единственное чего он хотел; так это хлопнуть напоследок дверью. Чтобы мерзкая богиня навсегда запомнила последнего Подгорского князя, Дмитрия.

Дверь открылась и внутрь, громко топая по полу сапогами, вошел громадный мужик, одетый в просторные шаровары и белую рубаху. Опоясанный широким поясом, на котором драгоценными камнями, были выложены древние руны.

Последний жрец ушедшего бога, грозно смотрел на Дмитрия, казалось его пронзительный взгляд из-под кустистых бровей, сейчас прожжёт в князе дырку. Длинный посох в руках сверкал навершием и отстукивал каждый шаг. Опираясь на стол жрец спросил;

– Что князь просрал княжество?

– Не береди душу Захар, можно подумать, ты не растерял свою паству!? – Говори зачем пришел и вали отсюда, дел и без тебя хватает, – Дмитрий равнодушно смотрел на жреца, его абсолютно не волновал его грозный вид.

– Правда твоя князь, силён супостат оказался, не сдюжили мы, – тяжко вздохнул гость и продолжил: – Я к тебе за помощью пришел. Хочу напоследок этой стерве Танаре свинью подложить, появилась одна идейка – пророкотал басом жрец и умолк ожидая ответа.

– Это очень хорошо, я обеими руками за, говори Захар чего тебе надобно для этого. Я и сам давно какую-нибудь каверзу придумал, если бы мог, – князь с интересом уставился в глаза Захара.

– Надобно мне найти трёх отроков способных, да девять девиц непорочных, собрать их в месте тайном, так чтобы не прознал никто. А ещё помощница нужна, с девками заниматься, лекарка лучше всего подошла бы для этого, – жрец быстро перечислил всё что ему нужно.

– Ну и запросы у тебя. Девок то ещё найду, с ними проблем пока нет, а где я тебе парней возьму, они и так наперечёт все, особенно одарённые? – с удивлением Дмитрий уставился на Захара.

– а ты поищи, поскреби по сусекам. Может и найдёшь где? Чую не долго нам осталось землю коптить, – Захар в ответ требовательно смотрел на князя. Где-то с минуту они молча глядели друг другу в глаза. Князь нагнулся, достал из-под стола бутыль с самогоном и спросил;

– Будешь?

– Наливай, – ответил ему жрец, – под это дело заодно всё и обмозгуем, – они стали пить ядрёный самогон, вспоминая прошлое и закусывая малосольными огурчиками думали, как быть в будущем.

Захар в старых записях храма нашел описание ритуала, который не проводился уже тысячу лет и решил рискнуть.

«Бог не выдаст, свинья не съест», – да и нет сейчас его бога в мире.

Если бы Тор не ушел вместе с женой, вряд ли Трёхрог рискнул вторгнуться в их мир. Тогда бы не случилась война богов, а спрятавшаяся от неё Танара не добила уцелевших, но сильно израненных небожителей.

Чего уж теперь жалеть, о несбывшемся. Пока есть силы надо бороться.

– «Делай что должно и будет как будет», – говорил в своё время ему его отец и учитель Пантелей.

Князь спал уронив голову в тарелку с огурцами. Последний жрец давно ушедшего бога войны, вытащил его из тарелки, встал и пошёл из терема. Впереди много дел и валяться пьяным нет времени. Захар отрезвившись магией почувствовал себя прекрасно.

В Подгорье наступил вечер, а в мир шли перемены, о которых никто пока даже не догадывался.

***

Славик ждал друга возле подъезда и бесился. Уже десять минут как Сашка сказал, что выходит, но так до сих пор не вышел.

Славик приехал вчера вечером из Сочи, куда ездил отдыхать по путевке и теперь он спешил поделиться своими впечатлениями, похвастаться победами на любовном фронте. Вообще-то ему можно было возвращаться обратно после первого дня отдыха. Потому как программа минимум была выполнена.

«В море искупался, вина-коньяка сочинского выпил, на дискотеку сходил, женщину закадрил».

Его сосед по номеру, спрятался под одеялом, когда Славик на своей кровати занимался любовью с отдыхающей девицей из соседнего корпуса.

Перед этим выпив с ней коньяка они голышом искупались в море. Пляж в сочи галька, не полежишь, в воде заниматься сексом прохладно, всё-таки ноябрь месяц, когда ещё льготникам могли путёвку дать? – только после сезона.

Славка как участник боевых действий получил её в собесе. И теперь вернувшись после отдыха, ждал друга.

– Да где же ты наконец, – сказал нервно Славик и не выдержав устремился в подъезд. Поднявшись на второй этаж увидел приоткрытую дверь и вошел в квартиру.

Сашка сидел на пуфике пытаясь завязать шнурки на ботинках дрожащими пальцами.

– Ну ты чего так долго, водка же греется, – укорил друга Славик.

Он взял с собой пол-литра, спрятав бутылку в рукаве. В коридоре было темно и Славик только сейчас заметил, что с Сашкой что-то случилось. Лицо друга сильно похудело и осунулось, в свете из подъезда оно казалось белым пятном. От крепкого, мускулистого парня, служившего в войсках дяди Васи, почти ничего не осталось.

– Может ну её эту улицу, у тебя посидим, – спросил Славка.

– Да нет справлюсь, – ответил Сашка медленно и с трудом вставая, – не слишком часто из дома выхожу, хоть напоследок подышу свежим воздухом.

Через десять минут друзья сидели на лавочке возле подъезда. Славка слушал друга и пил водку в одиночку. Санек спокойно рассказывал;

– Когда совсем невмоготу стало, с женой доехали до больницы. Диагноз рак желудка-четвёртая стадия, уже метастазы пошли, врачи лишь руками развели.

Месяц может ещё протяну, но лучше не надо, боли невыносимые, уколы уже не помогают. Завтра родственники опять планируют к какой-то бабке знахарке везти, но я не верю, фигня всё это, – рассказывал Сашка.

Славик уже забыл про Сочи, он смотрел на друга и не знал, что сказать и чем помочь. Он просто наливал и пил. Спрашивать почему тот не пошёл к врачам раньше, – смысла не было. Сам такой, – не баре по врачам бегать работать надо, семью кормить.

Всегда тянули до последнего, авось пронесет, – в этот раз не пронесло. У Сашки оставалось двое детей; – пацан которому скоро семнадцать и дочь четырнадцати лет. Хорошо ещё, что дети почти выросли.

Слов у Славика не было, он просто наливал и пил. Так они и просидели, пока Сашку не забрала жена и не увела домой.

Через три недели его не стало.

***

Когда приступ скрутил всё тело, Сашка в очередной раз потерял сознание. Спазмы и судороги скрутившие его пропали.

Вдруг разум резко вернулся, опять стало плохо, только на этот раз почему-то раскалывалась голова. Сквозь волны накатывающей адской боли, ему послышался незнакомый голос.

Очень приятный, звучавший словно ручеёк. Голос то пропадал, то через какое-то время появлялся вновь.

Плакала и звала, настойчиво повторяя его имя, незнакомая девушка.

– Саша, Сашенька, ну очнись пожалуйста, – голос звучал откуда-то сверху и проникал в затуманенное сознание. Я почувствовал, как что-то капнуло мне на губы и непроизвольно слизнув солёную капельку понял, – это слёзы. Незнакомка плакала. Тут до меня наконец то дошло, – «БОЛЬ», – она пропала. Наоборот во всём теле была такая лёгкость, какой я не чувствовал очень давно. Я открыл глаза и посмотрел на девушку, у которой лежал на коленях.

Её глаза голубого неба, вспыхнули от радости. Взмахнув гривой длинных рыжих волос, девчонка пощекотав ими моё лицо, стёрла с него слёзы.

– Сашка ну наконец-то ты очнулся, я так испугалась, когда ты полетел и головой об камень ударился, – быстро затараторила она. Прямо белка какая-то. Стоило мне подумать про белку, как по голове словно ударили.

Я заскрипев зубами застонал, с трудом удержавшись в сознании. В мозгу стали возникать незнакомые образы. Мама, папа, сёстры:

– «ААААА», – какие нафиг сёстры?!!! У меня один брат был и всё. Я мысленно скривился. Эту девчонку зовут Таисия, я откуда-то её знаю, в деревне из которой мы с ней родом, её все называли Белкой, за огненно-рыжие волосы, а её мать лисичкой. В какой ещё деревне, я из Подмосковья, работаю на шиномонтаже трассы Москва-Киев. Становилось всё хуже и хуже, голова раскалывалась на части, картинки перед глазами мелькали быстрей и быстрей.

Почти потеряв сознание, почувствовал, как на мою горевшую адским огнём голову, легли чьи-то прохладные руки. Через секунду боль стихла, а через минуту я снова почувствовал себя здоровым и полным сил. Когда зрение восстановилось, кроме Белки, увидел склонившуюся надо мной женщину лет тридцати-тридцати пяти. Таких женщин я раньше не видел. У неё были зелёные до плеч волосы, такие же глаза зеленоватого оттенка, – цвета весенней травы. Высокая грудь третьего-четвертого размера, находилась прямо перед моими глазами, притягивая взгляд и вызывая возбуждение, сквозь тонкое платье были видны крупные соски. (чем сильнее магиня, тем явственнее у неё некоторые первичные и вторичные половые признаки. (прим. Автора)

Чистое, белое лицо без какого-либо загара. Слегка полноватые губы, мягкий подбородок. Одним словом, красотка. Её пронзительный взгляд, смотрел изучая меня, как рентген.

– Ты в порядке, Александр? – спросила она своим певучим голосом. Одновременно с этим её глаза загорелись и погасли, а я почувствовал некоторую странность. Как будто меня всего просветили, изучили и разобрали на составляющие.

– «Магия», – понял я. Она применила ко мне Магию.

«Память Сашки из деревни Нижние Буряки», – теперь была во мне.

Скосив глаза не поднимая головы, боясь вызвать подозрения, – осмотрел своё тело. Тело было не моё, а какого-то мальчишки лет шестнадцати. Худощавый, с тонкими руками и ногами, но крепкий и жилистый.

– Да Эльза Матвеевна, – ответил ей и чуть снова не поддался панике, но видимо заклинание, наложенное на мою голову, всё ещё действовало. Откуда я знаю её имя?

А голос?

Что у меня за голос?

Я говорил сейчас как какой-то пацан.

А язык?

Что это за язык? – совершенно незнакомые мне раньше слова, но я понимал и говорил на всеобщем Танарийском.

Постепенно под лёгкое поглаживание Таисии по многострадальной голове, я успокоился полностью и всё понял.

Александр Сергеевич Карягин, тысяча девятьсот лохматого года рождения, работающий и живущий в Подмосковье, отец двоих детей умер у себя дома и очнулся в мире Танария, – названного так в честь захватившей его богини. Мои родственники сейчас оплакивают меня и хоронят, а может прошла не одна тысяча лет прежде чем я оказался в этом мире, в теле пятнадцатилетнего паренька, – Александра или Сашки Бурякова.

Мальчик не умер, его душа не ушла за грань, а переродилась объединившись с душой Александра Карягина. И теперь я Сашка Буряков-Карягин.

Эльза оставила нас, и Таисия помогла мне встать. Оглядевшись увидел молодых девчат и двух ребят, которые разжигали костры, вешая котелки над ними. Приближалось время ужина.

После того как сломалась одна телега, обоз не поехал дальше, а стал устраивать лагерь на месте аварии. Когда у одной из трёх телег, на которых ехали, отлетело колесо, я как раз задремал. В результате она завалилась, а я полетел, невысоко и недалеко, аккурат до камня, лежавшего на обочине и ждавшего мою голову.

Голова разбилась, удар был сильным настолько, что показались мозги. Многие решили, что всё, Сашка Буряков не жилец, но ехавшая с нами целительница Эльза Матвеевна, вытащила меня с того света, – в буквальном смысле этого слова.

– Ну ты Шурик даёшь, как так умудрился стукнуться? – обратился ко мне с риторическим вопросом Степан.

Отвечать я не стал, лишь хмыкнул устраиваясь у костра.

– Отстань от Сашки, не видишь плохо ему ещё, – налетела на паренька Белка.

Таисия была готова за меня и в огонь, и в воду. Ещё совсем недавно, в деревне она призналась мне в любви. Ни о какой поездке тогда не думали. Я ходил с отцом на охоту, обучаясь разной премудрости. Как зверя скрадывать, ловушки ставить. Из лука стрелять учился, правда взрослый лук мне пока был не по силам. Надеюсь такие знания пригодятся больше, чем один ЭС.

Белка мне тоже сильно нравилась и очень может быть, не забери нас Эльза, то лежал бы я с Таисией сейчас на сеновале, хотя тогда парень не разбил бы себе голову и Александр Карягин, так и не появился бы в этом мире.

«Теперь я знаю, что смерти нет». Любая душа сможет переродиться. Это сто процентов.

Эльза Матвеевна, под охраной четырёх княжьих гридней, объезжала удалённые деревеньки и искала одаренных детей, от шестнадцати лет до семнадцати лет. Девушки, которых она выбирала, обязательно должны были быть невинны, а с мальчиками была беда. Очень мало их родилось в последнее время. Ей повезло, что именно в тот день когда она приехала в Нижние Буряки. Александр вернулся с охоты.

– Да ладно тебе Таись, – сдал на попятную Степан, уже и спросить нельзя.

– Спросил? И отстань теперь, – Бельчонок посмотрела на ребят и девчат, – не желает ли кто-то ещё пристать ко мне с вопросами.

Глядя на серьёзно настроенную девушку, желающих не нашлось. Вскоре поужинали приготовленной на костре кашей и легли спать.

Мы ехали скрытно, прячась от всевозможных наблюдателей. Куда везут, детям не говорили и это была одна из самых главных тем, обсуждаемых у костра.

Лёжа на подстилке и укрывшись плащом, смотрел на звезды. На ночное небо восходила вторая луна. Это точно не моя родная планета. Да и фиг с ним.

«Будем живы не помрем», – легко подумалось мне.

Таисия спала недалеко, иногда разговаривая во сне, прикольно причмокивая. Вроде бы взрослая уже девушка, а до сих пор, палец во рту держит.

Эльза Матвеевна ещё в начале поездки строго предупредила, – не дай Тор кто-нибудь потеряет свою девственность, тогда эту девушку ждёт смерть.

Потерпим пока без девушки, Бельчонок нравился Сашке Бурякову, девушка понравилась и мне, но если гормоны этого молодого тела совсем одолеют, я знаю кучу способов решения этой проблемы.

Так размышляя и думая о двух мирах сразу я и не заметил, как уснул.

Утро встретило нас хмуро, поливало нас дождём. Капли воды, летевшие с неба заставили укрыться. Позавтракав вчерашним ужином, погрузились на телеги и поехали.

– Саш давай одним плащом укроемся, а то я замёрзла, – пропищал мокрый Бельчонок.

– Залезай, – и девчонка юркнув в распахнутый плащ прижалась ко мне всем телом. Стало потеплей.

– Саня, а ты дурачком не станешь, головой сильно ударился? – стала лезть она сразу с дурацкими вопросами.

– Таись отстань, а то выгоню, – я ущипнул её за бочок.

– Ай не щипайся, я же волнуюсь, потому и спрашиваю, – взвизгнула девушка.

– Давай помолчим, может уснем, – попросил я её. При таком скрипе телеги, на которой тряслись по дороге, уснуть было не просто.

– Вчера один уснул, – подколола она, о чём-то задумавшись.

Прижав девушку к себе покрепче, положил голову на её плечо, и тоже стал размышлять.

Сейчас я это я, Александр Карягин, только нахожусь в другом теле.

Мир совсем другой, магический. Судя по мечам, висевшим на поясах сопровождавших нас воинов и щитам, притороченным к сёдлам, – средневековый. Хотя не факт. Некоторые вещи были явно, не кустарного производства.

Какая-то беда случилась в прошлом, девочек много по сравнению с мальчиками появляется на свет.

Отец говорил (мой или Бурякова, я так до конца не определился, кто я теперь)

– В Подгорском княжестве ещё бабы нормальные, а в остальном мире прямо звери какие-то.

– «Если княжество захватят, будем тогда, как скотина домашняя. Нас как бычка Борьку, будут водить на верёвочке,на случки» – вздыхал Батя и готовил очередной схрон в лесу.

В мире с мужским населением беда и прав у мужиков почти нет, разве только у лордов каких-нибудь. Мне всё это До Лампочки, главное жив и здоров, а дальше будем посмотреть.

– Белка, ты куда свои шаловливые ручонки тянешь? – поймал я кисть, залезшую в мои штаны.

– Сашулечка, ну что тебе жалко? Дай подержаться, – прошептала она.

– Выползай давай из-под плаща, дождь кончился, – лить как из ведра и правда перестало, вдалеке уже проглядывало солнышко.

Мы выбрались наружу и сели рядышком. Таисия положила голову на моё плечо.

– Всё равно ты Сашка моим будешь, – сказала она мне тихонько, – если какая из этих куриц, она посмотрела на остальных девчонок, едущих с нами,– попробует тебя увести, я ей глаза выцарапаю, – последнюю фразу Белка сказала чуть громче, чтобы окружающие девушки её услышали.

Те лишь фыркнули на спич Таисии. Так и ехали, тряслись и болтали ни о чём. Если телега застревала, Эльза колдовала, и мы спокойно двигались дальше.

Пока путь лежал по заброшенному, но всё-таки тракту, ещё ничего, но как только съехали в лес, то чаще шли за телегами чем ехали.

Княжьи гридни, что сопровождали нас постоянно поминали каких-то тарков, на которых двигаться было бы легче. Я смотрел по сторонам, вдыхал чистый не загажённый воздух и наслаждался новой жизнью в новом теле в новом мире. Не врали писаки, попаданцы это не фантазия, а реальность. Единственное в чём все они ошибались, так это…

На земле я умер в тридцать пять лет, а сейчас мне шестнадцать, почти семнадцать. Прошло совсем немного времени, а сознание взрослого мужчины уже меняется, – подстраиваясь под организм подростка.

«Так что не может старец остаться старцем в молодом теле, мужчина оставаться мужчиной в теле женщины и наоборот».

Бытиё определяет сознание, – первый закон попаданца, который я узнал, попав в мир Танария.

Любая дорога имеет как начало, так и конец. Вот и наше изнуряющее своей неизвестностью путешествие вскоре закончилось.


Глава 2


Наше путешествие подошло к концу, уставшие от долгой дороги подростки взбодрились, когда обоз выехал на лесную поляну, всю заполненную разными постройками.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении