Олег Рой.

Любовь за деньги и без



скачать книгу бесплатно

К счастью, к суперплатью я давно уже успела прикупить сразу несколько пар подходящих туфель. Сейчас выбираю относительно скромные и на устойчивом каблуке: наивной красотке не к лицу шпильки. Да и ногам не помешает отдохнуть после показов.

Дальше все снова становится просто: самая незаметная из купленных специально для суперплатья сумочек плюс новейший смартфон (или айфон – вечно я путаюсь в названиях) для выходов в свет. Да, как ни печально, но, похоже, я начинаю отставать от времени. Сделав себе зарубку на память в свободное от работы время хоть немного поднять скилл технической подкованности, я вручаю Кошечке свое тело. Мысленно ставлю хэштег #Кошечка_на_работе.

Та довольно улыбается и придирчиво оглядывает собственное отражение в огромном зеркале. По-моему, все получилось именно так, как нужно для охоты. Кошечка согласна и, улыбнувшись напоследок, направляется к двери, не забыв погасить свет в номере.

* * *

Время – второй час ночи. Значит, в главном баре теплохода разврат в разгаре.

Кошечка входит и ослепительно улыбается всем присутствующим – и никому в отдельности. Затем строгой, но волнующей походкой – «От бедра, от бедра, коровы!» – неторопливо шествует к барной стойке.

Умение правильно ходить и прочие премудрости ремесла манекенщицы в нашей школе моделей преподавала Ирина Витальевна – вице-мисс Россия девяносто лохматого года. Когда в Сети стало возможно найти абсолютно все, я разыскала и скачала запись конкурса, где почти победила наша Ириша. Просмотрев его очень внимательно, ответственно заявляю: красивее, грациознее и элегантнее ее тогда не было никого. Роза, лилия, орхидея – любые сравнения меркнут по сравнению с ее удивительной прелестью.

Вскоре после почти победы Ирине предложил контракт один из лучших итальянских модных домов. И она отказалась, потому что не хотела покидать своего любимого. Впрочем, в России сказочная красавица тоже чувствовала себя неплохо: она прекрасно зарабатывала, а любимый, очень серьезный человек, всегда был рядом. Закончилось все в девяносто то ли четвертом, то ли пятом: возлюбленный приревновал Иришу и нанял негодяя, который облил ей лицо серной кислотой. Исполнителя осудили; но имя заказчика он так и не назвал, так что привлечь его к ответственности не удалось. Глаза Ириши спасли; на пластическую операцию за рубежом скинулись все без исключения российские манекенщицы и модели. Врачи сделали все, что могли, и у Ирины появилось почти настоящее лицо. Но, отправляясь на занятия в нашу школу (и вообще каждый раз, выходя из дома), она надевает элегантную шляпку с вуалеткой. И шляпка, и вуалетка выглядят очень стильно и симпатично – почти так же, как сама Ирина.

Кошечка недовольна: посторонними мыслями я мешаю ей развлекаться. Осознав свою неправоту, умолкаю и тихо усаживаюсь в стороне, чтобы понаблюдать за происходящим. Кошечка подходит к стойке, ослепительно улыбается бармену и говорит – негромко, но так, что ее голос слышен в каждом уголке бара:

– Друг, налей чего-нибудь хорошего горло промочить! Вчера праздновала на всю катушку, так что сейчас не совсем в форме.

Бармен в ответ заученно-приветливо улыбается и начинает колдовать с бутылками и шейкером.

За громкость и дикцию я ставлю Кошечке «отлично»: культуре речи нас учил преподаватель московского театрального вуза.

Дело свое он знал превосходно, а мы оказались неплохими ученицами. Но за степень легкости и проникновенности интонации больше «уда» дать не могу: по-моему, фраза прозвучала не легкомысленно и наивно, а вульгарно и тяжеловесно.

В ответ на мое замечание Кошечка огрызается, и, пожалуй, в чем-то права. Для того быдла, которое сейчас жадно пожирает глазами мою прекрасную напарницу, вполне хватит и такой интонации.

Согласившись с этими доводами, я снова прячусь в темном углу. А Кошечка, получив ярко-розовый коктейль, украшенный долькой карамболы, оглядывает бар обманчиво-рассеянным (на самом деле – снайперски-внимательным) взглядом. Диспозиция противника очевидна: все североевропейские бюргеры или сошли на берег сразу по окончании показов, или сладко спят в своих номерах, готовясь сделать это завтра. Гуляют лишь умеренно дорогие и совсем неуважаемые соотечественники.

Первым делом Кошечка отбраковывает одиночек: вокруг богатых людей обычно вьется целая кодла прихлебателей. Исключения из данного правила существуют, но их немного, и ни один из присутствующих в баре таковым не выглядит.

Шестеро мужиков, по двое сидящие за отдельными столиками в самых укромных уголках бара, судя по всему, геи. По одной из пар это сильно заметно, по двум другим – не очень, но все шестеро совершенно очевидно не замечают ничего и никого вокруг, кроме партнера, так что диагноз ясен. Кошечка искренне радуется чужому счастью, но сейчас ей от него нет никакой пользы.

Вслед за одиночками и геями в утиль отправляются две банды папиков: серьезные люди в круизах по Балтике не позорятся, а от третьеразрядных богатеев добра не жди: отымеют по полной программе, а плату зажилят. Так что в этот вечер папикам ничего не обломится. Пусть ублажают себя сами.

Остаются три компании мажоров. Самая большая отбраковывается сразу: парни явно небогатые – с самой нижней палубы. Еще одна выглядит слишком уж… голубоватой, скажем так. А вот с третьей компанией безусловно стоит поработать…

На ней Кошечка и сосредотачивает все свое внимание. А я, по старой привычке сухаря и язвы, помогаю ей определить, кто здесь есть ху.

Безусловный лидер компашки – накачанный светловолосый здоровяк с широко расставленными голубыми глазами. Романтично настроенные идиотки могли бы счесть его прекрасным принцем, но Кошечка всем телом чувствует исходящую от этого парня опасность. Мне тоже кажется, что с блондинистым качком связываться не стоит: он очень злопамятен и привык получать все, что хочет. Некоторое время размышляю, на кого похож мерзкий мажор, а потом меня осеняет – это же Боров! Да, пока он вполне успешно притворяется зайчиком, но уже совсем скоро развернется во всю ширь своей поросячьей натуры. И не приведи судьба никому оказаться на пути у этого свина. Или затопчет, или раздерет.

Некоторое время Кошечка даже размышляет, не отказаться ли от охоты вообще, но потом все же решает рискнуть. Угомониться сейчас моя прекрасная напарница не сможет при всем желании, а Боров еще не вошел в полную силу: получив отлуп на всех фронтах, он, скорее всего, решит, что привередливая шлюшка просто недостойна такого замечательного крутыша, как он.

Придя к столь воодушевляющему выводу, Кошечка продолжает осмотр компашки. Боров предпочитает помалкивать, поэтому лучше всего слышны двое его подпевал: Ящерица Прыткая и Длинноносый Бандикут. Они шумят, суетятся и всячески выказывают вожаку свою симпатию.

У этой сладкой парочки Кошечке тоже ловить нечего: на лицах обоих мажоров написано, что мечтают они лишь о деньгах и власти, ради которых готовы абсолютно на все. Шикарные красотки в актуальный вишлист обоих мажоров не входят.

Скользнув взглядом по невыразительным лицам остальных участников компашки, Кошечка уже решает, что сегодня ничего не срастется, но на помощь моей прекрасной напарнице приходит, как ни странно, Боров. Очень сладким голосом он говорит:

– А скажи-ка нам, Вася…

Кошечка кидает в ту сторону заинтересованный взгляд. Надо же, а свин, оказывается, считает неизвестного пока Васю серьезным соперником, иначе не пытался бы его унизить столь демонстративно. Ну-ка, а кто у нас Вася?..

А Вася у нас рыжий, почти как мы с Кошечкой. Не совсем уж апельсиновый, скорее бронзовый; или кажется таким потому, что коротко стрижется?.. Лицо с невыразительными чертами усыпано неяркими веснушками. Глаза, небольшие и темные, похожи на два несимпатичных гвоздика; впрочем, не уверена, что гвоздики бывают симпатичными.

А ну-ка, Вася! Ответь Борову! Покажи себя!..

Долго ждать не приходится: Вася отвечает. Не совсем так, как это сделала бы привычная ко всему Кошечка, все же толстой бронебойной шкуры этому пареньку не хватает. Но очень четко, по делу, без ненужного хамства и без истерики. Ух ты! Молодец, Рыжик!

Мысленно поаплодировав Васе, я задумываюсь, на кого он похож. Не на Лиса, нет; только масть совпадает, а этого мало. Поразмыслив, решаю, что Вася – вылитый Сыч. Сидит тихо, кажется погруженным в себя, но если увидит добычу, мало ей не покажется. Против Борова он пока слабоват, но это явно ненадолго.

А в баре между тем события идут своим чередом. Все мужики, за исключением шестерых геев, давно уже завороженно смотрят на Кошечку. Некоторые, включая Борова, откровенно пялятся. Остальные украдкой взглядывают хоть изредка. Кошечка тем временем успела заказать еще один коктейль, на этот раз с долькой питайи, и начала хриплым проникновенным шепотом, слышным во всех уголках бара, рассказывать бармену о своей непростой жизни. Треп за столом Борова продолжается; время от времени вожак пытается подколоть Васю, однако каждый раз получает сдержанный, но решительный отлуп. Вау! Охота будет славная! Совсем скоро наступит ее второй этап…

И, словно чтобы облегчить жизнь Кошечке, кто-то из прихлебал за столом Борова начинает негромко, но отчетливо обсуждать ее личность, поведение, внешность и моральные устои. Многие, включая Ящерицу и Бандикута, подхватывают разговор и громко ржут. Боров молчит, но слушает вполне благосклонно. Вася мрачнеет с каждой секундой, до боли закусив губу, но не вмешивается. Молодец, Сычик! Кошечка что-то начала слишком уж хорошо о тебе думать, а ты быстренько вернул ее на землю.

Что ж, добро пожаловать в реальный мир! Здесь тоже совсем неплохо. Разве может быть плохо в месте, где водятся такие солнышки, лапушки и гамбургские петушки, как Боров и Ко?!. Кошечка сладко улыбается.

Когда-то очень давно, тысячу лет назад, я знала одну девочку. Жилось ей непросто: одноклассники и старшие парни дразнили дылдой, шваброй и заучкой, а ни давать сдачи, ни огрызаться девочка не умела. Совсем. Она часто плакала и мечтала о принце, который совсем скоро придет, полюбит и увезет возлюбленную в волшебную страну, где никто и никогда никого не обижает.

Однажды за девочкой действительно приехал – правда, не принц, а колдун. Но увез он ее в волшебную страну – нечто среднее между пансионом для благородных девиц и школой гейш. Там-то девочка и узнала, что оскорбляли ее лишь потому, что она считала, будто другие имеют на это полное право. Но никто не имеет права обижать другого, сколь угодно слабого, некрасивого и бестолкового. Никто и никогда! Ни один человек, даже самый умный, смелый, талантливый и красивый. А если он все же это делает – значит, пытается самоутвердиться за чужой счет. Обижаться тут абсолютно не на что: обидчик не тебя третирует, а свое тщеславие развивает. Есть и еще один интересный момент: шакалы никогда не нападают на тех, кого считают подлинными ничтожествами. Наоборот, травят всегда тех, кто при определенных обстоятельствах может стать опасным противником. Вот и давят его, чтобы не поднялся и не победил… Когда девочка эту науку усвоила, угомонились обидчики. Впрочем, к тому времени девочка бывала в школе нечасто: хватало иных, гораздо более интересных и важных дел…

Кошечка досадливо морщится: ее не интересуют чужие истории. Я снова отступаю в дальний угол. Освободившись от моей назойливости, Кошечка наконец приступает ко второму этапу охоты и для начала внимательно оглядывает помещение. Да, здесь все, как я и запомнила: на балкон, который опоясывает бар поверху, можно подняться, пройдя через одну из двух стеклянных дверей, расположенных в разных его концах. И, как нарочно, Боров и Ко устроились рядом с одной из дверей. Ура! От артподготовки пора переходить к активным действиям.

Кошечка берет почти полный бокал, хрипло и ласково желает бармену всего наилучшего, встает и начинает движение к намеченной цели.

На подиуме сексуальная походка строжайше запрещена. Двигаться нужно спокойно – но при этом так, чтобы самцы, увидев тебя, падали штабелями, мечтая лишь о том, чтобы купить своей самке рекламируемую тобой шмотку, наивно надеясь, что шикарная вещь превратит жирную курицу или ободранную кошку в дикую тигрицу, очаровавшую всех во время дефиле. Еще лучше, если самец, вдохновленный тобой, решит приобрести целую партию шмоток для продажи другим козлам, котикам и петухам.

Но строгость – это исключительно для дефиле. В баре во время вольной охоты никто не мешает Кошечке едва заметно – не вульгарно, очень осторожно! – покачивать бедрами и потряхивать грудью. Женская красота – оружие массового поражения мужчин, а Кошечка – настоящий снайпер.

Чем ближе она подходит к Борову и Ко, тем сильнее тех переклинивает. Офигевают даже Бандикут с Ящерицей, всей красоте мира предпочитающие зеленые бумажки с портретами американских президентов. А Кошечка смотрит на мажоров – томно, зазывно и нежно, даже не думая смущаться. Пусть унылые заучки стесняются: им нечего показать людям! Настоящая красавица знает себе цену и ничего не боится.

А вот мальчики-мажоры, преодолев первое офигение, струхнули – совсем чутка, но заметно. Очкуют все, кроме Сыча Васи. Он не боится. Робеет, но не боится. Между робостью и страхом есть разница, причем существенная. Робость – это тревога перед неизвестным. Страх – воплощенное чувство вины. Как ни старайся, себя не обманешь, и эти козлики прекрасно понимают, что виноваты. Распустили языки, петушки малолетние…

Кошечка не спеша подходит к столу, давая всем сидящим за ним время вдоволь налюбоваться собой. Затем, дружелюбно улыбаясь, говорит:

– Привет, Вася! Ты меня не помнишь? Пересекались как-то на одной тусовочке.

Вот сейчас в его глазах появляется самый настоящий страх. Но Сычик быстро берет себя в руки и хрипло отвечает:

– Тебя помню: такую, – он сглатывает, – как ты, нескоро забудешь. А вот собственно туса из головы на фиг вылетела. Может, сориентируешь во времени и пространстве?

Боров и Ко цепенеют. Ничего невежливого Кошечка не говорит, однако и желания знакомиться с ними не изъявляет. Самим навязываться такой телке крутым мажорам влом, но и терпеть мое пренебрежение неприятно.

Кошечка смеется:

– Нет уж! Сам вспоминай! Благотворительностью я не занимаюсь. Разве что сигареткой могу поделиться, если составишь мне компанию. Так как? Идешь?

Вот теперь уж точно #Кошечка_на_работе. Как есть в действии.

– Да, – Сычик встает, почти не колеблясь. – То есть… – он вдруг очень смешно спохватывается, – я не курю. Совсем.

Ах ты, лапушка!

– Ничего страшного! – смех Кошечки звенит, словно колокольчик. – Побудь пассивным курильщиком, ладно? Хочу хоть немного пообщаться с нормальным парнем. А то сявки задолбали просто! На все готовы, лишь бы ублажить альфа-самца, а на девушек не смотрят. Хотя, может, оно и к лучшему: кому нужны такие подстилки?

Кошечка, с насмешливой улыбкой оглядев Борова и Ко, быстро отводит глаза: все присутствующие и так просекли намек, а терять чувство меры рядом с этими козлами опасно. Затем она резко разворачивается – короткое платье взлетает, почти полностью обнажая ноги, – и самой сексуальной своей походкой решительно направляется к двери. Кошечка не оглядывается, потому что точно знает: Вася следует за ней. Он не отступился бы даже ради спасения собственной жизни. Проходя сквозь стеклянные двери, Кошечка видит нечеткое отражение, как Боров и Ко, окаменев, смотрят вслед ей и Сычику.

Кошечка продолжает свой путь, не забывая соблазнительно покачивать бедрами. Известно ли вам, что девушка в коротком платье, поднимающаяся по лестнице правильным образом, выглядит невероятно сексуально, особенно если смотреть снизу и сзади? Мы с Кошечкой прекрасно знаем и превосходно умеем этим пользоваться.

Достигнув наконец намеченной цели, Кошечка выходит на балкон, взглядом полководца окидывает раскинувшееся внизу поле боя и, слегка изогнувшись, небрежно опирается о перила именно там, где ее лучше всего будет видно Борову и Ко. Любуйтесь, козлики! Ерзайте на стульях, исходите слюной, облизывайтесь и утешайте себя тем, что виноград (то есть Кошечка) зелен и вам, петушки, никогда не достанется.

На балконе приятно и свежо; раздражает лишь то, что музыка, пусть негромкая, доносится и снизу, и откуда-то сверху – судя по всему, из еще одного бара, не столь популярного, как тот, который облюбовала Кошечка.

Впрочем, мою прекрасную напарницу проблемы музыкальной дисгармонии волнуют гораздо меньше, чем меня. Не отвлекаясь на ерунду, она продолжает игру, тем более что Сычик Вася, обалдело-счастливый и очень смущенный, уже показался в пределах досягаемости. Совсем не запыхался, надо же! Молодец!

А вот рост у него явно подкачал: Васина макушка находится как раз на уровне Кошечкиных плеч. Конечно, нужно еще учитывать каблуки, но даже при их отсутствии разница в росте все равно будет не в его пользу. Что ж, интуиция меня не подвела и в этот раз: не зря же я прозвала Васю Сычиком. Да, Сычик и есть…

Тем временем Вася оказывается уже совсем близко. Кошечка томно улыбается и неторопливо разворачивается к нему – пусть насладится грацией движений неземной красавицы, снизошедшей до ничем не примечательного мужчинки, пусть прочувствует ее прелесть и соблазнительность каждым нервом…

Сычик реагирует именно так, как должен.

– Ну ты даешь, – потрясенно выдыхает он. – Носишься как метеор – да еще по лестнице, да на таких каблучищах…

– Положение обязывает, – Кошечка чуть насмешливо смотрит на свою жертву, уже опутанную паутиной до почти полной неподвижности. – Походи по подиуму с мое – и не так забегаешь. А по сравнению с тем, что мне приходится носить обычно, это не каблуки, а гладкая подошва.

Она на миг умолкает, потом внимательно оглядывает Васю и одобрительно кивает:

– А ты тоже ничего. Держишь себя в форме.

– А как же иначе? – улыбается он почему-то невесело. – В здоровом теле – здоровый дух.

Кошечка окидывает его зовущим взором и многозначительно улыбается:

– Не сомневаюсь! У настоящего мужика все в норме и даже лучше!

Стоп! Что-то пошло не так! Обычно самцы от этого комплимента тают, а Вася, наоборот, задергался. Он с явным усилием вырывается из обалдело-счастливого оцепенения и резко спрашивает:

– Что все-таки происходит? Мы ведь раньше с тобой никогда не встречались, верно?

– И что с того? – голос Кошечки звучит напевно и соблазнительно, но внутри она вся напряглась, готовая к любым неожиданностям.

– Зачем же ты солгала? – спрашивает Вася не зло, но жестко.

– А зачем же ты поддержал ложь? – в голосе моего двойника сейчас столько меда, что его хватит на тысячу тортов и еще останется на порцию оладий. – Да еще усугубил: сказал, что такую, как я, нескоро забудешь?

– Ну, тут я не соврал, – он смущается. – Ты… – Сычик долго ищет подходящее слово и наконец рожает прямо-таки шедевр оригинальности, – не такая, как все.

– Что ты! Я совершенно обычная!

Кошечка смеется, рассыпая серебряные колокольчики, и в каждой нотке ее смеха, в ослепительно-скромной улыбке, в движениях, полных томной неги и страсти, слышно: «Нет, я не такая, как все! Я особенная, я – награда для самого достойного, самого крутого, самого щедрого…». Хэштеги, разумеется, #разводилово#ловушка_для_лохов и коронный – #кошечка_на_работе.

На миг кажется, что Вася сейчас окончательно утратит способность думать и действовать разумно, но – сюрприз, сюрприз! – он стряхивает с себя морок и говорит почти твердо:

– Ты не похожа на других и прекрасно это знаешь. Так зачем же ты солгала о нашем знакомстве?

Фигасе! Кошечка приходит в полный восторг. И она, и я откуда-то твердо знаем: Сычик – наш кадр, он не вырвется из сети. А то, что этот недотепа не хочет капитулировать сразу, а пытается побрыкаться, делает охоту особенно интересной.

За свое непокорство Сычик непременно ответит по всей строгости закона джунглей, но это будет потом. А пока, раз уж строптивец так алчет правды, надо ее ему дать. И побольше!

– Захотела тебе помочь, – отвечает Кошечка с ленивой улыбкой, одновременно сочувственной и чуть циничной. – Мне не понравилось, как Боров со своими шавками пытался тебя уесть.

– Значит, ты знакома не со мной, а с Серегой Боровиковым? – удивляется он.

– Нет, ни с кем из твоей компании я не знакома. – Кошечка тоже слегка удивлена. – Просто я немного ведьма – как и все рыжие девчонки. А то, что Боровиков – Боров, написано у него на лице огромными буквами с яркой неоновой подсветкой. Захочешь – не пропустишь.

Вася довольно хмыкает, но почти сразу же мрачнеет и спрашивает зло и горько:

– Значит, просто пожалела несчастненького, да?

Ого! А Вася, похоже, совсем не уверен в себе! Так и запишем, и непременно учтем. А пока…

– Это не жалость, – отвечает Кошечка серьезно и спокойно, – а целесообразность. Любому нормальному человеку очевидно, что Боров и Ко мизинца твоего не стоят, а в битве с ними ты был в меньшинстве. Помощь сильному и толковому человеку, попавшему в трудную ситуацию, – дело хорошее, оно всегда себя оправдывает.

Сычик настораживается и некоторое время внимательно смотрит в ее лицо, но оно выражает именно то, что он хочет увидеть. Успокоившись немного, смущенно говорит:

– Ты не права. Серега и его приятели – нормальные парни. Просто иногда их заносит на поворотах, вот и все.

– Спорить не буду, – Кошечка резко пожимает плечами, – это все же твои… знакомые. Но мой тебе совет: никогда не поворачивайся к ним спиной, особенно если попадешь в передрягу… Считай мое мнение ведьминской интуицией или бабской дурью – как хочешь. Но не забывай о нем, ладно?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное