Олег Рыбаков.

Стратегии правового развития России



скачать книгу бесплатно

Рецензенты:

Н.А. Власенко, д-р юрид. наук, проф.,

В.В. Оксамытный, д-р юрид. наук, проф.

Авторский коллектив

Предисловие – д-р юрид. наук, д-р филос. наук, проф. О.Ю. Рыбаков

Вводная глава – д-р юрид. наук, д-р филос. наук, проф. О.Ю. Рыбаков

Раздел I, глава 1 – д-р юрид. наук, проф., Н.С. Бондарь

              глава 2, § 1 – д-р юрид. наук, проф. В.И. Фадеев

                          § 2 – д-р юрид. наук, проф. В.В. Комарова

                          § 3 – д-р юрид. наук, проф. Г.Н. Комкова

                          § 4 – д-р юрид. наук, проф. А.А. Павлушина, канд. юрид. наук, доцент О.С. Скачкова

             глава 3, § 1 – д-р юрид. наук, проф. В.Б. Романовская, канд. юрид. наук, ст. преп. П.С. Жданов

                          § 2 – д-р юрид. наук, проф. В.М. Сырых

                          § 3 – канд. юрид. наук, доц. Ю.А. Гаврилова

             глава 4, § 1 – д-р юрид. наук, проф. В.Н. Синюков, канд. юрид. наук, проф. Т.В. Синюкова

                          § 2 – д-р истор. наук, проф. Ю.Н. Сушкова

                          § 3 – канд. юрид. наук, доц. З.С. Байниязова

                          § 4 – канд. юрид. наук, доц. Р.Ф. Степаненко

Раздел II, глава 1, § 1 – канд. юрид. наук, доц. Д.Ю. Туманов

                          § 2 – д-р юрид. наук, проф. А.С. Смыкалин

                          § 3 – канд. юрид. наук, доц. О.С. Ростова

              глава 2, § 1 – д-р юрид. наук, доц. Н.И. Биюшкина

                          § 2 – д-р юрид. наук, проф. Н.Н. Вопленко

                          § 3 – д-р юрид. наук, проф. И.Ю. Козлихин

              глава 3, § 1 – д-р юрид. наук, проф. А.В. Морозов

                          § 2 – д-р филос. наук, проф. С.В. Тихонова

                          § 3 – ст. преп. Д.А. Герасимова, канд. филос. наук, доц. Н.В. Гришечкина

Послесловие – д-р юрид. наук, д-р филос. наук, проф. О.Ю. Рыбаков

Редактор-составитель С.В. Тихонова

Предисловие

Современные изменения в различных сферах общественной и государственной жизни вызывают необходимость систематического осмысления этих процессов. Очевидно, что изменяется само право, его доктринальные основания, подходы к правопониманию, способы правотворчества, механизмы правореализации. Обретение новых статусов самого права инициирует выяснение его ценностных измерений. Провозглашенное Конституцией РФ значение прав и свобод человека в качестве высшей ценности стало социально-правовым импульсом процесса движения российского социума к свободе и ответственности, их взаимному упорядочиванию. Это движение может быть совершенно различным: противоречивым, радикальным, умеренным и как показал опыт 1990-х годов не всегда успешным.

Поэтому с учетом пройденного страной в постсоветский период пути, следует выстраивать стратегии правового развития на принципах научности, справедливости, последовательности, разумности, четкого понимания промежуточных целей, выверенного и гуманистически оправданного арсенала средств их достижения.

Однако общественный процесс, государственное строительство и модернизация сложны и многоаспектны, они не могут быть схематичными и однозначно линейными. Именно праву, наряду с нравственными устоями, отведена великая миссия координатора этих непростых процессов. Управляют ими государственные и политические деятели, руководители, но реализуются они в цивилизованных формах именно на основе права и с помощью права. Лишь в таком случае возможно универсальное движение к обретению не только справедливых и общезначимых, актуальных для всех или подавляющего большинства целей, но и соблюдение гуманистических основ развития российской государственности, основанной на потенциале и силе народа как источника власти. Но способы выражения, степень влияния народа могут быть различными. Важно в связи с этим не только утверждение институциональных позиций власти, совершенствование отношений делегирования и сдерживания ее полномочий, разделение ветвей власти, но прежде всего, формирование и воспроизводство правового сознания и правовой культуры всех членов социума.

Правовой нигилизм не может быть преодолен лишь наличием научно выверенной правовой доктрины и охватывающей все социальные слои правовой идеологией. Но без них правовой нигилизм не победим вообще. Иное дело, что и их явно недостаточно для утверждения силы справедливого правотворчества и правоприменения, уважения к праву как социальной ценности и следующего из этого взаимного уважения людей на основе нравственности, морали, права. Необходимы государственные усилия, которые принимаются в последние годы, по минимизации коррупции и преодолению ее как систематического явления различных уровней, прежде всего, управленческого аппарата. Современный российский человек оценивает действительность «через себя», оставаясь при этом носителем коллективных и общественных ценностей. Современный прагматизм привнесен рыночными отношениями и необходимостью индивидуальной адаптации к усложняющимся отношениям социально-экономического порядка. От того и вера в право, его справедливость и силу, универсальность и всеобщность рождается через индивидуальное восприятие его действия. Теперь «право приходит» в сознание людей и отражается в характере их поведения не только через систему правого воспитания, которую еще предстоит создать, но, прежде всего, из «повседневности», в который пребывает каждый человек и оценивает ее индивидуально. Смысл права, формируемый в ходе преодоления сложностей в жизненных ситуациях субъектами права, как отмечается в представленной читателю книге, становится основой общего правового развития, на межпоколенческом уровне связывающем бытие цивилизации. Весьма важно в связи с этим поиск и осмысление, обоснование путей дальнейшего взаимодействия права, каналов его социальной трансформации, ценностного постижения личностью его индивидуальной и социальной роли.

Авторы надеются, что одним из шагов в этом направлении и станет данная монография. Сегодня именно в ходе научного поиска происходит формирование нового уровня и содержания правовой и политической философии, отражающей коренные изменения в российском социуме. Построение доктринальных стратегий правового развития России представлено и содержится в прогностической функции сегодняшней юридической науки. Ее праксиологическое значение состоит в умении и способностях правоведения научно-обоснованно и многоаспектно выявлять, устанавливать и предвидеть характер взаимодействий, взаимной ответственности и уважения друг к другу основных субъектов права – государства и личности.

Особое значение отводится восприятию конституционных начал как основных для всего обращения права в общественной среде и развитию идеологии цивилизованного конституционного развития. Главным сегодня представляется наличие государственных и общественных институтов, правовых механизмов, взаимодополняющих и взаимокорректирующих друг друга в вопросах соблюдения пределов компетенций и недопущения выхода за пределы законодательно дозволенного.

Традиционное и инновационное, устоявшиеся стили правового поведения, юридической деятельности сопряжены с новыми подходами в осмыслении мировоззренческой и методологической функции права, становлением актуальных моделей сочетания частного, публичного права.

Теоретико-правовой наукой должны познаваться исторически сложившиеся и развивающиеся кинетические (статика и динамика) и стохастические закономерности и особенности возникновения, установления, функционирования и эволюции/деэволюции социально-правовых отношений личности и государства в рамках формирования их сбалансированных солидарных и взаимоприемлемых законных интересов. Становлению такого оптимального и равновесного состояния, в том числе в сфере сохранения и соблюдения законности и правопорядка, должна способствовать доктринально обоснованная, эффективная и рациональная правовая политика, выстраиваемая исключительно на принципах верховенства права.

Глава вводная. Стратегия права: в поисках гармонии личности и государства

Современное правовое развитие России обусловлено характером конкретно-исторического времени, потребностями и интересами людей живущих в стране. Все это в идеальном формате воплощается в целях, задачах государства, имеет определенные способы выражения и оценки. Поэтому правовое развитие России не представляется линейным и программируемым. Как и в прошлые времена, весьма значимым для устойчивости власти является отсутствие оснований для социальных конфликтов. Право, выраженное в форме закона, норм обязательных для исполнения, лишь тогда эффективно, когда функционирует на основе стабильной и мудрой социальной политики. Контраст между нижним слоем самых малообеспеченных и верхней частью самых состоятельных достаточно велик. Поэтому важны меры социального понимания, взаимодействия, сбалансированного упорядочения, или хотя бы предоставления элементарных базовых условий для развития индивидов в различных сегментах общественного организма.

Стратегии правового развития (или правовые стратегии)[1]1
  Термины «стратегии правового развития» и «правовые стратегии» будут использоваться как тождественные.


[Закрыть]
детерминированы одновременно социально-экономическими факторами, формирующими или разрушающими стабильность, а также нравственными началами, укрепленными в обществе и персональной жизни. Экономика вне нравственности, легитимно-правового обеспечения ее функционирования есть явление мало предсказуемое и даже опасное для стабильного будущего любой страны. Мы вынуждены подчеркнуть это обстоятельство, так как исторически доказано падение развитых государств, вследствие минимизации, деформирования или уничтожения нравственных начал и общепринятых нравственных устоев. Право, выраженное как совокупность норм, лишь тогда действенно длительное время и поэтому объективно приносит пользу обществу и индивиду, если основано на воле большинства, а лучше всего народа, т. е. исходит из его потребностей как источника власти. Воля народа как источника власти и воля гражданина не тождественны. Когда мы говорим о человеке и государстве, основаниях их взаимодействия, мы должны четко представлять, что в функционировании государственной машины, в круговороте общественной жизни, человек как индивид может быть «потерян», «затерян» как персональное начало, производящее свои интересы, реализующее свои потребности. Если источником власти выступает народ, то кем тогда предстает человек и гражданин[2]2
  Понятие «человек и гражданин» понимается в данной работе как тождественное понятию «личность».


[Закрыть]
, и в чем состоит выражение, сохранение, воспроизводство его воли, статуса, самореализации? Если субъектом общественного процесса является, с одной стороны, народ и, с другой стороны, государство как главная часть политической организации общества, тогда каково же положение личности по отношению к государству? «Личность» проявляется через «народ» или наоборот? Каким образом государство влияет на личность, если источником власти в государстве, в демократически организованных политических системах является народ? И наконец, каким образом в современных условиях взаимодействуют такие субъекты отношений как «личность» – «народ» – «государство», учитывая процессы глобализации?

При всей актуализации и акцентировании на доминантных началах индивидуальности, невозможно отрицать идею народа как источника власти, народного представительства, народного суверенитета. «Индивид как источник власти» неприемлем, даже учитывая крайне радикальные персоналистские взгляды на данную проблему. «Общество не может отказаться ни от народного суверенитета, воплощенного в Российском государстве, ни от демократической правовой государственности и прав человека, как они отражены в Конституции России. Именно в этом – соединение принципа сильного и дееспособного государства, стабильного в своих конституционных устоях и способного эффективно и правовым образом воздействовать на все сферы социальной действительности, с принципом прочной гарантированности конституционного статуса личности, способной в том числе эффективно и правовым образом противостоять государственным институтам в случае их неправомерного вторжения в сферу индивидуальной автономии человека или неисполнения своих обязанностей перед личностью, – заданный Конституцией Российской Федерации два десятилетия назад вектор отечественного государственно-правового строительства»[3]3
  Эбзеев Б.С. Конституция, власть и свобода в России: Опыт синтетического исследования. М., 2014. С. 5–6.


[Закрыть]
. Крайне важно укрепление именно конституционных основ государственности, а не просто придание государству неограниченной и неконтролируемой надобщественной силы. В этом отношении мы должны четко представлять используемый часто и в последнее время в особенности, термин «сильное государство». Возникает вопрос: чем оно сильно? Каковы основания такой силы и, каким образом эта «государственная сила» влияет на осуществление прав и свобод человека и гражданина и главное, на эффективность гарантии этих прав? Нам необходимо здоровое государство, которое основывает свою силу принуждения на совокупном интересе своих граждан. Пусть оно будет сильным и в отношении исполнения адекватных обязанностей перед гражданами, аккумулируя эту силу, выступает мощным субъектом международных отношений. Как представляется в основе возможного варианта взаимодействия личности и государства могут быть следующие положения:

1) Воплощение в правовой доктрине государства равнозначности гражданского общества, совокупно выражающего необходимости, потребности, интересы всех его членов и самого государства. В таком смысле необходима общественно признанная доктрина правового развития России. Правовая доктрина может и должна быть результатом общественного обсуждения с учетом мнений экспертов в различных сферах, но отражающая принципиальные естественно-правовые основы взаимодействия государства и всех тех, кто составляют его основу – граждан.

Граждане взаимодействуют с государством в различных социальных и правовых ролях. Государство как сервильный институт имеет дело с индивидуумами. В таком аспекте присутствуют отношения, основанные главным образом на договоре. Государство выступает здесь как институт предоставления услуг, выполнения работ, а отдельный человек как их потребитель. В любом варианте обе стороны вступают в отношения взаимных прав и обязанностей.

При современной характеристике государство уже нельзя воспринимать только или исключительно как организацию публичной власти, которая является важной, неизбежной, но его «ортодоксальной» характеристикой. Постиндустриальное государство и дальнейшие варианты его развития имеют несколько форм или способов выражения, которые не идентичны, не совпадают в полной мере с его функциями. Через многообразие все более усложняющихся функций сложно объяснить современное развитое государство. При этом совершенно очевидно, что государство в любом случае обладает определенными функциями как основными направлениями своей деятельности. Но современная классификация функций окажется более продуктивной, исходя из изменения статуса государства в условиях информационно насыщенного, социально ориентированного общества, разделенного по уровню доходов и профессиональной принадлежности. Это общество, продуцирующее государство, связанно в тоже время общим пониманием значения права, правового регулирования, одинаковой для всех ролью законодательства, в идеале конечно.

Признавая социально-профессиональную, имущественную дифференциацию, и даже разницу «стартовых притязаний», государство и общество обречены на поиск и установление оптимальных форм взаимного согласия и равновесия, выражающегося социально, имеющего в основании здоровую, развивающуюся экономику, сопровождающуюся нравственными ориентирами гуманности и закрепляемое юридически. Отсутствие адекватной гармонизации приводит к социальной напряженности, перекосам в различных сферах государственно-общественной организации.

Разделение властей в государстве, ставшее привычным в России, не влияет в принципе на его функционирование как института договорного отношения с гражданами. Более того, существуют различные мнения относительно количества ветвей власти, их большее количество, соответственно влияющее на соотношение этих ветвей. Но разделение властей необходимо не только как историческая ценность, воплощенная вначале в Западной Европе и пришедшая из учений Дж. Локка и Ш. Монтескье. Публично-правовые отношения государства и гражданина показывают, что разделение властей, если это конечно не имитация властного взаимодействия, позволяет последнему находить пространство политической свободы, быть условием обеспечениям его от произвола, насилия, деспотии.

Участие в выборах представительных органов власти различных уровней, если конечно, они проходят гласно, прозрачно, на жестких правовых основаниях, с участием независимых от государственных властей экспертов, демонстрируют наличие права влияния на формирование одной из ветвей власти, делегирование полномочий отдельных индивидов определенным институтам власти. Однако эти институты – представительные, нормотворческие органы взаимодействуют далее с иными не менее значимыми институтами. При этом отметим, что судебная система в РФ формируется без прямого участия народа. Президент РФ избирается всем народом. Остальные органы исполнительной власти никаким образом, кроме опосредованного влияния через представительные органы и институт Президента, не испытывают влияния воли народа, не говоря уже об индивидуальных волеизъявлениях граждан. Поэтому совершенно обоснованно отмечено в ч. 2. ст. 80 Конституции РФ, что «Президент Российской Федерации является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина. В установленном Конституцией Российской Федерации порядке он принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти». Народ реализует учредительную власть на федеральном уровне путем принятия Конституции, выборов Президента и депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ. Возможны и иные случаи прямого выражения воли народа относительно основополагающих вопросов государственной жизни, при этом право на референдум, как и на реализацию результатов референдума, принадлежит только народу. Это его неотчуждаемое, в условиях демократической организации власти, право.

2) Взаимодействие личности и государства имеет идеологический компонент и выражается посредством понятия «солидарность», которая не равнозначна идеям солидаризма Л. Дюги: здесь не отрицается наличие субъективных прав, они не заменяются социальной функцией и всеобщими социальными обязанностями. Идеология необходима как один из важнейших атрибутов развития. Ценностные ряды идеологии служат известным ориентиром и критерием правильности действий властей в соотношении с целями и задачами общественного развития. Существуют дискуссии относительно отсутствия правовой идеологии в обществе, принятой и разделяемой, поддерживаемой всеми. Правовая идеология ценностно связана с социокультурными корнями общества и одновременно соединяет в себе приемлемые, значимые и желательные ориентиры. В таком аспекте она не может быть произвольной, кем-то придуманной, надуманной лишь для того, чтобы она имела место как факт правовой действительности. Правовая идеология не может оказаться индифферентной относительно российской правовой системы, ее традиционного наполнения. Она прямо зависит от социально-классовой структуры, так как не бывает абсолютно однородных обществ. Идеология собственника, наемного работника, представителей различных социально-профессиональных групп не тождественны и не могут быть таковыми.

Иное дело – правовая идеология. Она обязана вместить в равной мере общие правовые идеи, взгляды, идеалы, принципы, ценности. Но, право, если следовать смыслу и духу Конституции РФ, есть единая социальная ценность. Ст. 2 Конституции РФ объявляет, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». Ценности выражены однозначно и приоритетно.

Равенство прав и обязанностей выражено в ч. 2. ст. 6 Конституции РФ: «Каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации». Принцип взаимодействия граждан между собой и с государством также определен. В ч. 2. ст. 19 Конституции РФ отмечено «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности». Закреплены основные правовые идеалы и принципы.

Формирование правовой идеологии неконструктивно в отрыве от конституционных положений. Но жизнь, в том числе правовая, всегда шире, чем любые даже самые важные закрепления принципов и идеалов, ценностных оснований. Формирование принципиально новой правовой идеологии произойти не может. Вместе с тем имеет место фрагментарность правовой идеологии, невыразительность, нечеткость. Но здесь мы имеем дело с соотношением двух начал: государственно-правового, способного и вероятно призванного продуцировать новые образцы, формы, завершенные компоненты правовой идеологии, с одной стороны, и индивидуалистического, порой достаточно индифферентного к системе правовой идеологии и ее символам, с другой стороны. Индивид желает понимать, что общество, а значит, и он сам обладают правовой идеологией, отражающей идеалы справедливости, равенства перед законом, судом, и, таким образом, соответствующей высокой гуманной миссии человека.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18