Олег Растренин.

«Летающие танки» Ильюшина. Наследники Ил-2



скачать книгу бесплатно

Как показывают расчеты, наклонная дальность до цели в точке начала маневра Ил-2 для атаки (точка 3-го разворота) составляет 2200–2500 м.

Получаемые дальности позволяют сохранять визуальный контакт с целью при выполнении боевого маневрирования, но уже находятся на пределе физиологических возможностей летчиков по обнаружению малоразмерных наземных целей, особенно в условиях пересеченного рельефа местности, наличия растительности, холмов, перелесков, задымленности поля боя и т. д.

Как известно, в идеально ясную погоду и на открытой местности «горизонтальная видимость таких объектов, как танки, автомашины, орудия на огневой позиции, составляет около 3–5 км, а опорных пунктов – 6–8 км».

Невысокое значение показателя маневренной перегрузки Ил-2 не позволяло летчикам выполнять форсированный боевой разворот, при котором серьезно сокращалось время выполнения этого маневра.

Между тем атака цели с боевого разворота была весьма эффективной с точки зрения снижения вероятности сбития огнем малокалиберной зенитной артиллерии и крупнокалиберными зенитными пулеметами.

Например, истребители И-153 и И-16 в штурмовом варианте вооружения имели показатель маневренной перегрузки 3,6–3,8 и 3,5–3,6 соответственно. Это обстоятельство в сочетании с высокой вертикальной маневренностью (15,8–16,2 м/с) обеспечивало выполнение боевого разворота с большими углами крена. Как следствие, выход в горизонтальный полет протекал более энергично. Время выполнения такого боевого разворота заметно сокращалось. Практически получался боевой разворот с минимальным временем его выполнения. При этом на начальном этапе маневр выполнялся с большой перегрузкой, что затрудняло зенитным расчетам противника вести прицельный огонь и обеспечивало наименьшую вероятность сбития.

Кроме того, большой угол крена в конце боевого разворота позволял летчикам И-153 и И-16 более интенсивно выполнять участок ввода самолета в пикирование, а наличие у этих самолетов мотора воздушного охлаждения значительно повышало продолжительность их боевой службы.

Собственно, именно по этим причинам штурмовые «ишаки» и «чайки» имели минимальные потери от огня зенитной артиллерии противника. Как следует из документов, за период с начала войны и по март 1943 года средний налет на одну боевую потерю И-16 и И-153 составлял около 120 самолето-вылетов, тогда как бронированных штурмовиков Ил-2 – всего 26 вылетов.

В этой связи начальником 2-го отдела Оперативного управления штаба ВВС КА полковником А. А. Васильевым и его старшим помощником инженер-майором И. В. Пименовым был даже поставлен вопрос о создании опытного небронированного штурмовика с хорошей маневренностью и большой скоростью «для поражения живой силы и легкой матчасти».


Бомбоштурмовой удар Ил-2 в горах. 8 ВА, Карпаты, 1944 г.


Летный состав отмечал, что для эффективной «работы» самолетов Ил-2 по целям на поле боя необходимо «иметь возможность с полной бомбовой нагрузкой с бреющего полета за одну горку набрать 500 метров высоты, а при повторных заходах сохранять визуальный контакт с целью».

Считалось, что размах «круга» не должен превышать 2000–2200 м. Максимальная скорость горизонтального полета должна быть порядка 500–550 км/ч, минимальная эволютивная скорость – около 200–220 км/ч, посадочная скорость – до 130 км/ч, вертикальная скорость до высоты 1500–2000 м – 15–20 м/с.


Немецкий эшелон под ударом штурмовиков Ил-2 из 17 гшап, около ж. – д. ст. Суйстамо, 15 июля 1944 г.


Существенными недостатками Ил-2 считались небольшой боевой радиус действия и отсутствие современных средств аэронавигации.

Так, группа из 6 Ил-2 при нормальной боевой нагрузке каждого самолета (полная заправка горючим 525 кг, 400 кг бомб, 4 РС-82, боекомплект к пушкам и пулеметам) могла работать в радиусе до 150–160 км. Учитывая удаление аэродромов базирования штурмовой авиации от линии фронта (40–60 км), это предъявляло жесткие требования к организации боевого вылета и соблюдению экипажами маршрута и профиля полета.

Обычно при планировании исходили из следующего: 10 мин – на взлет и сбор группы, 10 мин – на полет к аэродрому истребителей и встречу с ними, 30 мин – на полет к цели, 12–16 мин – на атаку цели (2–3 захода), 30 мин – на обратный маршрут, 10–12 мин – на роспуск и посадку группы. Итого на выполнение боевого задания по расчету отводилось до 1 ч 50 мин. При этом остатка горючего хватало еще на 15–20 мин полета, что в свою очередь накладывало ограничения на выбор штурмовиками тактики ведения воздушного боя при встрече с истребителями противника и «на неточное выдерживание маршрута полета» экипажами.

Недостаточный радиус действия Ил-2 вынуждал строить маршрут полета к цели и обратно с наименьшим количеством изломов. Это приводило к тому, что при выполнении повторных ударов штурмовики летели почти по старому маршруту. Поэтому противник, зная летно-тактические данные Ил-2, мог сравнительно легко прогнозировать наиболее вероятные маршруты полета штурмовиков к важным объектам удара в своем тылу. Для успеха было необходимо только проводить регулярную авиа– и радиоразведку с целью вскрытия дислокации нашей авиации. Собственно говоря, что немцы и делали.

По мнению комсостава частей и соединений, именно с этими недостатками «трудно мириться, потому что Ил-2 фактически является основным типом нашего самолета». Боевой радиус действия эскадрильи штурмовиков при стандартном профиле полета должен был достигать 250–300 км, а продолжительность полета – 2,5–3,0 ч.

Таким образом, к началу второго года войны стало ясно: штурмовой самолет Ил-2 не в полной мере отвечает современным требованиям непосредственной авиационной поддержки войск в обороне и в наступлении в условиях высокой активности огневых средств войсковой ПВО и истребительной авиации противника.


Штурмовики Ил-2 над поверженным Берлином.


Начальник штаба ВВС КА генерал-лейтенант Ф. Я. Фалалеев в одном из своих докладов командованию в ноябре 1942 года особо подчеркивал, что «устранение в кратчайший срок всех/…/недочетов самолета Ил-2 является задачей первостепенной важности и должно быть выполнено к весне 1943 г.».

Одновременно пришло понимание того, что Ил-2 обладает все же недостаточными возможностями по модернизации в части улучшения летных и боевых качеств. Резкого скачка боевой эффективности самолета явно не получится, но работать в этом направлении все же было необходимо – самолет находится в массовой серии.

ВВС Красной Армии требовался принципиально более совершенный штурмовой самолет, способный с высокой эффективностью выполнять задачи непосредственной авиационной поддержки войск в условиях, когда «предстоит задача вырвать инициативу у противника и перейти в наступление, как на земле, так и в воздухе».

ТТТ-43 – пикирующий штурмовик

Опыт боевого применения Ил-2 в начальный период войны, а также взгляды командования на роль и место авиации в будущих операциях нашли свое отражение в тактико-технических требованиях ВВС КА к перспективным самолетам на 1943 год.

Из ТТТ на 1943 год следовало, что ВВС КА рассчитывали получить от авиапрома самолет-штурмовик, который одновременно мог использоваться и как легкий пикирующий бомбардировщик. Как отмечалось в документе, «сочетание свойств Ю-87 и Ил-2 будет лучшим решением вопроса».

По сравнению с Ил-2 новый штурмовик должен был иметь более мощное вооружение, более высокие средние скорости боевого маневрирования и маневренность при хорошей управляемости во всем диапазоне рабочих высот и скоростей, эффективную систему обеспечения боевой живучести, отличный обзор, возможность бомбометания с пикирования.

Положительным и весьма важным моментом являлось требование использовать мотор воздушного охлаждения, который значительно лучше, чем мотор жидкостного охлаждения, «держал» попадания осколков зенитных снарядов, малокалиберных снарядов и крупнокалиберных пуль.

Главными целями для штурмовиков считались танки и огневые средства противника, а также живая сила на поле боя, на подходе к нему и в ближайших тылах. При этом штурмовики в первую очередь должны были уничтожать бронетехнику и артиллерию противника во всех видах общевойскового боя. В ряду дополнительных целей могли быть: паровозы, железнодорожные эшелоны и станции, самолеты на аэродромах, мосты и переправы, склады боеприпасов и ГСМ, автотранспорт, малотоннажные плавсредства и т. д.

Поскольку все эти цели имели небольшие размеры, различную уязвимость и, как правило, тщательно маскировались и рассредоточивались на поле боя, то следовало резко улучшить обзор летчику вперед-вниз и в стороны. Отличный обзор позволял летчику быстро и правильно оценить обстановку на поле боя, определить противодействие зенитных средств противника, своевременно обнаружить цель, выбрать и выполнить боевой маневр для ее атаки, сохраняя при этом визуальный контакт с целью, произвести прицеливание и успеть максимально эффективно применить имеющееся на борту наступательное вооружение. В современной войне обзор летчику становился определяющей характеристикой боевого самолета, предназначенного для решения задач непосредственной поддержки войск.

Обращалось внимание на необходимость обеспечить штурмовику хорошую скорость у земли, высокую скороподъемность и маневренность на всех рабочих высотах и скоростях, что позволит штурмовику внезапно появляться над целью, энергично выполнять противозенитный маневр и вести активный воздушный бой с истребителями противника. В сочетании с мощным и разнообразным вооружением это резко повышало эффективность ударов при действиях по наземным и морским целям, а также шансы экипажа выжить в бою.

Предполагалось, что штурмовик будет двухместным (летчик и воздушный стрелок) и оснащаться одним мотором воздушного охлаждения. Высоты боевого применения устанавливались от предельно малых высот до 2000 м. Самолет должен был устойчиво пикировать под углами 50–60° на скорости не более 400 км/ч и сбрасывать бомбы с высоты 500–600 м.

Максимальная скорость у земли – 420 км/ч, на высоте 2000 м – 450 км/ч, время набора высоты 2000 м – 4–5 мин, время виража – 18 с, дальность полета – 700 км (на скорости 350 км/ч). Посадочная скорость – 120–140 км/ч, разбег – 350 м.

Боевая нагрузка – 400 кг бомб (в перегрузку 600 кг), две пушки калибра 23–37 мм, два-четыре пулемета ШКАС, 8 ракетных орудий РО-132. Боезапас к пушкам и пулеметам из расчета 30 секунд ведения непрерывного огня. Оборонительное вооружение – один пулемет калибра 12,7 мм с углами обстрела в горизонтальной плоскости по 50° влево и вправо, вверх – 50°, вниз по борту – 30°. Боекомплект – на 20 секунд непрерывной стрельбы.

Полную грузоподъемность самолета следовало обеспечить не только при загрузке бомбами калибра 100 кг, но и бомбами небольших калибров (от 1,5 до 25 кг). Особо оговаривалась «возможность подвески бомб калибром 500 кг, при необходимости действий штурмовиков по долговременным укреплениям и при взаимодействии с войсками во время боев в крупных населенных пунктах».

Система боевой живучести включала: протектирование и заполнение бензобаков нейтральными газами (от выхлопа мотора), бронезащиту экипажа, мотора, бензо– и маслобаков от огня крупнокалиберных пулеметов при стрельбе с дистанции 50 м, дублирование в канале управления рулями высоты и поворота. При этом конструкция самолета должна иметь повышенную стойкость при повреждении.

Комплекс пилотажно-навигационного, радиосвязного и фотооборудования должен был позволять выполнение боевых заданий в простых и сложных метеоусловиях одиночно и в составе группы на весь радиус действия самолета.

Таким образом, к осени 1942 года официально оформилось основное направление развития типа штурмового самолета для ВВС КА – создание одномоторного легкого маневренного штурмовика. При этом во главу угла ставилась все же не столько большая максимальная скорость полета, сколько высокая маневренность самолета в сочетании с отличным обзором летчику, достаточно мощным вооружением, возможностью бомбометания с пикирования и максимальной скоростью, ненамного превышающей скорость одноместного Ил-2, прошедшего государственные испытания в марте 1941 года.

Одновременно делались попытки выжать из общей схемы и принятых компоновочных решений серийного Ил-2 все возможные резервы повышения его боевой эффективности.

Что касается двухмоторной схемы штурмовика, то к этому времени уже стало ясно, что в условиях масштабной войны одним из важнейших факторов победы над врагом является способность ВВС и промышленности своевременно восполнять потери боевых самолетов и летного состава на фронте. В этой связи любая сложная и дорогая техника плохо «приживалась» в планах Государственного Комитета Обороны, авиационного командования и руководства НКАП. Требовался дешевый и простой в производстве штурмовик, который можно «штамповать» десятками в сутки, несложный в освоении летно-техническим составом (с невысоким уровнем подготовки) и обладающий к тому же достаточной боевой эффективностью. Двухмоторный же бронированный штурмовик в массовой серии не мог быть «по определению». Хотя, безусловно, возможность размещения крупнокалиберных пушек в носовой части самолета, большого числа ракетных орудий под крылом и мощного бомбового вооружения в сочетании с большой дальностью полета открывала широкие перспективы по поражению многих малоразмерных и трудноуязвимых целей как на поле боя, так и в оперативном тылу и на морских коммуникациях противника. Это обеспечивало повышенную боевую эффективность при решении всего комплекса задач авиационной поддержки войск в бою и операции.

Отметим, что при формировании требований к новому штурмовику образца 1944 года (ТТТ-44) и 1945 года (ТТТ-45) концепция самолета непосредственной поддержки войск в целом осталась прежней – ВВС нужен был легкий пикирующий бомбардировщик-штурмовик, но летные данные и боевые возможности самолета, конечно же, несколько изменились.

Как и прежде, предполагалось, что штурмовик будет двухместным с одним мотором воздушного охлаждения. Рабочие высоты боевого применения, характеристики пикирования и взлетно-посадочные свойства почти без изменений.

Хороший круговой обзор экипажу оставался в ряду приоритетных характеристик штурмовика. При этом рекомендовалось «совместить размещение летчика и стрелка». В отличие от 1943–1944 годов в ТТТ на 1945 год уже указывался конкретный диапазон углов обзора летчику вперед и вниз, который считался достаточным для уверенного боевого применения на поле боя – 17–27°.

В 1944 году требовались: максимальная скорость у земли – 450 км/ч, на высоте 2000 м – 500 км/ч, время набора высоты 2000 м – 3,0–3,2 мин, время виража – 23–26 с, дальность полета – 1000 км (на скорости 350 км/ч).

Боевая нагрузка – 600 кг бомб (в перегрузку 800 кг), одна пушка калибра 37 мм (вдоль оси самолета), две пушки калибра 23 мм, два пулемета калибра 12,7 мм, 8 ракетных орудий РО-132. Боезапас к пушкам и пулеметам из расчета 30 с ведения огня. Оборонительное вооружение – один пулемет калибра 12,7 мм для стрельбы вверх-назад и один пулемет ШКАС в нижней люковой установке для стрельбы назад-вниз. Боекомплект – на 20 с непрерывной стрельбы.

По ТТТ-45 максимальная скорость должна была достигать 550 км/ч – у земли и 600 км/ч – на высоте 2000 м, время подъема на 2000 м – 3–3,2 мин, время виража – 20–21 с, дальность полета – 1000 км (на скорости 400 км/ч).

В отличие от ранних ТТТ в требованиях на 1945 год впервые устанавливался диапазон рабочих скоростей самолета от минимальной скорости безопасного полета – 250 км/ч до максимальной скорости – 600 км/ч.

Ударная мощь самолета повышалась: 800 кг бомб (в перегрузку – 1000 кг), две пушки калибра 45 или 23 мм, два пулемета калибра 12,7 мм, 8–12 ракетных орудий РО-132. Боекомплект к пушкам из расчета 30 с непрерывной стрельбы, к пулеметам – 35 с. Оборонительное вооружение – одна облегченная 20-мм пушка (запас патронов на 20 с стрельбы).

Как в ТТТ-44, так и в ТТТ-45 номенклатура бомб, максимальные калибры и требование по обеспечению полной грузоподъемности самолета не отличались от ТТТ-43, за исключением того, что обращалось внимание на необходимость «максимальной загрузки противотанковыми авиабомбами» (ПТАБ-2,5–1,5).

Что касается системы боевой живучести самолетов, то здесь произошло усиление требований против ТТТ-43. В ТТТ на 1944 и 1945 годы, помимо прочего, необходимо было обеспечить броневую защиту экипажа от боеприпасов калибра 20 мм с дистанции стрельбы 50 м.

В 1945 году в дополнение к требованиям по составу пилотажно-навигационного, радиосвязного и фотооборудования, согласно ТТТ-43 и ТТТ-44, штурмовик следовало оснастить пламегасителем для полетов ночью и системой антиобледенения и ответчиком системы опознавания «свой-чужой» типа СЧ-3.

Поиск наилучшего решения

Штурмовики от П. О. Сухого

В июле 1942 года с отличными результатами завершил государственные испытания бронированный штурмовик Су-6 конструкции ОКБ П. О. Сухого с мотором воздушного охлаждения М-71 (1700/2000 л. с.).

С нормальной боевой нагрузкой (10 РС-132, 200 кг бомб, 2 пушки ВЯ и 4 ШКАС с боекомплектом) самолет развивал у земли скорость 445 км/ч, на высоте 2500 м – 491 км/ч. Время подъема на высоту 1000 м – 1,7 мин. Вираж на высоте 1000 м выполнялся за 24–25 с.

Попытка построить войсковую серию Су-6 успехом не увенчалась. Формально из-за трудностей с выпуском моторов М-71, поскольку он изготавливался малой серией только для обеспечения опытных работ по самолетам и мотору, а увеличение его производства в планы руководства НКАП не входило.


Опытный Су-6 М-71ф (С2А) с пушками 11П на государственных испытаниях в НИИ ВВС, август 1943 г.


Учитывая требования войны, П. О. Сухой принимает решение усилить противотанковую компоненту Су-6, установив на него две пушки калибра 37 мм, и поставить на него форсированный мотор М-71ф (1850/2200 л. с.). Самолет был построен в декабре 1942 года, но на испытания не передавался, так как уже требовался двухместный вариант с воздушным стрелком. Штурмовик оперативно переделали, и к концу августа 1943 года он с успехом прошел государственные испытания.

По определяющим летно-тактическим данным Су-6 М-71ф значительно превосходил серийный двухместный Ил-2 АМ-38ф: по максимальной скорости – на 107–146 км/ч, по вертикальному маневру – в 1,6–1,9 раза, по дальности – на 353 км/ч (при скорости полета 349 км/ч против 292 км/ч у Ил-2).

Самолет обладал хорошими характеристиками устойчивости и управляемости во всем диапазоне рабочих высот и скоростей, был прост и приятен в пилотировании. Крыло Су-6 оборудовалось мощной механизацией (автоматические предкрылки и щитки типа Шренк), повышающей устойчивость самолета при маневрировании на больших углах атаки. Взлетные качества были практически одинаковыми с Ил-2. Посадка по сложности считалась выше средней. По системе живучести самолет оценивался выше Ил-2. Бронекорпус надежно защищал от пуль калибра 12,7 мм и осколков зенитных снарядов. Бронестекло на блистере и броненадголовник воздушного стрелка, что «дает возможность более решительно и уверенно отражать атаки противника». Имелась отработанная система заполнения бензобаков нейтральными газами от выхлопа мотора и дублированное управление рулем высоты и направления.

Вооружение Су-6 состояло из двух 37-мм пушек 11 (90 патронов), 2 ШКАС (1400 патронов), 6 РО-132 (или РО-82) и оборонительного пулемета УБТ в блистерной установке БЛУБ.

На самолет допускалась подвеска до 600 кг бомб (в перегрузку). Осколочных и зажигательных бомб калибром от 2,5 до 25 кг и химампул в кассетах мелких бомб можно было загрузить до 400 кг. Основным вариантом считалась загрузка 200-кг бомб внутри фюзеляжа.

В отличие от Ил-2, на Су-6 пушки 11 П (в серии НС-37) размещались ближе к оси самолета, что в совокупности с более высоким запасом устойчивости штурмовика обеспечивало меньшее рассеивание при стрельбе в воздухе. Эффективность стрельбы по малоразмерным целям существенно повысилась.

Судя по документам, НИИ ВВС и руководство ВВС КА отчетливо понимали, что Су-6 М-71ф является именно тем ударным самолетом, которого недостает в системе вооружений ВВС. По их мнению, возможности для постановки в серию мотора М-71ф и самолета Су-6 с ним у НКАП имелись.

Военные предлагали снять с серийного производства на московском заводе № 30 противотанковый вариант штурмовика Ил-2 с пушками 11 П, как не оправдавшего надежд, запустив вместо него в серию Су-6 М-71ф. При этом некоторое снижение темпов поступления самолетов Ил-2 в строевые части командование ВВС КА нисколько не пугало, так как к этому времени в резерве и на базах хранения было накоплено столько Ил-2, что ими можно было восполнить любые возможные потери штурмовиков на фронте.

В письме на имя секретаря ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкова и наркомавиапрома А. И. Шахурина от 16 сентября 1943 года за подписью командующего ВВС КА маршала А. А. Новикова, члена Военного совета ВВС генерал-лейтенанта Н. С. Шиманова (он же начальник авиационного отдела ЦК ВКП(б) и главного инженера ВВС генерал-полковника А. К. Репина указывалось: «Считаем необходимым запустить в серийное производство самолет Су-6 на одном из заводов НКАП (завод № 30) взамен самолета Ил-2 АМ-38 ф, одновременно форсировав внедрение в серию мотора М-71ф. До выхода серийных моторов М-71ф возможно выпускать самолет с мотором М-71». Как известно, никаких решений по нему не последовало.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10