Олег Пернай.

Эпилептоиды. Люди, как люди, только в погонах



скачать книгу бесплатно

© Олег Пернай, 2017


ISBN 978-5-4485-0983-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Эпилептоиды. Люди, как люди, только в погонах

Прокуратура, Милиция, аттестация,

и немного Полиции.


Эпилептоиды, слово отнюдь не ругательное. Так называется один из психологических типов: истероид, эпилептоид, шизоид, гипертим и астеник.

Люди, обладающие упомянутыми типами характеров, иногда очень по разному воспринимают окружающую действительность, но в случае схожести психотипов, такие люди неизбежно формируют определенного рода сообщества, необходимость существования которых регулируется интересами развития общества в целом.

Примером могут служить описанные в настоящей книге, случаи понимания и взаимодействия совершенно разных людей, которых, до определенного уровня объединяет сходство психологического типа.

Эпилептоидный психотип, доминирует среди представителей, правоохранительных органов и профессиональных военнослужащих.

Поскольку сходство психотипов, (хотя подобное сходство и не может быть абсолютно полным), облегчает понимание и взаимодействие людей, это в целом дает положительный эффект.

Рабочая пятница

Пятница, она же «Пьяница» конец рабочей недели, ясное дело к отдыху все готово, пиво охлаждается, водочка. Известное дело, «Водка без пива – деньги на ветер».

Но в ту пятницу отдохнуть не получилось.

Человек предполагает, а Бог располагает. Нашли в луже, какой то, рыбаки – любители, бездельники, труп без головы. Все едут. Раскрывать надо – убийство. Очевидный факт, потому, что без головы труп то. Был бы с головой, можно было бы сказать сам, мол, утонул. А тут никаких вариантов. Нужно, блин, ехать! Нет, чтобы в понедельник этот труп найти, рыбаки, … лазят, где попало. А еще лучше если бы во вторник, потому, что понедельник день то, как известно, тяжелый!

На месте три сотрудника работают. Эксперт фотографирует и замеры всякие делает, опер рыбаков пытает, когда, мол, нашли, кого, мол, нашли, и не было ли у вас с найденным личных неприязненных отношений? Это, чтобы неповадно было выходные людям портить. Но рыбаки на все вопросы уверенно отвечают, что случайно нашли, кого не знают, потому, что без головы был уже. Обоснованно отвечают, не подкопаешься. Третий сотрудник осмотр делает, протокол заполняет.

Тут видимо информация до начальства дошла, и понаехало этого начальства, штук двадцать, во главе с генералом. А если генерал выехал, то понятное дело с ним и все его замы, и начальники отделов. Приехал даже зачем то начальник по тылу – завхоз в общем, вот уж тоже сыщик, ума хватает только на то, чтобы деньги не ронять, когда взятки дают, и потом по кабакам их пропивать.

Топчется начальство по берегу, по возможным следам преступления, безнадежно, имевшиеся может быть улики, затаптывая. Версии выдвигают всякие интересные, тупые по большей части. Домой хотят, ждут, когда генерал наглядится на это безобразие, молодостью оперской насладиться.

Тут завхоз, проявляя инициативу, завидную память и оперативную смекалку, пристально глядя на безголовый труп, плавающий в луже, спиной к верху, сообщает, что, мол, чего то знакомый труп, вроде на «Барыгу-Серого» похож, на бармена из «Севера» – кабак такой.

Тут и остальное начальство все оживляется. Дескать, похож. Кабан такой же. Говорили, мол, «Барыге» этому – плохо кончишь. Генералу видимо такой отдых на природе тоже поднадоел, он итог и подвел, дескать, руководство УВД на место преступление выехало, разобралось в ситуации, выдвинуло рабочую версию тяжкого преступления. Надо сегодня же министру сообщить, не растеряли, мол, оперативной хватки, днюем и ночуем на страже общественного порядка, без выходных, без праздников так сказать.

Следственной группе, делов то осталось, виновных лиц установить, да доказательства собрать. И резюмировал оперативные мероприятия следующим жизненным наблюдением, мол, а вы товарищи офицеры знаете, что мужики, утопленники, ну или просто мертвые в воду попали, обязательно спиной вверх плавают, а бабы исключительно значит этим местом, ну лицом вверх, в общем плавают. Вот такой интересный факт имеет место быть! Сколько я утопленников видел, всегда так было. А эксперты эти медицинские не могут объяснить такой научный феномен! Начальство, конечно, восхитилось генеральской наблюдательностью, а экспертов заклеймило. Мол, что с них толку то, не знают ничего, дармоеды!

Правда и тут начальник по тылу опять отличился. Видимо то обстоятельство, что он смог выдвинуть версию преступления, которую даже «Сам», признал рабочей, настолько подняло его самооценку, что этот завхоз посчитал возможным, поддакнуть генералу, в несколько двусмысленном виде. Мол, а это как в жизни!

Генерал с недоумением посмотрел на него и переспросил, дескать, а что, как в жизни то? Завхоз охотно пояснил, ну это…, мужчина же обычно сверху, а женщина снизу, вот они, в исходной стихии в воде значит, и возвращаются в исходное положение. Я даже так думаю, что…. Но тут генерал его перебил, дескать, хватит думать о посторонних вещах! Ты когда ремонт в УВД, наконец, то закончишь? Ты об этом думай, а не о том, где бабы должны располагаться. Они, чтобы ты знал, насчет этого дела, очень разнообразные. Ох, не о том, ты, озабоченный, думаешь, ох не о том. Ну, доберусь я то тебя…..

И тронулось начальство караванчиком, на шашлыки по случаю раскрытия преступления, оставив следственную группу на вытоптанном берегу, доказательства собирать.

Но вышло, как ни странно, что завхоз в чем то был прав, хотя «Барыга-Серый» бармен из «Севера» живой оказался, а этот безголовый был раньше-Лехой, официантом из другого кабака. Его жена с подружкой убила и голову топориком оттяпала, что бы по морде не опознали. Он ей кое– то сильно пакостное сделал, даже можно сказать, мерзкое, вместе с собакой со своей, с догом. За такое конечно можно и убить, несмотря, что женщина.

Но версия завхоза все же в основном рабочая оказалась, вот что значит зрительная память настоящего профессионала.

Вопросы к эксперту

Судмедэксперт устало – прокурору. Слушай, вы там своих ментов вообще чему ни будь, учите? Тащат на экспертизу все что подберут, грязь разную, а у меня же все же медицинское учреждение. Какой никакой санитарный режим должен ведь соблюдаться?

А прокурор ему веско, мол, зря не говори, а если есть факты, давай, проверим твои данные, поправим виновных сотрудников. Если необходимость будет.

Судмедэксперт, да какие там факты, вот неделю назад была ДТПэшка, мужик на месте происшествия валяется, разбитый всмятку, голова раскололась, как орех. Менты всякие осмотры свои, замеры сделали и труп ко мне само собой.

Прокурор согласился – к тебе, само собой. Куда же еще? Но с постановлением, наверное, как положено?

Судмедэксперт подтвердил, мол, как положено, с постановлением. Ну, я посмотрел все, распорядился, труп на стол, на экспертизу. Тут вижу, сержантик мнется около двери с тазиком, каким то. Эмалированный такой, синего цвета, в таких тазиках хозяйки варенье любят варить. Спрашиваю – ты чего служивый с тазиком? Он и говорит – мол, мозг в тазике, вон того, которого на экспертизу потащили, капитан приказал на дороге собрать.

И к вам на экспертизу товарищ судмедэксперт.

На какой …надо было мозги по дороги соскребать и ко мне тащить с грязью, с дрянью со всякой, какая тут экспертиза может быть?

Прокурор – да уж, учудили, конечно. Ну ладно. С мозгами то чего сделал?

Судмедэксперт, задумался, плечами пожал, мол, не интересовался, честно говоря, но, скорее всего мозги эти, не то выбросили, не то родственникам отдали, это санитары знают. А за тазик отдельное спасибо, до сих пор санитарочки полы моют. Прямо и не знаю, как менты с ним расстались, с тазиком с этим. Все хотели на морозилку мозги вытряхнуть. Мол, капитан приказал, чтобы тазик, на место значит, вернуть. Приобщить его необходимо, куда то там…

А то вот тоже случай, иду зимой на работу, восемь часов утра, темно еще. Смотрю – менты около морга околачиваются, с флягами алюминиевыми, такие они, знаешь, на молочные бидоны одним словом похожи. Судя по серьезному виду сержантиков, на экспертизу притащили чего то. Ну, думаю, это что же такое, уже и во флягах таскают, скорее всего, какую ни будь, особенно омерзительную гниль приперли. Ну, подошел, поинтересовался, чего, дескать, ждем, служивые? Они и говорят рейд, мол, по местам самогоноварения был, вот бражку изъяли, две фляги, капитан сказал к эксперту отнести, на экспертизу. Вот мы и принесли вам, на экспертизу.

Ну, я сначала онемел, конечно, а потом как послал их, родимых, к капитану ихнему, как побежали служивые с флягами, со своими! Ну, думаю, отвадил, ан нет видать до отдела своего добежали, доложили, кому надо, звонит капитан ихний, пытается культурно объясниться, но с трудом у него это выходит. Мычит-ты, вы… на… почему, сотрудников прогнал, на….Я ему говорю, мол, я, судебно-медицинский эксперт, это понятно? Я бражку на экспертизу брать не могу! Не мой профиль.

Но капитан боевой – орет в трубку – ты эксперт,.лядь – вот и проводи экспертизу,.лядь! Нечего тут саботажем заниматься! А то быстро управу то найдем! И не таких сажали,.лядь!

Неподсудна

Нормальные женщины за детей никого, никогда не прощают. Вот нашли в одном доме самоубийцу. Мужик повесился в туалете. Веревку сделал, изнутри закрылся и повесился. Самоубийство налицо, а проверку провести все равно нужно. Мужик этот с женщиной жил. Крупная такая женщина, и у нее мальчишка был, от первого мужа.

Ну, следователь вызвал ее поговорить, мол, сомнений нет, что самоубийством окончил жизнь ваш сожитель. А какие были причины?

Та конечно, знать, мол, ничего не знаю, ведать не ведаю, этот мужик на зоне с моими братьями сидел. Я им фотографию свою выслала, он увидел, ну и напросился после освобождения приехать. Приехал. Жить стали. Он пока не работал, дома сидел. А тут я с работы пришла, приготовила поесть. Крикнула ему, чтобы шел кушать. Он не отвечает. Я в комнате посмотрела, сын там, спрашиваю, где, дядя Юра. Сын и отвечает, в туалет, мол, пошел. Ну, вот так полчаса подождала, потом милицию вызвала. Знаете, мужик все же судимый, кто его знает. Милиция приехала, дверь сломали, а он там, висит. Нет, мыслей о самоубийстве не высказывал, дверь была изнутри закрыта, и в протоколе так записано, я проверила на всякий случай.

На этом женщина в своих показаниях расписалась, и уже от двери полуобернувшись, сказала: «Этот козел, мальчишку моего испортил, я с работы пришла, а он на мальчонке лежит со спущенными штанами и задом дергает. Ну, меня увидел, испугался, штаны натянул, стал врать, что играл, мол, с ребенком. В разведчиков. Якобы пытку партизана изображал. А сынок ко мне прижался и рассказал. Что постоянно дядя Юра с ним так играет, от такой игры и попка болит, и стошнило, когда дядя Юра его из своей писи «партизанским молочком» покормил. Прямо в ротик.

Тут эта сволочь прощения просить стал, на колени падал, но я ему сказала, что завтра же братья мои приедут и разберутся с ним. Как положено. Потом уже и не разговаривала. Ну, этот все ходил, за мной, ходил, все прощения просил. Надоел уже. Я сына помыла, и спать уложила, а сама рядом села, нож в руках держу.

Слышу, он в комнате ходит прощения все просит, потом какую то песню затянул, потом молится, пробовал. Потом дверь в туалете хлопнула, и слышно было, что он там делает. В общем, знала я, что он повесился. Только потом милицию вызвала. Когда он затих.

Дело, по факту самоубийства, не было возбуждено. В связи с отсутствием признаков преступления… «Отказняк», чистый.

Причина роста преступности

Вот как то Прокурор одного городского района, солидный, толстый, утром планерку проводит с сотрудниками. Распекает ясно. Матом по большей части. Стиль работы такой, «ближе к народу» называется.

Мол, что за разгильдяйство, результативности нету в работе, а все потому, что стараетесь побыстрей с работы с этой смыться, а потом гоняете по городу с ошалелыми глазами, как коты помоечные! Ни одной пивнушки, ни одной юбки не пропускаете!

Вот тебе, например, давал указания, не исполнил, а этого в рабочее время в пивнушке видели. И не ври, что допросы там допрашивал. Ох, доберусь я до вас…

Тут резко телефон звонит, прокурор, со словами: «какая еще. лядь там…» хватает трубку, слушает голос в трубке и уже совсем другим, виновато-елейным голоском говорит: «да, Екатерина Матвеевна, узнал, как же не узнать руководителя то, да, слушаю внимательно, а как же, да.

Да, конечно, я к этим разгильдяям приму меры, накажу, конечно, да. И я тоже виноват, конечно, конечно докладывайте, да. Нет, не «дакаю» я, слушаю внимательно. Да, мы заслуживаем наказания. Спасибо, спасибо большое. Да, до свидания». Кладет трубку и здесь совершает огромную стратегическую ошибку, еще не донеся трубку до рычажков телефона, уже совсем другим голосом, громко, нагло заявляет: « Да пошла ты на …, дура, без тебя здесь разберемся!». И напрасно он так, резко то, потому, что как оказалось впоследствии начальствующая дама на другом конце провода, не успела еще разговор закончить, трубочку у ушка своего нежного держала, ну и конечно хамский мат в свой адрес слышала. Отыгралась потом, на совещании пропесочила прокурора бедолагу, за ерунду какую то и выговор ему, «с занесением» объявила.

Но он и там молодцом держался, стоял, краснел, мялся, скромно так благодарил все: «Спасибо, спасибо, что указали на недостатки. Согласен с критикой. Обоснованно, все обоснованно. Заслуживаю выговора».

Выскочил потом в коридорчик и за дверями опять за старое: «Удивила выговором, дура крашенная! На старом, толстом, вонючем Макаркине, выговоров этих, как на собаке блох, и ничего, не помер еще»!

А рядом стоящий, тоже, кстати, сотрудник ему и сказал с сочувствием, мол, да ладно, чего уж там, бывает. Просто нужно помнить золотое телефонное правило: « Сначала положи трубку, потом комментируй».

Опять попался, потому, что дверь неплотно прикрыл. Ну и пошла тут у них война, не на жизнь, а на смерть. То есть воевала в основном само собой «руководящая дама», еще бы два раза матом ее обложили. Не в лицо конечно, но все же, на место нужно поставить хама-матершинника.

Макаркин то, в войну особо не ввязывался, за замечания да выговора благодарил, пот с лица платочком утирая, потом опять материл, разве, что старался, чтобы свидетелей поменьше было. Не получалось правда. Какой же без свидетелей мат?

Вот и случилась кульминация. Дело в том, что прокуроры тогда в форме должны были ходить. Синяя такая, жаркая жутко. Еще со сталинских времен осталась. Ну и поскольку очень была неудобная, еще и на китель почтальонов-железнодорожников похожа, как то старались без нее обходиться. Макаркин, например все лето передвигался в рубахе навыпуск, необъяснимого цвета, в штанах сиротских и сандалетах типа «прощай молодость», носками не пренебрегал, правда. На улице встреть такого, подумаешь, мужик в возрасте с дачи идет. Ну, подчиненные тоже внешним лоском не блистали, джинсы там всякие таскали ну и вообще всякое такое непотребство.

Вот его как то, с группой подчиненных работников снова на совещание вызывают в Область. Ну, явились, повеселиться приготовились заранее, думали, опять Макаркину выговор, какой объявят, ан нет, женское коварство неисчерпаемо оказалось.

В президиуме, областное начальство заседает, сурово бровями двигает, лобик хмурит, доклад Макаркина слушает, о достижениях его. Закончил Макаркин, платочком трется, тут «руководящая дама» к областному начальству наклоняется и шепотом «стучит», что то на ушко, на Макаркина ехидно при этом косится.

Областное начальство послушало вдумчиво «стукачку», и строго так рявкнуло, мол, а почему это вы Макаркин, не докладываете, что у тебя в районе преступность выросла? Что, думаешь, не знаем, что ли? На сколько выросла преступность у Макаркина? Это уже к «руководящей даме» вопрос. Та и заявляет громогласно, что, так как Макаркин профилактикой этого дела не занимался, то преступность у него, по сравнению с прошлым периодом выросла на ноль целых семь десятых, страшно сказать, процента. Областное начальство, аж пятнами по всему «фейсу» пошло от гнева, ревет пуще прежнего. Это, что такое, мол, на самотек пустил профилактическую работу!

Куда смотришь, Макаркин? Чем объяснишь, Макаркин? А чем Макаркин может объяснить, чего эта преступность выросла? Шуть ее знает чего она, то растет, то падает. Случайно, наверное, может от жары, а, скорее всего, иногда «родимые пятна капитализма» особо крупно проявляются. Главное, что Макаркин здесь не, причем как бы. Потому, как, будучи советским человеком и партийцем, полностью разделяет мнение партии, что преступность мол, при социализме сама себя изживет. Чего тогда с ней особо бороться то, с этим атавизмом старого режима?

На партийном собрании, в свободной дискуссии с товарищами, или в пивнушке где, можно было такой финт выкинуть, а здесь лучше помалкивать, не нарываться, не поймут, а то.

Вот и стоит, помалкивает, не нарывается, платочком только трется больше. Тут «руководящая дама» опять масла в огонь подлила, опять шепнула, что то на ушко. Областное начальство совсем взбесилось, правильно, дескать, какая профилактика преступности может быть, если прокурор района, одетый как пугало последнее ходит? Отсюда и кривая преступности растет. Ну-ка Макаркин, где твои работнички, пусть встанут! Работнички и встали, и в полный ступор начальство ввели.

Как оно их увидело, да как заорет: « А это, что?! Что в государственных органах джинсы ввели, как форму, что ли?! Ну, все, все ясно с этими работничками, Екатерина Матвеевна, всем этим разгильдяям, во главе с Макаркиным выговор, и приказ издать, чтобы исключительно в форме, в рабочее время ходили»!

Ну, приказ издали, конечно, быстренько и следующий месяц все остальные деятели прокурорские, веселились, потому, что жара стояла несусветная, и эта «Макаркинская группа» в торжественных похоронных, форменных костюмчиках, очень эффектно смотрелась на тающем асфальте. В галстуках при этом. Некоторые злопыхатели, настаивали, что бы они еще и фурагоны носили, а как же форма, есть форма.

Ну, делать нечего. Макаркин сдался, пошел к «руководящей даме», повинился, конфеток ей притащил там, чаю попил с ней.

Следующее совещание, «макаркинская группа» в традиционных похоронных, костюмчиках, форменных, посетила и надо заметить, выгодно смотрелась на фоне всех прочих, по случаю летней жары, как попало одетых.

Начальство глянуло, довольно осталось. Спрашивает, как, мол, у Макаркина с преступностью, Екатерина Матвеевна?

Та, докладывает, что снизилась, мол, у Макаркина преступность, сильно снизилась, а вот в соседнем районе выросла существенно.

Тут соседний район поднимают, который как попало, одет, начальство соизволило разницу заметить и начало их песочить. Мол, для кого совещания проводятся? Для кого я тут распинаюсь? Для кого приказы издаю? Вот посмотрите на «Макаркинскую» прокуратуру, молодцы, любо-дорого посмотреть, и с преступностью у них все в порядке. Падает.

Так, Екатерина Матвеевна, по выговору этим всем, и пусть тоже в форме ходят, ведь положительно оказывается, на преступность влияет данный фактор. А Макаркину благодарность. Молодец! Заслужил!

Эксперт, ценитель женской красоты

Тоже судмедэксперт, горячий азербайджанский парень, орел горный, только ростиком не вышел.

Довелось ему экспертизу проводить. Подрались, в общем, муж с женой, ну и муж жену отлупил само собой, а она вдруг на него заявление, дескать, систематические побои. Мол, и до этого руки распускал, постоянно с синяками ходила. Избавиться, конечно, захотела, посадить. Он сам то мужик-простой, шофер, а она заведующая модного ателье. Женщина молодая, красивая, крупная, с формами такая, ну там сиськи, попка, все имеется в наличии, и все выдающегося вида, в прямом и переносном смысле этого слова.

Ну что делать, заявление, если есть зарегистрированное, экспертизу следователь назначил, как положено. Бумажку даме в руки сунул, и поехала она к эксперту. Неделя, проходит, вторая. Нету результатов экспертизы. Тут дама приходит, мнется чего то, стесняется.

Следователь видит, что то не то, что то беспокоит заявительницу, и с участием спрашивает, экспертизу прошли, мол? А то дело закрывать придется, если нет. Наличие систематических побоев основной квалифицирующий признак данного преступления потому, что!

Дама и сообщает – вот, и пришла собственно по поводу экспертизы, так и так, а сколько раз ее проходить нужно? Следователь в непонятках, дескать, одного раза обычно бывает достаточно, тем более с такими синячками как у дамы. Не самые впечатляющие синячки были, прямо сказать, да и не видно их уже. Дама вполне соглашается, и ей тоже кажется что одного раза достаточно, вот и пришла попросить, пусть следователь эксперту скажет, чтобы он ее не вызывал больше, «… а то вы знаете, вот уже две недели каждый день вызывает, просит раздеться и смотрит везде, даже там, где и не было никогда синяков никаких».

Следователь, покашлял солидно, мол, кто их знает, может методика такая, я сам не эксперт, точно не знаю, но спрошу, конечно, а после ухода дважды потерпевшей дамы позвонил таки эксперту. Мол, ты чего там творишь, прекращай стриптизы свои устраивать!

Эксперт вздохнул, и грустно так сообщил – какая дженщина, рэдкая дженщина, но никаких стриптизов, просто синяк хотэл получшэ на памят зафиксироват



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3