Олег Пауллер.

Псы войны. Противостояние



скачать книгу бесплатно

Кимбисты стали медленно отползать вниз по склону, прячась за камнями. Судя по выражению их лиц, они что-то кричали и ругались. Лишившись командира, уцелевшие кимбисты вскочили и побежали, пригибаясь к земле. Они прыгали вниз, с камня на камень, некоторые бросали винтовки. Филх с одним из жандармов быстро спустились на дорогу и залегли. Мы с Зингой присоединились к ним: на дороге видно было около десятка солдат. Они бежали вниз под уклон даже не пытаясь отстреливаться. Мы открыли огонь из наших «шмайсеров». Вскорее кимбисты исчезли за очередным поворотом…

– Потери были?

– Нет! В том бою – нет!

– А у них?

– Да. Семнадцать человек, из них шестеро были убиты в бою, ещё трое умерли от ран. Трофеи и остальных мы отправили в Ханипу вместе с сержантом Зингой…

– Это были боганцы?

– Нет. Винду с юга. С верховьев Бамуанги…

– Ты в этом точно уверен?

– Да, сэр. Один из наших жандармов распознал их по татуировкам…

– После боя вы вернулись в Буюнгу.

– Нет. Только Филх, я с одним из своих бойцов проследил за кимбистами до края гилеев. Когда они достигли пото-пото, я повернул назад. Когда мы вернулись в Буюнгу, там нас ожидал вестник из Коро. Капрал Бомоко сообщил, что на бому готовится нападение кимбистов. Он просил помощи. Мы выступили им на помощь, но не успели: в Коро пришло больше полусотни врагов.

– А Бомоко?

– Бомоко с тремя своими бойцами и несколькими носильщиками встретился нам в Ойо.

– Ойо?

– Да. Это сензал, расположенный на тропе между Буюнгой и Коро.

– Они преследовали Бомоко?

– Нет. В Коро произошли какие-то беспорядки, и мятежники выступили только на третий день. Мы за ними уже следили и подготовили засаду на тропе. Однако, задержать их не удалось: у них был миномёт, около десяти пулемётов и много гранат, – Рольт с волнением пожал плечами, вспоминая превратности боя. – Это произошло четыре дня назад. Мы потеряли троих, включая Бомоко, а противник – человек десять. Потом мы отступили в Буюнгу. Я решил её не защищать, и отвёл своих бойцов к перевалу.

– Сколько там жандармов?

– Вместе с моими людьми – тринадцать, сэр. Сейчас ими командует сержант Филх, – ответы прозвучал чётко, по-военному.

– Спасибо, сержант, – почесал подбородок Бенъярд. – У меня к Вам ещё один вопрос. Почему Вы приехали в министерство, а не в штаб.

– Видите ли, сэр, – вскочил с места сержант. – Я посчитал, что господин министр гораздо компетентнее в этом вопросе, чем мистер Хейде.

– Капитан Хейде, – поправил его Пренк.

– Так точно, сэр, – подтвердил сержант. – Старший советник прекрасно разбирается в полицейских операциях, ловле контрабандистов и охране объектов, но он не имеет боевого опыта.

– Хорошо. А лейтенант Вижейру?

– Он может гонять по лесу партизан…

– Спасибо, сержант, – Бенъярд оборвал Рольта на полуслове. – Мне всё понятно. Ты правильно сделал, что приехал сюда. Сейчас тебя отвезут в казармы, там составишь доклад по полной форме и приведёшь себя в порядок.

Будь готов к выступлению завтра утром. Надеюсь, что мы успеем принять все необходимые меры.

– Так точно, сэр, – сержант встал по стойке смирно, потом поднял своё оружие и строевым шагом вышел из кабинета.

Бенъярд проследил его взглядом и сказал:

– Ты всё правильно сделал, Кзур. Если бы сразу отправил этого парня в казармы, то наши жандармы наломали бы дров. Жаль, что Вайянт сердит на тебя…

– За тот случай?

– Ага, – кивнул советник.

– Ну что поделаешь, – развёл руками Пренк.

– Ты, случаем не знаешь, кто знает перевал?

– Как мне кажется, укрепления там строил лейтенант Кайвоко.

– Патрик, что ли?

– Ага.

– Значит его надо туда послать! А заодно и остальных – Джинджи, Барти, Тимоти.

– Боюсь, что парни Шеннона находятся в немилости у нового начальства: их распихали по дальним постам.

– Надо их срочно собрать!

– Но не ты, не я не можем отдать такое распоряжение…

– Увы, мой друг. Вот, что я сделаю! Уговорю Вайянта срочно созвать военный совет – тебя, меня, Хейде, Хороса…

– Я немедленно переговорю с Хоросом! Спасибо, друг! – тонкое лицо министра посветлело, а его нервные губы изобразили улыбку. Он протянул своему другу сухую, хрупкую руку. Генри в эмоциональном порыве её крепко пожал:

– Мы сделаем это, Кзу!

Совещание в Президентском дворце состоялось через три часа. Всё пошло почти по намеченному приятелями плану. Единственное, что им не удалось, так это назначить надёжных офицеров. После долгих споров начальником обороны перевала назначили капитана Мозеса Ниса, который с радостью согласился с этим назначением и пообещал привести на перевал три десятка добровольцев из Турека. Конечно, все понимали, что у героя революции нет никакого опыта и назначили его помощником лейтенанта Вижейру. Офицерами экспедиционного отряда стали лейтенанты Кайвоко и Эйнекс, а главным сержантом – Рольт, получивший нашивки вахмистра. По прибытии отряда на перевал Филх с двумя бойцами должен был отправится на северную границу и сменить на этом посту лейтенанта Слита, который срочно вызывался в столицу. После того, как решения были приняты, Вайянт попросил Бенъярда остаться:

– Послушай, Генри! Не пора ли попросить наших британских друзей о помощи.

– Я тоже об этом подумываю, Вайянт. Только как будем просить? Официально или нет?

– И так, и так. Ты – по своим каналам, а я – по своим.

– Хорошо. Я немедленно свяжусь с мистером Блейком и напомню ему о событиях в Уарри.

– А разве он не выходил с тобою на связь?

– Нет.

– Странно. Может с ним что-то произошло?

– Вот это я и выясняю.

– Как, если не секрет, – заинтересованно спросил президент.

– Через моего нового знакомого Марита Гомаду…

– А конголезского дезертира, – усмехнулся доктор. – Думаешь, он сможет тебе помочь?

– Не сомневаюсь, Вайянт. А как будешь действовать ты?

– Приглашу британского поверенного во дворец завтра утром. Обрисую ситуацию с новой конституцией, расскажу ему про меры, связанные с делом Ханипы, а ещё предложу ему занять китайское посольство под свой офис…

– Китайцы съезжают?

– Да. И не только они. Восточные немцы тоже. Синк предлагает начать переговоры с Тайванем и получить с них пару миллионов за дипломатическую поддержку. Заодно надо бы признать Южную Корею и Вьетнам…

– Это не повредит нашему имиджу?

– Нет. Наоборот, укрепим связи с демократическим миром и получим от него помощь.

– Вероятно, – заторопился вдруг Бенъярд. – Ну я пошёл?

– Иди. Сообщи мне как будут новости из Гвиании.

– Обязательно, господин президент, – прикрыл за собой дверь его советник.

С момента своего назначения в Кларенс Адриан Гуль находился в прескверном настроении. Получив назначение постоянного поверенного в делах Британии, он рассчитывал на маломальский комфорт и уют. Когда он прибыл в Кларенс, вдруг выяснилось, что в его распоряжении нет не только персонала, но и даже приличного помещения. Хотя на выделенный ему бюджет можно было организовать и то, и другое, он растерялся, поскольку впервые в жизни должен был делать всё сам. Это ввело его в некоторый ступор, если бы не Тимон Маршан и Вильк Борлик, взявшие его под свою опеку. За неделю они помогли подобрать ему технический персонал, включая секретаря и шофёра, арендовать автомобиль и помещение под посольство. Им оказалась вилла Борлика, которую поляк предлагал приобрести в рассрочку. Однако, природная осторожность остановила руку дипломата, когда он уже был готов подписать договор купли-продажи. Это всё происходило на вилле Борлика три дня назад.

– Я должен посоветоваться со своим начальством, – сказал Гуль Борлику, забирая оригиналы документа. Увидев, что поляк разочаровано поджал губы, он его подбодрил: – Я не имею права заключать долгосрочные сделки, выходящие за пределы моего бюджета, мистер Борлик. Мне тут всё нравится, но сами понимаете…

С каждым словом лицо поляка багровело: он молчал, не взирая на попытки дипломата его разговорить.

– Кроме того, у здания должен быть дипломатический статус. Я должен согласовать сделку с министерствами юстиции и иностранных дел. Это чисто бюрократическая волокита: она не повлияет на суть сделки. Подождите немного…

– Вечная история, – вдруг не выдержал Борлик и, по-видимому, чертыхнулся. – Курва матка… Вечно у Вас всех какие-то отговорки. Я же совсем немного прошу за этот дом…

– Согласен, поэтому и посылаю договор на согласование в Форин Офис, – бодро ответил Гуль. – А ещё могу походатайствовать, чтобы Вас назначили почётным консулом в Зангаро.

– А что это мне даст?

– Определённый дипломатический иммунитет и кое-какие привилегии…

– А обязанности какие-то будут? – заинтересованно спросил Борлик.

– Да почётные, консульские…

– И всё-таки, что я должен буду делать?

Адриан Гуль решил прочесть лекцию неугомонному старику, чтобы повысить свою значимасть в его глазах и, заодно, блеснуть эрудицией:

– Почетный консул не получает жалования от назначившей его страны, но при этом находится на государственной службе страны назначения, выполняя свои функции на общественных началах. Он сам финансирует открытие консульского учреждения и организацию его работы под моим личным руководством.

– Я что? Заделаюсь британским дипломатом на старости лет, – ухмыльнулся Борлик, сморщив свой большой нос.

– На самом деле это подчинение носит скорее формальный характер. Если почетному консулу не предоставили право выдачи виз в страну назначения, его работа сводится к организации за свой счет одного или двух мероприятий в год в его округе. Эти мероприятия могут носить торговый, деловой, спортивный или культурный характер…

– Вот как? – озадачено почесал лысину поляк. – Хорошо. Я скину половину стоимости аренды, если Вы меня назначите консулом в Туреке.

– В Туреке?

– Да. Это городок в полусотне миль отсюда. Там есть порт.

– Почему именно там?

– У меня там имеется бизнес, мистер Гуль. А в Кларенсе слишком тесно. Пусть лучше Вам здесь помогает мсье Маршан, – Выцветшие голубые глаза поляка заинтересованно заблестели из-за стальной оправы очков.

– Мне будет трудно обоснавать необходимость этой должности для Турека, – стал вслух размышлять дипломат. – Разве что вице-консул. Это может получиться!

– А как быстро пройдёт утверждение на эту должность, мистер Гуль?

– Думаю, что через месяц.

– Тогда по рукам! Живите в моём особняке столько, сколько захотите, и покупать его у меня вовсе не надо, – поляк протянул Гулю свою крепкую, узловатую, крестьянскую руку. Британский дипломат её пожал и чуть не вскрикнул от боли: столько в ней было силы и энергии…

Вечером четырнадцатого на виллу прибыл курьер министерства иностранных дел Зангаро, который доставил британскому поверенному официальное приглашение к президенту республики. Он ожидал британского дипломата в своей резиденции к 11:00. Гуль долго ломал голову о том, что это могло значить. На его вопросы не смогли ответить ни его служащие, ни всезнающий Маршан, ни пронырливый Борлик. Чтобы с ним встретиться, Гуль даже специально посетил бар. За кружкой пива поляк сообщил, что в этот день закончились переговоры, связанные с семейством Агратов, они получат свои деньги в обмен на солидную экономическую помощь. Как ему стало известно, подряд на стройку получила Тракопа, а логистикой и доставкой груза будет заниматься Маршан.

– Но какое это имеет отношение к Великобритании? – вздохнул Гуль.

– Вероятно это как-то касается британской собственности, которую получил в трастовое управление «Бормак».

– «Бормак»? – нахмурился Гуль. – Ах, «Бормак»!

Наскоро распрощавшись с поляком, британский дипломат поспешил в отделение банка, чтобы связать по частной линии с сэром Мэнсоном и получить от него дополнительные инструкции. Папаша Вильк, удивлённый странным поведением этого лощённого джентльмена, взял это на заметку.

– Как ты думаешь, Жюль? – спросил он у хозяина «Индепенденса», меланхолично протиравшего бокалы у стойки бара. – Что британцам понадобилось в Зангаро?

Гомес пожал плечами:

– Они действительно сюда зачастили. Вероятно, что-то нашли. Англосаксы ничего не делают просто так, даже свергая красных диктаторов.

– Значит, тут дело не в политике?

Гомес многозначительно улыбнулся:

– И в политике тоже. Нам-то какая разница? Я вернул свой отель, ты – расширил бизнес. Разве не так?

– Так-то так, но что за этим всем кроется? Золота в Хрустальных горах нет, может быть нефть?

– Вероятно. Нас к этой кормушке всё равно не пустят…

– Посмотрим, посмотрим, – задумчиво произнёс папаша Вильк, потягивая пиво «Стар».

Адриан Гуль прибыл во Дворец ровно в 11:00, несмотря на задержку, вызванную проездом военной колонны. Он насчитал в ней три или четыре грузовика, пару джипов и какой-то допотопный броневик.

– Вероятно, это вся армия Зангаро, – усмехнулся он. – куда интересно они направляются?

– На перевал, сайя. Там, говорят, опять неспокойно, – ответил шофёр.

– Откуда ты знаешь?

– Ходят разные слухи, сайя. В госпиталь привезли нескольких раненых из Загорья. На базаре поговаривают, что солдаты-бавинду могут вновь прийти в Кларенс. Они ведь не придут, сайя?

– Не придут, – согласно кивнул Гуль. Он задумался на минуту: «Не должны, иначе он лишится своего статуса дипломата и перспектив роста, а, главное, поддержки сэра Мэнсона и Британского Западноафриканского Комитета». С этими мыслями британский дипломат поднялся на второй этаж президентского дворца, где его уже ждал худощавый министр иностранных дел Лер Синк. Он носил очки с толстыми линзами, имел учёный вид и был чрезвычайно немногословен. Эта его манера чрезвычайно раздражала Гуля. В досье Синка значилось, что – ярый антикоммунист. До прибытия в Зангаро он занимался международным правом и одно время даже работал в Секретариате ООН.

– Прошу Вас, – открыл дверь в кабинет президента какой-то новый офицер.

– А где лейтенант Эйнекс, – спросил дипломат у министра.

– Бывший начальник президентской гвардии разжалован и направлен на фронт.

– Круто, – удивился Адриан, проходя в распахнутую дверь. В кабинете его ждали президент и его советник Генри Бенъярд.

– Присаживайтесь, господин посол, – откуда-то из спины произнёс министр и пододвинул стул.

Гуль не успел устроится в кресле, как президент заговорил:

– Мы Вас пригласили, чтобы обрисовать общую ситуацию в стране и попросить об оказании срочной помощи…

Беседа при закрытых дверях продолжалась более двух часов. В ходе её у дипломата сложилось чёткое представление о политике Окойе и его правительства в области внутренней политики, преодоления экономической разрухи и реституции собственности. Особенно его порадовал факт, что его стране может быть предоставлено бывшее китайское посольство, примыкающее прямо к Президентскому Дворцу. Это решало множество проблем, включая вопросы коммуникации с Лондоном.

– Когда я смогу его занять, – поинтересовался дипломат.

– Китайцы уже все выехали, – быстро ответил Бенъярд. – Ключи от их помещений мы можем предоставить хоть завтра, но я бы не рекомендовал Вам спешить…

– Это почему же?

– Нам угрожает вторжение Боганы. Её вооружённые силы в десять раз превышают наши, – пояснил президент.

– А ещё в Загорье орудуют банды кимбистов, среди которых действуют боганские солдаты, – добавил Бенъярд.

– У Вас есть доказательства?

Бенъярд и Окойе переглянулись и синхронно кивнули.

– Да! Один из их отрядов численностью более ста пятидесяти человек наступает на Акуку. Туда сейчас направлены все наши силы!

– Понимаю, Вам требуется военная помощь! К моему большому сожалению, я не обладаю таким полномочиями. Кроме того, в Британии запрещено наёмничество, поэтому добровольцев мы в Кларенс послать не сможем, но я об всём проинформирую Форин Офис. Мой Вам совет, обратитесь за помощью к правительству Гвиании!

– Это то, о чём мы хотели бы Вас попросить, – вкрадчиво произнёс Синк. – Поддержать наш запрос в Луисе. Ваше слово, слово британского дипломата, весит там гораздо больше, чем моё…

– Я специально запрошу моё правительство, – кивнул головой Гуль. – Если оно разрешит, то сделаю возможное, чтобы поддержать Вашу просьбу.

– Это надо сделать как можно быстрее, мистер Гуль, – произнёс Окойе, нервно вставая. – У нас мало времени.

– Наоборот, господин президент, – улыбнулся Гуль. – Вам надо только дождаться начала Большого Дождя. Тогда повстанцы сами разбегутся по своим хижинам. Никто воевать тогда не будет…

– Вы, вероятно, не знаете русских. Они воюют в любых условиях, – нарушил молчание Синк.

– А причём тут русские?

– Наши жандармы видели двоих или троих из них в рядах повстанцев. Вероятно, это комиссары или военные советники!

– О! Это меняет дело! Чтобы действовать так открыто! Невероятно! – занервничал Гуль. – Зачем это им?

– Вероятно, чтобы успеть до большого дождя, – ухмыльнулся Бенъярд. – Как раз они будут полагать, что оппозиция не предпримет никаких действий с началом влажного сезона. А потом они уже укрепятся у власти и их будет сложно скинуть!

– Значит Кларенс надо защищать любой ценой. Нельзя дать красным его захватить в течение ближайшего месяца!

– Я немедленно сообщу об этом правительству Его Величества, – засуетился Гуль. – Будьте уверены!

Когда за британским дипломатом и сопровождавшим его министром закрылась дверь, Окойе тихо произнёс:

– Хотелось бы верить его словам.

– Почему ты так скептически настроен, Вайянт? Этот белый парень выглядел весьма убедительно. Мне кажется, он доведёт до сведения своих шефов наши проблемы.

– Довести-то доведёт, но как они на это отреагируют? Смотри сколько раз за последние десять лет британцы уходили, оставляя всё красным – Суэц, Гана, Занзибар, Аден…

– Нигерия…

– Там они вообще снюхались!

– Может обратимся к французам или американцам?

– А у нас есть время?

– Увы, к сожалению, нет. Но искать контакты надо.

– Да. Мне кажется надо попытаться поработать через карибских негров.

– Растафарианство?

– Почему бы нет? Получим несколько десятков квалифицированных специалистов, может ещё проповедников. Займись этим!

– Да, господин президент, – шутливо козырнул Бенъярд, хотя у него на душе скребли кошки.

– Я ещё подключил к решению этого вопроса Дусона. Он же выходец из французской Вест-Индии. Он уже связался со своим учителем профессором Кохом. Это известный экономист…

– Я помню, Ваше превосходительство! – скептически произнёс Бенъярд. – Мне взять отношения с ним под свой контроль?

– Мне кажется, в этом нет необходимости, Генри, – голос Окойе приобрёл какой-то нежный оттенок, – но я бы хотел, чтобы ты установил с ним дружеские отношения, когда он прилетит на днях в Кларенс.

– Зачем?

– Я хочу установить через него отношения со Штатами, – заметив удивление на лице подчинённого, президент добавил. – В Лондоне действуют слишком медленно и… э-э-э … «колониально». Мне кажется, что сотрудничество с Вашингтоном будет продуктивнее.

– Тебе не кажется, Вайянт, что с французами было бы договориться легче?

– Вероятно, но, увы, мы им не интересны. Американцы составят здесь хорошую конкуренцию англичанам.

– Понимаю. Ты думаешь, что они заставят их быстрее поворачиваться, не так ли?

– Не без этого, Генри! – ухмыльнулся Окойе. – Кроме того, у них больше денег и антикоммунистическая паранойя!

– Хорошо. Я подумаю, что сделать для этого, – почесал подбородок Бенъярд.

– А думать не надо, мой друг. Я уже всё придумал!

– Внимательно слушаю, сэр!

– Не так официально, Генри, – поморщился доктор Окойе. – Тебе надо будет попросить профессора Коэна порекомендовать какого-нибудь юриста, желательно из Гарварда, в качестве консультанта по конституционному вопросу…

– Но для этого я должен возглавить Конституционный Комитет?

– Конечно. Вот мой декрет о его создании и назначении тебя на должность его председателя, – Окойе протянул красную папку с тиснённым золотом гербом Зангаро и пошутил. – Должен же министр без портфеля заниматься чем-то конкретным хотя бы формально…

Поняв, что сморозил глупость, доктор покраснел и засмеялся.

– Спасибо, Вайант, за предложение, но у меня нет соответствующего образования. Мне кажется, что Пренк, Лорримар или Синк годятся для этой роли лучше. Они будут косо смотреть на меня…

– Не бери в голову, Генри, – отмахнулся президент. – Они все заняты текучкой и после короткой беседы со мной согласились на твоё назначение. Как только приедет Кох – возьми его сразу в оборот. У нас мало времени…

– А что мне делать до прибытия Коха?

Окойе серьёзно посмотрел на собеседника:

– А пока проинспектируй гарнизоны и выясни состояние нашего арсенала…

– Но Дженсен прекрасно справляется со своим делом!

– Да, конечно, но я хотел бы знать твоё мнение…

– Хорошо, Вайант, сделаю. Начну прямо сегодня.

–Вот и отлично!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26