Олег Нуждин.

Битва за Киев. 1941 год



скачать книгу бесплатно

На восточном берегу Днепра успели сконцентрироваться: весь 111-й стрелковый и два батальона 110-го полка, 1-я рота 61-го мотоциклетного батальона, 4, 5 и 7-я батареи 119-го артполка, части 61-го противотанкового дивизиона и 71-й легкий зенитный дивизион. Все они вошли в состав боевой группы, названной по имени командира 111-й пехотной дивизии генерала О. Штапфа «группой Штапфа». Напротив моста для обороны с юга выдвинулся 3-й дивизион, а для обороны с севера – 1-й дивизион 119-го артполка. Воздушная разведка заметила выдвижение советских танков, и немцы изготовились к бою.

Единственным соединением противника, которое могло оказать быструю помощь, оставалась 98-я пехотная дивизия. Однако ее батальоны были растянуты на значительное расстояние, некоторые из них скованы боем. Чтобы прибыть к месту переправы, им требовалось время.

Заминкой попыталось воспользоваться советское командование. Во второй половине дня начались мощные атаки пехотой. К вечеру красноармейцы заняли с. Старо-Карпиловская Гута. Этим ударом оказались отрезанными друг от друга находившиеся восточнее и западнее села немецкие войска. Чтобы восстановить положение, противник бросил в контратаку солдат мотоциклетного батальона, однако она была остановлена с большими для немцев потерями.

С наступлением сумерек бои временно прекратились. Немецкие войска образовали два «ежа» восточнее сел Окуниново и Карниловка. За ночь в качестве усиления удалось перебросить еще одну роту мотоциклетного батальона. Больше ничем помочь немецкое командование не могло. Из-за недостатка переправочных средств затруднялась переброска боеприпасов и продовольствия, а также эвакуация раненых. Прицельным артиллерийским огнем были уничтожены все труды немецких саперов.

В ночь на 25 августа на плацдарм стали переправляться силы 111-й пехотной дивизии. Первым вступил на восточный берег Днепра ее 117-й полк, за ним последовал 50-й. Большим препятствием для противника стали непрекращающиеся налеты авиации и артиллерийские обстрелы. Однако полностью воспрепятствовать переброске войск на плацдарм они не смогли. Не меньшие трудности вызывала нехватка переправочных средств, вследствие чего переправа войск за реку еще больше затягивалась.

Основной задачей переправившихся войск было удержание захваченного плацдарма. Командование и дивизий, и корпуса осознавало, насколько это сложно в сложившихся условиях, особенно учитывая полное господство советской авиации. Чтобы прикрыть плацдарм от ударов с воздуха, противник подтянул 1-й дивизион 9-го зенитного полка и 603-й зенитный дивизион. Одновременно командир LI корпуса отправил запрос в штаб армии, требуя переброски снабжения авиацией. Из армии он получил приятное для себя известие: 26 августа в район Губина будет переброшена эскадрилья истребителей для борьбы с советскими бомбардировщиками.

В 16.00 начальник оперативного отдела штаба LI корпуса приказал переправить на восточный берег одну танковую роту, чтобы совместно с пехотой провести наступление и еще более расширить плацдарм.

На это требование от 11-й танковой дивизии поступило возражение, что имеющимися средствами возможно перебросить за реку только танки T-II. Помимо этого, считалось неразу-мным подчинять танковые части пехотным командирам, но штаб корпуса в своем решении остался непреклонен.

Советское командование также предпринимало меры, чтобы ликвидировать прорыв, образовавшийся в обороне по Днепру. В 7.00 25 августа 41-я и 19-я танковые дивизии, входившие в состав 22-го механизированного корпуса, получили приказ сосредоточиться в районе с. Жидиничи и лес южнее с. Гончарный Круг, после чего атаковать на с. Окуниново и сбросить противника в Днепр. В качестве поддержки корпусу придавались 131-я, 124-я и 228-я стрелковые дивизии. Пехоте оказывала поддержку сильная группировка артиллерии в составе 458-го артполка, 589-го артполка РГК и дивизиона 331-го гаубичного артполка. Общее командование принял на себя генерал М. А. Усенко, на тот момент командир мехкорпуса. Генералу М. И. Потапову казалось, что таких сил будет достаточно для выполнения поставленной задачи.

После полудня 25 августа бои на плацдарме развернулись с новой силой. Объектом атаки стала вклинившаяся в районе с. Старо-Карпиловская Гута группировка советских войск. По ней нанесли удар с востока силами 111-го стрелкового и с запада силами 117-го пехотного полков с приданной 2-й ротой 61-го мотоциклетного батальона. Атака завершилась успехом для противника: село было захвачено, как и местность к северу от него. Разведка установила концентрацию значительных сил советских войск на северном фасе плацдарма по линии с. Старый Глыбов – Косачевка – Ново-Корпиловская. Поддержку им оказывала сильная артиллерийская группировка. Видимо, это были сосредоточившиеся для удара части и соединения 22-го мехкорпуса 5-й армии.

Во второй половине дня орудийный обстрел плацдарма усилился. В дело вступила крупнокалиберная артиллерия. Корабли Днепровской флотилии под покровом сумерек выдвинулись к линии фронта и стали обстреливать боевые порядки немецких войск прямой наводкой. Вновь разведка предупредила об опасности танковых атак с северного направления по западному берегу. Для их отражения в район севернее с. Страхолесье выдвинулся 61-й мотоциклетный батальон.

С юга предприняла попытку пробиться навстречу войскам 22-го мехкорпуса у с. Старо-Карпиловская Гута 87-я стрелковая дивизия. Ее 283-й полк атаковал в сторону берега Днепра, стремясь отрезать немецкие части от переправ. Командир полка полковник И. П. Порошенко в этом бою получил ранение в живот, но был вынесен с поля боя и был отправлен своим адъютантом лейтенантом Г. М. Грином в госпиталь г. Киева. Там он 30 августа скончался от ран.

Ночью на 26 августа корабли Днепровской флотилии предприняли атаку на переправы немецких войск. По сведениям противника, в ней принимали участие девять канонерских лодок, из которых огнем полевой артиллерии, зениток и противотанковых орудий были уничтожены пять. Еще столько же удалось потопить танковой роте 11-й дивизии, переброшенной утром для усиления обороны района переправ.

С советской стороны немецкие успехи выглядели менее впечатляющими. В течение 25 августа в основном завершился отвод сил 5-й армии за р. Днепр. Корабли, высвободившиеся после обеспечения переправ через р. Припять, было решено перевести к Киеву. Командование фронта решило использовать ситуацию для ликвидации плацдарма: одновременно с прорывом кораблей предполагалось провести наступление от с. Старо-Глыбов – Касачевка и Новоселки – Ошитки в общем направлении на с. Окуниново.

Все корабли разделили на два отряда. В первый вошли монитор «Флягин», канонерские лодки «Кремль» и «Димитров», во вторую – монитор «Левачёв» и остальные корабли. Предварительный обстрел берегов Днепра в районе окуниновской переправы планом не предусматривался. В 2.00 26 августа корабли пошли на прорыв. В 3.00 неподалеку от развалин моста сел на мель монитор «Левачев», нарушив тем самым весь боевой порядок. Немедленно противник открыл огонь.

Первым прорвался, пройдя под судоходным пролетом моста, плавучий госпиталь «Каманин», следом за ним – монитор «Флягин» и сторожевой корабль «Парижская коммуна». Однако в последний вскоре угодил снаряд, и корабль затонул. Следом погибла канонерка «Димитров»: ее командир не учел особенностей течения и совершил неверный маневр. В результате корабль на полном ходу врезался в опору моста. Противнику удалось уничтожить артиллерией еще одну канонерку – «Димитров», остальные благополучно миновали опасность. Утром они прибыли для обеспечения переправ 27-го корпуса у с. Сухолучье и Сваромье.

Не состоялось и согласованное наступление наземных войск для ликвидации плацдарма. В течение ночи советская артиллерия вела сильный огонь по немецким войскам на плацдарме, по переправам, а также по подъездным путям и тылам на западном берегу Днепра. Орудия противника вели контрбатарейную борьбу, стараясь обеспечить хоть минимальную безопасность для своих войск.

К полудню 26 августа завершилось наведение 16-тонного моста, и началась переправа на плацдарм 50-го пехотного полка. За ним последовали 1-й батальон 110-го стрелкового полка и остальные роты 61-го мотоциклетного батальона. Только после этого началась переброска роты легких танков.

На этом переправа войск 11-й танковой дивизии была остановлена. Вечером поступил приказ о ее переброске на новое направление. Танковая рота, пехота, артиллерия и саперы остаются на плацдарме до новых распоряжений.

В течение 26 и 27 августа 111-я пехотная и части 11-й танковой дивизий оставались на плацдарме фактически одни, отражая атаки советских войск. Основные удары наносились по немецкой обороне в районе с. Старо-Карпиловская Гута. Атаки при сильной поддержке артиллерии проводились с севера, северо– и юго-востока. Однако все они были отражены. Более того, противник сумел при поддержке танков еще более расширить плацдарм в северном и южном направлениях. Единственной целью немецких атак было желание обезопасить район переправы от артиллерийского огня.

За день противник понес значительные потери от обстрелов и ударов авиации. В 18.00 частям советской 87-й дивизии удалось ворваться в с. Окуниново, создав непосредственную угрозу переправам. Войска на плацдарме оказались вытянуты перпендикулярно течению Днепра на 10–12 км при ширине 2–3 км, что представлялось весьма уязвимым. Немецкому командованию было ясно, что долго так продолжаться не может и необходимо как можно скорее наращивать силы на плацдарме, иначе расположенные там войска будут отрезаны и уничтожены.

В связи с отсутствием явных успехов на плацдарме и усилившимся сопротивлением советских войск, у немецкого командования возникли сомнения в целесообразности его удержания. Между штабами 6-й армии и LI корпуса развернулась полемика: армия считала правильным увести войска на западный берег Днепра и полностью сосредоточиться на подготовке большого концентрического наступления для окружения всей группировки Юго-Западного фронта, а не только ее части. Командование корпуса считало, что в удержании плацдарма есть смысл, надеялось, что сможет не только его удержать, но и расширить, если будет соответствующая поддержка.

В соответствии с новым взглядом на будущее развитие боевых действий вечером начался отвод частей 11-й танковой дивизии с западного берега, в дальнейшем должны были последовать и те, кто был задействован на противоположном берегу. В этой связи весь плацдарм силами только 111-й дивизии удержать будет невозможно, и его нужно будет сокращать. Обещанная эскадрилья истребителей сможет прибыть только 27 августа.

Однако утром 27 августа мнение командующего 6-й армией изменилось на противоположное. Около 13.00 он направил в штаб LI корпуса телеграмму, в которой указывал на необходимость удержания и расширения плацдарма у с. Окуниново. Именно оттуда будет нанесен первый удар по войскам Юго-Западного фронта в будущей операции. Поэтому корпусу придавались 12 мостовых колонн и две легкие зенитные батареи. Командование противовоздушным прикрытием взял на себя командир 91-го зенитного полка.

Новую задачу генерал Х.-В. Райнхард немедленно передал в штаб 111-й дивизии. Оттуда через несколько минут поступил нерадостный доклад: плацдарм у р. Десна пришлось оставить, с. Старо-Карпиловская Гута, по которому с трех сторон вела огонь советская артиллерия, удерживать далее не представляется возможным. Генерал Х.-В. Райнхард потребовал восстановить положение, а с. Старо-Карпиловская Гута удерживать до особого распоряжения.

Во второй половине дня в район окуниновской переправы прибыли 538-й дорожный строительный и 652-й саперный батальоны. Они должны были подготовить район для действий значительной группировки войск. В подчинение LI корпуса вновь переходила 262-я пехотная дивизия. К Днепру постепенно подтягивались передовые батальоны 113-й дивизии.

Из всех пехотных соединений LI корпуса к исходу 27 августа ближе всех к окуниновской переправе находилась 98-я дивизия. Ее командир выделил для выполнения поставленной задачи два передовых батальона своего 282-го полка. Отставший третий батальон будет переброшен по прибытии.

Вечером 27 августа командир 282-го полка 98-й дивизии был вызван на командный пункт генерала Х. В. Райнхарда, командира LI корпуса. Добираться пришлось несколько часов, трясясь в коляске мотоцикла по разбитым дорогам и под дождем. От командующего поступил приказ, в соответствии с которым 282-й полк придавался 111-й дивизии для совместных действий на плацдарме. Переправляться нужно было немедленно.

Перед немецкими войсками стояла сложная задача. Солдаты прошли за день много километров и очень устали. Но времени на отдых им не дали. Приказ они получили около полуночи, и на его выполнение оставалось совсем немного времени. Поэтому требовалось поспешить, пока ночная темнота скрывала все перемещения войск. Днем при свете солнца, под огнем артиллерии и воздействием авиации переправа станет невозможной. Да и ночью советские орудия вели беспокоящий огонь в глубину до трех километров от берега.

Переправу получилось начать только в 4.15 28 августа. Задействованный на первом этапе моторный паром вскоре был подбит советской артиллерией и вышел из строя. Из плавсредств остались только две надувные лодки, в каждую из которых помещалось не более 12 солдат. К рассвету немцы смогли перебросить на противоположный берег 1-й и 2-й батальоны.

Вместе с ними отправился на плацдарм и командир полка. Сразу же по прибытии он пошел на командный пункт командира 111-й дивизии, размещенный восточнее с. Окуниново. Здесь он получил приказ: совместно с солдатами 117-го полка оберста О. Херфурта атаковать в северном направлении и захватить с. Старый Глыбов. Начало назначили на 14.00. К этому времени оба батальона 282-го полка должны полностью сосредоточиться на участке 117-го полка. Артиллерийскую поддержку должна была обеспечивать вся артиллерия корпуса. Перед полками двух дивизий стояла задача по расширению плацдарма в северном направлении так, чтобы сделать невозможным обстрел района переправы. В южном секторе наступления не предполагалось, несмотря на соответствующий приказ из корпуса. Командир 111-й дивизии генерал О. Штапф полагал, что для этого у него недостаточно сил.

С утра 28 августа северный участок плацдарма, который удерживали изрядно поредевшие батальоны 117-го полка 111-й дивизии, подверглись атакам советских войск. Вновь прибывшим солдатам 282-го полка при поддержке 3-го дивизиона 117-го артполка пришлось сначала принять участие в их отражении, прежде чем они сами смогли перейти к активным действиям. В атаках с советской стороны принимали участие 228-я стрелковая, а также находившиеся восточнее нее 19-я и 41-я танковые дивизии. Однако уничтожить немецкие войска на плацдарме они не сумели. После полудня над полем боя воцарилась тишина. Стороны приводили себя в порядок.

Ровно в 14.00 после короткой артподготовки началось немецкое наступление. Район с. Старый Глыбов удерживали бойцы 228-й дивизии полковника В. Г. Чернова. Из показаний взятых накануне наступления пленных следовало, что соединение вполне боеспособно, более того, буквально накануне поступило пополнение, которое позволило довести численность рот до 300 человек. Однако вновь прибывшие красноармейцы были слабо обучены и плохо вооружены и ранее служили в тылах и частях обеспечения ранее разгромленных дивизий. Моральный дух такого пополнения оставлял желать лучшего.

Немецкая пехота, поддерживаемая штурмовой артиллерией и легкими танками, медленно продвигалась вперед, с потерями преодолевая сопротивление. Красноармейцы, закрепившись в нескольких дзотах, оказали противнику достойный отпор. Но лишенные поддержки собственной артиллерии, которая зачем-то вела огонь по железнодорожной насыпи, и без взаимодействия друг с другом, они один за другим уничтожались «штурмгешютце» и орудиями противотанкистов.

К 17.00 немцы достигли южной окраины с. Старый Глыбов. Бой в самом селе шел вплоть до наступления сумерек и завершился поражением для оборонявшихся. Около 350 красноармейцев попали в плен, остальные отступили к северу. На северной окраине закрепился 1-й батальон, второй – на юго-западе села. Потери оказались незначительными. В результате наступления 282-го полка плацдарм увеличился на шесть километров к северу, и угроза его ликвидации была временно ликвидирована.

Для дальнейшего развития успеха противнику не доставало сил. Начавшееся силами 98-й дивизии наступление на с. Новый Глыбов провалилось. На счастье немцев, с юга советские войска почти не вели активных наступательных действий. Шли бои за с. Окуниново и дорогу от него в сторону Днепра. Здесь закрепились 283-й и 96-й полки 87-й дивизии. К исходу дня ее части занимали позиции вокруг села, но достичь района переправ они так и не смогли. Им оставалось только наблюдать, как с 17.15 противник возобновил переброску войск на плацдарм.

За Днепром к 29 августа находились всего четыре пехотных полка, артиллерийский полк, неполный дивизион штурмовых орудий и специальные части. Такого количества войск еле-еле хватало на удержание фронта. Тяжелым оставалось положение со снабжением боеприпасами и продовольствием. В течение ближайших двух дней немцам пришлось обходиться без горячей пищи. Единственным спасением для них являлось быстрейшее наведение переправ. К утру 29 августа противник успел навести пять переправ, что в ближайшем будущем обещало существенное облегчение войскам на плацдарме.

Одним из препятствий для выполнения этой задачи оставались корабли Днепровской флотилии. Поэтому в течение 28 и 29 августа артиллерия 98-й дивизии сконцентрировалась на их подавлении. В конечном счете, противнику удалось отогнать их от предполагаемого места переправы и лишить возможности вести прицельный огонь. После этого на восточный берег перешел 3-й дивизион 198-го артполка. Но вместо того, чтобы отправить его на помощь 282-му полку, командир 111-й дивизии оставил его у себя в качестве огневого резерва. На следующий день он перешел в подчинение 70-го полка и занял позиции юго-западнее с. Окуниново.

Около полудня 29 августа вновь начались атаки советских войск с восточного направления в районе с. Старо-Карпиловская Гута. От сел Новоселки и Ошитки наступала 87-я стрелковая дивизия полковника Н. И. Васильева. При массированной поддержке артиллерии ее удалось отразить, и после небольшой перегруппировки противник в 14.30 предпринял атаку на с. Ошитки. Бой за село оказался исключительно упорным, и закончился только в 19.00. Советский батальон, видимо, из состава 16-го полка, оборонявший населенный пункт, был окружен и почти полностью уничтожен немцами. Под удар попал командный пункт 87-й дивизии, в бою получил два ранения командир соединения полковник Н. И. Васильев, но остался в строю, а также начальник штаба майор Яцина и командир 16-го полка капитан Н. А. Чиганов.

Отступавшие на юг советские части попали под удар пикирующих бомбардировщиков «Ю-87» и понесли новые потери. К концу дня в 87-й дивизии насчитывалось менее 500 штыков. Фактически она была разгромлена. В 20.30 противник нанес еще один бомбоштурмовой удар, теперь уже по с. Старо-Карпиловская Гута.

Во второй половине дня началась переправа частей 113-й пехотной дивизии на плацдарм. Вечером первые прибывшие роты 260-го полка дошли до с. Ошитки и сменили там войска 111-й дивизии. Вечером переправились 2-й и 1-й батальоны 268-го полка и одна артиллерийская батарея. Дивизион 54-го полка «небельверферов» отправили на поддержку 98-й дивизии. Остальные силы 113-й дивизии готовились к наступлению от с. Ошитки в юго-восточном направлении.

К середине дня 30 августа у с. Ошитки сконцентрировались уже два полка 113-й дивизии. В 18.00 они должны были перейти в наступление на с. Новоселки. Однако командование 27-го корпуса опередило противника. В течение ночи в его распоряжение прибыл дивизион реактивных минометов «катюша», который генерал А. А. Власов и начальник артиллерии 37-й армии решили применить для удара по группировке противника.

В 17.00 артиллерия и реактивные минометы обрушились на полки 113-й дивизии у с. Ошитки. Следом была предпринята атака пехотой силами до полка. С большим трудом и потерями противник сумел ее отразить. Запланированное наступление пришлось перенести на более поздний срок, и оно уже не достигло требуемого результата. Уже в сумерках немецкие батальоны получили приказ остановиться и закрепиться на достигнутых позициях в трех километрах севернее с. Новоселки.

Части 111-й дивизии в течение всего дня отражали атаки советских войск от с. Старо-Карпиловская Гута. Оставаясь в обороне, она несла потери от артиллерийского огня, к которому добавился налет собственных «Ю-87» по командному пункту соединения.

Тем временем продолжились бои вокруг с. Старый Глыбов. Уже в ночь на 30 августа последовала сильная контратака, которая стала началом двухдневного, почти не прекращавшегося сражения. Советские войска, накатывая волна за волной, предпринимали отчаянные попытки смять два немецких батальона. «Пехота на окраине и в самом поселке попадает в настоящий огненный котел. Потери возрастают с пугающей силой. Одиночные стрелковые окопы, конечно, служат свою службу, но этого недостаточно! Отвлечь силы противника может только артиллерия. Однако 3-й дивизион до сих пор не может переправиться через реку. Налеты штурмовиков и обстрелы с мониторов не дают этого сделать», – так охарактеризовал положение немецких войск в северном секторе плацдарма историограф 98-й дивизии М. Гарайс.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8