Олег Мозохин.

Политбюро и дело Берия. Сборник документов



скачать книгу бесплатно

Верно: [п.п.] Начальник Особого сектора

Р. Руденко

Цареградский

Гасиева


РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 464. Л. 14–18. Копия. Машинопись.

№ 1.22

Протоколы допросов Людвигова Б. А. и Мамулова С. С. от 8 июля 1953 г.


Товарищу Маленкову Г. М.


Представляю копии протоколов допросов арестованных:

1. Людвигова Б. А. от 8 июля 1953 года,

2. Мамулова С. С. от 8 июля 1953 года.

Приложение: на 12 листах.

[п.п.] Р. Руденко


10 июля 1953 года

№ 14/ссов


Протокол допроса арестованного

8 июля 1953 года, гор. Москва. Военный прокурор Главной военной прокуратуры подполковник юстиции Купцинов сего числа допросил арестованного


Людвигова Бориса Александровича (биографические данные в деле имеются),

который на поставленные вопросы дал следующие показания:


ВОПРОС: Подтверждаете ли вы ранее данные показания о преступной деятельности Берия, направленной против партии и советского правительства?

ОТВЕТ: Да, свои показания о преступной деятельности Берия, направленной против партии и советского правительства, данные мною 1–4 июля 1953 года, я полностью подтверждаю.

Я подтверждаю, что Берия, как это показывают факты, на протяжении длительного периода, еще при жизни вождя партии, проводил двуличную, неискреннюю и, по существу, лицемерную политику по отношению к партии и ее вождю. И если Берия при жизни вождя прикрывался маской уважения и преданности вождю, то после его смерти Берия показал свое истинное отношение к нему, стремясь принизить его роль и значение для Советского государства, поносил его и допускал кощунственные высказывания. После марта 1953 года я не слышал от Берия ни одного слова или высказывания о вожде партии, которое не сопровождалось бы раздражением, а иногда и озлоблением.

Как я уже показал, Берия насмехался над некоторыми лицами, как, например, над Шария, который восхищался делами вождя. Берия говорил, что Сталин за последнее время делами не интересовался, ничего не делал и что все вопросы государства Совет министров решает без него. Был случай явно клеветнического выпада со стороны Берия по адресу вождя партии, когда он назвал его «великим фальсификатором».

Собственно, еще при жизни вождя Берия тоже стремился принизить его роль как руководителя и теоретика коммунистической партии и Советского государства. В подтверждение этого можно привести следующий пример. Когда проходил XIX съезд Коммунистической партии Советского Союза, я готовил для Берия проект речи, с которой он должен был выступить на съезде. В этой речи я подчеркнул историческое значение труда Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» и сослался на открытие им основного экономического закона капитализма и основного экономического закона социализма. Прочитав эту часть речи, Берия в присутствии Ордынцева, а затем и в моем присутствии, стал доказывать, что Сталин эти законы не открывал и нечего их было открывать и обосновывать, так как они уже давно, еще до него, были открыты и сформулированы Марксом.

Это была явная попытка ревизовать учение вождя со стороны Берия, который, несмотря на мои упорные возражения и обоснованные доводы, продолжал настаивать на своем и согласился с нами уже после того, как в печати появились многочисленные отзывы об этом труде Сталина.

После смерти вождя партии и Советского государства Берия резко изменился. Он не только стал критиковать и поносить вождя партии, но изменил свое отношение к Центральному комитету партии и ее руководителям. Берия стал заносчив, стремился подчеркнуть свою особую роль в решении государственных вопросов и стал считать себя наиболее влиятельным государственным деятелем страны. Берия совершенно переродился и повел линию противопоставления органов МВД Центральному комитету партии и правительству.

Я могу это подтвердить следующими примерами: во-первых, Берия заявлял о том, что в нашей стране, дескать, не должно быть двух хозяев – двух властей: партийной и советской. Руководствуясь этим взглядом, который может также подтвердить Ордынцев, Берия стал отгораживать Министерство внутренних дел от Центрального комитета, ведя линию на противопоставление министерства ЦК КПСС.

В частности, Берия стремился проводить мероприятия по линии МВД, минуя Центральный комитет, игнорируя его и не ожидая его согласия и одобрения. Я имею в виду мероприятия по реорганизации органов МВД и сокращению войск пограничной охраны, когда Берия подписал приказ по этому вопросу и разослал для исполнения, а докладную записку в ЦК о проводимых мероприятиях задержал. Я имею также в виду составленную по распоряжению Берия записку в ЦК на значительно заниженное количество руководящих работников МВД, подлежащих утверждению Центральным комитетом. Это сделано с той целью, чтобы многие руководящие работники МВД краевого, областного, республиканского значения и даже центрального аппарата могли назначаться, утверждаться и смещаться властью министра внутренних дел, минуя ЦК и без его согласия.

В погоне за большей популярностью и в стремлении нажить себе политический капитал Берия стремился влезать в любые вопросы политической и государственной жизни страны и всюду показать свою особую роль в решении многих вопросов. При этом представляемые Министерством внутренних дел записки в Президиум ЦК по конкретным вопросам он часто сопровождал требованием обязательно рассылать его записки вместе с решениями ЦК секретарям ЦК республик, краев и областей, чтобы показать, что это именно его решение принято в ЦК.

Берия стремился показать, что это по его требованию был отстранен от поста секретаря ЦК КП Украины Мельников, что он, Берия, сыграл важную роль в амнистировании заключенных, заявляя, что «я освободил миллион».

Часто вмешиваясь не в свои функции, Берия, по существу, подменял Центральный комитет, игнорировал его. Так, например, Берия, минуя ЦК, вызывал к себе в МВД секретаря ЦК КП Литвы Снечкуса, секретаря ЦК КП Эстонии Кэбина, представителя Белоруссии Зимянина. По этим же мотивам работники Министерства внутренних дел, минуя ЦК, занимались вопросами деятельности Министерства культуры, вопросами восстановления еврейского театра, организации еврейской газеты, разработкой положения о порядке награждения орденами и т. д. При этом, разрабатывая положение об ордене В. И. Ленина, Берия не считал этот орден в качестве высшей награды и в целях принижения его значения и исторической роли великого Ленина пытался учредить новый высший орден «Орден Народной Славы», а также республиканские ордена культуры.

Игнорируя Центральный комитет, Берия, располагая всевозможной информацией, представляющей интерес для ЦК, не посылал ее туда. Так, Берия не сообщил в ЦК о задержанной в июне этого года японской шхуне, в которой находились подозрительные японские пассажиры. Не сообщил в ЦК о задержанном американском гражданине, приплывшем на наш остров Большой Диомид в районе Аляски. Не сообщал также о систематических переходах наших границ иранскими гражданами, совершавшихся в индивидуальном и групповом порядке.

Очевидно, не желая «выносить сор из избы», Берия не сообщал в ЦК об имевших место в МВД серьезных недостатках в работе. В частности, в ЦК не было сообщено о факте виновности работников контрразведки МВД в связи с изменой Родине офицера Группы советских оккупационных войск в Германии майора интендантской службы Ронжина. Не сообщено также в ЦК о факте притупления бдительности со стороны работников 2-го Главного управления МВД, в результате чего имели место два случая проникновения советских граждан в здания иностранных посольств с изменническими намерениями. Не сообщалось в ЦК также и о других отрицательных фактах в работе МВД.

Почувствовав себя после марта 1953 года самоувереннее, Берия окончательно распоясался, стал чувствовать себя вельможей, пренебрежительно относиться к некоторым руководителям партии и Советского правительства, а по отношению к своим подчиненным допускать грубость, резкие оскорбления, бесцеремонно обзывая их всевозможными оскорбительными словами. При этом он оскорблял не только меня и равных мне, но и многих других руководящих работников – Серова, Круглова, Стаханова и т. д.

Перечисленные факты, а также другие примеры, о которых я показывал ранее, свидетельствуют о проявлении со стороны Берия мании величия, о выставлении себя как наиболее важного государственного и политического деятеля страны, о противопоставлении МВД – партии, а себя как руководителя этого органа – Центральному комитету.

ВОПРОС: Что вам еще известно о преступной деятельности Берия по отношению к партии и советскому правительству?

ОТВЕТ: Хочу еще сказать, что Берия, лицемерно заявляя о своей преданности партии, о необходимости беречь и охранять ее завоевания, на деле пытался подорвать единство рядов партии и ее руководящего ядра путем противопоставления органов МВД Центральному комитету, а также ослабления и подрыва партийного влияния, руководства партии советским государственным аппаратом.

Говоря на словах об охране и неприкосновенности советской земли, Берия на деле вынашивал капитулянтские взгляды в интересах некоторых капиталистических государств. Так, примерно 23 июня этого года, Берия в разговоре со мной, Шария и Ордынцевым прямо высказался о том, что необходимо отдать Финляндии Карельский перешеек, а Японии – Курильские острова, что таким образом мы можем добиться якобы улучшения отношений с этими государствами. Кроме того, он также считал необходимым отдать Германии Кенигсберг.

Далее, Берия на словах являлся последователем ленинско-сталинской национальной политики, а на деле проявлял националистические взгляды и замашки. Особенно он не любил армян, оскорбительно отзывался о них, называя их «солеными армяшками» и т. д., и заявлял, что они «везде лезут». По этой причине по распоряжению Берия были уволены некоторые работники армянской национальности, а одна из них, Акопова, является русской и уволена лишь потому, что Берия считал ее по фамилии «Акопян».

ВОПРОС: Какова была цель Берия при подборе кадров окружать себя «своими» людьми?

ОТВЕТ: Как я уже показал, Берия взял к себе в аппарат таких людей, которые в течение длительного времени работали с ним, являлись его воспитанниками. К ним я отношу Кобулова, Гоглидзе, Саркисова, Мешика и других. Являясь его воспитанниками, эти люди были наиболее преданы ему, беспрекословно выполняли все его требования и распоряжения. Поэтому Берия верил им, не сомневался в их преданности и уверенно проводил свою преступную антипартийную политику, не сомневаясь, что он вполне может положиться на них.

На одном из допросов я показал, что Берия, игнорируя партийные органы, заявил, что сейчас такое время, что на пост секретаря партийного комитета МВД поставь хоть пустую бутылку и назови секретарем, это не будет иметь никакого значения, так как в данное время такая обстановка, что неизвестно, что будет через год, что может произойти такое, после чего сегодняшние события могут показаться мелочью. Я не могу точно сказать, каких перемен ждал Берия, но полагаю, что, ожидая развития каких-либо событий в стране, политической борьбы и т. д., он, очевидно, имел в виду сохранить при себе те кадры, которые преданы ему и поддержат его в осуществлении задуманных им намерений.

Во всяком случае, проводя свою преступную деятельность, Берия считал, что эти лица его не выдадут.

ВОПРОС: Что вам известно о хранении Берия в служебном кабинете различных женских и детских предметов?

ОТВЕТ: Мне известно, что в служебном кабинете Берия в Совете министров хранились детские вещи – распашонки, сапожки, дамское белье и прочие предметы, которые по указанию Берия приобретал Муханов. Все это предназначалось для сожительницы Берия по имени Ляля, у которой, очевидно, имелся от него ребенок.

ВОПРОС: Расскажите об обстоятельствах составления биографической справки на Берия для Большой советской энциклопедии?

ОТВЕТ: Эту справку составлял я по поручению Берия. При ее составлении я пользовался краткой биографией, опубликованной в политическом словаре, брошюрой «Верный сын большевистской партии» и собственноручно написанной Берия анкетой, после того как он был избран депутатом Верховного Совета СССР Личным делом Берия я не пользовался и не видел его.

ВОПРОС: Что вам известно о фактах получения Берия гонорара за свои речи и выступления?

ОТВЕТ: По поручению Берия я несколько раз по его доверенности получал гонорар для Берия. В 1949 году был получен гонорар за статью к 70-летию Сталина, которую писал не Берия, а я и Шария. В 1951 году мною для Берия был получен гонорар за опубликованный в печати доклад, посвященный 34-й годовщине Советской армии. Доклад писали я и Шария. В 1952 году был получен гонорар за речь Берия на XIX съезде партии. Готовил эту речь я, помогал Ордынцев.


Протокол мной прочитан, записано правильно.

Допрос начат в 20.00 час., окончен в 1 час. 30 мин. 9 июля 1953 года.

Б. Людвигов

Допросил: Подполковник юстиции Купцинов

Верно: [п.п.] Майор административной] службы Юрьева


Протокол допроса арестованного

1953 года, июля 8 дня. Следователь по важнейшим делам Прокуратуры СССР государственный советник юстиции 3-го класса Каверин в гор. Москве в Бутырской тюрьме допрашивал арестованного

Мамулова Степана Соломоновича,


который показал:

ВОПРОС: Что вам известно о преступной деятельности Берия против партии и Советского государства?

ОТВЕТ: Я хочу сначала остановиться на личности Берия, а затем уже перейти к известным мне фактам его преступной деятельности против партии и Советского государства.

В прошлом мне много раз приходилось слышать от партийных работников Грузии правдивые суждения о личности Берия, которые открыто не могли быть высказаны. Его называли: «бонопартистом», «грязных дел мастером» и просто «аферистом». Эти высказывания в отношении него я считаю правильными.

Кроме того, я лично убедился в том, что Берия – человек с чрезвычайно низким интеллектуальным и культурным уровнем. Отдельные партийные работники уверяли, что Берия за всю свою жизнь не прочитал ни одной книги. Думаю, что это соответствует действительности, я сам убедился в том, что Берия не способен к умственному труду Он никогда по-настоящему не работал, был не в состоянии просидеть хотя бы час за серьезным делом. За него работали другие. Мне известно, например, что книгу «К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье» писали Меркулов, Шария, Людвигов и Бедия. Эту книгу Берия едва ли прочитал до конца.

По характеру Берия крайне властолюбивый, своенравный и мстительный. Во всех без исключения вопросах он считал себя умнее других и в пренебрежительном тоне высказывался об окружающих. В последнее время я наблюдал какую-то повышенную раздражительность и нервозность Берия. Он часто кричал на работников, оскорблял их и унижал их человеческое достоинство.

ВОПРОС: Вы можете показать о конкретных фактах преступной деятельности Берия?

ОТВЕТ: Да, мне известны некоторые факты преступной деятельности Берия, направленные против коммунистической партии и Советского государства.

1. Среди работников МВД и даже среди партийных работников Берия насаждал мнение о том, что МВД должно стоять выше партии и правительства. Чувствовалось, что МВД он хотел превратить в какой-то второй правительственный центр.

Это обстоятельство подтверждается тем, что он назначал руководящих работников МВД без согласования с партийными органами, а если ему и приходилось согласовывать эти вопросы, то делал он это с большим нежеланием.

Я был, например, свидетелем разговора Берия по телефону с первым секретарем Ленинградского обкома партии Андриановым, который не соглашался со снятием с работы начальника УМВД Ермолаева.

Берия грубо, оскорбительно и, я бы сказал, пренебрежительно говорил с Андриановым и вопреки его желанию назначил в Ленинград в качестве начальника УМВД Богданова.

При беседах с вновь назначенными начальниками управлений МВД Берия обычно подчеркивал, что они не должны никого бояться. Нужно было понимать Берия так, что они не должны были на местах подчиняться даже партийным органам. Именно так и понимали Берия назначенные начальники УМВД.

Однажды в моем присутствии Берия говорил по телефону с первым секретарем Челябинского обкома партии Патоличевым, причем в грубой форме ругал последнего за то, что он осмелился пожаловаться на начальника УМВД, допустившего, по мнению Патоличева, какие-то неправильные действия. Берия говорил, в частности, Патоличеву о том, что он якобы засиделся в Челябинске и превратился в удельного князя.

2. На ответственные должности в партийные органы и в органы МВД Берия назначал своих людей, т. е. таких работников, которые его лично знали и были преданными и верными ему.

Казалось бы, что Берия не должен был иметь отношения к назначению партийных работников, однако он хвалился тем, что может снять и назначить руководящих партийных работников.

Мне, например, через первого секретаря ЦК КП Грузии Мирцхулава стало известно, что Берия дал ему прямое указание «перешерстить» партийных работников

Грузии путем снятия старых, хотя и ничем не опороченных секретарей горкомов и райкомов партии и заменить их новыми.

Я уже давал показания о том, что при последнем своем приходе в МВД Берия вместо выдвижения на ответственные должности молодых, способных и честных работников стал разыскивать и назначать своих старых сослуживцев, хотя и скомпрометировавших себя на работе, но преданных лично ему К числу этих лиц относятся: Кобулов Богдан, Кобулов Амаяк, Мешик, Мильштейн, Рапава и многие другие.

За последнее время моей работы в качестве начальника Секретариата МВД у меня сложилось мнение, что Берия готовился к какой-то новой расстановке кадров.

Об этом свидетельствует хотя бы следующий факт. Когда Берия говорил со мной о необходимости поехать на партийную работу в ЦК КП Грузии, то почему-то разговор у нас зашел о втором секретаре Тбилисского горкома партии Багиряне. Берия прямо сказал о нем: «Потом он поедет в Армению». Что означало слово «потом» и когда это будет, я не понял и у Берия не спросил. Одновременно Берия заявил: «У Арутюнова там что-то неладно». Этим Берия хотел мне сказать, что он снимет с работы Арутюнова, показывая свое всесилие.

В мае 1953 года первый секретарь ЦК КП Грузии Мирцхулава сообщил, что у него имеется личное указание Берия подобрать 10–20 человек членов партии, обязательно грузин, с высшим образованием, в возрасте до 30 лет, для Берия. Подбор этих работников был поручен мне и заведующему административным отделом Гигошвили. Министр внутренних дел Грузии Деканозов дважды звонил мне по телефону и говорил, что Берия интересуется и торопит с подбором этих людей. До моего ареста мы успели подобрать только несколько человек, и список их переслали Деканозову. На какую работу должны были посылаться эти работники, мне неизвестно.

3. Берия неоднократно неодобрительно и с пренебрежением отзывался о некоторых руководящих партийных работниках. Еще во время войны он в моем присутствии в покровительственном тоне и с пренебрежением отзывался о Жданове. Точного выражения Берия я не помню, но смысл его высказывания был таков, что бедняга Жданов якобы по своей неспособности ничего в Ленинграде сделать не может.

Помню также, что в процессе подготовки речи Берия на XIX съезде партии потребовались решения Секретариата и Оргбюро ЦК партии. Когда эти решения были подобраны и зачитывались в кабинете Берия, то что-то ему не понравилось, и он о членах Секретариата и Оргбюро ЦК партии отозвался пренебрежительно. Смысл его высказывания заключался в том, что члены Секретариата и Оргбюро ЦК партии вообще мало понимают.

4. Берия являлся очень мстительным человеком. Он не мог сносить хотя бы малейшей обиды.

Партийные работники Грузии говорили о том, что Берия уничтожил неугодных ему работников, посмевших в каких-либо вопросах пойти против него.

Мне известно уже из последних событий о том, что бывший секретарь Президиума Верховного Совета Грузинской ССР Эгнатошвили, сигнализировавший в ЦК КПСС о взяточничестве и о мингрельской националистической группе, в мае 1953 года, когда я уже работал в ЦК КП Грузии, был арестован. Первый секретарь

ЦК КП Грузии Мирцхулава говорил мне, что этот арест произведен по личному указанию Берия.

В тот же примерно период времени председатель Совета министров Грузинской ССР Бакрадзе в моем присутствии в кабинете Мирцхулава говорил, что Берия его очень сильно ругал по телефону за якобы либеральное отношение к группе работников, возглавлявшейся Мгеладзе. Берия прямо заявил Бакрадзе, что этих работников «нужно раздеть и выпустить голенькими». Указание Берия явилось основанием для пересмотра некоторых решений ЦК КП Грузии в отношении Мгеладзе и других работников.


Протокол допроса мною прочитан, ответы на вопросы записаны с моих слов правильно.

Допрос производился с 13 до 23 часов с перерывом с 20 до 22 час. 30 мин.

С. Мамулов

Следователь по важнейшим делам Каверин

Верно: [п.п.] Майор административной] службы Юрьева


РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 464. Л. 19–31. Копия. Машинопись.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31