Олег Мозохин.

Политбюро и дело Берия. Сборник документов



скачать книгу бесплатно

№ 1.9

Письмо Н. Т. Берия Н. А. Булганину от 29 июня 1953 г.


Прошу Вас, тов. Булганин, проследит за участью сына моего Сергея Лаврентьевича Берия, которого забрали из дома двадцать шестого числа со своей семьей.

Я теперь совсем одна, не знаю, где Лаврентий Павлович, где мой Серго, где мои внучата.

Я слышала от Серго, что Вы его знаете по работе, и я полагаю, что Вам будет, вероятно, небезразлично потерять молодого полковника, хорошего и образованного специалиста по важной области военной технике.

Я коммунистка, и на этом основании смею Вас заверить, что он заслуживает Вашего внимания как способный, дисциплинированный и выдержанный во всех отношениях солдат Советской армии.

К сожалению, страшный удар, постигший нашу семью так неожиданно, может его так пошатнуть, что без помощи справедливой и человеческого внимания он не выправится, тем более в настоящее время он болеет язвой желудка. Я так умело ухаживала за ним, что болезнь не давала о себе знать и не отражалась на его работоспособности. Теперь же его семья (дочки 5 и 2 1А лет, и жена, не умеющая и не желающая переносить какие-либо неудобства жизни, очень слабая здоровьем) не может создать ему минимально необходимые условия для того, чтоб болезнь не обострилась; тем более что они ушли из дома без единой копейки, а Серго, молодому и самолюбивому человеку, трудно принимать материальную помощь от кого бы то ни было, если даже такие найдутся. Просьба моя – возбудить ходатайство, если к этому нет серьезных препятствий, направить его на лечение в Барвихинский санаторий, а его жену с детьми поместить временно у ее бабушки Екатерины Павловны Пешковой, которая живет в своем доме в селе Барвихи, выдать им трудовые сбережения Сергея, которые лежат опечатанными у нас дома (это деньги, полученные Сергеем за лауреатство и выполнение особых поручений правительства в размере 500 тысяч рублей), и личные вещи жены, которые они хотели [потратить] на обзаведение самостоятельного хозяйства (до сих пор они жили вместе со мною).

Дорогой тов. Булганин! Прошу Вас как женщина и мать помочь моему сына, в которого я вложила всю свою жизнь, выйти с честью из этого тяжелого положения. Он своей способностью, знанием и честностью не останется в долгу перед Советским государством, оправдает Ваше доверие.

С глубоким уважение Нина Теймуразовна Берия

29. VI.53


РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 463. Л. 179. Подлинник. Рукопись.

№ 1.10

Заявление Т. А. Строкача


Особая папка

Совершенно секретно


Товарищу Маленкову Г. М.

Посылаю Вам заявление тов. Строкача Т. А. Прошу ознакомиться.

[п.п.] Н. Хрущев


30 июня 1953 г.

Разослано: т. Молотову В. М. т. Ворошилову К. Е. т. Булганину Н. А. т. Кагановичу Л. М. т. Микояну А. И. т. Сабурову М. 3. т. Первухину М. Г. т. Швернику Н. М. т. Пономаренко П. К. т. Кириченко А. И.


Помета:

Архив.

Доложено.

[п.п.] Д. Суханов. 30 июня 1953 г.


Особая папка

ЦК КПСС товарищу Хрущеву Н. С.

(лично)


от члена КПСС Строкача Т. А.,

партбилет № 3686629


Считаю своим долгом как член партии доложить Вам, Никита Сергеевич, о некоторых неправильных, на мой взгляд, антипартийных действиях министра внутренних дел УССР т. Мешика П. А.

В апреле с. г. т. Мешик дал мне как начальнику областного Управления МВД по Львовской области указание собрать и донести в МВД УССР сведения о национальном составе руководящих кадров партийных органов, начиная от парторганизаций колхозов, предприятий и до обкома партии включительно. Одновременно т. Мешик предложил сообщить о недостатках работы партийных органов в колхозах, на предприятиях, в учебных заведениях, среди интеллигенции и среди молодежи.

Считая такие указания неправильными, так как органы МВД не должны и не имеют права проверять работу партийных органов, я позвонил по ВЧ лично т. Мешику и проверил, действительно ли он дал такое указание. Тов. Мешик подтвердил, что это его указание, и потребовал ускорить исполнение. Думая, что т. Мешик по ошибке или по неопытности дал такое указание, я попытался убедить его, что собирать такие сведения о работе партийных органов через органы МВД недопустимо. Тов. Мешик обрушился на меня с ругательством и с большим раздражением сказал так: «Тебе вообще наших чекистских секретных заданий нельзя поручать, ты сейчас же пойдешь в обком и доложишь о них секретарю, но знай, что это задание тов. Берия и с выполнением его тянуть нельзя, потрудитесь выполнить его сегодня же». Я не поверил т. Мешику, что это задание исходит от т. Берия, так как считаю, что т. Берия как член Президиума ЦК КПСС в любое время может такие данные получить в ЦК КПСС или в ЦК КП Украины.

Руководствуясь своим партийным долгом, я доложил секретарю обкома партии т. Сердюку о полученном мною от т. Мешика таком явно неправильном указании. Тов. Сердюк возмутился действиями т. Мешика и тут же немедленно доложил об этом бывшему секретарю ЦК КП Украины т. Мельникову. Что ответил т. Мельников т. Сердюку и как т. Мельников на это реагировал – я не знаю.

В этот же день вечером мне во Львов позвонил т. Берия и сказал дословно следующее: «Что Вы там делаете, Вы ничего не понимаете. Зачем Вы пошли в обком партии и рассказали Сердюку о полученном Вами задании? Вместо оказания помощи Вы подставляете ножку т. Мешику. Мы Вас выгоним из органов, арестуем и сгноим в лагерях, мы Вас сотрем в порошок, в лагерную пыль Вас превратим». И далее т. Берия в состоянии сильного раздражения несколько раз повторил следующее: «Ты понял это или нет, понял, понял! Так вот учти». На мои попытки объясниться по этому вопросу т. Берия не стал меня слушать и положил трубку.

Этот разговор т. Берия по телефону вызвал у меня как члена партии большое удивление и недоумение. Я подумал, что т. Берия так резко реагировал и сделал мне такое серьезное замечание только потому, что министр внутренних дел УССР т. Мешик неверно, тенденциозно доложил т. Берия о том, что я обратился в обком партии. Будучи убежденным в правильности своих действий, я пытался найти пути для того, чтобы объясниться с т. Берия и выяснить, что же мне делать. Я доложил секретарю ЦК КП Украины т. Мельникову о полученном мною замечании от т. Берия и просил его вмешательства и защиты. При этом я т. Мельникову сказал, что бы со мною ни случилось, никакие угрозы, никто и никогда не заставит меня делать что-либо антипартийное. Я был и всегда буду предан нашей партии и за партию готов в любое время отдать свою жизнь. Тов. Мельников успокаивал меня, рекомендовал мне не волноваться. Он мне сказал: «Вас ЦК КП Украины знает, Вам доверяет и никогда Вас в обиду не даст. Нам известно, что Вас во Львове хорошо приняли, Вашей работой довольны, и Вы спокойно работайте».

Несмотря на это, без всякого к тому повода МВД СССР 12 июня с. г. меня сняло с должности начальника УМВД и отозвало в Москву. На мою просьбу оставить меня работать на Украине мне категорически в этом отказали.

О непартийном поведении министра внутренних дел УССР т. Мешика свидетельствуют еще и такие факты. Тов. Мешик, зная о разговоре т. Берия со мною, дважды напоминал мне: «Ну, как, попало тебе от т. Берия? Впредь умнее будешь». Далее т. Мешик в издевательской форме говорил мне буквально следующее: «А т. Мельников – секретарь ЦК – плохой чекист, он тебя как шпиона ЦК сразу выдал, звонит мне и прямо говорит, что Строкач доложил секретарю обкома Сердюку о том, что я, Мешик, собираю сведения о партийных органах. Разве так можно расконспирировать свою агентуру». Меня этот разговор т. Мешика удивляет, и я считаю его неслучайным.

Характерно отметить, что и заместитель министра внутренних дел УССР т. Мильштейн ведет такие же разговоры. Например, в марте т[екущего] г[ода] он мне и т. Ивашутину, бывшему заместителю министра внутренних дел УССР, говорил, что теперь все будет по-новому, партийные органы не будут вмешиваться так, как это было раньше, в работу чекистских органов. Начальники У МВД областей должны и будут независимы от секретаря обкома партии.

Находясь в Москве с 15 июня с. г., я несколько раз просил т. Берия и его заместителя т. Кобулова Б. 3. принять меня для личного объяснения, но безрезультатно, всякий раз мне в этом отказывали. Зная особую приближенность к руководству МВД СССР генерал-лейтенанта Кобулова А. 3. (брат заместителя министра т. Кобулова Б. 3.), я однажды зашел к нему и рассказал о том, что меня сняли с работы и что я до сих пор не могу получить назначения, просил его совета. Генерал Кобулов А. 3. сказал мне, что он обо всем осведомлен, и также упрекал меня в неправильных моих действиях, выразившихся в том, что я доложил секретарю обкома партии о полученных мною указаниях от т. Мешика. «Вы, – говорил т. Кобулов, – не учли того, что к руководству МВД СССР пришел т. Берия и что теперь органы МВД не будут в такой зависимости от партийных органов, как это было раньше. Вы не представляете себе, какими правами пользуется т. Берия. Он решительно ломает все старые порядки не только в нашей стране, но и в демократических странах. Не надо бояться, что начальник УМВД или министр республики попадет в опалу перед партийными органами. Вот Вам свежий пример: т. Мельников, секретарь ЦК КП Украины, напоролся на Мешика и полетел, полетел, даже несмотря на то что он был в Президиуме ЦК КПСС».

Я думаю, Никита Сергеевич, что поведение указанных выше товарищей является неправильным, антипартийным. Эти действия со стороны таких людей, как министр внутренних дел УССР Мешик, и др., ему подобных, идут вразрез с учением Ленина – Сталина о руководящей роли партии, и если эти действия не пресечь, то они могут нанести большой вред.

Изложенное докладываю на Ваше рассмотрение.

Строкач


28 июня 1953 г.

Верно: [п.п.] Миргородская


РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 463. Л. 180–184. Копия. Машинопись.

№ 1.11

Протокол допроса Р. С. Саркисова от 1 июля 1953 г.

Протокол допроса арестованного


1 июля 1953 г.

г. Москва


Генеральный прокурор Союза ССР Руденко Р А. и помощник главного военного прокурора подполковник юстиции Базенко Н. А. допросили:


Саркисов Рафаэль Семенович, 1908 г. рождения, уроженец г. Кировабада, чл[ен] КПСС с 1930 г., полковник, помощника начальника отдела I Главного управления МВД СССР, женат, армянин, образование 6 классов, из семьи рабочего, со слов – не судим.


Допрос начат в 20.30.


На протяжении 18 лет я работал в охране Берия, вначале в роли прикрепленного и последнее время в должности начальника охраны.

Будучи приближенным Берия, я хороню знаю его личную жизнь и могу характеризовать его как человека развратного и нечестного.

Мне известны многочисленные связи Берия со всевозможными случайными женщинами.

Мне известно, что через некую гражданку Субботину Берия был знаком с подругой Субботиной, фамилию которой я не помню, работала она в доме моделей. Впоследствии от Абакумова я слышал, что эта подруга Субботиной была женой военного атташе. Позже, находясь в кабинете Берия, я слышал, как Берия звонил по телефону Абакумову и спрашивал его, почему до сих пор не посадили эту женщину.

Кроме того, мне известно, что Берия сожительствовал со студенткой института иностранных языков – Малышевой Маей. Впоследствии она забеременела от Берия и сделала аборт.

Сожительствовал Берия также с 18-20-летней девушкой Лялей Дроздовой. От Берия у нее родился ребенок, с которым она сейчас живет на бывшей даче Обручникова.

Находясь в Тбилиси, Берия познакомился и сожительствовал с гражданкой Максил ишви ли.

После сожительства с Берия у Максимишвили родился ребенок, которого по указанию Берия я вместе с порученцем Витоповым отвезли и сдали в детский дом в г. Москве.

Мне также известно, что Берия сожительствовал с женой военнослужащего Героя Советского Союза, фамилию которого я не помню, звать жену этого военнослужащего София, телефон ее – Д-1-71-55. Проживает она по ул. Тверская-Ямская, дом номер не помню. По предложению Берия через начальника сан[итарной] части МВД СССР Волошина ей был сделан аборт.

Повторяю, что подобных связей у Берия было очень много.

По указанию Берия я вел специальный список женщин, с которыми он сожительствовал. Впоследствии, по его предложению, я этот список уничтожил. Однако один список я сохранил. В этом списке указаны фамилии, имена, адреса и номера телефонов 25–27 таких женщин. Этот список находится на моей квартире в кармане кителя.

Таким образом, я был Берия превращен в сводника. Занимаясь сводничеством, я часто задумывался над поведением Берия и был крайне возмущен, что такой развратный и нечестный человек находится в правительстве.

Год или полтора тому назад жена Берия в разговоре мне сказала, что в результате связей Берия с проститутками он болел сифилисом. Лечил его врач поликлиники МВД Юрий Борисович, фамилию его я не помню.

Об изнасиловании Берия девушки мне неизвестно, однако, зная хорошо Берия, я допускаю, что такой случай мог иметь место.


Протокол записан с моих слов правильно и не прочитан.

Допрос окончен в 23.00.

Саркисов


Генеральный прокурор Союза ССР Р. Руденко

Пом[ощник] главного военного прокурора подполковник юстиции Базенко


РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 463. Л. 185–186. Копия. Машинопись.

№ 1.12

Письмо Г. В. Мордвинова Л. П. Берия от 3 июля 1953 г.


Копия

Мордовин Гр. Вас.

г. Пенза 3.7.53.


Получил мои письма тов. Маленков?

от 16 и 14.VI.53, особое от 20 и 23.VI.53;

от 17.VI.53 и 26.VI.53 и особое

от 27.VI.53 и от 1.VII.53 г.


Москва. Кремль

Лаврентию Павловичу Берия


Дорогой Лаврентий Павлович!

Второе письмо в июне. Что это за обращение! Когда отменится заочность в МВД? Когда будет выясняться донос очно? Вот болит голова, и не знаю, что наврали.

Я перебрал все в письме от 30.VI.53 г. в МВД. (Что могли наврать?) Я ничего не знаю, это очередная провокация или в Москве, или здесь подпольщики в пользу своих верховных руководителей придумывают для того, чтобы путать, и этим тянуть время.

Вы поймите, что они тянут время всяким враньем для подобного момента (как с тов. Сталиным) или даже до окончательного.

Я прошу клеветников на лицо! А то, что же? Они пользуются заочной работой в МВД и врут охотно и безнаказанно, чтобы тянуть время. А сами вот что стараются – кто кого опередит в избавлении друг от друга.

Дугин Д. И. говорит 30.6.53 – приехал на сессию учителей, что все идет сверху, пример привел о денежной реформе (слух о которой прошел всюду). Что люди не спят, т. к. всякий думает по-своему, как Берия теперь в МВД, и поэтому люди не спят.

Это он говорит, что Берия разрушает все в МВД, что сделали там Булганин и Шверник. А почему не спят? Они стараются вернуть себе МВД (чтобы их не раскопали), и второе – готовят, переворот. Вот поэтому они и тянут враньем время.

Дугин что-то скрывает подобное с тов. Сталиным, но это я уловил у него. Они готовят кое-кому террор.

Вам не следует выезжать из Кремля ни на какие оперы, т. к. для этого могут поставить любую «оперу» (чтобы заманить).

Дугин Д. И. состоит очень давно в подпольных организациях, и, видно, все проходит через его руки. Я передаю его подлинные слова (как он сказал). В этом отношении он что-то таит и на мой вопрос ответил: что Булганин и Шверник могут проиграть? Ответ: да, но, во всяком случае, не спят люди.

Второе. Мой вопрос. Чем будет брать власть Шверник? Он говорит: «Делом» (думай).

Третье. Он сказал: главное, что всякий делает по-своему, так и Берия в МВД (его слова я пишу в кавычках).

Вы смотрите, он все время скрывал Шверника. По его словам, Шверник несет будущему (гораздо положительную жизнь) и поэтому вытесняет Булганина «делом».

Четвертое. Зачем Вы хотите, чтобы я уехал из Пензы? Для того чтобы я обновил место для добывания данных, для этого? Вы гоните меня просто на гибель. Пора обойтись без моей помощи!

У Вас в руках государство! Мне надоело все за пять лет. Вы только поймите это! Я никуда не поеду, если только в Москву, если Вы пропишите. А то получается: бежал человек из родного села. Вы так делаете. МВД старается гонять с квартиры на квартиру.

С уважением Титов


Может, еще увижу Дугина, если не избежать.


РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 463. Л. 201–203. Копия и подлинник. Машинопись и Рукопись.

№ 1.13

Протокола допроса Б. А. Людвигова от 4 июля 1953 г.


Совершенно секретно

4 июля 1953 г.

№ 1/ссов


Генеральный прокурор Союза ССР

Москва, Пушкинская, 15-а


Товарищу Маленкову Г. М.

Представляю копию протокола допроса арестованного Людвигова Бориса Александровича.

Приложение: копия протокола от 4 июля 1953 г. на 4 листах.

[п.п.] Р. Руденко


Протокол допроса арестованного

4 июля 1953 года гор. Москва, заместитель] главного военного прокурора генерал-майор юстиции Китаев и военный прокурор Главной военной прокуратуры подполковник юстиции Купцинов допросили арестованного

Людвигова Бориса Александровича.

Биографические данные в деле имеются.


По существу дела показал:

В дополнение к ранее данным показаниям хочу следствию сообщить, что, начиная с марта этого года, поведение Берия резко изменилось. С его стороны часто стали проявляться факты, свидетельствующие о его внутренней фальши и лицемерии. Берия буквально зарвался. Следует отметить, что после марта 1953 г. Берия совершенно переродился. Он резко критиковал руководителя партии в моем присутствии и в присутствии Шария и Ордынцева. Высмеивал Шария за то, что он с восхищением отзывался о некоторых трудах руководителя партии.

Характерно отметить, что Берия во всех вопросах всегда стремился показать свою особую роль в решении государственных вопросов. Из его высказываний и поведения явствовало, что Берия считал себя наиболее влиятельным государственным деятелем страны. Что можно проиллюстрировать на таком факте.

В июне этого года, когда Президиум ЦК КПСС принял решение по Украине и освободил Мельникова с поста секретаря ЦК КП Украины, Берия в присутствии меня, Ордынцева и Шария заявил, что это он, Берия, с треском выгнал Мельникова, точнее – Мельников, дескать, был убран по его, Берия, требованию.

Разительным примером мании величия со стороны Берия служит следующий факт: после издания указа об амнистии Берия не раз заявлял: «Я освободил миллион», «Я освобождаю миллион людей». Это Берия говорил в присутствии Шария, Ордынцева.

Об этом также может быть известно Круглову.

Берия иронически и свысока отзывался о некоторых руководителях нашего государства. Так, например, по вопросу о перегибах в Западной Украине Берия в проекте записки и проекте постановления в Президиум ЦК КПСС указывал, что массовые репрессии и другие операции вызывались создавшейся там обстановкой, а устно комментировал в ироническом тоне, что в то, мол, время на Украине работал Н. С. Хрущев.

В погоне за большей популярностью Берия не отличался скромностью. Подтверждением этого обстоятельства могут служить факты следующего порядка. Представляемые Министерством внутренних дел записки в Президиум ЦК КПСС по конкретным вопросам он часто сопровождал требованием обязательно рассылать свои записки наряду с решениями ЦК секретарям ЦК республик, краев и областей.

Неоднократны были случаи, когда Берия принимал в МВД секретаря ЦК КП Литвы Снечкуса, секретаря ЦК КП Эстонии Кэбина, которого я лично видел в кабинете Берия в МВД. Однажды Берия собирался принять в МВД Зимянина из Белоруссии и приказал Ордынцеву напомнить ему об этом приеме. Ордынцев забыл напомнить, точнее не смог напомнить Берия, и за это получил от него нагоняй.

С целью своей популяризации среди сотрудников МВД Берия, как только пришел в министерство, многим руководящим работникам МВД заявлял, что он скоро проведет закон о выплате сотрудникам МВД денег за воинские звания.

Как я уже отмечал, Берия после марта 1953 года совсем распоясался. Не сдерживая себя, он оскорблял не только своих помощников, но и многих руководящих работников: Серова, Круглова, Стаханова и других, бесцеремонно обзывая их всякими словами. Берия чувствовал себя вельможей. Меня он также часто ругал и оскорблял, называя «балдой», «куриной головой». Если я возмущался, он кричал: «Что на меня смотришь, как баран».

В апреле с. г. секретариат Берия в Совете министров (Ордынцев, Стрижаченко и Кузин) по указанию Берия готовил записку по вопросу о пересмотре порядка награждения орденами. Был, в том числе, затронут вопрос об ордене Ленина. По предложению Берия в записке было указано, что не следует награждать орденом Ленина работников науки и искусства. Я и Шария неоднократно доказывали правильность награждения этим орденом всех советских граждан, достойных и заслуживших эту высшую награду. Берия не считал орден Ленина высшим орденом в стране. Он предлагал учредить новый орден, более высший, чем орден Ленина, а именно – орден «Народной Славы» с невиданными доселе преимуществами для награжденных этим орденом, в частности выплаты при вручении ордена 300 тысяч рублей и выделении дачи. Считая, что орден Ленина был и должен быть высшим орденом в стране, полагаю, предложение Берия явно политически неправильное и вредное, так как оно ведет к принижению значения ордена Ленина, признанного партией и народом в качестве высшей орденской награды. Такое решение Берия, если бы оно было принято, не поняли бы ни партия, ни народ никак иначе, как принижение роли и значения великого Ленина. Благодаря моему и Шария настоянию пункт о прекращении награждать орденом Ленина работников науки и искусства из записки был вычеркнут. Что касается предложения об ордене «Народная Слава», при последнем обсуждении проекта записки у Берия, на котором я не присутствовал, это предложение было в записке оставлено. Дальнейшая судьба этого проекта мне неизвестна. Должен находиться в Секретариате Совета министров, о нем знает Ордынцев.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31