Олег Мозохин.

Политбюро и дело Берия. Сборник документов



скачать книгу бесплатно

Дорогой Георгий и дорогие товарищи, я сейчас нахожусь в таком состоянии, что мне простительно, что так приходится мне писать.

Георгий, прошу тебя понять меня, что ты лучше других знаешь меня. Всей своей энергией я только и жил, как сделать нашу страну […]

Все мое желание и работа были […] Наконец, ведь это мы с тобой предложили выдвинуть его пер[вым] замом правительства. […]

Подготовил, как тебе известно, задание по твоему совету по Югославии, а также по заданию Л. Ка[гановича?] прощупать мнение Франца […]

Как будто я интриговал перед т. Сталиным, это, если хорошо вдуматься, просто недоразумение. Что это неверно, Георгий, ты это хорошо знаешь. Наоборот, все, Г[еоргий] М[аксимилианович], и Молот[ов] хорошо должны знать, что Жук[ов], когда сняли с Генерального] штаб[а], по [наущению?] Мехлиса, ведь его положение было очень опасным. Мы вместе с вами уговорили назначить его командующим]

Резервным] фронтом, и тем самым спасли будущего героя. […] или когда т. Жукова вывели из ЦК – всем нам это было больно и […]

Все это, может быть, мне не следовало в моем положении писать, попрошу вас мне это простить.

Дорогой Георгий, прошу тебя понять меня, что ты лучше других знаешь меня. Я только жил, как лучше сделать, конечно, в пределах своих возможностей, вместе с вами страну могущественной и славной, думать иначе обо мне просто недопустимо моей голове. Конечно, после того все, что произошло, меня надо призвать крепко к порядку, указать свое место и крепко одернуть, чтобы было помнить до конца своей жизни, но поймите, дорогие товарищи, я верный сын нашей Родины, верный сын партии Ленина и Сталина и верный ваш друг и товарищ. Куда хотите, на какую угодно работу, самую маленькую, пошлите, присмотритесь, я еще могу верных десять лет работать и буду работать всей душой и со всей энергией. Говорю от всего сердца, это, не верно, что раз я занимал большой пост, я не буду годен для другой маленькой работы, это ведь очень легко проверить в любом крае и области, совхозе, колхозе, [на] стройке, и умоляю вас, не лишайте меня быть активным строителем [на] любом маленьком участке славной нашей Родины, и вы убедитесь, что через 2–3 года я крепко постараюсь, и буду вам еще полезен. Я до последнего вздоха предан нашей любимой партии и нашему советскому правительству.

Лаврентий Берия


Т-щи, прошу извинения, что пишу не совсем связно и плохо в силу своего состояния, а также из-за слабости света и отсутствия пенсне (очков).


1 июля 1953 г.


РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 463. Л. 164–172. Подлинник. Рукопись.

Опубликовано: Источник. 1994, № 4. (Печатается с некоторыми купюрами из-за плохой сохранности текста в некоторых местах, отмеченных отточием в квадратных скобках.)

№ 1.4

Письмо Л. П. Берия в Президиум ЦК КПСС от [2] июля 1953 г.


В Президиум ЦК КПСС

Товарищам Маленкову, Хрущеву,

Молотову, Ворошилову, Кагановичу,

Микояну, Первухину, Булганину и Сабурову.


Дорогие товарищи, со мной хотят расправиться без суда и следствия после 5-дневного заключения, без единого допроса.

Умоляю вас всех, чтобы этого не допустили, прошу немедленного вмешательства, иначе будет поздно. Прямо по телефону надо предупредить.

Дорогие т-щи, настоятельно умоляю вас назначить самую ответственную и строгую комиссию для строгого расследования моего дела, возглавить т. Молотовым или т. Ворошиловым. Неужели член Президиума ЦК не заслуживает того, чтобы его дело тщательно разобрали, предъявили обвинения, потребовали бы объяснения, допросили свидетелей. Это со всех точек зрения хорошо для дела и для ЦК. Почему делать так, к[а]к сейчас делается: посадили в подвал, и никто ничего не выясняет и не спрашивает. Дорогие товарищи, разве только единственный и правильный способ решения – без суда и выяснения дела в отношении члена ЦК и своего товарища после 5 суток отсидки в подвале казнить его.

Еще раз умоляю вас всех, особенно тт., работавших с т. Лениным и т. Сталиным, обогащенных большим опытом и умудренных в разрешении сложных дел т-щей Молотова, Ворошилова, Кагановича и Микояна. Во имя памяти Ленина и Сталина прошу, умоляю вмешаться и незамедлительно вмешаться, и вы все убедитесь, что я абсолютно чист, честен, верный ваш друг и товарищ, верный член нашей партии.

Кроме укрепления мощи нашей страны и единства нашей великой партии, у меня не было никаких мыслей.

Свой ЦК и свое правительство я не меньше любых т-щей поддерживал и делал все, что мог. Утверждаю, что все обвинения будут сняты, если только это захотите расследовать. Что за спешка, и притом очень подозрительная.

Т. Маленкова и т. Хрущева прошу не упорствовать, разве будет плохо, если т-ща реабилитируют.

Еще и еще раз умоляю вас вмешаться и невинного своего старого друга не губить.


Ваш Лаврентий Берия


Немедленно передать

для Президиума ЦК КПСС

тт. Маленкову и Хрущеву

по телефону

от Л. Берия


РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 463. Л. 173–174. Подлинник. Рукопись.

Опубликовано: Источник. 1994, № 4.

№ 1.5

Письмо Н. Т. Берия Г. М. Маленкову от 29 июня 1953 г.


29. VI.53

Председателю Совета министров СССР Г. М. Маленкову

Секретарю ЦК КПСС Н. С. Хрущеву

Председателю Президиума Верховного Совета СССР К. Е. Ворошилову

Зам[естителю] председателя Совета министров СССР В. М. Молотову

Зам[естителю] председателя Совета министров СССР Л. М. Кагановичу


От Нины Теймуразовны Берия


Три дня тому назад забрали моего сына с семьей, и я ничего не знаю о них. Я осталась одна, потому что мне сказали, что Л. П. Берия задержан по распоряжению правительства.

Я член КПСС, имею высшее образование (кандидат с[сельско]/х[озяйственных] наук), политически грамотна и больше тридцати лет являюсь супругой Лаврентия Щавловича] Берия. Как и все советские люди, я считаю, что Л[аврентий] Щавлович] – ваш соратник и друг в деле строительства коммунизма и в борьбе против внешних врагов и их агентов внутри нашего государства. На этом основании я разрешаю себе обратиться к Вам с просьбой – уделить мне полчаса, с тем чтобы вызвать меня и поговорить со мною. Я не глупый человек и потому беру на себя смелость заверить Вас, что прожив с Л[аврентием] Павловичем] тридцать лет под одной крышей, деля с ним человеческие радости и горе, я его хорошо знаю; знаю его человеческие слабости и поэтому хорошо понимаю, какое уязвимое место нашел враг и клеветник у него; поэтому, мне кажется, я могла бы внести кое-какую ясность в события, компрометирующие его. Прошу Вас, вызовите меня! Л[аврентий] Щавлович] воспитывал меня в любви и уважении к Вам, и я могу о нем разговаривать только с Вами. У меня нет никого, я уже стара, и долго выдержать это неведение я не могу!

Если Л[аврентий] Щавлович] допустил какую-либо непоправимую ошибку, чем нанес ущерб Советскому государству, то тогда мне не о чем говорить, и прошу дать мне возможность разделить его судьбу, какова бы она ни была; меня ничто не может убедить в том, что он сознательно мог изменить ленинско-сталинским идеалам и принципам, и следовательно, и я должна понести соответствующее наказание.

Только прошу пощадить моего сына Сергея, который, как и подобает коммунисту, любит и уважает своего отца, пока он заслуживает этого. Сергей – молодой ученый, способный и образованный человек. Его знания (он доктор физико-математических наук и в совершенстве владеет иностранными] языками) могут много пользы принести Советскому государству, особенно при его принципиальности и честности. Его взяли из дома без единой копейки (его трудовые сбережения и в том числе деньги, полученные за лауреатство и выполнение особых правительственных поручений, остались дома опечатанные). Жена его, не имеющая никаких трудовых навыков и слабая здоровьем, не может разделять эти бытовые трудности, тем более она сейчас на 7-м месяце беременности третьим ребенком. Если он в настоящее время отстранен и от работы, что составляло все содержание его жизни, он может пропасть. Прошу Вас помочь ему в этот для него трудный период жизни, это первый и страшный удар, нанесенный ему жизнью; боюсь, выдержит ли он? Прошу как мать оказать ему поддержку. Ведь у вас тоже есть дети, жены, внучата, вы поймете, в каком я состоянии и простите меня за мою слабость!


РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 463. Л. 175. Подлинник. Рукопись.

№ 1.6

Письмо Н. Т. Берия Н. С. Хрущеву от 29 июня 1953 г.


29. VI.53


Председателю Совета министров СССР Г. М. Маленкову

Секретарю ЦК КПСС Н. С. Хрущеву

Председателю Президиума Верховного

Совета СССР К. Е. Ворошилову

Зам[естителю] председателя

Совета министров СССР В. М. Молотову

Зам[естителю] председателя

Совета министров СССР Л. М. Кагановичу


От Нины Теймуразовны Берия


Двадцать шестого числа этого месяца, около 12 часов ночи, забрали моего сына с семьей (беременная жена на 7-м месяце и двое детей – одной 5 лет, другой 2 1А), и с тех пор не знаю, где они! Меня оставили дома одну, сказав, что Л. П. Берия задержан по распоряжению правительства. Я, супруга Лаврентия Павловича с 1922 года, т. е. больше тридцати лет, член КПСС, политически грамотна, имею высшее образование (кандидат с[сельско]/х[озяйственных] наук). Как все советские граждане, так и я, считаю, что Лаврентий Павлович – Ваш соратник и друг в деле строительства коммунизма, в деле борьбы против внешних и внутренних врагов Советского государства. Я думаю, все вышесказанное дает мне право обратиться непосредственно ко всем вам – с просьбой уделить мне полчаса с тем, чтобы поговорить со мною. Я Лавр[ентия] Павловича знаю очень хорошо и в горе, и радости, знаю его человеческие слабости и, следовательно, и то уязвимое место, откуда враг и клеветник мог к нему подойти, я не глупый человек, я понимаю, что к чему; поэтому, может быть, я сумею пролить свет на какие-либо события, компрометирующие его. Я прошу Вас, вызовите меня к себе, отдайте этому полчаса из Вашего, правда, очень немногого времени отдыха. У меня никого нет. Я не знаю, что мне делать. У вас имеются жены, дети, внучата, вы можете себе представить, что со мною делается. Если я еще дня три останусь в таком неведении, я сойду с ума. Умоляю Вас, позовите меня, спросите что-нибудь, скажите мне что-нибудь!

Если Лаврентий Павлович в чем-либо непоправимо ошибся и нанес ущерб Советскому государству, и, следовательно, незачем меня и вызвать, прошу Вас – разрешить мне разделить его судьбу, какова бы она не была. Я ему преданная, верю ему, как коммунисту, несмотря на всякие мелкие шероховатости в нашей супружеской жизни – я люблю его. Я никогда не поверю в его сознательное злонамерение в отношении партии, не поверю его измене ленинско-сталинским идеям и принципам. Следовательно, я не заслуживаю никакой пощады! Я только прошу пощадить моего сына Сергея. Он молодой, способный, принципиальный, образованный коммунист. Ему двадцать восемь лет, и уверяю Вас, у него не было и двадцати восьми досужих дней. Я все сделала для того, чтобы он всегда был занят своей работы и учебой, поэтому он свою сознательную жизнь провел самостоятельно и независимо от нас. Лаврентий Павлович, занятый всегда большой государственной работой, не мог уделять ему никакого времени и внимания даже тогда, когда он был несовершеннолетним; после же он был всегда вне дома – на учебе или на работе. Он относится к своему отцу с уважением и любовью, как и должен относиться молодой человек к своему отцу, пока он это заслуживает. Он мой сын, в него вложена почти вся моя жизнь; сохраните его для пользы нашего государства, облегчите ему и помогите перенести несчастье, постигшее нашу семью. Его жена, внучка А. М. Горького, – молодая, не имеющая никакого житейского опыта женщина, и притом слабого здоровья. В силу определенных условий у нее не выработано никакой трудовой дисциплины, она незнакома с правилами советского общежития, и малейшее напряжение в жизни вызывает у нее отвращение. Конечно, со временем она вырастет и станет на высоте, подобающей советской матери и женщине, но пока что создать самостоятельно – для нормального физического и морального воспитания детей условия – она не сможет. Таким образом, урегулирование быта и мелочей домашней жизни целиком ляжет на Сергея; все это будет, конечно, отражаться на его работоспособности, о чем я и сожалею. Они ушли из дома без копейки денег. Все трудовые сбережения Серго, в том числе и деньги, полученные за лауреатство, лежали дома и опечатаны. Возможно, он не допущен на работу; что же он должен делать? Помогите ему, прошу вас всех, он это возместит Советскому государству своим честным трудом.

Я воспитана партией, советским обществом и моей семьей в глубоком уважении, любви и преданности вам; это и дает смелость обратиться к вам такого рода письмами.

Нина Т. Берия


РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 463. Л. 176–176 (об.). Подлинник. Рукопись.

№ 1.7

Письмо Н. Т. Берия К. Е. Ворошилову от 29 июня 1953 г.


29. VI.53


Председателю Совета министров СССР Г. М. Маленкову

Секретарю ЦК КПСС Н. С. Хрущеву

Председателю Президиума Верховного Совета СССР К. Е. Ворошилову

Зам[естителю] председателя Совета министров СССР В. М. Молотову

Зам[естителю] председателя Совета министров СССР Л. М. Кагановичу


От Нины Теймуразовны Берия


Двадцать шестого числа этого месяца забрали моего сына (Сергея Л [аврентьевича] Берия) со своей семьей (двое детей 5 и 2? лет и жена 7-месячной беременности), и я не знаю, где они. Не знаю я и то, что случилось с Лаврентием Павловичем] Берия, женой которого я [являюсь] больше тридцати лет.

Я член КПСС, политически грамотна, считаю Л[аврентия] Щавловича] Вашим соратником и другом в деле построения коммунизма. Живя с Л[аврентием] Павловичем] в супружестве десятки лет, я могу сказать, что знаю всю его жизнь, положенную целиком и полностью за советскую власть. Я знаю его человеческие слабости, поскольку жена может видеть мужа и больным, и сердитым, в горе и радости, в плохом и хорошем настроении. Я знаю, какое уязвимое место нашел враг и клеветник, чтобы очернить его. Поэтому прошу вызвать меня и поговорить со мною хоть несколько минут. Я могу, может быть, внести ясность в какие-либо события, компрометирующие его. Долго остаться в таком состоянии и неведении я не могу!

Если Л[аврентий] Берия совершил уже непоправимую ошибку, чем нанес ущерб Советской стране, и его судьба предрешена, дайте мне возможность разделить его судьбу, какова бы она ни была. Это будет самое гуманное и человеческое решение в отношении меня; вместе с тем это будет и заслуженное наказание мною, т. к. я никогда и никому не поверю, что Л[аврентий] П [авлович] изменил делу и идеям Ленина – Сталина.

Прошу всех вас только об одном. Пощадите моего сына. Он мой сын, я одна вложила в него всю мою жизнь. Он образованный и знающий специалист в новой области техники – радиолокации. Он принципиальный и честный человек; он предан Родине, партии и правительству. Отца он любит и уважает, поскольку он заслуживает это. Если же партия ему скажет, что его отец не заслуживает уважения молодого коммуниста, он как дисциплинированный член партии и притом совсем молодой, у которого жизнь целиком впереди, поймет и примирится. Помогите ему выйти с честью из этого несчастья, и он возместит эту заботу нашему государству своим делом и своими знаниями. В него вложено и сейчас много забот и средств

Советского государства (он доктор физико-математических наук, прекрасно владеет иностранными] языками, лауреат Сталинской премии). Дайте ему возможность посвятить свою жизнь процветанию этого государства, не лишайте его возможности продолжить начатое им дело, в которое он кладет целиком самого себя. Он в настоящее время страдает язвой желудка, и, конечно, его семья целиком, по своему несовершеннолетию и неприспособленности к жизни, не сможет ему создать минимально необходимые условия, чтоб не обострилась болезнь. Тем более что они ушли из дома без единой копейки, т. к. все его трудовые сбережения опечатали. Имея жену, и детей, и внучат, легко себе представить, в каком я состоянии. Если еще несколько дней я останусь в этом неведении, я сойду с ума! Позовите же меня, спросите и скажите что-нибудь, дайте мне возможность повидать мужа, моего сына и внучат моих. Я должна убедиться, что все они живы, или прикажите убить меня, чтоб я так беспрерывно и жестоко не страдала!

Нина Т. Берия


РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 463. Л. 177–177 (об.). Подлинник. Рукопись.

№ 1.8

Письмо Н. Т. Берия В. М. Молотову от 29 июня 1953 г.

29. VI.53


Председателю Совета министров СССР Г. М. Маленкову

Секретарю ЦК КПСС Н. С. Хрущеву

Председателю Президиума Верховного Совета СССР К. Е. Ворошилову

Зам[естителю] председателя Совета министров СССР В. М. Молотову

Зам[естителю] председателя Совета министров СССР Л. М. Кагановичу


От Нины Теймуразовны Берия


Двадцать шестого числа этого месяца около 12 часов ночи забрали моего сына с семьей (беременная жена на 7-м месяце и двое детей – одной 5 лет, другой 2 1А года), и с тех пор я о них ничего не знаю. Меня оставили одну, сказав, что Л[аврентий] Щавлович] Берия задержан по распоряжению правительства.

Я супруга Л[аврентия] Берия с 1922 года, т. е. больше тридцати лет, я член КПСС, политически грамотна, имею высшее образование (кандидат с[ельско]/ хозяйственных] наук). Как все советские граждане, я считаю, что Л[аврентий] Щавлович] – Ваш соратник и друг в деле строительства коммунизма, в деле борьбы против внешних и внутренних врагов Советского Союза. Я полагаю, все вышесказанное дает мне право обратиться непосредственно к Вам с просьбой, уделить мне полчаса, с тем чтобы поговорить со мною. Л[аврентия] Павловича я знаю очень хороню и в горе, и радости, знаю его человеческие слабости и, следовательно, уязвимое место, откуда враг и клеветник мог к нему подойти; я не глупый человек и понимаю, что к чему Поэтому, мне кажется, я сумею в какой-то степени пролить свет на какие-либо события, компрометирующие его.

Я прошу Вас, вызовите меня к себе; у меня нет никого, и я совсем не знаю, что мне делать. У вас имеются жены, дети, внучата. Вы поймете, что со мною делается. Если я еще дня три останусь в таком положении – не выдержу!

Если Лаврентий Павлович в чем-либо непоправимо ошибся и нанес ущерб Советскому государству, и, следовательно, незачем меня и вызывать, прошу Вас разрешить мне разделить его судьбу, какова бы она ни была. Я ему предана и верю ему как коммунисту, отношусь к нему как [к] человеку, отдавшему всю свою жизнь на благо советской Родины. Я люблю его, несмотря на всякие мелкие шероховатости нашей супружеской жизни; я никогда не поверю в его сознательное злонамерение в отношении ленинско-сталинских идей и принципов. Т[аким] о[бразом], я не заслуживаю никакой пощады.

Я прошу пощадить моего сына С[ергея] Л[аврентьевича] Берия. Он молодой, способный, принципиальный, образованный коммунист. Я все делала для того, чтобы он был исключительно занят своей учебой и потом работой. Ему двадцать восемь лет, и я уверяю Вас, у него не было за это время и двадцати восьми досужих дней. Теперь он инженер, конструктор в области радиолокации, доктор физико-математических наук, лауреат Сталинской премии, знает хорошо иностранные языки. Помогите ему перенести несчастье, постигшее нашу семью, и сохраните его для пользы нашего государства.

Лаврентий Павлович, занятый большими государственными делами, не мог уделять внимания своему сыну даже и тогда, когда сын в этом нуждался, будучи маленьким; самостоятельный и совершеннолетний Сергей и не претендовал на это внимание. Он относится к отцу с любовью и уважением, как и должно быть, если отец заслуживает этого.

Жена Серго, внучка А. М. Горького, еще очень молодая, не имеющая никакого житейского опыта женщина, и притом очень слабого здоровья. В силу определенных условий, в которых она воспитывалась, она незнакома с правилами советского общежития, и малейшее напряжение в жизни вызывает у нее отвращение и апатию. Со временем она, конечно, станет на высоте советской женщины и матери, но пока что создавать условия нормального физического и морального воспитания детей придется одному Сергею, без ее помощи; это будет отражаться, конечно, на работоспособности его, о чем я особенно беспокоюсь. Они ушли из дома без денег, поскольку все трудовые сбережения Серго, и в том числе и деньги, полученные за лауреатство и выполнение особых поручений правительства, остались дома опечатанными. У него нет при себе ни одной копейки, и если к этому еще добавить и то представление, что его отстранили от работы, он может пропасть. Он мой сын, я вложила в него всю свою жизнь, помогите ему, прошу как мать!

Остаюсь в глубоком уважении и преданности к Вам

Нина Теймуразовна Берия


РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 463. Л. 178–178 (об.). Подлинник. Рукопись.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное