Олег Максимов.

Дневник китобоя



скачать книгу бесплатно

© О. Максимов, текст, 2016

© ООО «Живем», 2016

* * *

Слово к читателю

Сразу после войны с Германией я завершал учебу в школе юнг, но проходил практику на военном госпитальном корабле «Воронеж». Вахту несли, как и вся команда. В один из дней я стоял впередсмотрящим. Это на самом носу идущего корабля. Начинался шторм при выходе в Баренцево море. По палубе хлестко летали тяжелые брызги. Нужно было высматривать плавающие мины, да и торпеды тоже. Смеркалось. На фоне горизонта я увидел подозрительный след разрезающей волны торпеды. «Вижу след!» – крикнул я. Корабль резко увернул в сторону. Вот и все. А иногда можно было увидеть и плавающую мину – это была обычная жизнь на корабле во время переходов по морям и океанам, этому не придавалось особого значения.

После завершения учебы однажды меня вызвали в военкомат. Мне вручили повестку на службу и медаль «За героическую оборону Советского Заполярья».

Все это я вспомнил, чтобы объяснить, как я попал на китобойную флотилию.

Практика на военных кораблях плюс медаль у мальчишки сыграли особую роль. Но перед срочной службой, сразу после войны, мне довелось сделать интересный рейс на рефрижераторе «Умба» в Кёнигсберг. Это был секретный рейс. Мы только по выходу в море узнали, что нам предстоит добраться до Польши, а потом и в Кёнигсберг. Это было тоже опасное мероприятие: в конце войны появились магнитные мины. Они сами ползли к кораблям. Вот почему мы шли шхерами, но нам пришлось-таки заглянуть в послевоенную Швецию – в город Карлсхам. Там предстояло провести размагничивание, чтобы эти прыткие мины нас не схамали. Ой! Сколько их было после войны!

Мы пришли в Гданьск. Потом нам к палубе приварили гигантский варочный котел. Это была авантюра. Изменился вертикальный баланс корабля. Мы долго ждали благоприятной погоды, ибо мы даже при малом волнении ушли бы на тот свет. Но все прошло благополучно. С этой бандурой чуть не выше мачт встали на рейде Кёнигсберга и ждали гигантский кран, который нам оставили немцы так кстати, а я любовался с рейда Королевским замком. Он был почти целый – только башня слегка повреждена. Город еще дымился в некоторых местах. На берег нас не пустили. Он был еще заминирован. Опять проклятые мины! Через неделю мы снова вернулись в Польшу и долго болтались без дела, а потом тем же путем пошли в Мурманск.

Наша старая калоша, полученная от немцев по ленд-лизу, вдруг скисла. У нас потек котел. Это был обыкновенный паровой котел на угле. Вода из котла стала поступать в топки, разогретые обыкновенным углем. После собачей вахты, я только прилег, и вдруг ко мне врывается мой коллега-кочегар с выпученными от страха глазами:

– Олег! Все! Хана! В топках вода! Что делать? Мы взорвемся…

Я мгновенно накинул робу и через минуту уже был в кочегарке.

Вся машинная команда собралась около котла. Кстати, мы находились в море – и никаких берегов и огней.

И как всегда, в такие моменты действует «закон подлости». Волна уже хлестала по палубе. Ко мне подошел стармех:

– Олег! Ты хрупкий и, мне кажется, влезешь в топку?!

– Я думаю, что смогу проникнуть.

– Хорошо!

Кто-то притащил фуфайки, стеганые брюки, шапку-ушанку, теплые рукавицы и валенки. Без всяких этих причиндалов в топке делать нечего. Меня из шланга облили водой до самого предела. С собой я взял два мощных зубила и средних размеров молоток. Горящий уголь выскребли не весь, а топка блистала чистотой, а из клепок струйками брызгала вода. Такие работы надо делать очень быстро. Давление в котле падает, тогда все вспомогательные механизмы остановятся.

И тогда хана.

В топке я разместился удобно. Приступил к работе. Но зубило я не ставил вертикально. Острые зубки зубила могут отрубить нежные концы клепки. Только горизонтально лежало мое зубило. Высота не позволяла сделать хороший взмах молотком. Рядом, сбоку, пылала огненная смесь. Через 2-3 минуты фуфайка и вся моя одежда была высохшей и могла вспыхнуть. В этот момент мне нужно вылезать, обливаться, и так много раз. Наконец течь прекратилась. Точно такую же работу нужно было сделать на китобойце, но только здесь не будет открытого огня, ибо котлы у китобойца работают на жидком топливе, о котором я упоминаю в дневнике. Кто там будет выполнять эту работу, я не знаю».


Дневник китобоя

Этот дневник китобоя я посвящаю моему сыну Дмитрию, спасшему рукопись от забвения.

Отец

1 октября 1954 года. Одесса

Полным ходом идут приготовления в рейс. Завтра должны уйти. Сегодня ходил за чемоданом к Ремсу: плащ, бушлат, галстук оставил у него. Сделал еще некоторые закупки для рейса. Сходил на почту и получил последнее письмо от Рафаэля, дал ему ответ и написал письмо маме. Все дни в Одессе, со дня приезда, чувствовал себя напряженно, ибо длилась неопределенность.

Сейчас все определилось, я иду в девятый рейс.

2 октября. Одесса

Сегодня флотилия уходит в 9-й рейс. В пять часов дня нас проверили таможенные власти, и мы отошли на рейд. Ветер северный, вероятно, будет шторм. Настроение у меня какое-то безразличное. Для меня это второй рейс, и уже все знакомое. В девять вечера флотилия снялась с якоря и взяла курс на Босфор.

Погода неважная. Дневник веду карандашом, так как в последний день в Одессе украли авторучку.

3 октября. Черное море

Слегка качает. Сегодня ночью на вахте получил небольшое крещение. На палубе нужно было закрепить бочки, и безусловно, вымок по горло. Воду на себя китобоец берет очень сильно. Чувствую себя хорошо. Думал, что буду укачиваться, но, однако ж, перерыв не сказался. Я же фактически больше двух лет не был в море.

Огни Одессы давно скрылись. Какая-то тоска на сердце. Все же идешь в неизвестное. Что ждет меня? Кто его знает, что может произойти за десятки тысяч миль от родины.

4 октября. Босфор, Стамбул, Дарданеллы

В 8 часов утра подошли к Босфору. Крутые лесистые берега, в некоторых местах есть остатки древних крепостей. Все кажется таким старым, на расстоянии лес принимаешь за мох тысячелетней давности. Ведь когда-то этот широкий пролив переплывал Байрон.

Пригород Стамбула очень большой и тянется на много километров. В одном месте на повороте к Стамбулу виднеется дача нашего посольства, и там, на балконе, нас приветствовали две женщины. Ребята говорят, что они каждый год встречают флотилию и провожают. На подходе к Стамбулу есть гарем, огороженный двойной стеной, и между этими стенами бегали львы, охраняя гарем какого-то шаха. Сам город Стамбул очень красив, расположен лестницей. Есть дома европейского стиля. Далеко видны мечети и громадный Софийский собор. Днем прошли Мраморное море, а вечером уже вошли в Дарданеллы.

5 октября. Эгейское море и Греческий архипелаг

Весь день огибали Грецию. Много встречается островов. Местность гористая и в основном голая. Может, и есть какая-то растительность, но на большом расстоянии не видно.

Погода тихая. Ночью очень тепло. Дует легкий, ласковый ветерок. Пока все благополучно. Скоро подам телеграммы домой и другу Тихомирову.

6 октября. Средиземное море

Первый день в Средиземном море, но оно уже нас стало трепать. По левому борту сопровождает турецкая подводная лодка. В 1949 году нам здесь не разрешали пройти и даже пригрозили стрельбой с берегов Греции. Там тогда была гражданская война. Днем видел плавающую черепаху. Завтра обязательно появятся летающие рыбки. Погода скверная. Треплет очень сильно.

7 октября. Средиземное море

Мы идем миль за сто пятьдесят от берегов, а в машинном отделении поймали обыкновенную стрекозу. Это очень странно: неужели она может преодолевать такие расстояния? Шторм усиливается. Идет гроза. Огненная молния перерезает небо. Временами проходит дождь, но шторм не гасит. Волна баллов 8–9. Качку переношу неважно.


Это я в Гибралтаре


8 октября. Средиземное море

Около четырех дня показался берег Сицилии. Местами видны песчаники, но в основном берег зеленый. Погода скверная. Проходят шквалы. Совершенно неожиданно вздымаются волны, ветер превращает их в столб брызг и бросает выше мостика китобойца. По палубе сейчас не пройдешь. Она как у подводной лодки – вся в воде. Сегодня прошло профсоюзное собрание. Приняли соц. обязательства.

9 октября. Средиземное море

Идем вдоль Африканского побережья. Берег крутой и, вероятно, скалистый. В 5 часов вечера над нами стал кружить французский самолет. Он несколько раз проходил над самыми верхушками мачт. Хорошо видны 8 или 12 пушек.

Шторм то утихает, то вновь начинается с новой силой. Качка ужасно надоела. В кубрике – как в тарантасе. Вечером нас догнала английская эскадра.

10 октября. Средиземное море

Вода и волны – больше ничего. Качка продолжается. Уже 8 дней плавания.

11 октября. Средиземное море

Сегодня повеселее, скоро будем в Гибралтаре. Перед входом в пролив, миль за 60, будет проходить бункеровка и короткая стоянка.

12 октября. Средиземное море

Ночью на моей вахте вошли в Гибралтар. Мы пошли к базе, взяли топливо и продукты. Завтра вышлю домой телеграммы.

13 октября. Атлантический океан

Погода стоит хорошая. Сегодня днем на моей вахте встретили в океане сгоревший транспорт, шедший из Северной Америки. Команда его уже покинула. Он – как коробка в океане. Сильно дымит. Завтра будем у Канарских островов.

14 октября. Атлантический океан

Весь день идем вдоль Канарских островов. Погода стоит очень хорошая, не жарко. Иногда на борт садятся птички, потерявшие материк. Канарские острова очень красивые. Идет гряда игольчатых скал. Говорят, что здесь самые лучшие соловьи. Стал привыкать, а то чувствовал себя угнетенно. Наблюдал восход луны. Это что-то необыкновенное!

15 октября. Атлантический океан

Весь день идем по саранче. Она, видно, хотела атаковать Африку, но подувший ветер с Африканского побережья свалил ее в воду. Вот поэтому мы весь день идем по живой саранче. Представляю, сколько бы она принесла вреда. Сегодня прошло комсомольское собрание. Организация у нас из трех человек. Начинается жара.

16 октября. Атлантический океан

Вода и небо – вот два верных спутника, да еще отбившаяся птичка. Сегодня первый день выдали сухое вино.

19 октября. Атлантический океан

Мы идем на траверзе Африки. До берега 100 миль. Как ни странно, но над палубой летают бабочки. Как же им удается так далеко залетать?

Подходим к экватору. Жара усиливается. Нести вахту становится очень тяжело. Надо заметить, что я отвык от усиленного, напряженного труда. Но ничего – должны победить!

20 октября. Атлантический океан

Очень странное и редкое явление – экватор нас встретил штормом. Сильно бьет. Качка самая настоящая. Прошли грозовые тропические дожди. Вчера мы спали на палубе.

А сегодня ходить по ней опасно.

Как-то день тому назад я лежал на палубе, вдруг говорят в последних известиях, что флотилия прошла Канарские острова; ну а мы уже к экватору подходим.

21 октября. Экватор

Сегодня на моей вахте – в 14 ч. 35 мин. – пятью гудками, по существующей традиции, приветствовали экватор. Небо резко изменилось. Звезды встали в другом порядке. Еще не скрылась наша Северная звезда – Большая Медведица, а уже появился Южный Крест. На небе какие-то ромбы, трапеции… Погода улучшилась. Отправил поздравительные телеграммы.

22 октября. Атлантика

Сегодня бункеровка. На базу передал доверенность и заявление. Слегка качает. Жизнь течет по старому руслу.

26 октября

В «Зубы» бьет свежий ветер с юга. Это значит – с Антарктики. Нас преследует большая океанская зыбь.


Редкий штиль…


27 октября

Сегодня видел громадного альбатроса, он кружился высоко над мачтами. Вот уже 25 дней на воде. Скоро промысел. Пушки уже пристреливали…

28 октября. Южная Атлантика

Находимся на траверзе Кейптауна. Занимаюсь по учебникам 9-го класса.

29 октября. Южная Атлантика

На палубе все закрепляем особенно тщательно. Ожидаем шторм на «Гремящих Сороковых».

30 октября. Южная Атлантика

Сильный шторм. Любуюсь гигантскими волнами. Стихия!

Писать дневник трудно.

31 октября. На выходе к Антарктике

Шторм стал утихать. Мимо нас и над нами носятся большущие альбатросы – они как самолеты.

1 ноября

Идем к месту промысла.

2 ноября. Антарктика

Завтра начнем убой китов. Шторм продолжается. Появились голуби, видели группу китов, но из-за нескольких штук не стали останавливать флотилию, ибо это еще не место промысла.

3 ноября. Антарктика

Идем в положении, готовом к бою с китами. Шторм продолжается. Айсбергов пока не видно. Сегодня фактически начат промысел. Первого кита убила «четверка». 5-й китобоец убил трех. Около 16 часов мы увидели трех китов. Второй раз увидели двух в девятом часу вечера, но быстро опустились сумерки, и киты нас обхитрили. Итак, первый день промысла для «шестерки» неудачен.

4 ноября. Антарктика

Сегодня убили двух больших финвалов. Промахов сделали три. Погода стоит паршивая. Волна баллов семь. Гарпунер Регушевский в первый раз на этом китобойце – пристреливается. Китов мало в этом районе. Всю ночь будем передвигаться по кромке льда, это занятие небезопасно.

«Пятерка» вчера убила три кита, но сегодня – провал.


Первый кит


5 ноября. Антарктика

Сегодня ничего не убили. Встретили два раза по два кита, но очень сильно штормило, и мы их бросили… После 16 часов погода установилась, но китов так и не встретили.

Идем по кромке льда. На горизонте появились айсберги.

Но пока очень редко. Летает много чудесных белых голубей.

Началось обмерзание корпуса и оснастки.

6 ноября. Антарктика

Рядом с нами китов нет. В других районах убой идет успешно. Погода стоит скверная. Ледяные горы и барьеры из них уже совсем рядом. Сегодня получил расчетный лист, на котором мне уже начислено 473 рубля чистоганом. Телеграммы из дома не получал. Когда были рядом с базой – так мы называем китобазу «Слава», то наблюдал за голубями. Они плавают около борта и склевывают кровь с китов, которые всегда болтаются у слипа базы. Но одновременно пачкаются в мазуте, шлейф которого всегда у борта.

Голуби отбиваются от грязи, она им мешает, они отбиваются от нее, но холодный мазут с перьев сшибить невозможно.

Как уж они потом будут жить – не знаю, наверное, погибнут.

Прочел внимательно экономическую географию зарубежных стран.

7 ноября, 37-я годовщина Великого Октября

Сегодня очень сильный шторм. Ветер 11 баллов, но мы чудом убили четыре кита; и все солидных размеров. Два из них взяли за барьером из айсбергов. Это большой риск.

Посмотрел я сегодня, как матросы работают во время шторма, и сделал выводы, что работа эта всегда на грани жизни и смерти.

9 ноября. Антарктика

Почти полный штиль. До 16 часов не встретили ни одного кита. Позже – на моей вахте – убили одного кита и сделали четыре промаха. Анатолий, наш гарпунер, сегодня что-то бьет плохо. Это бывает со всеми гарпунерами. «Дед» – старший механик, говорил, что когда в паре убивают матку кита горбача, то самец не убегает, а все время находится около нее, а если убьют самца, то матка мигом удирает. Все ясно. Бережет потомство.

Идем мимо Южных Сандвичевых островов.

10 ноября. Антарктика

Шторм. Никого не убили. Да и все остальные китобои – на мели. Кто-то, правда, убил зубатого кашалота да малого финвала.

Погода скверная; туман. Видно, только в Антарктике бывают и ветер, и туман, даже странно – может быть и ураган, и туман…

11 ноября. Антарктика

Шторм баллов десять. Сегодня зачерпнули так, что вода аж в трубу залетела. Через верхний люк потоки воды оказались в кочегарке. После обеда шторм не стих, но нам удалось заарканить пару гигантов. А последний особенно большой.

Сейчас мы идем к базе. Итого: на нашем счету 11 китов.

12 ноября. Антарктика

Сегодня весь день шторм и туман. Но на моей вахте встретили два блювала; дали выстрел, но мимо. После этого их потеряли в тумане. Охота за китами заразительна для всех моряков. Это как на футбольном поле. Только здесь идет борьба за большие деньги. А это уже серьезно…

13 ноября. Антарктика

Сегодня вся флотилия фактически без китов. Есть единицы. Мы тоже без единого кита. Настроение хуже, когда нет китов. С ними веселее. Но война на «футбольном» поле продолжается.

14 ноября. Антарктика

Видели только одного кита – блювала; гонялись за ним 8 часов, но без результата.

Стрельнули один раз, но мимо. Вот таковы дела. А вот «семерка» убила семь китов. Другие китобойцы тоже хорошо поработали. У нас процент выполнения плана – 35,9. А у некоторых 60–70 %. Увидим, что будет дальше. Сегодня с утра был штиль.

15 ноября. Антарктика

Шторм – 10–11 баллов. Много встречали китов, но убить их не смогли. Стреляли только один раз. Волна очень большая и сильная; даже с полубака смыло гарпун. План под угрозой срыва. Как стало известно, «восьмерка» убила блювала – 28 метров.

В нынешнее время большие киты редкость. Поголовье убывает.

16 ноября. Антарктика

Сегодня мы убили только одного кита, но другие китобойцы тоже не блещут. Этот кит нас поставил в очень тяжелое положение: когда его ранили, то он нырнул под айсберг и вышел с другой стороны. Сзади нас тоже оказался айсберг, и, таким образом, мы оказались между двух гигантских льдин. Рубить линь – жаль кита и большой кусок нейлона. Из этого положения вышли. Его добили и отдали базе…

17 ноября. Антарктика

После обеда обнаружили китов. 10 часов подряд гнались за ними; догнали, дали выстрел и… мимо. Потом еще мчались за ними до 22 часов, но они от нас ушли. Волна была до 12 баллов. Это безумие!

18 ноября. Антарктика

Стоит шторм. За кормой летают какие-то черные птицы – они питаются падалью… Китов нет.

19 ноября. Антарктика

А сегодня хороший день. Погода стоит чудесная! Нарвались на стадо и убили пять китов. Охотились с шести вечера и до темна. Это хороший результат. Мы катастрофически отстали от передовых китобойцев. Теперь мы резко продвинулись вперед.

В Антарктике – как на охоте в лесу…

20 ноября. Антарктика

Штиль до обеда. Китов масса, но охотится сегодня помощник гарпунера. Он убил только три кита при колоссальной возможности. Регушевский – наш гарпунер – говорит, что он взял бы не меньше десяти. Очень жаль!

Нами убито с начала промысла 20 китов, у «семерки», «восьмерки», «девятки» по 30–32 кита, то есть – план. Правда, мы догнали «тройку», с которой соревнуемся. У нас было 12, а у нее 19. Сейчас сравнялись, и это уже хорошо. Вот таковы дела!

Читаю Золя «Лурд».

21 ноября. Антарктика

Шторм. Уже вчера после обеда погода испортилась. Здесь всегда так: хорошая погода – один день, плохая – ураган, шторм – 10 дней. Вот и попробуй выполнить план. Сейчас мы находимся в районе 54-го градуса, писать очень трудно – жутко бросает, сердце замирает. Только вот сейчас поддели большую волну носом, и вода шумит над моей головой.

Сегодня получил телеграмму от мамы – деньги до нее дошли. Слава Богу!

22 ноября. Антарктика

С утра сильно штормило. После обеда стало тише, но опустился туман. Охотиться невозможно.

Идем медленно – 45 оборотов. Вчера был шторм 11 баллов. Находимся на 53-м градусе. Всего флотилия убила четыре кита. Это очень мало.


Моя мама и я в кожанке


23 ноября. Антарктика

Сегодня с утра было баллов пять, и мы сумели убить два кита. Сделано три промаха. После обеда разыгрался шторм. Весь день были туманы.

24 ноября. Антарктика

В 6 часов утра увидели китов – сделали два промаха. После обеда – шторм. Легли в дрейф. Сегодня ночью была бункеровка.

25 ноября. Антарктика

Утром в шесть часов встретили стадо китов, гонимое касатками. Было интересно наблюдать: киты шли беспорядочно, и мы смогли бы убить очень много китов, но нас преследуют неудачи. Дело в том, что пушка у нас сегодня сделала раз десять осечку. Это сильно подорвало наш план. Убили мы сегодня всего два кита, а могли бы 10.

Итак: 24 кита, а план – 31. Осталось пять дней до конца месяца. Интересно, что покажут эти дни?

План, я думаю, что выполним, но и это еще под вопросом. А наблюдать за боем китов весьма интересно.

Второго кита убили часов в 9 вечера. Начался шторм баллов 9–10.

26 ноября. Антарктика

Весь день в дрейфе. Шторм 10–11 баллов, но считается промысловая погода. Бочкарь сидит на месте – на верхушке мачты. Представляю, какие он там делает пируэты. Китобойцы «восьмерки» и «двенадцатки» ухитрились убить по киту и в такую погоду. Мы поздно вечером встретили группу китов, но… время ушло.

«Двенадцатый» китобоец получил серьезные повреждения. Лопнула шахта машинного отделения, выбило волной двери на боддеке, залило кают-компанию, камбуз, каюту капитана. Судну требуется серьезный ремонт, ибо оно может утонуть…

27 ноября. Антарктика

Загарпунили два кита. Киты сходят с ума – очень долго их гоняли. Среднее волнение. Временами наступает туман.

28 ноября. Антарктика

Погода стояла туманная. Обстановка напряженная. До плана нам не хватает 3–4 кита. С выполнением плана – вся команда получает премию. Я – 280 рублей. Это 20 % промыслового оклада. Капитан – 1200 рублей, «Дед» – 1000 рублей. И так все потеряют, если не убьем 3–4 кита. Команда ходит злая, угрюмая, но что сделаешь! Охота.

Но в самом конце дня мы зацепили четырех гигантов. Ура!

Погода средняя. На градуснике –2, широта – 55 градусов.

29 ноября. Антарктика

Вчера вечером разыгрался шторм, но ночью уже стих. Утром полный туман накрыл океан. Шли в тумане и встретили случайно одного сонного кита и убили его. Сейчас у нас стало 98 %. Надо еще одного кита или два для расхода, и тогда план обеспечен.

А значит, будет желанная премия.

Сегодня вся флотилия убила всего пять китов. Туман стоял весь день и сейчас, в 10 вечера, еще держится. Завтра решающий день.

30 ноября. Антарктика

Густой туман, даже конец мачты не виден. Одного кита так и не нашли. У нас – 98 % плана. Премия гукнулась. Все очень сожалеют, но закон суров. Вся флотилия убила два кита. Вот уже три дня лежит над нами белое покрывало. Стоим в дрейфе. За бортом плавает пингвин и сильно орет. Просится на борт; видимо, устал. Подавал ему опорный крюк, но он побаивается…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2