Олег Лукойе.

По эту сторону небес. Избранное. Сборник стихов и текстов песен



скачать книгу бесплатно

© Олег Лукойе, 2017


ISBN 978-5-4483-6211-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Август

 
Август степенно спустился по трапу
тёплых дождей.
Запахом мёда, медью заката
в гущу полей.
В лёгкой рубашке. Веки прикрыты.
Грустный слегка.
Добрый как прежде, но прячет улыбку
за облака.
 
 
Август небрежен, вальяжен на троне.
Долог был путь.
Просто устал и на лоне природы
сел отдохнуть.
В складках зонта августейшей особы
прячется лень.
К вечеру ближе заплачет росою
беглая тень.
 
 
Август серьёзен, но он и беспечен
в каждой строфе.
Август посадит ребёнка на плечи.
Купит конфет.
Скинет рубаху и бросится в Лету,
крикнув: Пока!
Август под осень заглянет к десерту…
Наверняка.
2010
 

Аквафиеста

 
В городе ливень… Сколько веселья!
Лужи… Машины.
Вжарило лето кантатой кисельной.
Под матершину…
Ноги босые… Взору приятны
мокрые платья.
Милые дамы глазами распяты…
Как это кстати.
Ангелы, черти ли бьют в барабаны,
лупят в тамтамы.
Чистая пятница, русские бани.
Радуги гаммы…
Тысяча тысяч вольт напряженья
пляшут по крышам.
А над домами разводят и женят
с грохотом вспышек…
Ливень июльский лижет прохожих
гребнем небесным…
Аттракцион за ломаный грошик…
Аквафиеста…
2011
 

Алфавит

 
Гуляет ветер по спинам плетью
и рвёт на клочья небесный свод.
С дождём и снегом посланник неба
земное время несёт вперёд.
 
 
Идём по следу зимой и летом.
А ветер пишет наш алфавит.
От Альфы к Бетта… До Дельты… Дзеты…
И очень редко до буквы Фи…
 
 
Почти не ропщем. Довольны в общем.
Тянуть умеем кота за хвост.
И век наш тощий сживаем дольше.
Сшивая души свои внахлёст.
2016
 

Анкета

 
Год рождения, даты… числа.
Где родился. В какой семье.
Что закончил. Когда учился.
Ниже краткое резюме:
 
 
К алкоголю я безразличен.
С детских лет не терплю табак.
Из семьи небогатой… Обычной.
Из животных – люблю собак.
Однолюб. Семьянин по природе.
Бескорыстен и справедлив.
Болен сердцем… Но лишь о народе.
Педантичен. Трудолюбив.
Не азартен. Люблю порядок.
Ненавижу мясо и кровь…
 
 
Ниже подпись. Под ней же, рядом:
Чин: ефрейтор. Гитлер Адольф.
2009
 

«Апостол»

 
В тот вечер смурной я не выпить не мог.
А рак на горе возьми да свистни…
И пОднял я душу свою, как бог.
На тысячу грамм над уровнем жизни.
Я был капитаном, попавшим в шторм.
Накрытым волной.
Девятым валом.
Я нёс на закуску чистейший вздор
и пол-бутерброда с копчёным салом.
Я шёл наугад. Раздвигал дома,
маршрут доверяя знакомым звёздам.
Меня не пугала сума и тюрьма.
На этой вечере я был апостол.
Я сам для себя был Исус Христос.
И сам для себя я был Иудой.
Я каждую б… дь целовал взасос…
Но брезговал пить из одной посуды.
С рассветом душа вернулась в чулан.
А с нею и я в свой тихий омут.
Не будет больше таинственных стран.
Я снова надолго впадаю в кому…
Я, просто, в тот вечер, не выпить не мог.
Меня душила моя квартира.
Я поднял душу свою, как бог…
На целый литр над уровнем мира!
2011
 

Апрель

 
Солнечный ветер в стекло северным шквалом.
Всюду белым-бело. Облаком талым
небо роняет весну в снежные кущи…
Ловится на блесну всякий живущий.
Лупит в окно Апрель каплями жизни.
Небо над миром – гжель. Ныне и присно.
Время ползёт луной. Пятниц неделя…
Светлых ночей вино льётся в постели.
Кто-то споёт в душе. Или заплачет.
Солнце на вираже. Будет удача!
В брызги разбил стекло солнечный ветер.
Снова белым-бело нА этом свете
2015
 

Аркадия

 
Тёплый ветер вязок и напитан мёдом.
Заиграет брагой, если влить воды.
Непутёвый август затерялся в сотах.
Облагает данью дачи и сады.
 
 
Во поле берёзка. На берёзке дятел.
Алфавитом морзе отбивает SOS.
Я сижу сомлевший в благости аркадий.
С рюмкой на веранде. В окруженьи роз.
 
 
Солнечного света есть ещё в запасе.
Вечерами слышен мне небесный блюз.
Жить совсем несложно в этой ипостаси,
если с этим миром заключил союз.
2016
 

«Армагеддон перенесли…»

 
Армагеддон перенесли.
Поставлен крест на покаяньи.
Полёт-вращение Земли
пройдёт, согласно расписанью.
Но ветер шепчет не о том…
И небеса не те, что прежде.
Грозят отточенным серпом.
И норовят то в глаз, то между.
Армагеддоны не в чести…
В эфире – квант анестезии.
Где трупы теленовостей
сочувствием не заразили…
И звёзды светят не о том.
Но нескончаема надежда…
Гуляет в небе босиком…
В своих разорванных одеждах…
2009
 

Атрофия чувств

 
Был грех такой – пригубил слегка…
А наутро невесело, муторно…
Я под вечер кому-то намял бока,
чтоб не шарил у нашего хутора.
 
 
Отвязал быка, да на волю пустил,
чтоб вдохнул перед смертью свободу.
Чтоб познал юдОль наших палестин
и прочувствовал бычью породу.
 
 
На гитаре пульс зазвенел струной.
Я запел-завыл, чтобы ёкнуло…
А на небе звёздочки нет ни одной…
Беспросветная темень за окнами.
 
 
Коротаю век. Третий год один.
На погосте спит благоверная.
Для неё я жил, хоровод водил
и любил, хоть была она стервою.
 
 
Я налил в стакан, а вот пить не хочу.
Мне не пьётся, не ймётся, не спится.
У меня синдром атрофии чувств.
Мне что чистый спирт, что водица.
 
 
На гитаре нерв зазвенит струной.
Запою-завою, чтоб ёкнуло…
В чёрном небе звёздочки нет ни одной…
Непролазная темень за окнами.
2011
 

Bug, иль не bug

 
Времени ветер сжирает лицо.
Кожу сметает с солёных скелетов.
Встанут в линейку почивших отцов
вечные странники вечной вселенной.
 
 
Души вздохнут и прошепчут: «Пока»!
Бывшие люди покинут планету.
Их мультиплексный набор ДНК
буквами ХУ (…) передаст эстафету…
 
 
Хакеры божьи без дел не сидят.
Пишут, стирают, ломают программы.
Жёсткие диски галактик летят
от излучений рентгена и гаммы…
 
 
Bug, иль не bug? – Вот в чём главный вопрос!
Встал под ребром и до коликов бесит.
Бог же свой палец над кнопкой занёс.
Чтоб, если что, активировать «reset»…
2017
 

Банджи-джампинг

 
Падаю каждое утро с небесной вершины,
ловно подвешенный на  пуповине – тарзанке..
С вечера к ночи сжимается время пружиной,
в небо бросает и вновь возвращает назад.
Землю, и небо, и даже себя между ними
вижу отлично, хотя и остаточным зреньем.
Вижу, как мёртвые стали там снова живыми
и нечто такое, что я разрешил все сомненья…
 
 
…Бритва рассвета повисла над пуповиной.
Тихое небо по-прежнему дышит покоем.
Планета Земля не готова к рождению сына!
Две тысячи триста недель беременна мною…
2015
 

Белая кровь

 
В плену распахнутого неба
я покупаю год за три.
За голубой эффект плацебо.
За ярко-красный свет зари.
 
 
Я не умею торговаться.
Ни продавать, ни покупать…
И я купил бы год за двадцать…
Но мне их нечем отдавать…
 
 
Я покупаю поминутно
порывы нежности ветров
и право просыпаться утром,
пока не выпало зеро…
 
 
Я не оставлю недопитым
свой мир, храни меня мой Бог…
Снега белы как лейкоциты…
И нет ни тропок, ни дорог..
2015
 

«Броньги»

 
В мире нет надёжнее брони,
чем броня из крашеной бумаги.
Евро, фунты, доллары, рубли…
Или просто – денежные знаки.
Деньги защитят вас от ментов,
от плохих судебных приговоров.
Снимут порчу налоговиков
и дадут защиту прокурора.
Деньги не пошлют вас на войну.
Не дадут пропасть на поле боя.
Если что, вы смените страну,
или политическую волю…
 
 
Говорят, что деньги любят счёт.
Глупость! Никого они не любят.
Говорят, что их придумал чёрт.
Ерунда! Их выдумали люди.
2011
 

Будем жить

 
Облака лиловым светом
озаряют поднебесье.
Это верная примета.
Вьются ласточки-стрижи.
Мы летим на синем шаре.
Неуклюже землю месим.
Нас, как минимум, по паре.
Это значит, будем жить.
 
 
Будем праздновать закаты.
Будем праздновать рассветы.
Мы с тобой не виноваты
в том, что верим в миражи.
Майский дождь пришьёт заплаты,
значит снова будет лето.
Нас растащат на цитаты.
Это значит, будем жить.
 
 
Допиваю летний вечер
на малиновом ликёре.
Время терпит, время лечит
неприкаянность души.
Мне кукушка обещала —
умирать ещё не скоро.
Дело стало быть за малым.
Это значит, будем жить.
2012
 

В гостях у Господа

 
В манной каше облаков
солнце плещет жёлтым маслом.
Ты пугаешься напрасно.
До земли не далеко.
 
 
Тонкой нитью серебра
извивается по взгоркам
то ли Кама, то ли Волга.
То ли даже Ангара…
 
 
Воздух твёрже чем алмаз.
Ты не веришь, и не надо.
Посмотри в иллюминатор!
Посмотри в окно хоть раз!
 
 
Посмотри на благодать!
Вот Урал, а вот Саяны.
Мы с тобою великаны.
До земли рукой подать.
 
 
Между солнцем и луной
небо любит только сильных.
Только смелым держит крылья.
Посмотри хоть раз в окно!
 
 
Мы лежим на облаках.
Небо ярче изумруда
Посмотри! Я врать не буду.
Мы у Господа в гостях.
2011
 

«В день пресветлый, пресвятой…»

 
В день пресветлый, пресвятой
я гуляю руки в брюки.
И выписывая трюки,
из пивной иду домой.
 
 
С укоризной на меня
смотрят люди и собаки.
Вот вам всем! Не будет драки.
Пил коньяк сегодня я.
 
 
Ветер гонит облака.
Будет дождь. Возможно с градом.
Только мне он как награда
за убитого врага.
 
 
Церкви в касках золотых
грозно машут мне крестами.
Да Господь со всеми вами!
Мне сегодня до балды.
 
 
День пресветлый пресвятой…
Я гуляю, как придется.
Я с женой своей развелся.
Значит, снова холостой!
2012
 

«В женских космах упрятан космос…»

 
В женских космах упрятан космос.
Пара глаз её – пара звёзд.
Луч звезды как ресничный волос.
Тело – между мирами мост.
Ну а я в них простой астероид.
Вьюсь юлою вокруг светил.
Никогда нам не будет покоя…
В кроне дерева Yggdrasil.
2017
 

В Лондон

 
Собирай манатки, Маша, мы уходим в Лондон!
По растоптанной дороге, Лобней через Тверь.
Мы уходим гордым клином с пятою колонной.
Не забудь закрыть все краны и захлопнуть дверь.
 
 
Здесь становится опасно… Снова обманули.
Перистальтика по факту. Крым за Иссык-Куль.
Кремлевары из народа отливают пули.
А из нас с тобой не слепишь этих самых пуль.
 
 
Собирай манатки, Маша, здесь проснулся Космос.
И опять звучит в эфире Юрий Левитан.
Хер рисуют на заборе, значит, он из досок.
В нём полно заноз для тех, кто лезет на кукан.
2016
 

«В моем запасе есть немало слов…»

 
В моем запасе есть немало слов.
И мыслей рой на пару сотен ульев.
Для светлых, мудрых, мыслящих голов.
Да и для тех, в которых свищут пули.
 
 
Мне хватит слов для тех, кто видит сны.
Но наяву, а не храпя в кровати.
Могу разбавить крепкий эль весны.
И для других времён метафор хватит.
 
 
Есть что ответить нищим и царям.
Могу сказать о чем тоскует вечер.
Найти ответ скорбящим матерям.
Вот, только дуракам ответить нечем…
 
 
Для них во мне закончились слова.
И нервной выдержки лимит для них исчерпан.
Прости, Господь… Но я не виноват.
Не свят я… Но они, похоже, черти.
2016
 

«В непроглядной ночи мы наощупь брели…»

 
В непроглядной ночи мы наощупь брели
под дождём, по разбитой дороге.
Оступались в грязи, поднимались и шли.
До мозолей стирая ноги.
Мы устали идти наугад в темноте.
В бесконечном пути по колено в воде.
Мы забыли как видят. Забыли цвета.
Мы забыли зачем человеку глаза.
И тогда
Мы увидели свет!
Как надежду, которой,
казалось, уж, нет…
Вот он наш ориентир! Вот, куда нам идти!
Там любовь и свобода нас ждёт!
Это утра рассвет, это солнечный свет.
Красный блик горизонта – вперёд!
И забыв про усталость, мы мчались туда,
где мы вспомним тепло, где вспомним цвета.
Мы от счастья смеялись, кричали – Ура!
Мы прошли эту ночь сквозь дожди и ветра
и увидели свет!
Той надежды, которой
казалось уж нет…
Мы у цели. И цель тем, кто видит, видна.
Но судьба, о Господь, как жестока она!
Мы стояли, почуяв удушливый жар.
То, что видели мы, был огромный пожар…
И мы видели свет…
От пожара войны, которой
казалось, уж нет…
1990
 

В Октябре

 
В октябре всё безумно пёстро.
Пахнет так, что пьянее вина.
Клён одет в жёлто-красные звезды,
словно маршал в свои ордена.
 
 
В октябре небо вровень с крышей.
За асфальт зацепившись дождём,
зябкий ветер мотает рыжим,
до пушинки промокшим хвостом.
 
 
В октябре расцветают астры.
Птицеводы считают цыплят.
Годы жизни полезным балластом
держат ровно мой добрый фрегат.
2016
 

«В позабытом богом месте…»

 
В позабытом богом месте,
пять избушек да болото,
ветер гладит против шерсти
от заката до икоты.
 
 
В двух избушках – баба с лешим,
чёрт, уволенный из ада.
В третьей – бывший поп. Нездешний
(алкашня с больной простатой).
 
 
А в четвёртой девка-дура
с пятым номером под лифом.
В пятой хате, для культуры,
жил поэт с учёным грифом.
 
 
Был у них такой обычай,
за хореи и сонетки,
гриф снабжал поэта дичью.
А поэт «снабжал» соседку.
 
 
А по средам и субботам,
четвергам и воскресеньям,
тот поэт с попом и чёртом
бился в рамс до посиненья.
 
 
В карты резались безбожно.
Тут же всё и пропивали.
Бабе с лешим били рожу,
чтобы спирт не разбавляли!
 
 
В пятницу, поэт строфою
приучал народ к культуре.
В этот день он был в фаворе…
И понятен даже дуре…
 
 
В позабытом богом месте
пять избушек да болото…
Только места нет чудесней!
Для простого стихоплёта.
2011
 

«Вдоволь вина и хлеба…»

 
Вдоволь вина и хлеба.
В доме горит очаг.
Здесь моя королева
мне не даёт скучать.
 
 
Вдоволь тепла и света.
Крепость моя – мой дом.
Я не чураюсь ветра.
С летним дружу дождём.
 
 
Вдоволь стихов и песен,
чтобы прогнать тоску.
Мне помогает месяц
рифмой залить строку.
 
 
Вдоволь и звёзд над крышей.
Я их люблю считать.
Я их умею слышать,
ночью ложась в кровать…
 
 
Падает спелой вишней
солнце на певчий лес…
День не бывает лишним
в толще густых небес.
 
 
Светит луна на счастье.
В ней отражаюсь я.
И не бывать ненастью
каждого нового дня.
2011
 

Ветер

 
Ветер шил осенними дождями
золото-рубиновый узор.
Плавно, серебристыми крылами,
расписал ворот небесных створ.
 
 
Пьяно пролетел по переулкам,
выметая вздор и всякий хлам.
К вечеру уснул в подъезде гулком,
завершая важные дела.
 
 
Он проснётся рано на рассвете,
лёгким вдохом проглотив туман,
закружит листвой на радость детям
и заглянет в чей-нибудь карман.
 
 
Напитавшись запахами неба,
чтобы стать от этого пьяней,
он опять пропишется на время
в непутёвой голове моей.
2009
 

Вечный город

 
Пальцами мну сигарету,
важно смакуя скуку.
Я подчиняюсь правилу —
жить, чтобы просто жить.
Время меня исправило,
как паутина муху.
Но для души оставило —
«быть, или не быть…»
 
 
Если наступит завтра,
не избежать похмелья.
Завтра всегда разумно.
Даже в полярный день.
Завтра всегда находит
поводы для веселья.
Знает чем тешить новых
скучных своих гостей.
 
 
Бродит по краю света
лунный огарок ночи.
Над разомлевшим городом
зодиакальный нимб.
Шёл на четыре стороны,
чтобы в финальной точке,
сердцем стуча от холода,
снова увидеть Рим.
 
 
Здравствуй, мой город вечный
из миллионов склепов.
Долго же где-то шлялся
ты… Или, может, я…
Гости бросают кости
в очарование неба…
Чтоб не гасло пламя
звёзд твоего кремля.
2014
 

Вечные воины

 
Мы жили на «острове». Самом огромном в мире.
Мы были своими. Мы были совсем другими…
Мы делали планы по выпечке хлеба и стали.
Такими мы были тогда… Какими мы стали…
 
 
Нас раньше делили серпами на белых и красных.
Теперь разделили рублями на классы и касты.
И катится солнце как прежде с востока на запад…
Хоть деньги не пахнут, но мы ощутили их запах.
 
 
Война не закончилась и никогда не кончалась.
Мы вечные воины… Сколько бы нас ни осталось…
И выпишет время нам тот же рецепт на
лекарство.
Заразны идеи построить небесное царство…
2011
 

«Возлюбил бы ближнего…»

 
Возлюбил бы ближнего,
да не получается.
Ближнюю – случается,
да и то не факт.
В тёмном подреберье
мается… вздыхается…
Вечно сомневаюсь я,
в храм или в кабак.
 
 
Щёку бы подставил я
и простил обидчика,
да не подставляется,
вот ведь в чём вопрос.
Эй, миряне-граждане,
спрашиваю каждого:
если б не Иуда,
где бы был Христос?
 
 
Лешими да ведьмами,
вепрями да змеями,
чистыми рассветами
разбавляют мир.
Через звёзды к терниям.
Без любви… Со стервами…
Вечные сомнения —
честь, или мундир.
 
 
Ухватить бы облако
светлое, далёкое.
И хотя бы волоком,
прочь из этих мест!
Мне не нужно лишнего.
Знаю, не простишь меня…
Где прощают ближнего,
вырастает крест.
2011
 

«Воровать не умел…»

 
Воровать не умел.
Жил как мог и хотел.
Не доказывал правду зубами…
Я любовь рифмовал…
И словами играл…
Они любят играть с дураками.
 
 
Затянулась игра…
Может хватит? Пора?
Я устал от удвоенных ставок.
Нет циничней вранья —
к Магомету  гора…
Уж скорее – ночной полустанок.
 
 
Знаю, можно вразнос,
только, там – не всерьёз..
Только здесь я всегда ко двору.
И прости мою глупость нелепых угроз.
Потому что я тоже умру.
2009
 

Ворон

 
Тротуарно-траурный город.
Вдоль дорожек дома с крестами.
Знает каждого старый ворон.
Отпевал их с вороньей стаей.
 
 
Больше века он ждет добычу,
облетая погост дозором.
Старый ворон хранит обычай —
прятать хлеб от собачьей своры.
 
 
Стынет ветер в тенистых кущах.
В тишине только листьев шорох.
Старый ворон, на сон грядущий,
озирает гранитный город.
 
 
Больше века он ждет добычу.
Прилетает за ней по звуку.
У беды есть святой обычай —
полигамна она как сука.
2013.
 

«Вот и всё… Примирись с этой мыслью душа…»

 
Вот и всё… Примирись с этой мыслью душа.
Нет её… И другой уже больше не будет.
Вот и всё… Кружит в пошлой истерике шар.
И на нём бесконечно снуют равнодушные люди.
 
 
Я живу… И ночами гляжу в потолок.
Моя память о ней – соль в изодранной коже…
Я живу… Отбываю пожизненный срок…
Вроде незачем жить… Но обязан и должен.
 
 
Свет не свят. Здесь погибельно даже святым.
Нет её… И другой уже больше не будет.
Боги спят, если плохо под небом живым…
А вокруг бесконечно снуют равнодушные люди.
2016
 

Время

 
Время разрушит старые замки.
Смоет водой.
Чёрные шашки в белые дамки.
Старой бедой.
Мы поседеем… Снова родимся на свет.
Тех, кто своё отвисел на рее,
переместят на лафет…
Время раскинет новые карты
верной рукой.
Грим на лице вытираем о фартук
и на покой…
Белым корветом сон пропадает во мгле.
Те, кто созрел на плодовой ветке,
вновь прорастут в земле.
Время разбавит старые тайны
свежей водой.
Всё виртуальное стало реальной,
новой бедой.
У циферблата меткие стрелы.
В зеркале, словно  в окне…
Те, кто на лица смотрел в прицелы,
встанут лицом к стене…
2009 г.
 

«Время с горы камнем…»

 
Время с горы камнем.
Солнцем горят грани.
Это мой врач давний.
С юности самой ранней.
 
 
Полночь пронзит сумрак,
лунным поддев рогом.
Кто-то опять умер…
Кто-то родился снова…
 
 
Время сомнёт в точку
всё, чему срок вышел.
Или порвёт в клочья
небо над самой крышей.
 
 
Камень с горы ближе.
Рокот его громче.
Осень хвостом рыжим
путает след гончим.
 
 
Катит с горы время.
Ближних собой давит.
А у горы этой
нет ни конца, ни края…
2012
 

Время с тобой

 
Время колесом то с горы, то в гору.
Топливом часов то песок, то порох.
Талой водой то чистой, то мутной.
Время с тобой… Ежеминутно.
Ждать и догонять каждому случилось…
Верить, уповать на божию милость.
В берег прибой… Ветер попутный…
Время с тобой… Ежеминутно…
Каждый кто терял, понял – так надо.
Могилы оскал… И холм за оградой…
Выпорхнет звездой новое утро…
Время над тобой. Ежеминутно…
2015
 

«Время убиваю игральными картами…»

 
Время убиваю игральными картами.
Дымом отравляю, топлю его в кружке.
Оживлять пытаюсь ноябрями-мартами…
Девочка шоссейная предлагает сушку.
Может, не взрослею, или просто глупый —
в даты календарные словно по мишеням.
Месяцы… Годы… Сваливаю трупы…
В зеркале вижу итоги сражений.
 
 
Плотно упакован костями и жилами.
Кожа отражает минутные стрелы.
Отмечаю сбитые даты морщинами.
Украшаю голову серебряно-белым.
А на небе солнце мается весною,
и стреляет в окна, разбиваясь всмятку.
Мне бы отстреляться и родиться снова.
И учиться  делать лук и  рогатку…
2012
 

Все баги от Бога

 
«Все баги от чёрта» – сказал программист
и вышел в окно… на четвёртые сутки.
Но вдруг на четыре секунды завис
в момент остановки четвёртой маршрутки.
Был чёртов четверг и четыре часа.
И дата – четвертое (вот ведь!) апреля.
И нА все четыре несли небеса
унылость четвёртой рабочей недели…
 
 
Но время всегда может только вперёд.
И полюс сместился всего на полрумба.
«Все баги от Бога» – посетовал чёрт.
Упал программист… невредимым на клумбу.
2017
 

Всё вернётся к началам

 
Я не жду ничего от январского неба.
Да и небо не ждет ничего от меня.
Притворился луной парафиновый слепок.
Помолчу до утра, в ожидании судного дня.
 
 
Ослепляя глаза изможденным рассветом,
зря пытаюсь читать белизну потолка.
И вопросы опять не дождутся ответов…
Вместо сахара в кружку бросаю золу мотылька.
 
 
Я не жду ничего от весенней капели.
Я не жду ничего от осенних дождей.
Мы живем на бегу, а догнать не сумели
предрассветную нежную лень предзакатных теней.
Я привык к холодам и замерзшим причалам.
Я привык к городам… К сумасбродству живых.
Через тысячи лет всё вернется к началам.
И нелепые строки продолжат мой горестный стих.
2013
 

Всё станет таким как было

 
Когда-нибудь этот нелепый мир
наскочит на край вселенной.
Планеты и звёзды слетят с орбит.
Размажутся чёрной пеной.
И скажет Творец: «Да и черт с тобой» —
Бессильно махнув рукою —
«Устал я вести этот вечный бой.
Хочу, хоть немного, покоя».
И вспыхнет тьма… И не грянет гром…
Всё станет таким как было.
Таким как было давным-давно…
За час до Большого взрыва.
2016
 

Всё что во благо нельзя убить

 
Кончила ночь на землю дождём.
Тёплым… нетерпеливым.
Начали мы…  И активно ждём
творческого позитива.
Утро протиснулось между штор…
Дразнит зеницу ока.
Время плетётся во весь опор,
брызгая млечным соком.
Выпрыгнет облако из штанов.
Прыгнет под одеяло.
Вещий маршрут перелётных снов
создан вокруг вокзала.
Всё что во благо, нельзя убить.
Спрятать среди трёх сосен.
Даже погасшее солнце светить
будет ещё минут восемь.
2017
 

«Встреч не бывает случайных…»

 
Встреч не бывает случайных.
Свет не бывает белым.
Тянется время… Мука
для неприкаянных душ.
Осень, зачем ты печальна?
Впрочем, какое мне дело…
Дождь намывает скуку.
Ветер лакает из луж.
 
 
Плачет о чём-то небо.
Празднует что-то ветер.
Лишь равнодушны створы
старых чугунных оград.
Свет не бывает белым.
Лишним не будет третий.
Шапок не носят воры.
Серым бывает закат.
 
 
Прошлое вспоминаю…
Кажется, был счастливым.
Что-то тогда сгорело.
Страсть, или, может, боль.
Нет, не заманишь раем,
разве что кружкой пива
тех, кто с безумной верой,
рьяно играл в любовь.
 
 
Небо иссякнет скоро.
Будет копить усталость,
чтобы наполнить Лету
новым добром и злом.
Не возвращайтесь в город,
где вас любовь ласкала.
Песня ещё не спета.
Время ещё не пришло…
2009
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное