Олег Красин.

Другая жизнь



скачать книгу бесплатно

Вспомнив об оранжерее на крыше, за которой с таким упоением ухаживал главный босс, Веру внезапно озарила догадка: ей показалось, что она нашла ответ на вопрос о создателе офисного лабиринта, отце этого странного нагромождения из кашпо и кадок с живыми растениями, об офисном Фавне.

Вот она истина! Этот таинственный лабиринт создал Бульдог, аналогия очевидна: контейнеры на крыше, контейнеры в лабиринте. Как же она раньше не догадалась? «Но это значит, что Горбоносый работает на директора, – мелькнула мысль в её голове. – Нет, невозможно. Бред! Их ничего не связывает».


Но Вера ошиблась с местонахождением Бульдога, ибо сегодня тот принимал у себя в кабинете, а не на крыше. Едва она с сопровождающими появилась в приёмной, как дверь его кабинета шумом распахнулась и оттуда стремглав выбежала высокая худая блондинка Стелла Анатольевна. Она занимала должность начальника Управления и пользовалась немалым влиянием.

Долгое время ходили слухи об особых отношениях между ней и Главным, таких близких, что ближе некуда. Имея статус любовницы, Стелла Анатольевна позволяла себе многое из того, что было недоступно другим менагерам, хотя бы и выше её по положению.

Она, к примеру, могла выбить высокие бонусы своим сотрудникам, незапланированные повышения. Не говоря уже о личных благах. Квартира, машина, одежда – все у неё было по высшему разряду, всё самое модное и дорогое.

Сейчас же, когда она стремительно выскочила из кабинета Бульдога, Вера заметила, что глаза её покраснели и выглядели заплаканными, а лицо было злым и обиженным, как у всех женщин получивших внезапную отставку. Вера слышала перед этим, что у Главного уже появилась новая любовница, более молодая и амбициозная, и отставка Стеллы была лишь вопросом времени.

В приёмной толпилось неожиданно много народа – в основном руководители мелких и крупных подразделений. В числе тех, кто ей был знаком, Вера узнала своего начальника – сверкающего лысиной Ивана Андреевича и босса Ирины – строгого, неулыбчивого Валерия Александровича. Они как герои Гоголя Добчинский и Бобчинский всегда ходили вместе.

Тут были и другие менеджеры, принадлежащие к руководству фирмы. Все они болтались по комнате без дела из стороны в сторону, пытаясь разговаривать и обсуждать какие-то темы по работе, но в то же время чутко прислушивались к тому, что происходило в кабинете Главного.

Выбежавшую оттуда униженную Стеллу большинство проводило озабоченными взглядами, словно каждый из них был отставленным любовником Бульдога и примерял судьбу Стеллы на себя. Только у женской руководящей части в глазах мелькали огоньки злорадства.

Всё это сразу бросилось Вере в глаза. Она поняла, что в фирме твориться нечто важное, возможно, кардинально меняющее жизнь её сотрудников. Иначе с чего бы разномастным управленцам, словно встревоженный улей, крутиться у дверей Главного, как у пчелиной матки, готовящейся покинуть насиженное место и увести за собой молодой рой?

Центром притяжения для клубка этих офисных пчёл, кроме двери Главного, был и стол, за которым сидела секретарша – молодая и смазливая Таня.

Среди видимых треволнений больших людей Вера внезапно ощутила, что её нынешние переживания, возможно, сильно преувеличены, как беспокойство муравья, случайно потерявшего соломинку, меркнут перед смятением мухи, попавшей в паутину.

Возможно, она и не пострадает от гнева Бульдога, как предполагалось поначалу, возможно, гроза обойдет стороной.

Она понимала, происходит что-то более значительное, глобальное, судьбоносное, чем её несанкционированный поход с подругой на двадцать пятый этаж.

Заметив стоящую у входа Веру в сопровождении секьюрити, Татьяна сделала строгое лицо и отвела глаза в сторону. Так обычно встречают знакомых, о которых узнали нехорошие вещи и с которыми не желают общаться, воздвигнув с первых минут стену отчуждения. Вероятно, такие лица делали в период сталинских репрессий при встречах с родственниками осуждённых.

В глубине души, неожиданная реакция Татьяны удивила и немного насмешила Веру, потому что она не чувствовала себя ни виноватой, ни репрессированной.

В это время двери офиса руководителя «Россервиса» стремительно распахнулись, словно их с силой кто-то пнул изнутри, и Веру пригласили к Бульдогу.


За огромным столом цвета морёного дуба, сидел их самый Главный. Толстые складки щёк свисали на воротник, маленькие глазки, набычась, смотрели прямо перед собой. Сходство с бульдожьей породой было таким большим, что Вере невольно показалось, будто сейчас у начальника из пасти потечет липкая пахучая слюна и заляпает костюм. От таких мыслей её передернуло.

Лениво скользнув по фигуре девушки взглядом пресыщенного женской плотью мужчины, Главный махнул рукой, отпуская мускулистых спутников Веры. Когда те вышли, плотно закрыв за собой дверь, шеф всех шефов недовольно спросил:

– Ну что доигрались? – голос у него был грубый, но не пугающий, просто низкий мужской голос. – Доигралась ты со своей подругой. У вас серьёзные неприятности!

– Мы не хотели, так, по дурости заскочили на этот этаж.

– Я знаю! – Главный пожевал губами, отчего его обвислые щеки заколыхались. – Что же теперь с вами делать? Увольнение – это самое малое наказание. Ты понимаешь?

– Нет! – ответила Вера, которой казалось, как раз наоборот, что увольнение – это самое большое для них наказание. Её голос дрогнул: – Мы же ничего не сделали плохого – ущерба фирме нет. Никому ничего мы не передали.

– Да, но из-за вас произошел сбой в системе передачи секретной информации! – Главный укоризненно поднял большой толстый палец вверх и погрозил им. Его качающейся палец показался Вере стрелкой метронома, отсчитывающего ритм возможных ударов, какие могли бы посыпаться на неё. – Эта информация имеет огромное значение для безопасности страны, её обороноспособности, а вы подрываете!

– Там были какие-то проводки финансовые. Мне Ира сказала. Никаких секретных чертежей, записок.

– Да вы дуры! – Главный с силой ударил кулаком по столу и матерно выругался. – Какого хрена туда полезли? Зачем брали ключ от лифта?

Он уставился на Веру и его обрюзгшая физиономия, висящие щеки, побагровели от ярости. У неё пересохло от страха в горле, она хотела что-то сказать в своё оправдание, но что тут скажешь? То, в чём могла – уже повинилась, добавить нечего. А начальник прав, она и сама это понимала. Дуры они, конечно, две дуры! Но оставался еще шанс покаяться, попросит прощения, искупить свою вину, в конце концов. Чем-нибудь. Чем, пусть Бульдог скажет.

Выдержав паузу, Бульдог продолжил её гневно отчитывать и неизвестно, сколько времени длился бы этот тяжелый разговор, как вдруг горькие размышления Веры и раздраженный рык Главного были внезапно прерваны вторжением в его кабинет неизвестных людей.

Двери эффектно, как в театре распахнулись, и офис Бульдога заполнился до отказа. В основном это были люди в камуфляже с широкой надписью на спине: «Спецназ». Впереди, в форме сотрудника Следственного комитета и звездочками на погонах, которые в армейских условиях приравнивали их обладателя к званию «майор», выступал молодой человек, бледный и худощавый, носивший очки.

Из-за спин силовиков, с застывшими лицами, заглядывали в малодоступный прежде кабинет офисные соратники Самого.

– Гражданин, – следователь назвал фамилию, имя и отчество Главного, – я представитель Следственного комитета Никитин. Мы проводим ваше задержание, вот Постановление. Кроме того, здесь будет осуществлен обыск. Для этих следственных действий приглашены понятые. – И Никитин представил двух студенток, проходящих практику в одном из отделов.

Ни один мускул не дрогнул на большом собачьем лице Главного, и Вера поняла, что тот ожидал чего-то подобного. Наверное, вышестоящие друзья предупредили.

– А в чем дело? – с барственными нотками в голосе спросил директор, изогнув левую бровь в деланном возмущении.

– Вы обвиняетесь в превышении должностных полномочий, а также мошенничестве в особо крупных размерах.

Следователь Комитета говорил спокойно и уверенно, заученными фразами. Чувствовалось, что ему уже приходилось бывать в кабинетах высокопоставленных лиц и делать там свою работу.

– Ну, это мы еще посмотрим! – гневно бросил Бульдог, и поднялся из-за стола. – Наручники будет надевать?

Он издевательски сунул сведенные руки под нос первому, стоявшему рядом с ним, силовику.

– Обойдёмся! – небрежно махнул рукой следователь.

Оказывается, вместе с ним в кабинет вошли еще и другие его коллеги-следователи, которых Вера изначально не заметила. Они тут же принялись деловито рыться в ящиках стола, а один из вошедших припал к ноутбуку Бульдога и буквально впился в экран.

В это время генеральный директор «Россервиса» медленно обошел приставной столик, кресло, и оказался рядом с Верой. Свои маневры он проделал так, чтобы не привлекать ничьего внимания, особенно следователей, словно рой надоедливых мух, копошащихся в его кабинете.

Когда он приблизился к Вере почти вплотную, то выразительно посмотрел в её глаза, точно намекая на что-то. Но она ничего не поняла: на что намекает, что нужно сделать?

Неожиданно Главный закашлялся утробным глубинным кашлем и невольно согнулся так, что Вера была вынуждена поддержать его за локоть.

– Опять аллергия! – пробурчал Бульдог в оправдание.

Но… Она вдруг почувствовала в левой руке какой-то предмет, который передал ей во время кашля Бульдог. Тот постарался сделать передачу максимально незаметной и ему это удалось. Следователи не сильно отвлеклись на кашель, досадливо оглянулись, и, не найдя ничего подозрительного, занялись своим делом дальше.

На ощупь ей показалось, что в руки попала флэшка, но она боялась посмотреть открыто. К тому же на неё обратил внимание старший следователь, тот самый майор-очкарик, предъявлявший серьезные обвинения от лица государства.

Поглядев на неё, он спросил недоуменно:

– А что тут делают посторонние? Вы кто, второй секретарь?

– Нет! – удивилась Вера.

– Тогда покиньте помещение!

– Хорошо!

Она пошла, протискиваясь сквозь плотную стену спецназовцев, окаменело застывших в дверях. В её руках и впрямь оказалась флэшка. На ней могли быть ответы на самые острые, животрепещущие вопросы, от которых зависела судьба важных людей.

Может Вера, подобно Ивану-царевичу, держала в руках иглу жизни бессмертного Кощея, сломаешь, и всё обрушится? А может, на ней и не было ничего важного – хитрый Бульдог дал ей флэшку, чтобы отвлечь внимание следователей, а сам передал настоящие файлы доверенным людям.

Он мог так поступить, если знал, что за ним обязательно придут. Каждый вёл свою игру, просчитывал ходы наперед. О том, что наверху неспокойно, что грядут непростые изменения, слухи докатились даже до обычных смертных, об этом ещё недавно Ирка болтала в лифте. Поэтому нет ничего удивительного, что Бульдог готовился.

И вот, свершилось, так скоро и так внезапно!

Но странным из всего этого было не то, что директор знал за собой грешки и готовился к визиту правоохранителей, люди с его положением всегда к этому готовы. Странным было то, что она, Вера, непостижимым образом оказалась втянута в финансовые разборки властных кланов, яростно дербанящих куски госсобственности. Сначала они с Ирой взяли чужие бумаги, теперь вот флэшка.


Выйдя из приемной, Вера направилась в свой офис, раздумывая на ходу о двух важных, как ей казалось, вопросах: с кем посоветоваться и кому передать флэшку. Ещё ей хотелось с кем-нибудь посплетничать, но Ирка, к сожалению, как в воду канула, а других близких подружек у неё не было.

Она шла с затуманенными глазами, машинально выбирая направление движения, повороты коридоров, кнопки лифтов, передвигаясь как сомнамбула, погруженная в сонный транс. Всё прошедшее казалось ей пугающим и фантасмагоричным, впрочем, вписывающимся в русло тех необычных явлений, который случились с ней за последнее время.

А ведь ничего такого раньше не происходило! Каждый день она видела одно и то же: надоевший офис, назойливых коллег, недалеких и грубых начальников. И всегда она сидела тихо за своим столом, ни во что не вмешивалась, ни за что не отвечала. Она была из породы тех зверюшек, на клетках которых написано: «Мышка обыкновенная, серая, офисная».

Эта унылая серость, казалось, пронизала её всю: её тело, волосы, одежду. Она носила серый брючный костюм, серый плащ, серый зонт, серую сумочку. Сама себе она тоже представлялась серой и даже не в плане одежды, а чисто физиологически. К примеру, кожа на теле, как ей виделось, с недавнего времени приобрела сероватый оттенок, как у человека, страдающего малокровием, губы поблекли, а ногти на пальцах рук, из розовых, превратились в белёсые.

Положение изменилось в лучшую сторону только с появлением Иры, которая предложила ей внести разнообразие в свой гардероб, добавив синюю краску в цветовую гамму. Поддавшись её уговорам, Вера стала носить джинсы.

И вот она, серое, незаметное существо, попала в бурлящий водоворот событий.

От нахлынувших неприятных ощущений её передернуло. Перед глазами возникло бурое от гнева, дрожащее щеками, лицо Главного, его тяжелый металлический голос, маленькие глазки. Он орал на неё, грозил карой, извергая из бульдожьей пасти жуткие слова.

При воспоминании об этом разговоре по телу Веры пробегали мурашки с палец толщиной, а сердце накрывало ледяной волной страха. Но потом вбежали спецназовцы и резко всё изменилось. Они её просто спасли!

Затем в её руке оказалась флэшка от Главного, что было само по себе непостижимо – кто она такая, чтобы генеральный доверился именно ей? Его могла заставить пойти на такой вынужденный шаг, только безвыходность ситуации. Не иначе!

Она оглянулась, но в коридоре никого не заметила. Удивительно, что её никто не преследовал, не шёл по пятам, не досаждал глупыми приставаниями, хотя она и ждала этого с внутренним страхом и напряжением. Она чувствовала себя, в какой-то мере, сообщницей Бульдога, почти криминальным лицом, исполняющим тайное поручение босса.

В офисе соседка Маша тоже не обратила на неё внимания, увлечённая постоянным занятием – она энергично мазала кремом для рук круглые щёки и читала информацию в интернете. Веру всегда удивляла её особенность мазаться любым кремом, который попадался в руки. Так маленькие дети, у которых режутся зубы, без разбора тянут всё себе в рот.

В свою очередь Маша оправдывалась тем, что большинство кремов универсально, просто об этом не догадываются их пользователи. Раскрыли же, к примеру, секрет гепариновой мази, которая легко заменяет всякие дорогие кремы для удаления синяков под глазами.

На столе у Веры внезапно зазвонил телефон, заставив вздрогнуть от неожиданности. Она подняла трубку. Раздался совершенно незнакомый голос, который холодно осведомился:

– Это Вера?

– Да.

– С вами говорят из министерства Обороны. Вам передали флэшку, на ней важные сведения, содержащие государственную тайну. Вы должны обеспечить её сохранность и передать нам.

Держать у себя опасный носитель информации не было никакого смысла, наоборот, логика подсказывала, что от него следовало избавиться как можно скорее. Она спросила торопливо:

– Кому её отдать?

– Знаете Триумфальную площадь, возле Концертного Зала?

– Я поняла!

– Так вот, ждем через час, – голос в трубке стал суровее. – О нашей встрече никому не сообщайте, это конфиденциальная информация.

– А как я узнаю, кому отдать?

– Мы сами к вам подойдем.

Трубку положили. Теперь Вера ещё раз убедилась, что на флэшке была важная информация, ведь звонили из самого министерства. Но этот звонок вызвал у неё и несколько вопросов.

Почему Главный отдал флэшку ей, а не следователю, если на носителе были лишь госсекреты? Ведь следователь Комитета – государственный служащий, получающий надбавку за соблюдение режима секретности, он, по роду работы должен блюсти секреты. Ещё один вопрос возник в связи с тем, как в Министерстве Обороны так быстро узнали, что флэшка у неё. Если только за спинами спецназовцев «передачу» не увидел кто-то из близких Бульдогу людей, доверенных лиц, и по своим каналам не сообщил эту информацию.

Третий вопрос – самый важный, заключался в том, что было на самой флэшке, какие сведения скрывались там? Точно ли секреты государственной важности или это очередные проводки в офшоры денег, отгрызенных у государства коррумпированными чиновниками?

Скосив глаза на Машу, Вера увидела, что её соседка, не меняя позу, продолжала рассматривать экран монитора. Сбоку Вере было видно, что в Ytube выложили ролик с обыском кабинета Главного, который и привлек внимание Маши. На экране мелькали разные лица. Было много полиции, спецназа, служащих фирмы. Тогда Вера перевела взгляд на флэшку, лежащую перед ней. Та была в золотистом корпусе, закрытая колпачком, но без цепочки – обычный электронный носитель информации, продающийся в любом ларьке подземного перехода.

Она протянула руку, взяла маленькую металлическую вещицу, похожую на детский свисток, и поднесла к глазам, пристально рассматривая. Но сколько ни смотрела, ничего любопытного не узрела, флэшка как флэшка.

Тогда её охватило острое желание посмотреть, что находится на ней, какая информация скрыта? Если её вставить носитель в порт USB на корпусе компьютера, то можно это мгновенно узнать, но не зря существует пословица: «Не буди лихо пока оно тихо!» Нужно ли тревожить спящего зверя?

Ей сразу вспомнилась неугомонная подруга. Авантюристка Ирка вскрыла чужой пакет, посмотрела документы и что из этого получилось? Ничего хорошего – сплошной геморрой для всех!

С сожалением вздохнув, Вера смахнула флэшку в сумочку и пошла из офиса.

– Голова разболелась, я в аптеку, – бросила она на ходу Маше, продолжавшей смотреть видеоролик. Но та даже не повернулась в её сторону, увлеченная происходящим в кабинете директора.

Глава 15

Расставшись с Курасовым в холле первого этажа, Алексей испытывал только одно желание – незамедлительно подняться в приёмную генерального. Он решил, что Веру повели туда давать объяснения, хотя обычно у Бульдога не засиживались. Тот был деловым человеком, умел ценить своё время и поэтому с провинившимися сотрудниками разговаривал хоть и жёстко, но не долго. Он не был любителем пережевывать одно и то же по многу раз, мусолить мысль до такой степени, что она становилась абсурдом.

По расчетам Алексея, Вера должна была вскоре освободиться и рассказать где прячется Ира, эта сумасшедшая, недалёкая девчонка, так по-глупому подставившая его. Да, глупая, но веселая, этого у неё не отнимешь. Может оттого, Алексею и было её жалко.

В лифте он нажал кнопку двадцать четвертого – приемной Главного. Кабина стремительно пошла вверх, но Алексей не смотрел на дисплей, на мелькание зелёных цифр. Первый этаж, второй, третий…

Так было всегда, здесь, в лифте – этажи мелькали, как годы, быстро и безостановочно. Чем выше от земли, тем больше цифры. Чем дальше от дня рождения, тем старше годы. Правда, он, Алексей, пока не задумывался о быстротечности времени, он далек от метафор такого рода.

Как-то не удержавшись, он представил, чтобы произошло, если б каждый человек работал на этаже, связанном с его возрастом. Представил чисто гипотетически. Тогда он находился бы в офисе на двадцать девятом этаже, а Ира на двадцать восьмом. Их Главный принимал бы сотрудников на пятьдесят девятом этаже, а босс Веры Иван Андреевич трудился бы на сорок восьмом. С прибавлением лет все они перемещались бы на этаж выше, и так каждый год. Создавалась бы иллюзия вечного движения, драйв без конца.

Только маловероятно, что это было бы стоэтажное здание, до ста лет никто не работает. Он не знал, почему в голову иногда забиралась такая чепуха, но она появлялась, время от времени, занимая мозг причудливыми задачками.

Сейчас же его волновало другое: Макаров дал всего пару часов на поиски Иры и время уже истекало. Прошёл час – пролетел незаметно, так же пройдет и второй, если он будет бестолково метаться. Ну, ничего, он уже близко, теперь он увидит Веру, и та ему всё расскажет.


В это время лифт остановился, двери с легким свистом открылись.

Но что это? Нет, только не это!

Он опять на двадцать первом этаже, перед пещерным каменным лабиринтом. Он не хочет сюда, ему не надо! Он с силой жмёт кнопку двадцать четвертого этажа, но лифт не подчиняется, не слушается его, все кнопки загораются одновременно, будто их замкнуло.

Этот лифт… Он словно подталкивает его пойти по песочной тропинке к ожидающему за изгибами лабиринта морю. Да, он знает, чем всё закончится: впереди море, солнце, шезлонг с пивом. Конечно, расслабиться не мешает, кто откажется от такого? Но время! Где его украсть, где достать недостающие минуты, когда ты в жесточайшем цейтноте? И всё же…

Он выходит наружу из лифтовой кабины. Если ему суждено пройти весь путь по лабиринту заново, если это кому-то нужно – он сделает это. Только теперь быстро!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9