Олег Колмаков.

Злая память. Премиум-издание. Все книги в одной



скачать книгу бесплатно

И тут, вновь слышит он за своей спиной, всё тот же голос: «Спасибо тебе, братишка!..»

Дикий гогот взорвал тишину складских территорий.

– Молоток, Рудяй!.. Повеселил!.. – не в силах сдержать смех, кое-как прохрипел Самолюк. – …Давай ещё что-нибудь!

– Мужики, атас!.. – внезапно выкрикнул подскочивший со скамейки Якушев.

Интуитивно, его примеру последовали и остальные. Кое-кто даже схватился за лежавшую рядом форму.

– Яшка! А в чем, собственно «шухер»?.. – ничего не понимая, дембеля крутили по сторонам стрижеными головами.

– Только что, через КПП проследовал командирский БМД! – пояснил Якушев.

– Тьфу, ты!.. Нашел, чего пугаться!.. – облегчённо вздохнул Литвиненко. – …Я-то, грешным делом было решил, будто «чехи»!.. Подумаешь, командирский БМД!.. Наверняка, Макс за почтой или ещё чем, в штаб гонял!.. Наш-то командир, нынче объект не покидал!.. С самого утра, он на «медицинском» с прапором воюет!.. Всё чего-то считаются!

– Да, если бы и лейтенант?.. – равнодушно, продолжил Рудяев. – …Чтоб тогда изменилось?.. Чего он нам может сделать?.. В лучшем случае, прочитать очередную нотацию!.. Ни рявкнуть, ни приказать, ни вздрючить как следует!.. Наш Побилат, и как офицер, и как командир – ноль без палочки!.. Плюшевый!.. И если честно, то за такого командира, мне перед чужими солдатами, даже стрёмно!

– Мужики!.. Вы это, вообще, о чем?.. – вмешался Самолюк. – …Нам вечером в ночной наряд заступать!.. Потому и положен нам полноценный дневной отдых!.. А посему: что Побилат, что сервелат – нам всё это, нынче по хрену!

Немного успокоившись, четвёрка «старослужащих» вновь развалилась на лавках.

– Может, кому-то и стрёмно!.. – первым затянувшееся молчание нарушил Рудяев. – …А по мне, так на нашего нынешнего лейтенанта, нам молиться нужно!.. Дай ему Бог, до самого нашего дембеля здесь остаться!.. С этаким командиром, нам будет полный расслабон!.. Свои последние недельки, хотелось бы дослужить без каких-либо излишних напрягов!..

– Сом!.. – тихо произнес Якушев. – …А что если Побилат с прапором, вдруг обнаружат на «медицинском» пропажу канистры?.. Ну, той, что со спиртом, которую мы нынешним утром «подрезали»!.. Чую, будет нам тогда: наш «долгожданный дембель»!

Самолюк промолчал. Ответил за него Литвиненко.

– Ты б поменьше о ней вспоминал, да трепался!.. Да, и что с того, коль и обнаружат?.. Мы что, здесь одни?.. Ежедневно по два-три грузовика приезжают, разгружаются, загружаются!.. Разве уследишь за всеми! – предельно просто и доступно объяснил Александр.

– Эх!.. А я б спиртяги, уж прямо сейчас дёрнул!.. – вспомнив об украденной накануне канистре, грустно вздохнул Рудяев. – …Достали меня эти склады и эта долбанная Чечня!.. Домой хочу!..

– Валера!.. Я и сам на «измене»!.. Однако нам следует малость потерпеть, всего лишь до вечера! Иначе, как пить дать, «спалимся»!.. – обращаясь к Рудяеву, как к брату, Самолюк несколько урезонил последнего. – …Вот заступим в караул, дождемся отбоя, тогда и «оторвемся», как положено!

– Служить нам вместе осталось совсем ничего!..

Вот-вот разъедемся! – задумав что-то, начал издалека Серёга Якушев.

– Да, уж!.. Пять-шесть караульных нарядов и по домам! – поддержал его Литвиненко.

– Сом! Быть может, ты всё-таки расскажешь нам: как попал сюда, на склады? – тут-то и вставил свой вопрос Яшка. – …Поведай нам напоследок, о той чеченской снайперше?.. Как «вычислил» её?.. И как «рассчитался» с ней?.. Или, предпочтёшь так и уехать на Родину, со своей тайной?

– Так и уеду! – рявкнул Игорь, явно задетый за живое.

– Мужики!.. Слушайте ещё одну «фишку»!.. – Рудяев, воодушевлённый своим прошлым успехом (как рассказчик анекдотов), уселся поудобнее. – …Она в аккурат впишется в данную тему!

– Давай-давай!.. – достав очередную сигарету, Самолюк вновь поторопил товарища. – …Ни то Яшка, весь мой мозг съест!

– Короче так!.. В центре Грозного громыхают уличные бои!.. Наш пехотинец-новобранец забился, со страха под бетонную плиту и сидит там, словно таракан за печкой!

Слегка пообвыкнув и немного освоившись в новой для себя обстановки, начинает вертеть башкой, уж подмечая кое-какие детали!.. Тут-то и обращает он своё внимание на подвал одного из соседних полуразрушенных домов!.. Дело в том, что туда, то и дело шныряют наши бойцы!.. Причём выходят они оттуда уж больно счастливыми и улыбчивыми!

Любопытство нашего солдатика, в конце концов, пересилило все страхи и он, улучив минуту временного затишья, чесанут-таки к тому самому подвальчику.

Залетает тот солдатик в приоткрытую дверь и видит толпу военнослужащих, выстроившихся друг за другом в длиннющую очередь. Причём солдатская вереница, начинавшаяся у дверей, уходила неизвестно куда, в темноту подземных катакомб.

Спрашивает первогодок: зачем, дескать, стоите?

Крайний из очереди ему и отвечает.

– Да, понимаешь, братишка!.. Наши разведчики «накрыли» чеченскую снайпершу!.. Вот и решили они наказать её «по заслугам»!.. Потому и удовлетворяет она сейчас всех желающих!

Тут-то первогодок и сам замечает, что у всех подвальных военнослужащих, ширинки заранее уж расстегнуты. А заметив, вновь интересуется.


– Так она, что ж?.. Всем, что ли дает?..

– Ща узнаем!.. – отвечает всё тот же крайний и немедленно осведомляется у предыдущего. – …Братишка!.. Очередь-то можно занимать?.. Она всем даст?

Вопрос быстро пробегает по живой цепочке: «Она всем даст?.. Она всем даст?.. Она всем даст?.. Она всем даст?..» – и теряется где-то там, в темноте подвала.

Ответ приходит, тем же «макаром».

«Всем!.. Всем!.. Всем!.. Всем!.. Всем!..»

– Ну, слыхал?.. Можешь спокойно ожидать своей очереди! – подтвердил крайний.

Обрадованный новобранец совсем осмелел и вновь интересуется.

– А как, насчёт нетрадиционного секса?.. Ну там, к примеру, в зад?..

– Да ты, совсем оборзел!.. – усмехается крайний и тотчас добавляет. – …А впрочем, сейчас узнаем!..

«В зад, дает?.. В зад, дает?.. В зад, дает?.. В зад, дает?.. В зад, дает?..» – уносится в темноту.

«Дает!.. Дает!.. Дает!.. Дает!.. Дает!..» – чуть позже вторит ему очередь.

Тут молодой, и вовсе погружается в мир своих грёз и ночных фантазий.

– А в рот, берет?

«В рот, берет?.. В рот, берет?.. В рот, берет?.. В рот, берет?.. В рот, берет?..»

«Нет!.. Нет!.. Нет!.. Нет!.. Нет!..»

– А почему? – удивляется салага.

«Почему?.. Почему?.. Почему?.. Почему?.. Почему?..» – негодует очередь.

«Голову, ещё не нашли!… Голову, ещё не нашли!… Голову, ещё не нашли!…»

Такого бурного фурора, Рудяев и вовсе не ожидал. Истеричный хохот, в буквальном смысле, сбросил всех с лавок.

– Ну, ты Рудяй и красава!.. – откашлявшись после минутного безумия, кое-как выдавил из себя Самолюк. Будто бы Рудяев лично участвовал в той вакханалии. – …Так этой суке и надо!..

Если вы подумали сейчас о некоем сумасшествии, то сразу оговорюсь о том, что «крыша» у Самолюка вовсе не «поехала». И анекдот он, конечно же, не принял за реальную историю. Просто в его (не такой уж, и длинной) жизни, была своя, роковая чеченская снайперша, расспросами о которой, время от времени и донимал его Якушев, и которую сам Самолюк, наверняка, запомнит до гробовой доски…

Около года назад, близ полевого лагеря десантно-штурмового батальона (в котором на тот момент и служил Самолюк), объявился вражеский «стрелок». Умело и грамотно меняя свои позиции, он планомерно отстреливал нашу «десантуру». При этом, сам оставался полностью неуязвим. Когда же, очередной жертвой снайпера стал земляк и лучший друг Самолюка, терпение Игоря иссякло. Словно одержимый он устроил настоящую охоту на «стрелка». В конце концов, это было делом его чести.

На исходе третьей недели, Самолюк всё же его «накрыл». Какого ж было удивление десантника, когда вместо ожидаемого матёрого боевика, он вдруг застал на месте преступления местную девку, на пару лет младше его самого…

О том, что было после, знали лишь двое: сам Игорь и уже мёртвая снайперша…

Ну, а позже…. Старшего сержанта Самолюка обвинили в зверском убийстве несовершеннолетней мирной девочки. Разжаловали в рядовые и взяли под арест. И только хлопоты Лютого спасли парня от военной прокуратуры и уголовного преследования…

– Пацаны!.. Вы, случаем не знаете, где можно разжиться мешком сахара, да полкило дрожжей? – будто что-то припомнив, невпопад поинтересовался Литвиненко.

– Кызыл! Своей тупостью, ты меня вовсе не раздражаешь!.. Ты начинаешь меня, уже пугать!.. – не сдержавшись, выкрикнул Якушев. – …Вот скажи: к чему ты сейчас об этом спросил?.. А впрочем!.. Сперва ответь мне, на иной вопрос!.. Там, под Ханкалой!.. Ты, наверное получил вовсе не лёгкую, а самую тяжёлую контузию?.. Причём, во всю голову, коль вопросы твои, день ото дня, всё дурнее и дурнее!

– А собственно, зачем тебе сахар?.. Да ещё и в таком количестве? – перебил Якушева Рудяев. – …На сладенькое, к дембелю потянуло?

– Ни в этом дело!.. – быстро осознав неуклюжесть и несвоевременность своего вопроса, Литвиненко поспешил со своими пояснениями. – …В складской подсобке я давеча приметил авиационный подвесной бак!.. Не меньше четырёх сот литров!.. Прапорщик Михайленко сказал: что тот, якобы, худой!.. И кроме, как на металлолом – он, дескать, более негоден!.. Однако я тщательно обследовал ту конструкцию и пришел к выводу о том, что наш прапор врет!.. Отличный и целый бак, да ещё и с герметичной крышкой!.. Вот и решил я его «дюзнуть», чтоб замутить в нём брагу!.. Прикиньте, сколько «пойла» с него выйдет?.. В общем, обо всех я тогда думал!.. А ты, Яшка!.. Ещё раз вякнешь, я те точно накостыляю!

– Литвин, оставь эту идею!.. – глядя на слегка придурковатое выражение лица сослуживца, при этом едва сдерживая смех, Самолюк всё же нашел в себе силы ответить серьёзно. – …Склады у нас, далеко не продовольственные!.. А в чеченское село, ходить не советую!.. Так что, обойдемся мы, как-нибудь без браги!.. Нам и канистры спирта, если пить будем аккуратно, до самого дембеля хватит!..

Хитрый прапор

Уж кто-кто, а прапорщик Михайленко на дальнем объекте был, пожалуй, единственным военнослужащим, ощущавшим себя здесь словно рыба в воде. Всё и вся ему было тут, до боли знакомо. В полной мере, он владел ситуацией и был в курсе: как громких, так и малозначимых событий. И даже (как ему самому казалось) он мог запросто предвосхитить кое-какое ближайшее будущее.

За сравнительно короткий промежуток времени Михайленко умудрившись пережить на стратегическом объекте с десяток коллег по интендантскому ремеслу. Точнее, он их просто на просто подсидел или выжил. В конечном итоге, прапорщик стал здесь единственным, кто имел неограниченный доступ ко всем складским ангарам.

Как не парадоксально это прозвучит, но от обычного прапорщика, в группировке Лютого зависело если не всё, то уж точно, очень многое. Аккуратно и незаметно Михайленко сосредоточил в своих руках кое-какие негласные (но от того, не менее значимые) рычаги управления. Став основным распорядителем армейского «арсенала», начиная от занюханных портянок и заканчивая современными переносными зенитно-ракетными комплексами. Он приобрел как определённое влияние, так и вполне конкретную власть. Ведь «на поклон» к прапорщику, рано или поздно, приходили все: и лейтенанты, и майоры, и полковники…

Отказать кому-либо (тем более, не обоснованно) Михайленко, естественно, не мог. В зоне боевых действий, шутки с поставками оружия были чреваты трибуналом или, того хуже, самосудом.

А вот придержать отгрузку, сославшись на какую-либо вескую причину; отгрузить совсем не то, что требовалось или отправить груз не по адресу назначению, якобы, случайно напутав – наш прапорщик мог запросто. Ну, а когда речь заходила о каких-либо сверх лимитах, уж тут-то Михайленко мог и вовсе позволить себе поизгаляться над тем или иным незадачливым офицером…

Сложившееся на складах и вокруг них положение вещей, когда обычного «каптёрщика» величают не иначе, как «чёрным кардиналом», а кое-кто из командиров, так и вовсе побаивался Михайленко – Лютого, как командира – естественно, ни коим образом не устраивало. Не устраивало подполковника, и кое-что иное…

С определённой степенью вероятности, Лютый мог предполагать или догадываться о том, что кроме мудрёных манипуляций со складским имуществом, прапорщик ещё и успевает «крутить» какие-то свои, более серьёзные тёмные делишки. Аргументировалось данное предположение, следующим посылом. Невзирая на то, что в караульном подразделении дальнего объекта, на протяжении последних полутора лет, напрочь отсутствовала хоть какая дисциплина, тем не менее, регулярные плановые и внеплановые проверки, периодически проводимые всевозможными комиссиями, не могли выявить ни единого, даже самого маломальского недочёта. Повсюду, словно ангел, Михайленко оставался чист и не запятнан…

Однажды, подполковник предпринял и вовсе отчаянную попытку избавиться от Михайленко. Вполне благим путём он оформил последнему перевод на «большую землю», и даже прислал за ним свою машину. О подобном, любой из военнослужащих находившийся в то время на Кавказе, мог лишь мечтать. Любой, но не прапорщик…

Вопреки инстинкту самосохранения, он заартачился. Более того, у Михайленко тотчас объявились серьёзные покровители: то ли из штаба южной группы войск, то ли ещё откуда повыше.

Короче, нашему подполковнику, в вежливо-угрожающей форме ненавязчиво намекнули оставить прапорщика в покое. И уже через сутки, как ни в чем ни бывало, Михайленко вернулся на свои склады.

Именно тогда, пожалуй впервые в своей многолетней карьере военного, Лютый и прочувствовал масштаб коррупции в высших эшелонах власти и армии. Об «отмывании» денег, бесконтрольно выделяемых на Чечню, он конечно читал, слышал и знал. Однако не предполагал он, что может она быть от него, так близко. Ну, совсем рядом…

Сам того не ведая, подполковник зацепил лишь мелкий винтик в грандиозной машине воровства и взяточничества, которым, по сути, и был Михайленко. Через его склады, наверняка перетекали огромные бюджетные деньги. Потому и реакция той самой «машины», была внушительной и молниеносной…

Однако в тот период беспокоило подполковника вовсе не это. Случайно выявившиеся связи прапорщика с армейской «верхушкой», как для самого Лютого, так и для его подчинённых офицеров, ничего хорошего не предвещали. При определённом стечении обстоятельств, та круговая порука могли запросто стать чрезвычайно опасной, а для кое-кого и вовсе роковой.

Реальность подсказывала, что с виду инертный и простодушный Михайленко, в критические для него минуты, мог легко переродиться в активную, чрезвычайно мстительную и злопамятную личность. Затаив на кого-либо зуб, он непременно (причём, в самом ближайшем будущем) находил возможность расквитаться, «подставив» обидчика под полную «раздачу». А ведь Лютый, и без того, уже сбился со счёту: скольких добротных офицеров, тем или иным образом, прапор умудрился «сплавить» со своего объекта, а то и вовсе, из вооружённых сил.

«Заочный» конфликт между подполковником и прапорщиком, приобретал всё больший размах. А учитывая упертость характеров обеих участников той конфронтации, в скором времени, он непременно обещал вылиться в реальную войну.

Справедливости ради, здесь стоит отметить и то обстоятельство, что Михайленко, до сего момента ещё ни разу, в открытую не перешел Лютому «дороги». И тем не менее, подполковник (мужик опытный и предусмотрительный) заранее предполагал, что рано или поздно, это обязательно произойдет. Потому и предпочел он нанести упреждающий удар первым. Принимая ж во внимание свой предыдущий, не совсем удачный опыт, на сей раз, Лютый действовал с предельной расчётливостью, осмотрительностью и осторожностью.

Дабы «завалить» непотопляемого каптёрщика, командиром была придумана достаточно мудрёная схема. И далеко не последние роли, в том хитроумном сценарии отводились, как лейтенанту Побилату, уже служившему на дальнем объекте, так и только-только прибывшему майору Князеву.

Ни тот, ни другой о действительных намерениях своего командира, естественно, не догадывался. До поры, до времени, Лютый предпочел использовать офицеров, что называется, «втёмную». Да собственно, и вводить подчинённых в курс дела, особой необходимости пока что не было. И без того, каждый из них, лишь исключительным исполнением своих служебных обязанностей (по разумению подполковника) и должен был довести прапорщика до «белого колена». Чего собственно, Лютый на своём начальном этапе и добивался. Ведь всем известно, что взбешенный и выведенный из себя человек, склонен к совершению необдуманных поступков и неоправданных ошибок. Этими-то срывами, и рассчитывал командир воспользоваться в дальнейшем…

С данной точки зрения, Князев виделся подполковнику лицом вовсе не предвзятым, не погруженным во внутреннюю «кухню» армейского подразделения. А самое главное, Лютый был уверен в неподкупности бывшего офицера, в своё время имевшего непосредственное отношение к органам госбезопасности. Майор должен был довлеть над Михайленко, что называется: «извне». Тогда как лейтенанту Побилату, по молодости лет принципиальному, вменялось оказывать давление на прапорщика «изнутри». Для этого, по личному приказу подполковника (после, естественно, заранее полученного разрешения «сверху») Побилату и предписывалась организация тщательной и глубокой ревизии подотчётных Михайленко складов.

На какой-либо успех вышеуказанной проверки, Лютый, конечно же, не рассчитывал. Цель её была абсолютно иной. Опять же повторюсь: доставить прапорщику, как можно больше хлопот и заставить последнего хорошенько понервничать…

– Лейтенант!.. Шприцы будем пересчитывать?.. Или ограничимся подсчётом коробок? – с нескрываемым сарказмом поинтересовался Михайленко. Он был полностью уверен в том, что на беглый подсчёт шприцов, у них уйдет не более часа.

– Конечно, будем! – сухо ответил Побилат, чётко следовавший инструкциям подполковника Лютого.

– Да ты, с ума, что ли сошел?.. Парень, опомнись!.. Здесь их сотни тысяч!.. Мы, скорее сдохнем на этих коробках, чем их «перелопатим»!.. – не сдержавшись, взвыл до сего момента спокойный и уравновешенный прапорщик.

– По времени, нас никто не ограничивает!.. Если потребуется, так будем считать: хоть неделю, хоть две!.. Вскрывать будем каждую коробку!.. – пробурчал Побилат, снимая со стеллажа первую попавшуюся ему под руку упаковку.

– Стой, лейтенант!.. Не спеши!.. – Михайленко предпочел зайти с иного боку. – …Поставь-ка тару на место и выслушай меня!.. – подсев к Побилату, прапорщик вновь перешел на привычный ему разговорный тон. – …Так вот, мальчик!.. По возрасту, ты годишься мне чуть ли не в сыновья!.. Да, и одни мы здесь!.. Потому, позволь обращаться к тебе по-простецки!.. Считай, по-отечески!.. Эх, Сашка-Сашка!.. Скажи-ка мне, а оно тебе надо?.. Имею в виду, сутки напролёт копаться в чужом дерьме!.. Уясни, милок, главное!.. Командиры приходят и уходят, тогда как прапорщик Михайленко практически бессменен!.. Считай, вечен!.. Знал бы ты, сколько до тебя перебывало здесь офицеров!.. Сколько солдат сменилось!.. Из всех остался, лишь я один!

Ну, ты сам посуди!.. Куда ж без меня, тому же Лютому?.. Да, и тебе самому, ещё не раз придется ко мне обращаться с той или иной просьбой!.. Так что, сынок!.. Давай-ка, мы с самого начала будем друзьями!.. Отложим на неопределённый срок это неблагодарное занятие, посидим за столом; выпьем и поговорим по душам!.. Уверяю, мы найдем массу общих и интересных тем!.. Уж будь уверен: человек я начитанный и разносторонний!..

Саня!.. Не уж-то ты и впрямь думаешь, что тебе вдруг удастся здесь найти то, чего не смогла отыскать московская комиссия, собранная из «прожжённых волчар» своего дела, приезжавшая к нам на объект лишь пару месяцев назад и пробывших тут без малого две недели?.. Мальчик, советую тебе не быть столь наивным!..

– Кто знает!.. – лукаво подмигнул прапору Побилат. – …Быть может, вы и с ними!.. Взяли, да и бросили «это грязное дело» и те, отпущенные им две недели, лишь говорили с ними «по душам»!

– Но-но, пацан!.. – огрызнулся Михайленко. – …Ты смотри, не нарывайся!.. Ведь я могу поговорить с тобой и по-иному!.. Мало того, что скрипя сердцем, я терпел я тебя целых восемь дней!.. Как распоследний бобик выполнял любой твой каприз!.. – и тут, видимо сообразив, что «понесло» его вовсе не туда, прапорщик вдруг осекся. – …Хотя, ладно!.. Забудем!.. Давай считать, что последних слов ты мне не говорил и я их не слышал!.. Ты пойми!.. Терпение моё, вовсе не безгранично!.. Да, и негоже мне, сорокалетнему мужику, словно обезьяна, прыгать по этим чёртовым стеллажам!.. Устал я!.. «Влом» мне, бестолково тягать эти пудовые кубы!

Сашок!.. Ну кто проверит: считались мы или нет?.. Ты только представь: что пару месяцев, мы можем быть (причём бесконтрольно), предоставлены самим себе!.. Чуешь, на что намекаю?.. Отдохнем, как белые люди, а после и отчитаешься!.. Если хочешь, я даже подкину тебе пару-тройку компроматиков о коих, ни одна комиссия не дотямала!..

Для подобного случая, у меня кое-что припасено!.. Пить будем настоящий дагестанский коньяк!.. А не приторную местную чачу, которую не то, чтобы пить, раны смазывать противно!.. На закуску: лимончики; икорка; московская колбаска; малосольные огурчики; сало!.. Всё это и многое другое превосходно скрасят наш суровый армейский быт!.. Бросай на хрен свои долбанные шприцы и айда в мою каптёрку!.. Там вентилятор, удобные кресла, японская техника, музыка, холодильник!.. Да, что ж я тебя всё дразню?.. Пойдем со мной, сам всё увидишь!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное