Олег Колмаков.

О том, как я вернулся в Советский Союз



скачать книгу бесплатно

Вот и подумайте: причём здесь кризис?

Тут невольно начинаешь вспоминать «булгаковскую разруху», которая ни где-нибудь, а в наших собственных головах.


Оглядывая присутствующих, я вдруг обнаружил, что после долгого перерыва к моим школьным друзьям вновь примкнули двое наших бывших одноклассников. Лёва Попович прибыл из Германии.

Когда-то наш Лева обучился на стоматолога, однако ни один зуб ему вылечить так и не пришлось. Потому как он удачно подженился на богатой немецкой фрау и тотчас покинул пределы России. Одним словом: альфонс. Ну, а теперь его, похоже, послали на…. Скажем так: на малую родину.

Примерно та же история приключилась и со Светкой Ивановой, погнавшейся за дорогим женихом в Израиль. После чего Светка перебралась в Европу, якобы, и там пытаясь найти для себя более-менее приличного мужчину, ну, и параллельно занималась в тех краях древнейшей профессией…

Обо всём вышеизложенном я узнал, как вы, наверное, и сами поняли за первые пару часов нашей текущей встречи. Когда мы только-только определялись с местом проведениядальнейшего торжества, пока добирались до отдалённого от цивилизации берега реки, пока обустраивали то место, пока разводили костёр и пока произносили первые тосты под холодные закуски.

А впрочем, между разжиганием огня и первым произнесённым тостом был и ещё один весьма примечательный момент, на котором мне бы хотелось остановиться несколько поподробнее.

Дело в том, что собирая по округе сухую древесину для будущего костра, я разговорился с Васей Бессоновым, в прошлом кадровым офицером, а ныне военным пенсионером.

– Юрка, ты даже представить себе не можешь, как в молодости я ненавидел родительскую дачу!.. – в процессе общения вдруг признался мне Василий. – …Для меня это была самая настоящая каторга. Вспоминая те времена, в моей памяти непременно всплывают бесконечные пространства, которые мне предстояло перепахать штыковой лопатой, какие-то горы навоза, машины песка, прицепы опилок. Всё это необходимо было смешать с той самой перепаханной землёй. И вот. Прошло каких-то тридцать лет, и мне в наследство достался всё тот же дачный участок. И ты б только знал, с каким благоговением и упоением я теперь на нём работаю. Да я готов пропадать на этом участке с утра и до ночи, трястись над каждым кустиком, над каждой ягодкой, над каждым листочком. Наверное, мы, Юрка, уже становимся стариками. Увы, но наше время постепенно уходит в небытие.

– Васёк, время тут вовсе не причём. Да, и фазенда ваша мне всегда нравилась!.. – усмехнулся я. – …Просто каждому возрасту свойственны свои интересы!.. Помнишь, как мы однажды притащили на ту же дачу двух распущенных девиц, подцепленных в электричке?.. Как ты переживал, чтоб туда внезапно не нагрянули родители?.. Ловко ж они тогда нас прокатили!.. Выпив всё спиртное, те заразы тупо сбежали. Ну, а теперь тебе вовсе не до случайного, спонтанного секса. Да, и потребностей в иных занятиях, увлечениях или устремлениях, свойственных более молодому организму, уже нет.

Вот и потянуло тебя к земле.

– Юра, ты б не спешил записывать меня в импотенты. С этим делом у нас всё ещё ого-го. Уж тех распутных малолеток я бы со своей дачи сейчас точно не упустил. А впрочем, отчасти ты прав. Свободного времени у меня теперь, действительно, вагон и маленькая тележка!.. – задумчиво почесав свой затылок, Бессонов продолжил. – …Потому, наверное, я и подписался в прошлом году на экскурсию Лаврова!

– Какую ещё экскурсию? – переспросил я, несколько насторожившись.

– Как?.. Ты разве не знаешь о том, что Вовка возит людей в бывший Советский Союз!

– Не уж-то Лавров разжился машиной времени? – поинтересовался я в надежде получить хоть какой-то вразумительный комментарий.

– Да, нет!.. Ты неправильно меня понял!.. – со свойственной ему обстоятельностью, простотой и армейским спокойствием Василий приступил к развёрнутому пояснению. – …Машина времени тут не причём. Просто организаторы данных экскурсий взяли да и переоборудовали одну из деревень нашей области в городок, живущий по правилам и законам советского прошлого. Прикольная, скажу я тебе, затея. Будто бы ты попадаешь в своё более спокойное и безмятежное прошлое, в своё детство, в свою молодость, где всё расписано на пять лет вперёд. Имею в виду, от одного съезда партии до другого.

Знаешь, Юрок? Какими мрачными красками не очерняли бы наше социалистическое прошлое. Чтоб там не внушали нашим детям современные средства массовой информации о порочности того коммунистического режима; чего бы ни говорили. Юрка, ведь мы жили в том времени, видели всё своими собственными глазами. Потому и могу я заявить тебе с полной ответственностью о том, что мы сами просрали своё счастье. Развалили лучшее, что было в те годы на нашей планете. Как-нибудь я ещё разок напрошусь к Лаврову на повторную экскурсию. Просто незабываемые впечатления.

– Василий!.. Ну, а что конкретно произвело на тебя наибольшее впечатление!.. – признаться, я был до глубины души заинтригован услышанным. – …Расскажи обо всём поподробней!

– Об этом не расскажешь, это нужно увидеть самому! – Бессонов произнёс данную фразу с каким-то особым самозабвением.

– Скажи, Василий!.. А ещё кто-то из наших был с тобой на той экскурсии? – я уже понял, что от военного пенсионера, влюблённого в свою дачу, какой-либо конкретики мне не точно добиться. Уж слишком сильны в нём были ностальгические настроения. Потому и предпочёл я зайти несколько с иной стороны.

– Мы ездили туда стандартной группой в двадцать человек!.. Правда, из тех, кого ты знаешь, был лишь я и Костя Усталов!.. – ответил Василий. Немного подумав, он добавил. – …По-видимому, Лавров не сумел более никого из наших сагитировать!

– Ну, а Косте?.. Ему, так же как и тебе, понравилась данная экскурсия? – на всякий случай поинтересовался я, прекрасно понимая, что Усталов, то есть человек, которого на протяжении всей жизни бросали и швыряли на борцовский ковёр, для каких-либо расспросов был ещё худшим вариантом, нежели списанный офицер.

– Не знаю, не знаю!.. – чуть замявшись, Василий вдруг засуетился. – …Ты об этом сам у него расспроси. И вообще, пошли уже к костру. Иначе к выпивке опоздаем.

Ну, а дальше начиналась самая интересная и увлекательная часть сегодняшнего вечера по поводу тридцать первой годовщины нашего выпуска.

Часть 3

И всё же, как здорово, когда вокруг костерка, на диком берегу реки в полусумраке надвигающейся ночи собираются сплошь твои ровесники. Люди, которые знали друг друга едва ли не с самого детства. Более того, мы воспитывались одними и теми же учителями, одной и той же улицей, жили в одном и том же времени, у нас были одинаковые учебники, книги, кинофильмы. Мы с детства были заряжены одним общим духом, в нас был заложен одинаковый фундамент, отчасти мы и мыслили примерно в одном и том же векторе. И пусть последние двадцать с небольшим лет, мы жили каждый по своему, в разных городах, а то и странах. Пусть за это время мы успели расслоиться по самым разным социальным группам. Тем не менее, нам удалось пронести сквозь годы и десятилетие именно тот внутренний потенциал, который был заложен в нас в школьные годы. Потому и легко нам было нынче общаться, находить общий язык, какие-то понятные всем темы для разговора. А ещё, в той или иной степени, мы были готовы прийти выручку. Отчасти мы стали друг для друга родственниками, единой семьёй, взрослыми детьми, покинувшимиодин и тот же отчий дом. При этом каждый из нас на протяжении всей своей жизни сохранил любовь и душевную теплоту ко всем его прежним обитателям.

В некотором роде я и сам, отправляясь на сегодняшнее торжество, сохранял определённую надежду на то, что найду здесь, как минимум, душевную поддержку. И если ребята не помогут мне каким-то конкретным действием, то, по крайней мере, дадут какой-то дельный совет. Так же как и я в своё время помог кое-кому с трудоустройством и незначительной материальной поддержкой.

И эту самую поддержку я таки в этот вечер получил.

Тот же Фофан, посмеявшийся надо мной в самом начале вечера, ближе к полуночи, когда у костра остались самые преданные, тихо подсел ко мне и дружески похлопал меня по плечу, сказав примерно следующее: «Не отчаивайся!.. Через недельку набери меня, что-нибудь придумаем!»

И это при том, что я вообще ни о чём его не просил. В принципе, никакой конкретики и, тем не менее, на душе моей значительно полегчало.

Меж тем, под рюмочку и тихие гитарные переборы, вокруг костра вновь завязался разговор с лёгким оттенком неких ностальгических настроений по поводу безвозвратно утраченных школьных годах.

– Помните, как мы, начиная с восьмого класса каждое лето, ходили всем классом в походы!.. – после случайно зависшей паузы вдруг заговорил Сашка Каржановский. – …Вот, так же как и сейчас сидели у костра, пели до утра песни, пекли картошку!.. Нам было весело и без какого-то там алкоголя!.. Мы пьянели от нашей молодости. Получали неизгладимые впечатления от безбрежной речной грани, ночного звёздного неба, той свободы, которая нас в то время окружала.

– Мы были вместе не только в походах!.. – поддержала Сашку Светка. – …Мы и на дни рождения приглашались едва ли не всем классом, чуть ли не каждый вечер собирались на территории соседского детского сада!.. А наши школьные дискотеки!..

– Мы действительно были дружны!.. – в разговор вдруг вступил Олег Кучеров. – …Я частенькоинтересуюсь, чем занимается мой сын, узнаюкак у него дела в школе. Мой оболтусучиться в девятом классе. У них каждый за себя, закончился урок и все по домам к своим компьютерам. Никаких тебе встреч, походов и прочего. Все общения, исключительно через соцсети.

– Теперьиные времена!.. – подметил Женька. – …Нынче через соцсети общаются не только дети, но и взрослые. Сейчас как никогда актуально правило: время – деньги. Если б вы только знали, каких трудов мне стоило вырваться вот на эту с вами встречу.

– Отчасти ты, Жека, прав!.. – в разговор вдруг вступил Андрей Зайцев. – …Если б наши дети жили во времена социализма, у них были бы совершенно иные интересы, увлечения, жизненные смыслы!.. Но, увы, ту реальность нам уже никогда не вернуть!

– Вы напрасно думаете о том, что нам не под силу вернуться в социалистическое прошлое, в ту самую эпоху, в которой и прошли наши школьные годы!.. – данную тему с удовольствием поддержал Вовка Лавров. – …Причём, это вовсе не фантастика, не какая-либо симуляция или музейная экспозиция. Я запросто могу перенести вас в иную эпоху, где вы в полной мере сможете вновь ощутить те самые впечатления, которые пронесли через всю вашу жизнь и считаете безвозвратно канувшими в небытие.

– Володя, что ты имеешь в виду?.. – оборвала его на полуслове Светка Иванова. – …Расскажи поподробнее.

– Да, ведь я ещё в прошлом году обо всём вам рассказывал!.. – с явным недовольством ответил ей Лавров. – …Причём, в самых мельчайших подробностях!

– Вовочка!.. Ты прекрасно знаешь о том, что я вернулась из Австрии лишь в этом году. Потому и не могла услышать тот подробный рассказ!.. – не унималась Светка. Чуть приподняв и без того короткую юбку, тем самым обнажив загорелые бёдра, Иванова соблазнительно провела по ним своей элегантной ладошкой. – … Пожалуйста, повтори его лично для меня!

– Ну, хорошо!.. – сдался несколько смущённый Вовчик. – …Если в двух словах, то я предлагаю вам приобрести двухнедельный тур в Советский Союз. Стоимость путёвки вдвое меньше чем в ту же Турцию или Таиланд. Зато впечатлений и пищи для размышлений вы получите значительно больше!.. За две недели вы совершите порядка двенадцати экскурсий.

– Что-то я никогда ранее не слышал о подобных путешествиях! – с определённым сомнением покачал головой Сашка Каржановский.

– Ты, наверное, хотел сказать, что ни разу не слышал о нашей рекламе!.. – усмехнулся в ответ Лавров. – …Так оно и есть. Мы в рекламе вовсе не нуждаемся. У нас и без того, все путёвки расписаны на пару лет вперёд. Желающих в разы больше чем мы можем обеспечить экскурсионных мест!.. Восемь групп в месяц, по двадцать человек в каждой. Лишь благодаря мне, вы имеете уникальную возможность попасть в тот мир без каких-либо очередей и долгих ожиданий.

– А-а!.. Кажется, я начинаю догадываться, в чём смысл твоих экскурсий!..– в разговор вдруг вклинился Илья Мельник. Обращаясь к своей супруге, он продолжил. – …Ирина!.. Помнишь, как мы путешествовали по Золотому кольцу России? И как в одном из городков, сохранившем свой былой неповторимый первозданный вид, для туристов проводили всевозможные славянские костюмированные праздники!

– Нечто подобное я видел и в Египте!.. – Мельника поддержал Женька Малюта. – …Возле одной из египетских пирамид было организованно грандиозная реконструкция похорон фараона!

– Нет, нет и нет!.. – едва ли не заорал в ответ Лавров. – …Никаких реконструкций, костюмированных праздников и прочей симуляции. Вы погрузитесь в реальный социалистический мир, в котором живут, работают и отдыхают более сотни тысяч людей. Всё, абсолютно всё там будет натуральным.

– Вовка прав!.. – за Лаврова поспешил вступиться Васька Бессонов. – …Год назад я там был!.. Впечатления просто обалденные!.. Уверяю вас, вы вовсе не пожалеете, если воспользуетесь предложением Лаврова!

– Какие впечатления?.. Какие на хрен обалденные?.. – тотчас подал свой голос Костя Усталов. – …Не поверите, но точно так же, как и Васёк, я сдуру повёлся на Вовкины уговоры, отправившись в мир «совка»!

– Ну, слава Богу!.. Выходит, не все ещё сошли здесь с ума!.. – поддержал Усталова Лохновский, на время отложивший в сторону свою гитару. – …А то сижу, слушаю байки Бессонова и прибываю в полном аху!.. Ой!.. Прошу прощения у дам!.. Благо, нашёлся хоть кто-то, сумевший вернуть меня в реальность!.. Ведь мы кое-как вырвались из этого грёбанного застоя, разогнав тоталитарный режим, навязанный нам коммуняками!.. Ребята!.. Вы чё, совсем подзабыли, как нас гоняли лишь за то, что мы слушали «Kiss»; «Led Zeppelin»; «Rainbow»!.. Нам всё запрещали, нас лишали свободы и права голоса!..

– Вот-вот!.. Всё было закрыто, никуда не выпускали!.. – возмутилась и Прыгунова. – …На всю страну, одни засранные Сочи!.. Ни вам Египта, ни Турции!..

– В космос летали!.. На весь мир показуху устраивали!.. – тут и Иванова не упустила шанса вставитьсвоё слово.– …А нормально одеться было не во что!.. Тот ширпотреб, что в магазинах висел, не каждая бы колхозница одела!

– И я про то же!.. – вновь заговорил Лохновский. – …Как бараны строем ходили!.. Что в школе, что на демонстрациях!..

– Уж и не знаю, как вы, а я бы сейчас с превеликим удовольствием отправился на первомайский парад!.. – вдруг расплылся в слащавой улыбке Каржановский. – …Помните, как мы пристраивались к колонне какого-нибудь предприятия и шли вместе с ней до самого центра?

– Ну!.. Тут у каждого своё мнение! – недовольно поёжился Лавров. – …Мне отчего-то показалось, что именно тебе, Костя, прошлогодняя поездка пришлась по вкусу!.. Быть может, на тебя каким-то образом повлиял Мухин!.. Тот самый идиот неоднократно прорывавшийся в твой гостиничный номер!

– Костя, позволь узнать, что ты имел в виду под словом «совок»? – чуть перебив Владимира, к Усталову вдруг обратился, молчавший до сего моментаФофан.

– Совок – это тот долбаный строй, в котором мы когда-то жили и который лет двадцать тому назад благополучно канул в небытие!.. – принялся объяснять Усталов. – …Я имел в виду ту долбанную уравниловку, с пустыми прилавками и железным занавесом, когда наши родители жили словно скот, как последнее быдло!..

– Костян!.. Но ведь именно этот самый «совок» и воспитал тебя как спортсмена!.. – усмехнулся в ответ Феофалов. – …При этом «режиме» каждый из нас получилне самое худшее бесплатное образование!.. Вспомните, как летом мы ездили в пионерлагеря!

Эх, Костя, Костя! Я отлично помню тот телевизионный репортаж с чемпионата Европы по борьбе из Афин. И твою скупую мужскую слезу, когда диктор объявил на английском, дескать, чемпионом Европы в лёгком весе стал Константин Усталов, Советский Союз!.. Костя, ты только вслушайся: «Советский Союз»!.. Какое величие!.. Ох, как я был тогда горд как за тебя, своего одноклассника, так и за всю нашу великую страну!.. А теперь, спустя двадцать пять лет, ты вдруг заговорил о каком-то там «совке»?..

Признаться, я уж было подумал о том, что именно сейчас мы вновь скатимся в нудные и бесконечные политические споры, которыми иногда заканчивались наши ежегодные посиделки у костра. В такие моменты мы, как правило, спорили до хрипоты и едва ли не до мордобоя. Расходились чуть ли не врагами. А впрочем, уже на следующий день, немного протрезвев, мы спешили обменяться телефонными звонками с искренними извинениями. Однако на сей раз всё закончилось довольно-таки мирно. Заядлый спорщик Лохновский отчего-то взял в руки гитару и принялся наигрывать какую-то старую мелодию. Да, и Усталов потупив взор, уставился куда-то себе под ноги.

– Да, это я так!.. Скорее сгоряча!.. – словно извиняясь, пробурчал он. – …Обидно мне стало!.. Обидно за то, что вовсе не так я планировал прожить свою жизнь. Прошлогодняя поездка заставила меня вспомнить молодость, ребят по команде. Вспомнил я и тренера, которыйчего-то там напортачил со своими «договорниками». Таких делов, сука, натворил. Я и сам не заметил, как из всеми любимогои всеми обожаемого чемпиона, вдруг превратился в заурядного и всеми забытого неудачника. Эх!.. Да, чего уж тут говорить!.. – махнул рукой бывший призёр Европы.

– Усталов, хорош тоску нагонять!.. – Светка протянула Косте стакан. – …Давай-ка мы лучше выпьем с тобой на брудершафт, как это делают в Австрии!

– С поцелуем? – поспешил уточнить Костя.

– Ага!.. Прям взасос!.. – усмехнулась в ответ Иванова. – …Когда по Европам разъезжал, помниться, в мою сторону вовсе не смотрел!.. А тут, сразу «с поцелуем» лезешь!

После того, как Усталов нелестно отозвался о своей прошлогодней поездке в «СССР» и выволочки устроенной ему Фофаном, интерес к Лаврову несколько поиссяк. Возобновился он примерно через час, когда Вовка в качестве закуски выложил на импровизированный столик копчёно-колбасную нарезку.

– Угощайтесь, ребята!.. – предложил он своим бывшим одноклассникам. – …Хотелось бы узнать ваше мнение по поводу данных деликатесов!

Каждый взял по кусочку.

– Очень вкусно! – причмокнул Каржановский.

– Знакомый вкус, очень знакомый!.. Вот только не могу припомнить, где я это пробовала! – Сашку тотчас же поддержала Иванова. – …Очень похоже наСальсиччиа, или Сопрессата!.. В общем, что-то итальянское!

– Нет-нет!.. Это скорее Мортаделла!.. – будто припоминая что-то, задумчиво произнёс Лёва. – …Действительно очень знакомый вкус и в то же время что-то неизвестное!

Колбаса и в правду была великолепной. Даже я, не особенно искушённый в гастрономических изысках, сумел в полной мере оценить её неповторимый аромат и особое качество. По мне, так на такое блюдо были способны лишь немецкие или швейцарские кулинары.

Меж тем, все мы ошиблись, о чём и поспешил сообщить нам Владимир.

– Друзья!.. Вы только что отведали два сорта колбасы: «Столичная» и «Белорусская»!.. Для Советского Союза весьма популярные сорта!.. – хитро усмехнулся Лавров. – …Предложенная вамнарезка изготовлена по тем же самым стандартам!

– Не гони!.. – презрительно усмехнулась Светка. – …Я что ж, по-вашему, вовсе не разбираюсь в «колбасных обрезках»!.. Говорю вам, это что-то из итальянской кулинарии!

– А вы на этикетку гляньте! – лукаво подмигнул нам Лавров.

Каржановский тотчас поднял со столика колбасную обёртку и зачитал вслух то, что на ней значилось.

– Колбаса «Столичная»!.. Высшего сорта!.. ГОСТ 23670—79!

– Ну, точно!.. – хлопнул себя по лбу Илья Мельник. – …Вы тут импортные сорта принялись перебирать: итальянская, не итальянская!.. И я, как идиот, повёлся!.. Сижу и ломаюголову над одним единственным вопросом, откуда столь знакомый мне аромат, если я ни разу не был за границей?.. Ну, конечно же, из детства, из моего детства!.. Время от времени!.. Как правило, накануне крупных праздников!.. Отец приносил с работы точно такую же колбаску!.. Такие продуктовые наборы, кажется, назывались заказами!

– Да-да!.. Именно под какие-то коммунистические праздники, нам и позволяли отведать кое-какие деликатесы! – вновь провокационно усмехнулся Лохновский.

– Знаешь, Мишаня?.. Гитарист ты, конечно же, от Бога!.. Однако во всём другом у тебя в голове полная каша!.. —на сей раз с Лохновским решил поспорить Серёга Дормачёв. – …Совсем недавно я прочёл весьма убойный аргумент в пользу нашего былого социалистического строя!.. Так вот!.. Будь другом, ответь мне на пару очень простых вопросов!.. Итак, первый из них!.. Скажи, во времена нашей юности можно было купить мясо или ту же самую колбасу?

– В магазине, если повезёт!.. А на рынке, шансов будет гораздо больше! – не задумавшись, ответил Мишка.

– И всё же можно! – в настоятельной форме уточнил Серёга.

– Можно, но не всегда! – нехотя согласился Лохновский.

– А сейчас, можно ли купить в магазине мясо или колбасу?

– Что за глупость?.. В любое время тебя поджидает самый разнообразный ассортимент!.. От изобилия прилавки ломятся! – с некоторой гордостью кивнул головой Михаил.

– Ну, и последний вопрос!.. Во времена нашей юности, при пустых-то прилавках, были голодающие?.. Были те, кто умирал бы от нехватки средств на еду?.. И есть ли таковые сейчас, когда магазины ломятся от изобилия?.. Вот тебе и ответы на все заданные тобой вопросы о преимуществах и недостатках социализма!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное