Олег Иралин.

Будни нелепой войны



скачать книгу бесплатно

Хозяин дома пожал плечами и некоторое время собирался с мыслями.

– Крутиться приходится. То на совещание в райцентр съезди, то колонну гуманитарной помощи забери и её раздачу в селе организуй. К тому же разные спорные вопросы решать приходится. Вот, к примеру, соседи врезались в газопровод, к нашему селу протянутый. Мы в своё время большую сумму платили, чтобы к нам газ протянули, а они с газовиками договорились, те к их селу ветку и провели. Теперь соседи нашим газом тоже пользуются. И не сделаешь ничего, у них силы и влияния больше!

– Ну а с боевиками тоже делиться приходится? – всё развивал интересующую его тему опер – Гуманитарной помощью, к примеру, или с каждого двора по необходимой сумме собирают?

– Нет, что ты! – вступил в разговор родственник хозяина – Мы, чеченцы – свободные люди. Нам никто указывать не посмеет и заставить против воли делать что-то тоже не сможет. У нас вообще нет такого понятия – «начальник». Будь ты хоть какой угодно полевой командир – всё равно с тобой как с равным разговаривать будут. Так у нас заведено. А боевикам и так есть чем поживиться. Им из-за границы содержание немалое шлют, да ещё и здесь прибыток имеют.

– Что же это за прибыток такой, из-за которого бандиты даже на гуманитарку не зарятся? – усомнился майор.

– Нефть. С каждой вышки миллионы в сутки делаются. И кормятся с них и генералы, и полевые командиры одновременно. Как только получаемая доля боевиков перестаёт устраивать, те вышку взрывают, как только генералов – военные бомбят.

Чеченец вздохнул и, отхлебнув чая, продолжил:

– Что говорить, по большому счёту, и теми и другими одни и те же люди командуют, всё в Москве решается. В девяносто девятом, как и в первую войну, тоже машины с оружием и боеприпасами две стороны снабжали. Разгрузится половина колонны у военных, и дальше к боевикам в горы едет.

– Да что боевики, любой желающий у тех же военных мог на выбор что хочешь приобрести! – поддержал говорившего водитель – Еду солдатам не доставляли, те голодными бродили, грязные как бомжи. За ведро картошки ведро ручных гранат выменивали.

– Всё из Москвы исходит. Захотели бы порядок в Чечне навести, давно навели. – подвёл итог глава.

Все насупились и на некоторое время в комнате установилась тишина. Пора было собираться в обратный путь.

Глава 3

Через два дня почти весь не задействованный в нарядах личный состав отдела впервые участвовал в проведении зачистки. Зачищать решили одно из небольших горных сёл, расположенных где-то у самой южной окраины района. О планируемой операции объявили накануне вечером, но какое именно село подлежит зачистке – не знал никто, в том числе и начальники отделений. Многие заметно нервничали, так как никто не мог предугадать, какие события развернутся впереди. По кубрикам прокатилось некоторое оживление, все готовились к выходу. Лазебный достал толстую катушку скотча и положил её поверх груды выменянных у военных на водку патронов, которые россыпью занимали половину вскрытого цинка.

– Кому патронов мало – берите.

Скотчем можете по тридцать патронов перемотать, примерно как в заводской упаковке.

Его совету последовали многие. Велиев примерил набитую пятистами патронами, пистолетом с запасной обоймой и гранатой Ф-1 разгрузку. Такой тяжести он давно не таскал: плечи придавило так, словно он только что напялил на себя средневековые доспехи. С минуту он раздумывал о целесообразности таскания на себе такого груза, но всё же решил ничего из разгрузки не выкладывать. «Пусть всё остаётся как есть, – рассуждал он – никто не знает, что ожидает нас в том селе. Да и не бывают патроны лишними». Насколько он успел заметить, примерно такой же груз готовились взвалить на себя и остальные опера. Закончив с боеприпасами, все стали гадать, какой же будет завтра погода и что за температура сейчас в горах. Прежде всего затруднения были в том, что никто не знал и не мог предвидеть продолжительность операции по времени. На все расспросы высокое начальство пожимало плечами и отвечало уклончиво: «Может быть, вернёмся в тот же день, а может – придётся ночевать в горах». Спальные мешки перед командировкой закупили немногие, что до палаток, то их в отделе не было вообще, и большинство решило всё же одеться в зимнюю форму. Закончив с приготовлениями, милиционеры занялись привычными делами и вполне успешно убили время до самой вечерней проверки. Через полчаса по её завершении все улеглись в кровати и погрузились в сон.

На дворе уже стоял октябрь и утро выдалось солнечным, но прохладным. После завтрака поступила команда десятиминутной готовности к выдвижению. Не мешкая собрались, но никаких распоряжений через десять минут так и не поступило. Не дождались их и через двадцать. Милиционеры в полной амуниции слонялись без дела у своих кубриков. Большинство курило, многие уселись за нарды или карты. Необходимо было себя чем-то занять. Велиев взглянул на свои берцы. Обувь нельзя было назвать грязной, но сапожная щётка ей не помешала бы. Взяв пакет со всем необходимым, Глеб вышел на улицу. Там, не торопясь, он принялся за привитые ещё с военного училища навыки – чистку обуви до зеркального блеска.

– Правильно делаешь. – одобрил его действия куривший рядом не то штабист, не то один из оперативных дежурных – Сразу видно, что не чмо какое-нибудь. Сам не люблю неряшливых, нас ведь не зря чеченцы чистюлями зовут. Да-да. «Вы, – говорят – милиционеры, чистюли – всегда чистые и аккуратные ходите. А военные – черви земляные, все грязные и зачуханные, как оборванцы».

Глеб внимательно взглянул на самодовольного говоруна. Гладко выбритый, в чистой эрке и действительно до блеска начищенных берцах, он стоял, приняв эффектную позу, время от времени затягиваясь от зажатой между пальцами сигареты. «Аккуратный малый – ни дать, ни взять. – отметил Велиев – Да вот только, по всему видать, в настоящей армии ты не служил, дружочек. Погнил бы в окопах месяц – другой безвылазно, вот тогда бы я посмотрел, что от твоего лоска осталось бы…» Но всего этого новоявленному франту майор высказывать не стал – всё равно ведь не поймёт. В прошлом кадровый советский офицер, Глеб при начатом в горбачёвский период сокращении продолжил службу в милиции, и вот уже десять лет трудился на благо Родины в уголовном розыске. Встречая немало «ботаников», отзывающихся о военных скверно, он сперва реагировал на них довольно болезненно, но потом понял, что доступными ему мерами всех не переубедишь, тем более что количество последних за прошедшее десятилетие многократно умножилось. Теперь, когда ему попадались подобного рода субъекты, майор старался не вступать с ними в полемику. Вот и сейчас он молча закончил чистку обуви и возвратился к себе в кубрик. Часть оперов к этому времени уже сбросила разгрузки с верхней одеждой и преспокойно вылялась на застеленных кроватях. Ожидание опротивело. Наконец дежурный по отделу по громкоговорящей связи объявил о построении, и многочисленные группы милиционеров потянулись к комендантскому плацу. На нём уже выстраивались в колонну по четыре военнослужащие комендатуры. Глядя на них, поотделённо образовали подобие строя и милиционеры. При всеобщем безначалии потоптались на месте ещё минут двадцать, и когда собравшаяся на плацу толпа уже начала разбредаться в разные стороны, в воротах появились заместители начальника отдела. Сразу же бросилось в глаза то обстоятельство, что верховодил среди них начальник штаба. Строен сложением и выше на голову других начальников, он к тому же явно превосходил их волевыми качествами и интеллектом. Остановившись на краю плаца, начальники стали ожидать прибытия коменданта, который вскоре имел честь появиться перед личным составом. Людей выстроили, заново зачитали приказ на проведение операции и состав её участников, после чего один из офицеров махнул рукой в сторону ожидавших невдалеке крытых грузовиков и автобуса.

– Занимайте этот транспорт. Кто не поместится – найдём место в ГАЗике с зенитной установкой и на бэтээре.

По недовольным возгласам стоявших рядом солдат милиционеры поняли, что в ГАЗике и на бэтээре их вовсе не ждут. Никто из солдат не горел желанием тесниться, и всю дорогу провести, словно сельдь в банке. Посему, как только прозвучала команда «разойтись», милицейский народ рванул к предупредительно откинутым бортам ЗИЛов и УРАЛа. В считанные минуты внутреннее пространство машин, в том числе и кабины, оказалось набитым тесно упакованными телами. Водители с трудом закрыли задние борта, но и после этого посадка не закончилась. Не нашедшие себе места в битком забитом воинском транспорте, милиционеры вновь возвращались к грузовым машинам, и через борт лезли буквально на головы усеявших скамьи и всё пространство пола, до отказа прижатых друг к другу людей. По истечении пятнадцати минут посадка наконец завершилась и автомобили, урча двигателями, выехали за ворота. За пределами районного центра колонна резко сбавила ход. Дальше продвигались с частыми и продолжительными остановками, а когда наставала пора двигаться – ехали так тихо, словно опасались разбить ценный хрусталь, погруженный в кузов без всякой упаковки. Всё дело было в шедших перед колонной сапёрах. Несколько солдат под прикрытием двух автоматчиков растянулись по всей ширине дороги и прилегающей к ней обочине, с щупами и миноискателями в руках обследуя местность на наличие мин. И так на всём протяжении пути. За ними с малой скоростью ехал крытый ЗИЛ, в котором располагалась специальная аппаратура. Глуша радиоволны, она не позволяла сработать фугасу, приводимому в действие от пульта дистанционного управления. И лишь за ЗИЛом следовали усеянный бойцами бэтээр и автобус с грузовыми машинами. Замыкал эту еле ползущую кавалькальду ГАЗ с закреплённой на его борту зенитной установкой, так называемой «зэушкой».

– Во скорость, – не выдержал кто-то из сидящих за спиной Глеба милиционеров – пешком можно обогнать.

Шёл уже второй час изнурительного пути, солнце поднялось в зенит и припекало. Из-за скученности невозможно было пошевелится, и тело затекало. Все взмокли, а поднимаемая колёсами пыль перехватывала дыхание. К исходу третьего часа дорога пошла в гору, а ещё через каких-нибудь часа полтора, прижатые к переднему борту счастливцы сообщили, что видят впереди село, со всех сторон оцеплённое войсками. Этим ребятам во многом повезло, так как на протяжении всего пути они имели возможность через щели и дыры в тенте созерцать хоть какую-то открывающуюся им панораму, а не разглядывать запыленный участок материи над головой или кабину позади идущей машины, как это выпало большинству их товарищей. Эти же невольные наблюдатели сообщили, что на всём протяжении оставшейся до населённого пункта дороги, вдоль обочины расставлены раскинутые наспех лотки, на которых чеченцы разложили продукты питания и другой товар, предназначенный для участвующих в операции силовиков. Всем стало очевидно, что подготавливаемая операция до самого последнего часа оставалась тайной для кого угодно, но только не для чеченцев. Несмотря на полудневное ожидание новоявленных торговцев, колонна на дороге останавливаться не стала. Свернув в поле, автомобили ещё минут десять подпрыгивали на рытвинах и ухабах, пока всё же не остановились выстроенными в линию напротив стоявшего поодаль армейского БТРа. После долгожданной остановки мало кто поверил своему счастью. Никакой команды, судя по всему, никто подавать не собирался, и подниматься с мест милиционеры не торопились.

– Серёга, ты чего-нибудь видишь там? – закричало сразу несколько голосов сидевшему в углу у заднего борта оперуполномоченному ОБЭП.

– Да как будто спрыгивают справа мужики. – отозвался Купцов и, пока его самого не вытолкала заспешившая на землю толпа, поторопился соскочить вниз самостоятельно.

И вовремя. Никто даже и не подумал откинуть задний борт. Через три минуты только что до отказа переполненный кузов оказался пустым. Тут же прозвучала команда на построение, и не успевшие размяться после вынужденной трёхчасовой неподвижности люди поспешили обозначить подобие шеренг. Рядом выстраивались армейцы. Вскоре брожение и беспорядочная сутолока прекратились, и перед строем появилась группа армейских офицеров. Приземистый, плотного сложения подполковник выступил вперёд и представился командиром мотострелкового батальона. Узнав, что эта зачистка для милиционеров первая, он счёл необходимым провести инструктаж. После минутного разговора с начальником штаба он приблизился к милицейским рядам.

– Докладываю обстановку. – громким командным голосом произнёс он – По имеющимся сведениям, в село вошла банда боевиков в количестве двадцати – тридцати человек. Данный населённый пункт нами блокирован, подразделения готовы при первой же необходимости приступить к штурму. Ваша задача – при поддержке приданных вам сил войти в село и провести проверку указанных старшим групп улиц. В первую очередь проверяете наличие документов у обнаруженных в доме людей. Обращайте внимание на наличие свежих и заживших огнестрельных ран и синяки на правом плече. Они, как правило, образуются от автоматных ремней после длительного ношения оружия. Необходимо также осматривать все жилые помещения и пристройки с целью отыскания оружия и боеприпасов. Может также попасться вахаббитская литература и инструкции по военному делу. Если последние можно различить по приложенным к ним схемам, то с литературой сложнее. Изымайте всё, что вызывает подозрение, а наши специалисты по арабскому уже разберутся. Ещё раз повторяю, что каждый ваш шаг будет прикрываться нашими солдатами. Они же отвечают за вашу безопасность, но непосредственно в осмотре и проверке жилых помещений не участвуют. Их задача – ваша страховка. При малейшем оказании вооружённого сопротивления вам надлежит немедленно покинуть обследуемый район и как можно быстрее возвратится сюда, в район сосредоточения. Дальше уже в дело вступаем мы. Задача ясна?

Вопросов от милиционеров не поступило и подполковник решил на этом инструктаж закончить. Подозвав к себе одного из своих офицеров, он снова обратился к стоявшему перед ним строю:

– Старшим групп подойти ко мне для уточнения задач.

Выстроенные шеренги пришли в лёгкое движение и снова замерли. Вдруг выяснилось, что старших групп никто не назначал, хотя состав участников операции был определён заранее. Начальник штаба торопливыми шагами стал обходить в большинстве своём уже собравшихся по группам милиционеров. «Опера и участковые есть?» – спрашивал он каждый раз. Разумеется, милиционеров данной категории в каждой из них находилось не менее трети и майор, остановив взгляд на первом попавшемся, отмечал его в своём списке как старшего. Наконец второпях назначенные четыре командира групп подошли к подполковнику и получили каждый свою задачу. Надо сказать, что она оказалась не бог весть какой сложной. Каждой группе милиционеров из двадцати пяти – тридцати человек при поддержке мотострелкового отделения надлежало проверить дома, расположенные в одном из кварталов населённого пункта. Выбранные кварталы граничили друг с другом, и в общей сложности, по площади своей едва достигали четверти села. Уяснив задачу, старшие вернулись к своим группам и выдвижение к селу началось. Группу, в состав которой попал Велиев, выпало возглавлять Седашову – проживавшему в их кубрике участковому лет тридцати. Был он крепкого сложения, характером спокоен и в общении с товарищами немногословен. Что называется – сам себе на уме. Свой назначение старшим он воспринял с видимым равнодушием, как факт, разумеющийся сам собой.

Выступив, милиционеры гурьбой спустились к протянувшейся к селу посадке, и пошли, стараясь продвигаться вдоль накатанной просёлочной дороги. Они миновали спокойно выпасающего коров старика, и подошли к самой окраине села. У ворот первого же дома их ожидали. Женщина среднего возраста держала на руках грудного малыша, рядом ухватились за юбку ещё двое – мальчики лет четырёх и семи. Дальше маячила фигура юноши лет пятнадцати, за ним выглядывала в дверной проём молодая девушка, а впереди всех с паспортами в руках стоял хозяин. Участковый бегло просмотрел представленные документы и тут же возвратил их владельцам.

– Показывай, что в доме! – буркнул он и первым прошёл во двор.

Чеченец со своими домочадцами поспешил вслед, а за ними и все остальные. Взору вошедших предстал широкий двор с снующими тут и там курами. Справа расположились курятник, хлев и сарай. Впереди и слева – «Г» образный кирпичный дом с отдельными входами в каждый корпус. Сразу же за домом простирался сад и обширный огород. Глеб зашёл в один из жилых корпусов, и тут же за ним поспешило ещё двое. Внутри уже действовало шестеро, причём все в глубине комнат.

– Коридор кто-нибудь осматривал, мужики? – громко прокричал опер, но отозвались не сразу.

После повторного вопроса кто-то из шестерых ответил, что вроде бы коридор не проверял никто, и только что вошедшие милиционеры принялись за данное помещение. За дело взялись рьяно и буквально через пять минут всё, что находилось в пределах внимания, было перебрано и осмотрено: шкаф с посудой и прочей утварью, старый разбитый диван, заполненный детскими игрушками и старыми тряпками, пришедшая в негодность газовая плита, набитая грязными, потерявшими былой цвет кастрюлями. Из комнат появились пришедшие до Велиева милиционеры. Их поиски, как и заканчивающей свою работу троицы, тоже оказались безрезультатными. Все вышли во двор и остановились в замешательстве. Было совершенно непонятно, что же делать дальше. Осмотр второй половины дома ещё продолжался, но проверял ли кто-нибудь чердак и хозяйственные постройки – оставалось загадкой. Старший группы на все расспросы лишь озлобленно пожимал плечами и было видно, что взваливать на себя властные полномочия он не собирается. Может быть, ему не хотелось конфликтовать и принуждать к каким-либо действиям фактически не состоящих с ним в отношениях подчинённости людей, а может быть, он просто не представлял вовсе, что именно требуется от него как командира группы в данную минуту. В итоге все перемещения милиционеров напоминали беспорядочное броуновское движение. Часть зачищающих вообще осталась на улице вместе с солдатами в прикрытии, не желая обременять себя лишним трудом. Вторая часть желающих занималась непосредственно осмотром помещений, причём нередко милиционеры, только что закончившие работу на одном объекте, приступали ко второму, нимало не догадываясь о том, что он только что осмотрен другими, также добровольно взявшими на себя этот труд товарищами. С другой стороны, никто не мог бы дать гарантии в том, что какое-нибудь помещение или пристройка не остались без внимания милиционеров. Кроме того, уставшие прилагать усилия люди самостоятельно выходили наружу и пополняли прикрывавшее группу оцепление. И наоборот, заскучавшие из числа первоначально оставшихся за воротами, вдруг воспламенялись жаждой деятельности, и тем лишь усиливали хаос. Наконец всем надоело бродить по этому домовладению, и решили переключиться на следующее. Соседнее мало чем отличалось от предыдущего. Та же добротность и основательность в постройках, та же многочисленная живность и ухоженный огород. С той лишь разницей, что в доме, кроме двух женщин и кучи детей, никого не было. Здесь всё повторилось в точности, но с меньшей затратой времени. Уставшие от бестолковой суеты милиционеры ограничились пятнадцатью минутами. Было далеко за полдень, и солнце припекало почти по летнему. Зимняя одежда вызывала обильный пот и затрудняла движение Всё больше людей предпочитало бездельничать на улице в охранении, и вскоре желающих непосредственно осуществлять проверку осталось не больше пяти. Вскоре дошли до перекрёстка.

– Дальше территория не наша, там соседняя группа работает! – громогласно объявил Седашов – Поворачиваем налево и продолжаем до следующего перекрёстка.

Так и поступили. Сопровождаемая десятком солдат – срочников гурьба милиционеров свернула за угол и приступила к зачистке ближайшего домовладения слева. Справа от дороги, вдоль натянутой на всём её протяжении металлической сетки, раскинулись огороды. За ними плотной стеной выстроились хозяйственные постройки с виднеющимися за ними жилыми домами. Тут и там на огородах были заметны вкопанные в землю металлические бочки и целые цистерны. Как впоследствии узнали производившие зачистку сотрудники, это и были так называемые хранилища нефти и минизаводы по её переработке. Но пока на эти ёмкости никто внимания обращать и не думал, и главным образом осматривали предъявляемые документы и помещения. В этот раз Велиев внутрь не пошёл. Он, как и большинство других милиционеров, остался снаружи в прикрытии. Здесь служилого люда и так собралось густо, и Глеб переместился к углу забора, поближе к только что пройденному перекрёстку. Постояв немного, он обратил внимание на то, что сами улицы практически никто не перекрывает. Повсюду из конца в конец не прекращалось свободное передвижение селян и проезд гражданского транспорта. Одна из машин – «пятёрка» белого цвета, спокойно миновала занятую силовиками часть улицы и выехала к самому перекрёстку, на котором ей преградил путь майор. «Пятёрка» остановилась, и Глеб подошёл к водителю. На пассажирском сиденье рядом с ним восседал дородный мужчина лет пятидесяти.

– Что случилось, командир? – не скрывая своего удивления, спросил сидевший за рулём чеченец.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное