Олег Холодов.

Голоса



скачать книгу бесплатно

Для Пельменного Царя это время малиновых пиджаков. Всё дело в том, что в СССР существовал дресс-код на костюм, преимущественно это были лишь стандартные расцветки («А так же банальный дефицит одежды существовал», – вставляет свою реплику Революционер). После же развала СССР, где-то в 1992 г., российские телезрители познакомились с репортажами на Неделе высокой моды в Париже, где была показана новая коллекция мужской одежды Versace, среди которой присутствовало сочетание классических серых брюк и ярко-красных пиджаков. Ну а так как наши сограждане стремились следовать новомодным течениям… И понеслось. Кто-то мог позволить себе брендовый пиджак, кто-то же покупал пиджак дешёвый, рыночный. А к середине 1990-х малиновые пиджаки начали выходить из моды, став преимущественно предметом понтов представителей криминала. А представители эти состояли из быковатых спортсменов, потому ассоциации быка в малиновом пиджаке неспроста. Стасик Борецкий полностью раскрывает этот ныне сказочный образ.

(«То было эпохой ваучеров», – добавляет Пельменный Царь). То бишь, приватизационных чеков, выпущенных в 1992-м в ходе программы передачи государственной и муниципальной собственности в частные руки. Каждый мог получить эту бумажку номиналом в 10 000 рублей, с помощью которой можно было приобрести долю собственности в одном из предприятий. Но вот неожиданность, люди совершенно не знали, что делать с этим билетом. Кто-то продал за деньги, в дальнейшем обесценившиеся из-за гиперинфляции. Другие попытались стать собственниками предприятий, однако их приватизационные чеки были вложены в многочисленные сомнительные фонды и сгинули в небытие. На ваучерах смогла подняться лишь малая часть посвящённых граждан, а инициатор этого веселья, Анатолий Чубайсович, заработал себе сомнительную репутацию, но работы не потерял. Кстати, ещё долго ваучер использовали как кличку для кошек.

(«А помните, помните легендарную рекламу с Лёней Голубковым», – Революционер прямо оживился). Это он про легендарную аферу века. Остап Бендер даже не мог себе вообразить такую блестящую схему отъёма денег. Тут помощнее будет. Три буквы – МММ. В далеком 1989 году была создана одноимённая фирма, занимавшаяся продажей компьютеров и комплектующих к ним. Позже она стала выпускать свои акции, транслировать рост котировок на телевидении, где так же шли рекламные ролики из жизни простого мужичка Лёни Голубкова, который из простого работяги стал партнером в чём-то крупном и скоро купит на выручку жене шубу, просто вложив свои деньги. Для рекламы своей компании «МММ» проводила резонансные публичные акции, например, оплачивая бесплатный проезд в метро для всех жителей и гостей Москвы на один день. Помимо акций АО «МММ», появились и билеты «МММ», напоминающие деньги, с изображением на них главы компании Сергея Мавроди. Россияне, не задаваясь вопросами о причинах экономического успеха «МММ», стали тратить все свои сбережения в этой афере, и ныне радующей своей простотой и элегантностью. К концу 1994 года акции АО «МММ» находились на руках примерно 10–15 миллионов человек, стоимость одной акции возросла за полгода в 127 раз, но 27 июля 1994 года выплаты денег прекратились, а 29 июля Мавроди объявил о снижении цены на акции до сходной, пообещав, что она вновь начнёт расти.

Так миллионы обманутых российских вкладчиков впервые познакомились с понятием «финансовая пирамида». Проект «МММ» оказался удивительно живуч, недавно он возрождался из пепла, и всё повторилось, но весьма скромненько. А вот в девяностых были те, кто предприимчиво продал квартиру, ожидая золотые горы. А некоторые самовыпилились, обнищав из-за своей доверчивости. Но Сергея Мавроди ещё долго сопровождала народная любовь и слава.

(«Как, например, сопровождала народная любовь спирт ”Рояль”», – добавил Боярышник, а он знает в этом толк).

В 80-х с алкоголем было туго, а в том же 1992 году Россия открыла свои границы для практически любых продуктов питания и алкоголя. В результате чего, полки магазинов и коммерческих киосков оказались завалены товарами сомнительного качества, но с красивыми этикеточками. Среди «ножек буша» и жвачек Турбо и Love is особенно выделялся этот напиток «Рояль», стоивший копейки. Появились фразы: «ударим по клавишам» или «сыграем на рояле», означавшие бухнуть. А как его любили подделывать. Создавали целые цеха по производству палёнки, и, как следствие, – отравления и печальная смерть дегустаторов некачественной бражки. Лучше бы пили «Инвайт». («Это пакетики растворимого порошка, позволявшие превратить два литра воды в очень вкусный лимонад, а слоган «Просто добавь воды!» теперь помнит каждый», – вспоминает Антон-Вертолетчик).

(«А “Инвайт” можно было добавить в “Рояль” и получить “ле кохтейль”» – вспоминает Боярышник).

«А ещё это была эпоха пейджеров и факсов», – заметил Расписной. Кстати, факс был атрибутом любого уважающего себя офиса, ведь как круто было протянуть визитку, напечатанную на игольчатом принтере, где указан собственно факс. А также в тех офисах верили, что кактус спасает от излучения, если поставить растение около монитора. Некоторые до сих пор в это верят, но банки с водой больше от телевизора не заряжают. То было время игровой приставки Денди, в которую залипал твой отец.

Для кого-то девяностые были началом наживания первоначального капитала, а для кого-то – Чеченская мясорубка, нищета и разборки, не снившиеся создателям «Бригады». Время легендарного батончика «Шок – это по-нашему», своим названием отражающий повседневные события. Время, когда я впервые посмотрел мультик про чешского кротёнка, принимающего роды у крольчихи. Время, когда Ельцин веселил своими нетрезвыми выходками. Эпоха обвала и дефолта. Доходы падали, а кладбища росли, ежедневно пополняемые погибшими братками и обычными гражданами. (Расписной шуткует: «Шутка тех лет: идёт человек по улице, и встречает знакомого, который идет в одном сапоге. “Ты что, потерял сапог?” – он спрашивает. “Почему потерял? Нашел!” – отвечает другой). Ха-ха-ха, смешно ж, шутки за 300, у Расписного опять обострение.

Так вот, именно в нулевых и началась эта история.

Тогда в моей голове впервые случился необычный разговор с моим, как мне тогда казалось, воображаемым другом, или сознанием, не знаю. В детстве многие дети выдумывают себе тех, кто смеётся над их шутками, даёт советы и критикует тот или иной выбор. Иногда это происходит по причине отсутствия настоящих друзей, иногда по причине психиатрических расстройств. Так вот, в ту далёкую ночь, когда милиционеры не знали, как бы помягче объяснить произошедшее, что под завалами вряд ли остались выжившие, и мне ещё много предстоит осознать, мой внутренний голос твёрдо убеждал меня в том, что мне самому очень повезло. Главное, что я сам остался цел и вообще он меня всячески успокаивал. Звучал он не как обычно, нет. Звук и тон был мой, но при этом принадлежал другому человеку, который сам строил фразы и, как мне казалось, мы с ним строили диалог как живые люди. Он звучал осмысленно и при этом уверенно, несмотря на происходящее. Я ревел, смотря на то, что раньше было моим домом…

В тот день произошёл несчастный случай, который лишил меня материнской любви. Те события иногда возникают в памяти, но всё реже и реже. Шок пройдет, но тот голос, впервые зазвучавший в тот невесёлый день, пропадёт так же внезапно, как и появился. А мне предстояло жить с бабушкой по отцу, расти простой жизнью и даже втайне плакать в подушку, что судьба плоха и несправедлива. Но то было давно и как-то плевать уже, и никак не связано с тем, что сейчас у меня в голове.

С тех пор прошло пятнадцать лет, ничего подобного больше не случалось на моей памяти. За это время произошел контакт с током, – ток победил – и вот в голове стали звучать ещё почти дюжина голосов, принадлежавших абсолютно разным людям. Они возникали, словно я был их ловцом снов, а они становились моими кошмарами. Сначала я думал, что у меня серьёзные психические отклонения, но, повторюсь, постепенно выяснил, что каждый из моих «воображаемых друзей» раньше был живым человеком. Со своими любимыми блюдами и музыкальными предпочтениями, своими приметами и наклонностями, разным чувством юмора и со своей историей жизни. Окружающие почти и не выявляли никаких отклонений. И для того, чтобы не оказаться среди других обитателей Нагорной, капая слюной и мочась под себя от избытка радости, я не стал никому трепаться о происходящем. А точнее о призрачных речах, требовавших мести или свершения своих последних желаний в момент гибели, взамен предполагающие что смогут так покинуть (возможно) мою голову. И перестать вызывать страшнейшие головные боли, в случае успеха всей задумки. Когда они погибали, в их голове крутились последняя мысль. И, постепенно, обретая свою память, вспоминая те последние мгновения, предположили, что если я смогу их воплотить, то они смогут меня покинуть. Странно всё это, и мне абсолютно не понятно, почему именно я стал их слышать, и что вообще собственно происходит.

Представьте, что вы всё время сидите в автобусе, вокруг все противно бухтят, и всё происходит рядом. Где бы вы ни оказались – они всегда найдут вас. Готовите ли вы завтрак или купаетесь. Фоновый эффект, который нарастает и угасает, и это дико бесит. Спите – и тут, бац, вам предстоит услышать новый стих или увидеть ещё одно воспоминание, хотя вам это нахрен не нужно. Иногда циничненько подъ*бывают, а вам приходится напиваться, чтобы хоть как-то крепко уснуть. А если хочешь передёрнуть – о, тут такое начинается. Невесёлое соседство, не правда ли? При этом они не могли причинить мне никаких физических неудобств, кроме головной боли из-за недосыпания, башка просто раскалывалась, если они шумели или ругались между собой.

Знаете, боль является самым главным мотиватором. Неспроста, раньше физическое отоваривание практиковалось в педагогике, как самое действенная мера учёбы. («А когда ювенальная система робко попыталась отгородить детей нашей страны от их нерадивых родителей, то папаши и мамаши встали на дыбы, отстаивая своё права на рукоприкладство своих чад, хотя сейчас все побои в семье, фактически, вполне легальны. Главное потом штраф заплатить. Та ещё потеха», – что-то такое выдала Ксения Летящая, хотя её родители и не били никогда).

Со стороны покажется, что я болен, но вот поиски историй жизни моих «ангелочков на плече» сложились в историю каждого, подкреплённые весьма печальными фактами их последних минут. Газетные заголовки, статьи. Фотографии. В наше время можно отследить жизнь с самого рождения. Благо, фото изобрели достаточно давно. Правда, иногда фотография играет злую шутку с теми, кто, сам себя фоткая, погиб, делая селфи. («Это ж надо быть такими дебилами, они прям как ты» – восклицает Пельменный Царь).

Теперь можно с самого начала отследить жизнь человека до самого конца, а социальные сети станут виртуальными кладбищами пра пра пра. И вот твои потомки разглядывают твои фотографии и удивляются вкусам и моде, читают твои переписки и делают вывод, что предок у них был странноватый. Или находят порно со своей бабкой.

(«Каждый, с особой любовью вкладывает частичку себя в соцсети, правда, иногда, кроме унылых постов и картинок, кажется, что за человеком скрывается только оболочка, развивающаяся мировым маркетингом и рекламой. Социальное рабство, навязанное коммерцией. Иллюзия свободы выбора» – что ж, с Революционером нельзя не согласиться, тут он в чём-то прав).

Голоса рассказали о своих жизнях, сломанных собственными глупостями, больными фантазиями их подруг и нелепыми случайностями, произошедшими по вине разных мудаков, очень больных на голову. И да, мои призраки мало того, что после смерти не отправились к свету по тёмному тоннельчику к райским кущам или вечным пыткам за грехи своя, нет, они, спустя время после своей смерти, внезапно проснулись именно в моей голове. И настойчиво требуют заплатить тем, по чьей вине оказались в разряде «выбывшие»; другие же настойчиво просят иное последнее желание выполнить.

Представьте сон без сновидений. Пустое пространство. Именно в нём они и пребывали после смерти. Словно уснули и так же внезапно очнулись, напуганные так же, как и я. Но всё же они не были полноценными разумами. Скорее частями самих себя. Помнили практически каждый яркий эмоциональный момент из своей жизни, но были при этом ограничены, всех воспоминаний у них не было. Как не было и самоконтроля: они не могли сами их вспоминать, это случалось внезапно, фрагментами. Некоторые, при возникновении в моей голове, так долго и истошно орали, что мне кажется, я тогда сам двинулся, как Пахом. Они так же уверяли, что не было абсолютно ничего после того, как их сердца перестали биться, что не бродили и не мордовали своих обидчиков как Патрик Суэйзи (кстати, я раньше любил шутить, включая мелодию из фильма «Привидение», ваяя вазу из еды в тарелке, вызывая волну негодования у всех, кроме непонимающей иронии происходящего девочки по прозвищу Голодное Поволжье), у них была только пустота. И вот они стали мыслями. Представьте, что ваши мысли существуют без тела. Ваш разум в другом человеке. С компанией. Сидят в чьей-то голове, и просят посмотреть именно тот фильм. Послушать ту песню. Поехать на место, значимое только им. Увидеть кого-то из родных. Они – люди со своими капризами и страстями. Перед сном я даже первое время желал им спокойной ночи, а потом попросту просил заткнуться. Поздравлял их с не наступившим днём рождения. Так сказать, у именинника небольшой дополнительный материал открылся после смерти, «нажать на просмотр тут».

Первое время всё это действительно пугало. Я пьянствовал и не мог успокоиться, а теперь вот так просто и легко говорю об этом, в принципе, 3,14-здеце. Ладно, все равно никто не поверил бы во всё это, да и кому я вообще это рассказываю?

И да, то, что я собираюсь сделать, – всё для того, чтобы они перестали говорить. Они меня утомили, попросту говоря. А ещё, в момент, когда эти призраки переживают неведомым мне образом некоторые события, в моей голове происходит фейерверк из проносящихся этих событий из их жизни. Моментально проносятся. Иногда вызывая целую цепочку из старых воспоминаний. И самое неприятное – переживать их смерти раз за разом. Страхи и боль, очень много боли. Поэтому мне нужно как можно скорее всё это прекратить, я просто хочу снова стать собой, это кошмар какой-то. («Сам ты, кошмар, мудак хренов, без меня ты слушал бы и дальше всякое дерьмо» – смеётся Антон Вертолётчик).

Постепенно я начал подозревать, что Чип и Дейл не спешат мне на помощь, и разруливать всё придется самостоятельно. Возможно, это будет весьма тяжко. Так вот, я попытался сам себе изложить всю суть происходящего, крыша вроде ещё не съехала – но всё равно, 3,14-здец, спасибо. А теперь стоит отдельно упомянуть каждого призрака, оказавшегося в моей голове.

Начну с обладательницы тонкого, красивого и по-детски нежного голоса – Ксении Летящей, девочке, бывшей при жизни редкой красоты и веснушек, любящей задалбывать меня своими депрессивными стихами. Или дурацкими изречениями, потому что она из поколения статусов. Ещё она часто плачет, да и вообще слушать 16-летнюю – такая тоска! Как же она достала. Это именно из-за неё я сижу сейчас в этой хипстерской кофейне, потягиваю её любимый глинтвейн без алкоголя (редкостная гадость), мысленно прошу, чтобы этот день поскорее закончился, и в то же время понимаю, что мне, блин, совсем скоро предстоит устроить файтинг. Несмотря на то, что она ревёт, она благодарна, что именно с неё и начнется эта дурацкая история мести. Потому что, если этим поступком не получится освободить её из моего разума, может тогда хоть что-то полезное сделаю. А ещё, повторюсь, мысли 16-летней – это тупость на тупости. Конечно, о покойных нельзя плохо, но в данной ситуации: можно, пожалуйста, перестать реветь, голова болит.

Есть ещё Андрей Юродивый, парень немного заносчивый и при этом весьма жизнерадостный, несмотря на свою достаточно удручающую ситуацию в личной жизни – он кажется до сих пор любит причину своей смерти. Но при этом ещё больше её боится, и да, неспроста.

Есть ещё всеобщий любимец Боярышник – старик, получивший свое прозвище из-за того, что последние годы жизни бомжевал и неоднократно лечился этой чудесной настойкой. Бывший преподаватель, брошенный в итоге всеми, но при этом добрейший человек, неплохо разбирающийся в истории города («А также разбирающийся в картографии уютных помойных мест» – замечает Пельменный Царь). Боярышник неплохой мужик, и мне его даже жалко, но бормочет иногда такую старческую хрень, что брррр.

Собственно, Пельменный Царь – ворчливый мужик, меня он презирает, строгий и упёртый на голову. Был бизнесменом, ещё раньше был «торпедой», так что, скорее всего, карма за ним пришла по заслугам, хотя запоздало. Сам он никогда не рассказывал о былых лихих временах (благо, есть его воспоминания, и они крайне жестоки). Дружен с Купцом, несмотря на то, что при жизни, из-за разного статуса, должны друг друга не переносить, но нет, – общаются.

Купец – незадачливый барыга, очень смешной из-за своих немного поехавших наркоманских речей, и, тем не менее, самый замкнутый из моих голосов. Мы оба любим практически одни и те же фильмы. Иногда мне кажется, что мы даже похожи чувством юмора, порой одинаково мыслим, хотя некоторые его высказывания ставят это под сомнения. И понятно, почему они с Пельменным Царём сдружились. Его воспоминания – один большой затянувшийся трип из-за его употребления. Трип этот очень туманный и неразборчивый, и ещё у него были галлюцинации после употреблений. Ох, тяжко наблюдать их со стороны, ох, 3,14-здец.

Вертолётчик-Антон, самый странноватый, но порой вполне адекватный из всех. У него отличный музыкальный вкус и ещё он интересный собеседник. Правда, его судьба говорит о его серьёзных психических отклонениях, всё же его даже жаль, правда, он таких делов навертел, что диву даёшься. Советует, чтобы я напился, как закончу помогать Ксении. Его могила напоминает мне о том, что за всё то сумасбродство, происходящее при больной голове, надо платить. Даже мне, несмотря на то, что шизофренией не страдаю. Но, бл*дь, когда голова просто раскалывается от их шума, когда тошнит от наплыва их воспоминаний, когда снова приходится чувствовать чью-то смерть – да пошло оно всё. Лучше избить того кто это заслуживает, может и вправду сработает, и Ксения уйдет из головы. А там и остальные следом. А после, сиди, вспоминай былое, как странные события, которые, по какой-то неведомой причине, со мной происходили.

Я, кстати, этих людей при их жизни не знал, вообще ни разу не встречал. Например, ещё есть Лежебока – вот его недолюбливают все остальные за упоротое чувство юмора и показной нигилизм. Лежебока невероятно болтлив, так как последние свои дни не мог ни с кем особо говорить. Только слушать. Так что, он самый говорливый бубнящий голос, и он настолько крепко меня достал, что иногда приходится его матом крыть. Но выполнить его просьбу нужно, он умер хоть и из-за своей глупости, но не заслуженно. Слушать его болтовню невыносимо, повторюсь, просьба у него не такая уж и сложная, но он так подза*бал меня своими шутейками, что пошёл бы он на х*р. Подождёт, тут очередь.

Виталий Расписной – жертва собственной глупости, паренёк с окраин, слушал разную музыкальную чепуху, не понимающий абсолютно половины того, о чем говорят другие. Дружит с Лежебокой, но при этом больше всего с ним и ругающийся. Хорошо, что они не часто начинают обсуждать говномузло и тазы («Да, ладно тебе, Фараон с найками – тема же, приколюха, не шаришь ты в современном андеграунде» – угорает Лежебока, но хотелось, чтобы он поменьше говорил подобного). У Расписного не всё в порядке с головой. То есть, он действительно настоящий сумасшедший, и то, что он говорит – это чистая шизофрения, Взять, хотя бы, речи о великом Фиолетовом Солнце. Какую-то х*рню несёт, если честно, и лучше его не слушать.

Самый занятный из всех – Революционер, это достаточно спокойный юноша, занимавшийся социальной и антисоциальной деятельностью. Из-за нее, можно сказать, и погибший. Начитан, знает много всяких интересных вещей, и неоднократно вступающий в полемику с Боярышником. Под их речи можно даже засыпать. Вызывает у меня уважение за твёрдость характера. Говнится, когда пью, ибо сам был стрейтэйджером.

Раз о еде, как не упомянуть Голодное Поволжье – о, это тот ещё случай временных казусов. Совсем маленькая девочка, погибшая давно и весьма впечатлённая повседневностью. Объект нападок из-за своей неграмотности и простоты. Последний год её жизни – это сплошная боль и депрессия. Как начнёт иногда петь старинные песни: признаться, и сам могу осерчать. Она до сих пор не понимает, как работает электричество и по-деревенски зычно охает при разъяснении ей остальными голосами современной действительности. Подружилась с Ксенией Летящей, и в данный момент прощается с ней. А если призадуматься, что судьба познакомила их настолько странным способом, спустя столько времени, то их дружба это тот ещё временной парадокс.

И замыкает невесёлый хит-парад – Отважнослабоумный, погибший весьма забавно. Нет, он пал, конечно, достойно, но очень глупо. Его помыслы чисты и тупы одновременно. Тьфу-тьфу-тьфу, только бы опять не начал рекламировать творчество Пелевина. («Да ладно, тебе понравился ж «Generеtion Pi», – звучит его бас). Но именно он подсадил на сериал «Светлячок», за что ему спасибо.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7