Олег Ерёмин.

Пираты Драконьих гор. Книга третья. Три путника.



скачать книгу бесплатно

И тихой, но страшной толпой, в два с половиной десятка пар ног, по пустому коридору проследовали в грузовой трюм, где боцман Меборот отпер дверцу в небольшую коморку.

Стремительно вооружившись, абордажники, как неостановимая волна, растеклись по кораблю.

Зазвучали крики, звон металла, предсмертные хрипы и стоны.

Десантники старались брать экипаж корабля в плен, но не всегда это удавалось. Впрочем, капитана Гальдера и своего бывшего командира Скандина, хоть и израненных, но удалось взять живыми.

На то был особый приказ Лайаны, тщательно спланировавшей эту акцию. Ей были нужны явное преступление и демонстративное жестокое наказание.

И она их получила.

Она специально направила на «Белянку» склонного к мести и измене Скандина, дав ему в помощники надежных и верных Далкину звеньевых. А, главное, подсунув мятежному капитану Меборота. Он, еще со времени своего капитанства, когда Лайана отобрала у него «Блестящий», притворился смертельно обиженным. На самом деле, еще с Бухой Бухты Лайана и Меборот заключили союз и договорились о том, что хитрый капитан будет изображать оппозицию. Не даром капитан Гальдер так обрадовался, что заполучил в боцманы такого опытного воздушного кота, да еще и единомышленника в планах сбежать от глупого адмирала Далкина.

Теперь за свои опрометчивые действия пиратскому капитану предстояло заплатить высокую цену.

Очень высокую.

Его и Скандина повесили за руки под самым сводом пещеры. И они больше суток медленно и мучительно умирали.

Старших офицеров «Белянки» просто повесили, а матросов отхлестали плетьми и раскидали по разным кораблям.

А на «Белянку», переименованную в «Рассветный» капитан Меборот привел свою старую испытанную команду, главой абордажников которой стал Даатон.

Глава 4. Запой
16.03.З.995
Над Драконьими горами.

– А где Эртль? – недовольным тоном осведомилась Чиируна.

Капитан «Блестящего» была не в духе. Очередной приступ хмурого и въедливо-скандального настроения, что все чаще случались у девушки.

– Не знаю, – зачем-то ответила Талиса, хотя подруга и не обращалась именно к ней. Покраснела под пристальным прицелом темно-карих глаз.

– Опять в кубрике… валяется? – сварливо спросила Чиируна.

– Но он ведь не очень-то и нужен сейчас в зале, – непонятно зачем стала оправдывать юношу навигаторша.

– Все ясно, – кивнула Чиируна. – Так, Манаад, держи прежний курс, и вообще, покомандуй, если что, пока меня не будет!

И, провожаемая встревоженным взглядом Талисы, капитанша покинула командный зал.

Талиса, чуть помешкала и пробормотав: «Колнир, веди курс!» поспешила следом за подругой.

Талиса немного опоздала. Когда она подходила к кубрику абордажников, то услышала гневный голос Чиируны:

– И нечего его защищать! Если ты его друг, то сам должен был остановить! И, вообще, я приказала спиртное на борт не проносить! Я предупреждала, что буду наказывать?! Предупреждала?!

В голосе подруги Талиса расслышала чуть истерические нотки и поняла, что та не только разозлилась.

Может быть, даже не столько.

Тоненькая дверца отсека была распахнута и Талиса увидела в ее проеме напряженную как пружина из бериллиевой бронзы спину Чиируны.

Заглянула через ее плечо.

Эртль стоял полуповиснув на Трорвле. Бессмысленно улыбался, мутными глазами глядя на капитаншу.

– Эртль, это я у тебя спрашиваю! – еще сильнее повысила голос Чиируна.

– Да что ты… что ты кричишь? – еле ворочая языком, ответил молодой пират. – Ну я немного… ик… немного выпил. И что с того, ик? Хочешь я всех тут… Всех кроме Трорвля положу?

Он зашарил свободной левой рукой по боку, где обычно висел верный палаш.

– Где он? Куда я… ик… его. Эй! Дайте мне саблю! И выходите драться.

Чиируна сжала кулачки, поднесла их к лицу, отвернулась. Талиса увидела, как из уголков глаз подруги вытекли две слезинки.

Стоя спиной к абордажникам, капитан «Блестящего» сделала над собой усилие и почти нормальным сухим и жестким тоном приказала:

– Трорвль, выведи его наружу, на галерею. Пусть подышит морозным воздухом. Только привяжи, чтобы не унесло ветром. И если я еще раз… Оставлю на земле! Выгоню к чертям из экипажа!

Толкнув плечом не успевшую уступить ей дорогу Талису Чиируна деревянным шагом направилась на мостик.

А Талиса подумала, что Чии уже, наверное, раз пятый это обещает. Но не в силах исполнить собственное распоряжение. Все-таки это Эртль, их Эртль. И, куда он пойдет, если его выгнать? Сопьется же совершенно!

После того, как в бою за фанатский аэродром парню надрубили правую руку, его карьера абордажника закончилась. Видимо были повреждены какие-то нервы, и кисть так и осталась скрюченной и неподвижной. Нет, молодой кочевник очень быстро освоился драться левой рукой. И, действительно, очень мало кто мог выстоять против него в поединке. Но для того, чтобы десантироваться на чужой корабль, нужны обе руки.

Так что искалеченного юношу оставили на корабле охранником. То есть в абордажах он не участвовал и лишь ждал, когда враги сами нападут на «Блестящий». Но это было таким маловероятным событием, что, по сути, Эртль оказался не удел.

И потянулся к бутылке.

Талиса зашла в командный зал, вернулась к курсовому столу. Мельком взглянула на карту, на которой появилась еще одна отметка. Благодарно кивнула помощнику. И уставилась в спину Чиируны.

Капитан «Блестящего» была все такой же напряженной. Талисе очень сильно захотелось подойти к подруге, обнять ее, увести с мостика и дать выплакаться у себя на плече.

Но она не решилась на это.

Глава 5. Контрабандит
08.07.З.995
Дикие горы. Северная граница Вольного Края.

На яхте «Контории» их заметили слишком поздно.

«Ласточка» Китано Баллини выскользнула из холодных влажных объятий снеговой тучи в каких-то трех лигах от бригантины.

Капитан яхты сразу же понял, что на хищном маленьком кораблике неприметной серой окраски – пираты.

Бригантина заложила крутой разворот и кинулась наутек. Но празднично-яркое суденышко было создано для неспешных и очень комфортабельных путешествий своих богатых хозяев, а не для соревнований в скорости.

Да, не зря Дунграмт так долго работал над корабликом, который он продал своему приятелю книготорговцу Киирану! Опытный корабел выкинул старый залатанный котел и установил на его место новенький паровой шедевр котелковского производства, усилил тяги, заменил винты, и «Ласточка» стала на четверть стремительнее прежнего.

Разница в пять лиг в час между пиратским кораблем и его жертвой – это очень много. «Контория» была обречена. Ее могло спасти лишь чудо. Например, внезапно появившийся патрульный корабль. Но его здесь, над западным Густосмольем, не оказалось.

Пираты редко залетали в эти края и богатый промышленник решил не нанимать охрану, когда отправился после отдыха в крошечной, но известной на весь Восток рекреационной республике Славный Очаг, в свой родной Виловодск.

Пираты не стали стрелять по баллону. Зачем? Противник беззащитный и никуда не денется. Надо только сблизиться и взять суденышко на абордаж.

Вот только это оказалось на удивление трудно осуществить. Капитан яхты был весьма умелый, он менял курс, снижался и резко взлетал. Так что капитан Торнон вконец осатанел.

– Да разорви их на тысячу ошметков! Я его собью! – рыча от злости повернулся он к Китано Баллини.

– Давай я, – отодвинул хозяин кораблика стрелка, застывшего у баллисты. Приказал: – Замени стрелу на гарпун.

И, когда его приказ исполнили, приник к прицелу.

Капитан вместе со стрелком скептически смотрели на своего работодателя. Они все еще относились к нему с пренебрежением. Обычный хлыщ, да еще и торговец книгами. Команда «Ласточки» безбожно приворовывала, оставляя себе основательную часть доходов от контрабанды. А карго Клижит умело подчищал бухгалтерию. Поэтому контрабандисты не очень удивились, что хозяин корабля решил сам слетать в этот рейс.

«Наверное, что-то заподозрил, – криво улыбнулся тогда Клижит. – Ничего, пусть поглядит. Я карго летаю уже двадцать сезонов! Надурим этого идиота!»

И, похоже, это удалось осуществить. Господин Кииран остался доволен рейсом, особенно не придирался, и пообещал после возвращения выдать экипажу дополнительную премию.

И тут, на обратном пути они встретили эту яхту.

Китано попал с первого выстрела. Он долго выцеливал, дожидаясь, когда расположение быстро маневрирующих судов станет подходящим. И послал гарпун в полет. Тяжелая бронзовая стрела пробила ткань гондолы и прочно засела в деревянном настиле палубы.

– Тяните, – скомандовал Китано матросам, стоящим возле лебедки.

Те навалились на рычаги, наматывая на барабан крепкий трос приделанный к гарпуну. «Нить» натянулась между судами. Капитан яхты попытался оборвать ее, сначала ослабив, а потом резко натянув, но шкипер «Ласточки» не дремал и, повторив маневр противника не дал ему сорваться с привязи.

– Надо уметь ждать, – веско сказал Китано, обращаясь к капитану своего судна. – А, когда надо, действовать. Пора стрелять абордажками!

– Бойцы! Абордажками – пли! – отрепетовал его приказ Капитан.

Ему очень не понравилось, что этот гражданский взял на себя командование боем. Это его, Торнона, корабль!

Но настоящий хозяин судна еще не закончил показательное выступление.

Когда между воздушными кораблями протянулись еще и пять абордажных канатов он подскочил к одному из них.

Поверх теплой дубленой куртки на Китано была надета подвесная система. Мужчина бесцеремонно отодвинул со своего пути одного из пиратов и быстро накинул на канат тормозное устройство.

Выхватил из ножен прямой тонкий эвринбирский клинок и смело оттолкнулся от палубы, заскользил по звенящему от натяжения канату к вражескому кораблю.

Свистнули арбалетные болты, и капитан Торнон пораженно увидел, как молниеносным росчерком меча книготорговец отбил одну из стрел. Пружинно спрыгнул на галерею яхты и кинулся в бой, умело и азартно врубился в защитников.

А рядом с Китано уже спрыгивают головорезы его команды, один за другим включаются в танец смерти, и противник уже не выдерживает, теряя бойцов, отступает вглубь судна.

Стремительный, лязгающий бронзой вихрь проносится по помещениям и коридорам небольшого кораблика, заливая алым тканевые стены и пол.

Китано, тяжело дыша, ввалился в распахнутую ударом ноги хлипкую дверь богато отделанной каюты.

Перед ним, неумело подняв клинок и широко расставив ноги, стоял плотненький средних лет мужчина. За его спиной молодая женщина и маленький мальчик.

Китано ожгло воспоминание.

Тогда, много сезонов назад, он тоже вжимался в стену каюты рядом с мамой, а бородатый арлидарский пират как-то лениво и буднично зарубил отца.

Китано сжал зубы до скрипа. И молниеносным финтом выбил оружие из рук противника.

Коротко, но сильно врезал мужчине по лбу плоскостью клинка.

Удар даже слегка отсушил Китано кисть, а мужчина свел глаза к переносице и плашмя рухнул на пол.

К нему кинулась женщина.

Китано запустил пятерню в ее волосы, намотал их на кулак, резко дернул, повалив ее на пол, потянул к двери.

Там уже маячит пара его бойцов.

– Поймайте щенка! – приказал Китано. – Мужика свяжите. И чтобы ни одной царапины на них не было! Продадим за выкуп!

– А девка? – плотоядно облизав губы, спросил один из абордажников.

– Попользуемся, – усмехнулся Китано. – Только я – первый!

– Это конечно! – с уважением сказал пират.

За последние полчаса авторитет хозяина «Ласточки» взлетел до небес.

Китано было противно то, что он сейчас делал. Но это было необходимо. Пора начинать очередной этап его плана, и то, что при этом придется пройти не только через кровь, но и через грязь, он знал наперед. По-другому никак.

Цель, стоящая перед агентом ФНТ, была слишком важной, чтобы обращать внимание на собственную совесть.

Глава 6. Помощник рулевого
21.09.З.995
Город Дунгрудад, Вольный Край.

Ночью выпал снег. Он лег мягким пушистым ковром на мостовые, покрыл белым пухом серые голые ветви деревьев, как изысканный десерт красовался на вечнозеленых листьях кустарников.

Фабории было даже жалко нарушить эту сказочную невинность своими следами. Особенно потому, что скоро эта красота будет затоптана, а теплый ветер с океана расплавит снежинки. Климат в Вольном Краю, особенно на побережье, был даже более теплый, чем в ее родном Арлидоне. С севера страну прикрывал огромный массив высоченных Диких гор, а на юге распростерся Океан – теплый даже сейчас, в середине зимы. Циркулирующие течения доносили до единственного континента Жемчужины тепло из экваториального пояса, чуть ли не кипящего под знойным Солом.

«Или не единственного континента? – подумала Фабория. – Интересно, как там с Великой экспедицией?»

Но мысль о грандиозном предприятии, которое совершала прямо сейчас ее бывшая Родина, пролетела легкой тенью. Девушку гораздо больше заботило другое.

Например, то, что к ней термин «девушка» уже не применим. Все-таки уже седьмой месяц. Раньше в ее жизненные планы обзаведение потомством входило как что-то очень отдаленное. После окончания лицея, полетов на воздушных кораблях, занятия по праву принадлежащего ей места в отцовской фирме. Где-то сезонам к двадцати пяти, или даже попозже.

А тут… Ей только недавно исполнилось семнадцать. Да, она уже вполне себе совершеннолетняя, многие девушки выходят замуж и рожают первых детей именно в этом возрасте. Но она ведь не «многая»!

Но, рано или поздно, у любви и семейной жизни с Данго должны были появиться такие вот плоды. И, прислушиваясь к себе, Фабория с удивлением понимала, что очень и очень этому рада и ждет с нетерпением появления на свет маленького сына или дочки.

Плохо только, что сейчас надо все силы прилагать к подготовке первого в этой навигации плавания «Бережливого». Капитан Лидаар так на нее рассчитывает!

И, что совсем плохо, Данго вряд ли сможет помогать ей в этом деле.

Молодая женщина глубоко вздохнула, чуть подавившись морозным воздухом.

Ей было так непривычно оказаться одной.

За целый сезон, что миновал с их прибытия в Дунгрудад, она так привыкла к тому, что ее любимый муж всегда рядом. И теперь его отсутствие было очень неприятным.

Но, ничего не поделаешь, не мог ее самолюбивый супруг довольствоваться ролью вечного помощника в ее, Фабории, торговом агентстве. И, когда ему наконец-то предложили место рулевого на торговом бриге, он тут же согласился.

Где он сейчас? И думает ли о ней?


Первая смена. Данго волновался, но не подавал и вида.

Он вошел в командный зал без двух минут десять. Коротко, но глубоко поклонился капитану и специалистам. Так, как это было принято на его родине, ФНТ. Вежливо стукнулся ладонями со старшим рулевым, который передавал ему вахту.

И подошел к штурвалу.

Провел по нему кончиками пальцев.

Дерево было холодным и гладко отполированным многими-многими руками, что крутили колесо до него, Данго.

Юноша чуть усмехнулся и вытянул из кармана пару вязаных перчаток. Ощущая любопытные и насмешливые взгляды, неторопливо натянул их на руки. Тонкая мягкая шерсть сразу же начала согревать пальцы. А парень благодарно вспомнил свою жену, которая так старалась освоить вязанье и столько вечеров провела, связывая и вновь распуская эти самые перчатки, пока не добилась идеального соотношения размеров, мягкости и плотности.

Перчатки были белые как снег, и в них молодой воздухоплаватель выглядел настолько фортово и изыскано, что смешки смолкли, не успев раздаться, и окружающие его опытные воздушные коты теперь смотрели на паренька даже с уважением, которое еще сильнее укрепилось, когда Данго, быстро и цепко взглянув на курсовую карту и сверив направление по компасу, спокойно и четко довернул руль ровно на две трети румба. Старший рулевой, который специально чуть отклонил корабль от маршрута, одобрительно хмыкнул:

– Вижу, что могу спокойно пойти отдыхать. Удачной вахты, Данго Ферици.

– Благодарю, мастер!


В конторе было тепло и уютно. В углу единственной комнаты маленькой квартирки по-домашнему потрескивала небольшая кирпичная печка.

«Хорошо, что я все-таки настояла и наняла бабушку Риланду!» – порадовалась про себя Фабория.

Старушка приходила убираться перед самым началом работы, топила печку, а потом, ближе к обеду, приносила удивительно вкусную стряпню. Это удовольствие стоило совсем немного, бабушка была тихой и очень доброжелательной. Она относилась к своей работодательнице и ее мужу чуть ли не как к родным внукам, особенно после того, как Фабория, после долгого сопротивления, все-таки рассказала ей историю появления у них с Данго на лбах этих жутких клейм. О том, как они спасались от охотников на «внезаконников», как путешествовали вдвоем по диким лесам. И о плавании с капитаном Лидааром.

Старушка восприняла все это очень живо и с тех пор старалась окружить молодую чету заботой. А Фабория невольно вспоминала совсем другую старую женщину, суровую и сварливую, но оставившую в ее сердце столько благодарного тепла. Как там бабушка Здрана? Не досталось ли ей за укрывательство беглецов? Не разорили ли егеря горный поселок?

Фабория поймала себя на том, что опять отвлекается. Последнее время ее мысли регулярно уплывали в самостоятельное плаванье.

«Наверное, глупею от беременности, – с усмешкой подумала она. – Это и понятно, мозг перетекает в ребенка. Вот выберется он на свет и скажет: «Мама, подвинься! Теперь я буду рулить делами!»

Но пока этого не произошло, надо трудиться!

Фабория пододвинула к себе толстую тетрадь с заметками и раскрыла журнал карго. Углубилась в изучение записей и продумывание будущих сделок.

Она даже не сразу отовралась от дел, когда хлопнула входная дверь и в комнату вошел ее ученик.

Халаан был невысоким пятнадцатисезонным подростком, изо всех сил старающимся походить на своего отца – капитана Лидаара. Но у юноши это выходило очень плохо. Уж больно живой был у него нрав, и изображать сонно-флегматичное безразличие, за которым прятался его родитель у паренька не получалось.

– Тё Фабория, здрасте!

– Дя, Халаан, привет! – в тон ему отозвалась Фабория.

Паренек чуть покраснел. Он упорно звал Фаборию, которая была всего на пару сезонов старше него, тетей и на «вы». Слишком серьезное уважение и чуть ли не преклонение он испытывал к этой строгой и уверенной в себе высокой светловолосой девушке, так много знающей о премудростях торговли и умеющей несколькими колкими словами проткнуть как шпагой насквозь.

– Как поживает домашнее задание? – вкрадчиво спросила Фабория.

– Вот! – юноша быстро вытянул из наплечной сумки тетрадку, протянул своей наставнице.

Та взяла ее, листнула до последних страниц и принялась читать, похмыкивая и временами плотоядно улыбаясь.

От этого Халаан, скинувший куртку и усевшийся на стул, весь сжался в ожидании разноса.

Но тот не последовал.

– В целом, неплохо, – нехотя похвалила его Фабория. – Но предпоследняя проводка никуда не годится! Переделай ее. И с какого перепугу ты выбрал скобяные изделия, и именно в количестве трех гроссов? Ты другие альтернативы просчитывал? Не очень хорошо? То есть никак! Ох, ну и как тебя отпускать через два месяца в плавание? Может мне все-таки самой отправиться? Рожу на корабле юнгу, буду его учить с первых дней плавать, выращу морского жителя… Тебе как такая перспектива?

– Э-э… – не нашелся что ответить густо покрасневший паренек.

– Вижу, что нравится, – ухмыльнулась Фабория. – Ладно, подсаживайся поближе, вместе будем твои ошибки исправлять.

Юноша благодарно задышал, пододвинул стул и чуть заискивающим тоном сказал:

– Тетя Фабория, а еще папа просил передать, что он точно решил в этом рейсе доплыть до Силина. Он обязательно постарается переслать письмо, так что вы, пожалуйста, напишите его!

У Фабории сердце пропустило пару ударов. Даже голова закружилась.

«Так, спокойно! Не раскисать!» – обругала она себя.

Но унять волнение не удавалось. Стоило ей представить, как письмо, которое капитан Лидаар обещал вручить тому рыбаку, у которого Фабория с Данго прятались прошлой осенью, отправится дальше, через почту «дружески помогающих поддерживать порядок» федералов, в ее родной Арлидон… И что будет с ее папой, а, особенно, мамой, когда они его прочитают? Узнают, что их дочь, которую они давным-давно похоронили, на самом деле жива и обитает теперь на противоположном краю Мира. Что у них появился внук или внучка. И что они, родители, скорей всего, никогда не смогут повидаться с потомками.

От этих мыслей даже в горле заскребло, и Фабория поспешила уткнуться в бумаги, как бы ненароком смахнув с уголков глаз влагу.

Но Халаан, видимо, заметил и, умница, сделал вид, что ничего не увидел.

«Хороший он все-таки парнишка, – подумала с теплотой Фабория. – Если бы у меня не было моего Данго, кто знает, может быть хитрые планы его отца и осуществились бы».

Но Данго у нее есть и это счастье, которое перекрывает любые невзгоды.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7