Олег Ерёмин.

Пираты Драконьих гор. Книга вторая. Три путешествия



скачать книгу бесплатно

Талиса с силой сжала леер и почувствовала, как на ее побелевшую от напряжения ладонь легла сильная теплая рука. Взглянула снизу вверх на стоящего рядом парня.

– Все не так плохо, пока ты жива и на свободе, – с легкой улыбкой повторил он ее же слова.

Талиса капельку порозовела и, молча, кивнула. Меняя тему разговора, спросила:

– А как с этим у пиратов?

– Никак – отозвался Трорвль и неторопливо убрал свою руку с ее. – Женщин на Базе очень мало. В основном это горянки, а они достаточно строгих нравов. Хотя пираты… даже наказывать кое-кого пришлось и очень жестоко. А парочку человек нашли скинутыми в пропасть – горцы народ серьезный. А потом, в начале лета, Лайана привела целый корабль с женщинами из Центра Мира. Ну, знаешь, которые за деньги. Так что теперь на окраине есть парочка домов…

– Гадость какая! – с чувством воскликнула Талиса. – У нас это запрещено! За такое можно и «вне закона» получить!

– Хорошо, что этого у вас нет. Мне тоже не нравится, когда так.

– Но у нас есть другое, – девушка склонила голову, продолжила тихо. – Когда женщину объявляют «вне закона», то, если сразу охотники не убивают…

– Продают в рабство?

– Берут. Продавать внезаконников нельзя. Но можно одалживать или дарить. А в ответ тоже что-нибудь дарят. Все по правилам, но на самом деле…

Они помолчали. Потом Талиса совсем тихо произнесла:

– Когда нас… Я боялась этого больше чем смерти. Наоборот… хотела, чтобы убили. Пусть даже замучили, но сразу, чем такая жизнь…

И опять теплая крепкая рука на ее запястье. Успокаивающая и такая надежная.

Глава 2. Жалость

04.02.О.995

Поселок Гардран, горы юго-западного Арлидара


Фабория и Данго Ферици тоже пировали. И их трапеза была гораздо более изысканной и щедрой, чем у пиратов адмирала Далкина.

Состояла она из целого кувшина густого молока арни, вареных корнеплодов и каши.

Фабория с неимоверным трудом сдерживала себя, чтобы не наполнить желудок до предела. Она читала книжки и помнила, что много есть после голодовки нельзя. А вот Данго Ферици себя удержать не смог, и через какое-то время, позеленев лицом, выскочил из дома и огласил вечерний воздух неприятными звуками. Через пару минут он вернулся, вытирая рот обшлагом куртки, и уставился на еду, чуть ли не с ненавистью. Ему очень хотелось продолжить, но он боялся, что организм опять не примет пищу.

– Обожди немного. Потом поешь. Мало. Потом еще поешь. Видишь, как девушка делает. Бери пример, – с трудом подбирая короткие фразы на арлидарском, посоветовала тетя Зднара – невысокая пожилая женщина со стянутыми в тугой пучок серо-седыми волосами и морщинистым смуглым лицом.

Данго Ферици сел на краешек лавки и еще раз осмотрелся. Изнутри хижина казалась не такой крошечной, как снаружи. Бревенчатые стены потемнели от старости, бревна, составляющие их, потрескались. Маленькое оконце смотрело в лес мутным зеленоватым стеклом. Единственную комнату наполняла убогая, грубо сколоченная мебель – лежанка, стол, пара лавок, какие-то приспособления, наверное, прялки, или что-то наподобие.

На большой печи, занимавшей один из углов, стояли черные от нагара бронзовые котелки и пара сковородок. На полках разные горшки и нехитрая кухонная утварь.

«Прям, как домик ведьмы из сказок», – подумал Данго.

Ему, выросшему в благополучной пиккурийской семье и всю свою недолгую жизнь прожившему в небольшом, но весьма цивилизованном городке, было любопытно и немного страшновато от этого древнего антуража.

Но уж лучше «домик ведьмы», чем дикие горы.

Шестнадцати дней похода ему хватило на всю жизнь.

«Нет, надо выбираться к цивилизации, и забыть о лесах и горах навсегда!»

Фабория, осторожно, по пол-ложечки, евшая кашу, прислушалась к себе и отодвинула глиняную миску.

Сделала маленький глоточек молока. Повернулась к старухе:

– Спасибо, тетя Зднара.

Та кивнула, приняв благодарность и одобряя поведение девушки. Неожиданно звучным голосом проговорила:

– Сейчас будешь слабой. Надо лечь, – и указала рукой на лежанку.

Фабория, пошатываясь, поднялась и осторожненько, превозмогая внезапное головокружение, добралась до кровати, свалилась навзничь.

– А мне где улечься? – спросил Данго.

– Что, рядом с ней не хочешь? – с легкой улыбкой спросила горянка.

Данго почувствовал что краснеет, но все-таки подошел к кровати и улегся на краешек, прижавшись к теплому боку девушки.

Странно. Последние ночи выдались очень холодными, и они спали в одном коконе, завернувшись сразу в два одеяла. И ничего так. А тут… И не понятно отчего голова кружится и слабость навалилась: оттого, что поел, или оттого, что рядом Фабория.

И все-таки как же это хорошо лежать пусть на жесткой, но кровати под крышей убогого, но дома.

Декада, которую они провели вдвоем в лесу, теперь казалась далеким кошмаром.


Тогда, на горной тропе, когда сзади раздался вскрик Фабории, он обернулся и увидел, как девушка, стремительно набирая скорость, катится по склону. Данго Ферици не думал ни секунды. Он никогда не был героем, и более того, считал героев в большинстве своем глупыми людьми. Но что-то толкнуло его вниз. Парень попробовал спускаться прыжками, боком, на полусогнутых ногах. Так их учили на занятиях по выживанию. Впрочем, плотненький парнишка никогда не дружил с физкультурой, а курс по выживанию считал самым бесполезным предметом в училище. Но, какие-то навыки видать закрепились. Поэтому упал он только после полусотни неуклюжих прыжков.

Пару раз перекувырнувшись и ударившись рюкзаком о ствол дерева, он заскользил вниз по жухлой листве, притормаживая о редкие кустики и стараясь не налететь на очередное препятствие.

В конце концов, он ухватился за какой-то колючий кустарник, зашипел от впившихся в кожу шипов, перехватился за тоненький ствол растущего поодаль деревца и огляделся.

Данго спустился метров на сто, преодолев половину пути к протекающему в распадке горному ручейку.

Далеко вверху вилась узенькая тропка по которой убегали его одноклассники. Они не стали останавливаться и пытаться вызволить его и Фаборию, посчитав свои жизни важнее. Данго почувствовал обиду и злость, хотя, в глубине души и понимал, что поступил бы так же, если бы упала не Фабория, а кто-нибудь другой.

А еще на этой тропе в любую минуту могут появиться егеря. Беглецов наверняка заметят и не поленятся подойти поближе и пристрелить.

Так что разлеживаться некогда!

Кстати, а где Фабория?

Данго внимательно оглядел склон и увидел метрах в пятидесяти от себя и на пару десятков ниже в густом кустарнике что-то белое.

Вернее грязно серое. Гольфы у девушек, за время их бегства, утратили свою яркую белизну, но все равно хорошо выделялись на фоне темной зелени листвы.

Данго Ферици на четвереньках, придерживаясь за редкие пучки травы и ветки, начал подбираться к девушке. Трижды он срывался и, прижавшись животом к склону, сползал на несколько метров вниз. Но все-таки добрался до своей цели.

Фабория вверх ногами застряла в удачно подвернувшемся пышном кусте. Девушка не шевелилась, и Данго похолодел внутри от страха, что она мертва.

Осторожно дополз до нее, выпутал из переплетенных тонких веток голову с растрепавшимися короткими светлыми волосами. И увидел, как веки девушки дрогнули. Она тихонько зашевелилась в его руках, приоткрыла глаза, непонимающе посмотрела на юношу.

– Фабория, ты как? – глупо спросил Данго.

– Замечательно, – одними губами прошептала девушка.

– Что-нибудь болит?

– Да. Все, – Фабория попыталась улыбнуться, но получилась гримаса боли.

– Я проверю, – предупредил парень, и стал осторожно проводить ладонями по ее рукам, туловищу, ногам. – Нигде сильнее не болит? Ничего не сломано?

Фабория пошевелилась, проверяя себя, и не удержалась от ехидного замечания:

– Нет, вроде цела, можешь продолжать меня лапать.

Данго быстро убрал руки, посмотрел на подругу:

– Вижу, ты действительно в порядке.

– Это тебе кажется, – едва слышно возразила девушка и с громким стоном села, облокотившись о прогнувшийся под ней куст. – Чувствую себя как из мясорубки. Или как отбивная…

– Главное, что ничего не сломала.

– Да, это чудо.

Девушка взглянула вверх на склон, по которому она скатилась.

– А наши убежали?

– Да.

– Что и следовало ожидать, – невесело хмыкнула девушка. – Извини, у меня голова раскалывается, и сил совсем нет. Я сейчас наверх не выберусь.

– Я думаю, и не стоит, – медленно проговорил Данго. – Егерей еще не было, могут появиться в любой момент.

– Это плохо, – отозвалась Фабория. – Хотя, если меня просто пристрелят, я, наверное, даже спасибо скажу.

– Нельзя так говорить, – взвился юноша. – И вообще – надо спрятаться, пока они не появились. Давай заберемся внутрь кустов.

– А мне так хорошо было тут сидеть, – вздохнула девушка и, шипя, завозилась.

Помогая ей, Данго пробрался в гущу тонких изогнутых стволов.

Они затаились, всматриваясь сквозь листву вверх.

Но никого не было.

Ни через пять минут, ни через десять.

– Они что, не стали нас преследовать? – удивился Данго. – А может другим путем пошли? Или решили перехватить с воздуха?

Фабория пожала плечами, и сквозь зубы застонала он неловкого движения.

– Знаешь что?! – веско заявил Данго. – Надо тебя осмотреть и перевязать. Не нравятся мне эти темные пятна!

– Все вы парни… Лишь бы девушку раздеть… предлог найдете, – прерывистым голосом, борясь с болью и головокружением, проговорила Фабория.

Но даже не дернулась, когда Данго принялся расстегивать ее курточку и блузку.

Побилась девушка действительно очень сильно. Синяки, казалось, покрывают все ее тело. Несколько глубоких ссадин еще продолжали кровоточить. Но, что удивительно, все кости оказались целыми, и даже вывихов не было! Отделаться так легко было невероятным везением. К их счастью, рюкзак Фабории, остался при ней. Правда, одна из лямок оторвалась, и внутри все перемешалось, но ничего бьющегося в нем не было, за исключением нескольких пузырьков с лекарственными мазями и жидкостями, которые без последствий пережили кувыркание и удары. Хорошо, что именно у Фабории была вторая аптечка.

– Какая я предусмотрительная. Ай! – похвалила себя девушка. – Ай! Понежнее не можешь?

Данго сосредоточено обрабатывал ее раны и синяки, пытался забинтовать, где это возможно. Каким-то уголком сознания он понимал, что беззастенчиво трогает девушку, которая ему уже год как нравилась, и о которой он мечтал в отнюдь не скромных фантазиях. Но сейчас главное было хоть немного ей помочь.

– Спасибо, Данго, – с неожиданной теплотой в голосе поблагодарила Фабория, но тут же перешла на свой обычный насмешливый тон. – Только ты зря на меня бинты тратишь. Хочешь превратить меня в мумию?

Данго оглядел дела рук своих и хмыкнул:

– Уже. Осталось саркофаг найти.

– Ближайший в Карапатрасии. Сбегаешь?

Данго хмуро взглянул вниз, на расщелину между двумя склонами.

– Нет, но вот спуститься к ручью придется. И, наверное, нам обоим. Я сюда обратно не залезу.

– Давай завтра? – жалобно попросила Фабория. – Вон уже и темнеть начинает.

Данго Ферици в сомнении почесал затылок. Посмотрел еще раз на девушку и кивнул, соглашаясь.


Как оказалось – зря.

Наутро Фабории стало гораздо хуже. Она вся горела и не могла без стона и пошевелиться. Надо было что-то делать. Данго достал из своего рюкзака моток веревки, привязал его к самому прочному стволу. С помощью ремней от рюкзака Фабории кое-как закрепил девушку у себя на спине. Та постаралась вцепиться в его одежду. И вот так, прижимаясь к земле от тяжести, почти ползком, задом наперед, он начал долгий спуск. Сказать, что это было трудно – значит приуменьшить. Парень совсем выбился из сил и вспотел, как мышь, пока добрался до конца веревки. Вот только это была лишь половина пути. Дальше пришлось спускаться без страховки. Данго пару раз соскальзывал, раздирая одежду о торчащие корни и камни. Но все-таки он спустился к ручейку.

Отвязал от себя девушку.

Фабория тяжело дышала и смотрела на него покрасневшими от жара глазами. Данго бережно ее уложил, намочил компресс и приложил к горячему лбу. Он несколько раз менял его, пока девушка не уснула.

Данго посмотрел вверх. Ему предстояло вернуться за оставленными в кустах двумя рюкзаками. Он обругал себя за несообразительность. Ведь можно было просто скинуть их вниз.

Пока карабкался вверх к заветному концу бечевки, парень дважды срывался и съезжал обратно. Но и этот этап ему удалось преодолеть. Когда он спустился к Фабории, то сам рухнул рядом с ней и забылся в полусне-полубреду.


Два дня они провели в лощине. Данго неумело ухаживал за Фаборией. Он не был силен в медицине, и потому решил, что мазь против ушибов надо намазывать почаще. И вымазал за это время всю немаленькую баночку. А еще ему пришлось готовить еду. Первый раз это вылилось в целую эпопею.

Он сложил костер, так, как подсмотрел у Шоннера, который был их главным костровым. Сухую листву в центр, сверху тоненькие веточки, потом потолще. Правда, получился не аккуратный шалашик, а какая-то аморфная куча. Потом, ломая спички, попытался его запалить. Но предательские спички почему-то тухли, а пару раз зажегшийся огонек тотчас же гас. Изведя, наверное, четверть коробка Данго все-таки разжег костер. И, когда он занялся, подумал: «А как же я над ним устрою котелок?»

Парень в панике заметался вокруг, ища из чего сделать колышки-рогатки и перекладину. Чуть не упустил момент, когда костер начал прогорать. Навалил на него охапку веток, отчего огонь вообще погас.

Склонившись к едва тлеющим под горой дров углям, принялся с силой дуть. Костерок был спасен, а Данго подумал, что нормальный очаг он все равно не сумеет соорудить. И поставил котелок с водой и засыпанной крупой прямо на дрова. Парень никогда не готовил, поэтому не знал, сколько чего надо класть, чтобы получилась каша. Он понимал, что воды должно быть больше. Но насколько? Решил – один к двум.

И вот его котелок стоит в самом центре жарко полыхающего костра. Он долго не вскипал, зато, когда… Булькающее варево переполнило его и стало выливаться на дрова, вверх повалил густой пар. Данго подумал, что его наверное видно за десятки лиг, и теперь-то их точно отыщут егеря.

Но делать было нечего, только ждать, когда это безобразие закончиться. А котелок просел на сгоревших дровах и резко накренился, еще больше выплескивая содержимое.

Данго совсем запаниковал. Попробовал поддеть палкой за ручку и вынуть котелок из пламени. С трудом сделал это. Вытянул посудину из костра, разливая остатки варева, и уставился на вязкую субстанцию, наполовину заполнившую емкость. От нее неприятно пахло горелым.

Сзади завозилась Фабория. Замычала от боли.

Данго с надеждой обернулся к ней.

Девушка открыла мутные от жара глаза.

– Фабория, – позвал Данго. – Я тут пытался еду приготовить…

Девушка обвела взглядом перемазанного в саже юношу, костер, котелок, черный от копоти и пригорелой каши. И как-то странно задергалась.

Простонала, сквозь всхлипы:

– Ты убить меня хочешь? Мне же смеяться больно…

Данго даже немного обиделся. Отвернулся.

– Ты что, в сам костер его ставил?

– Ну, да…

– Ох, следопыт… Крупы сколько клал?

– Порцию на две воды.

– Понятно… Там хоть половинка варева осталась?

Данго Ферици заглянул внутрь:

– Почти.

– Тогда дополни водой на три четверти. Нет, даже отложи немного в сторонку. Пусть пожиже будет. Хорошенько перемешай. И поставь рядом с костром. Если не сварится, пока он прогорает, переставишь на угли. Ох, парни… всему вас учить надо… А на будущее, варить кашу надо совсем по другому. Сначала вбиваешь колышки с рогатиной, на них перекладину. На нее вешаешь над огнем котелок. Да ты сам сколько раз это видел! Заливаешь воду, на две трети. Даешь вскипеть, и только тогда сыплешь крупу, раз в пять меньше, чем воды. Неужели это так трудно?

– Ты мне потом повторишь, когда буду следующий раз готовить, – пробурчал Данго.

– Еще как повторю! – пообещала девушка. – Нет, вот кораблем управлять – это он может… а кашу сварить… мальчишки…

Видно было, что Фабория истратила весь запас энергии в этом коротком разговоре и теперь ей опять становится хуже. Данго быстро сходил к ручейку и, намочив в обжигающе холодной воде компресс, положил его на лоб подруги. Та благодарно на него посмотрела, опять помутневшими глазами.

И парень пошел доготавливать еду.

Несмотря на все его старания, получилось нечто очень малосъедобное. Но Фабория настояла, что съесть надо все. Продуктов совсем немного, а идти по лесу неизвестно сколько времени. Так что еще и на следующий день, кривясь и давясь, доедали.

Как потом в последние дни похода они вспоминали эту кашу! Потому что продукты закончились на восьмой день. Полностью закончились.


Пока они были в лощине, Данго то и дело поглядывал наверх, боясь увидеть цепочку егерей, идущих по тропе. Но, то ли они прошли, когда он не смотрел, то ли так и не появлялись. Но все равно было очень тревожно, и, как только Фабория немного оклемалась, беглецы собрались в дорогу.

Данго нагрузился обоими рюкзаками. Ему было очень тяжело. Все-таки физически он был развит чуть ли не хуже всех в классе. Поэтому шли медленно, с частыми привалами.

Они пытались ориентироваться по Солу, но в лесу это непросто. Подросткам оставалось лишь надеяться, что они двигаются куда-то на восток.

Еды с каждым днем становилось все меньше. С одной стороны хорошо, что рюкзаки легчали, а с другой… Наверняка в лесу можно найти, чем прокормиться. Но и Данго и Фабория были городскими детьми, а короткий курс выживания прослушали оба вполуха. Если бы у них был арбалет, можно было бы попробовать поохотиться. Данго изредка видел разных зверей, к счастью не хищных. Но он прекрасно понимал, что охотник из него… Даже будь оружие, это бы им не помогло. Из арбалета пиккуриец стрелял всего несколько раз и особой точностью не отличался.

Так и шли они, все глубже забираясь в горы. Местность постепенно повышалась, все больше стало вокруг игольников. Заметно похолодало, и ребята кутались в куцые курточки, а по ночам прижимались друг к дружке под двумя одеялами.

Первый раз, когда Фабория это предложила, Данго весь покраснел, как готовый взорваться паровик. Оказавшись в уютном коконе рядом с Фаборией, он был напряжен как пружина. Постарался от нее отвернуться, но мягкая рука обняла его за туловище, а тяжелая голова устроилась на плече. Данго замер, боясь пошевелиться. А в голове пронеслась мысль:

«Может она хочет, чтобы я…»

– И не думай, – тихо прошептала Фабория. – А то все испортишь.

И как-то очень быстро уснула.

А Данго полночи лежал без сна, ощущая всем телом такое приятное тепло.


Людей они заметили на шестой день пути. Откуда-то доносился мерный стук. Этот шум так не походил на природный, что сразу же возникло подозрение, что его издает человек.

Подростки осторожно-осторожно прокрались поближе к источнику звука и разглядели нескольких горцев, разрубающих топорами и распиливающих ствол поваленного дерева.

– Дрова запасают, – зачем-то вполголоса прокомментировал Данго Ферици.

Фабория согласно кивнула, приложила палец к губам, а потом выразительно постучала им по лбу.

Данго надулся.

Они долго следили за лесорубами. Пока те, нагрузившись огромными вязанками, не ушли куда-то на север.

Юноша и девушка попытались за ними проследить, но боялись приблизиться и через какое-то время потеряли горцев из виду.

Но, проплутав по лесу еще несколько часов вышли к большой прогалине, на которой расположилось два десятка домишек.

Понаблюдав из кустов за размеренной жизнью поселка, Данго и Фабория опять вернулись в лес. Отошли на приличное расстояние.

– Что-то мне не очень хочется к ним выходить, – сумрачно проговорил Данго.

– Мне тоже, – согласилась Фабория. – Но у нас совсем мало еды, всего на пару дней.

– Но эти два дня у нас есть! – возразил Данго. – Мы еще поищем. Наверняка пираты где-то рядом!

– Думаешь, пираты лучше горцев? – скептически спросила Фабория.

– Не знаю, – нехотя признался Данго. – Нас и так и так могут убить, или превратить в рабов. Но наши шли к повстанцам. Если их не перехватили егеря…

– Ладно, – благосклонно согласилась девушка. – Веди нас дальше, но если послезавтра никого не найдем, вернемся назад.


Они не нашли, а вновь отыскать поселок так и не смогли. Когда закончились последние продукты, когда утекли последние силы, когда они уже решили остановиться и придумать, как бы себя убить, чтобы не очень больно…

Они вышли к совсем другому поселку. Он был побольше, в полсотни домов.

Едва передвигая ноги, дети доковыляли до крайнего из них. На пороге сидела и занималась каким-то рукоделием пожилая женщина.

– Пожалуйста, дайте поесть, – очень тихо и очень жалобно попросил Данго.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное