Олег Еремин.

Дорога в небо. Книга вторая. Цена мечты



скачать книгу бесплатно

– Кого надо убрать? – Хана кровожадно осклабилась.

– К сожалению, пока кандидатов нет. Я скажу, когда потребуется. А пока назначу я тебя в группу «Аватар». Кстати, под мое непосредственное руководство.

– Аватар… Кажется был такой древний мультик, я в детстве смотрела.

– Почти. Вообще-то это из древнеиндийской философии термин.

– Я в курсе. У меня, между прочим, диплом с отличием.

– Бакалавра, – как будто сплюнул Кичиро это слово. – Ты, кстати, так и не собираешься хотя бы магистра вшивого получить?

– Зачем? Меня в Росскосмосе и Джаксе и такую любят.

– Хотя бы для самоуважения. Ладно, давай я тебя вкратце введу в суть дела. Тебе известно, в чем главная трудность в дистанционном управлении?

– Даже и не представляю. Откуда мне, глупой неумехе, об этом знать?

– А могла бы и сообразить. Механизмы, которыми ты управляешь, обычно не имеют ничего общего с твоим телом.

– Мне это как-то никогда не мешало, – пожала плечами Хана.

– А другим мешает. Так вот, цель проекта «Аватар» – сделать дистанционно управляемых роботов как можно более похожими на людей. Так, чтобы оператор просто двигал руками, а робот повторял его движения.

– Э-э… так этим уже чуть ли не полвека занимаются, а то и дольше.

– Да, но только недавно мы научились снимать управляющие импульсы непосредственно с мозга.

– Но руки и ноги при этом все равно будут двигаться.

– Да, именно это было основной проблемой. Не обрезать же нервы оператору. Но нейрофизики открыли возможность воздействовать на мозг более избирательно, чем это происходит во время сна, когда двигательные функции практически отключаются.

– Жуть какая!

– Вот я и предлагаю тебе испробовать это на себе.

– А ты будешь пялиться на мою тушку?

– Было бы на что.

– Правда? – Хана захлопала ресницами, как научилась у Насти, когда та включала «кавайную няшку».

И с удовольствием увидела, что у Кичиро чуть не отпала челюсть.

– Что с тобой сделали эти злые русские? Верните мне мою злобную Хану! Ладно, шутки шутками… Ты согласна участвовать?

– Конечно! – с воодушевлением откликнулась космолетчица. – Приложить свои силы к зарождению виртуальной реальности?! Круто! Скоро можно будет ждать игр с интерфейсом полного погружения? Хочу-хочу!

– Не так все просто, – вздохнул Кичиро. – Пока что есть проблемы с обратной связью. Ученые могут моделировать и посылать в мозг только тактильную информацию. То есть ощущать свои движения и грубо осязать ты сможешь. А вот видеть и слышать, увы.

– Мрак. Полный. То есть я буду как слепоглухая?

– Нет, конечно. Но звук и изображение придется получать обычным путем, через стандартный компьютерный шлем.

– Не люблю их, – поморщилась Хана.

– Странно это слышать от заядлого геймера.

– Бывшего, – вздохнула девушка. – Я уже забыла, когда последний раз нормально отрывалась в играх.

– Вот и попрактикуешься. Значит договорились? Я назначаю тебя испытателем в группу «Аватар».

– Назначай, – улыбнулась Хана. – Только сначала ответь мне на один вопрос.

– Какой?

– Куда ты спрятал тело настоящего Кичиро Танаяки? Я не могу поверить, что он мог предать свои убеждения в том, что искусственный интеллект превыше всяких там дистанционных манипуляторишек.

– На самом деле, – Танаяки опустил глаза, – я спланировал и осуществляю хитрый ход.

Только я тебе об этом не говорил, учти. И, будущее все равно за искинами, попомни мои слова.

И он хищно улыбнулся.

Глава 5. Дзержиновец
05.07.2036.
Николаев, Николаевская республика,
Новороссийская конфедерация.

Многое произошло в Новороссии за двадцать лет ее существования.

Первые годы были невероятно тяжелыми. Две маленькие республики еле выживали, расстреливаемые украинской армией, зажатые блокадой, живущие за счет гуманитарных караванов из России.

Потом пришла большая война. Республик стало семь. Но многие города были разрушены, на северной границе продолжались кровопролитные бои. Молодой конфедерации пришлось напрягаться в сверхусилии, чтобы победить и сохранить независимость, спешно реанимировать и построить промышленность. Без введения норм военного коммунизма они бы вряд ли выжили. Мобилизация всего населения, кого в армию, кого на стройки. Карточная система. Жесточайшие законы со смертной казнью за все тяжкие преступления.

Слава Богу, ни Славик, ни его отец этого не застали. Славик, потому, что еще не родился, а его отец потому, что в это время жил на севере – в Винницкой области Украины.

У него была другая забота – прятаться от гребенки призывов в таящую под бомбежками и перемалываемую в пограничных боях украинскую армию. Он несколько раз переезжал с места на место, заметая следы и нанимаясь на временные работы, пока не осел в небольшом городке Тыврове, где повстречался со своей будущей женой.

Сражения на юге постепенно затихали. Зато разгоралась гражданская война в самой Украине. Националистический режим окончательно «слетел с катушек». Массовые расстрелы, этнические чистки, а под конец своего правления – изничтожение армейских командиров, которых обвиняли в провалах военной компании.

В феврале 2024 года, после холодной и голодной зимы, терпение «полковников» лопнуло. Они совершили молниеносный государственный переворот. Но эйфория от легкого захвата власти быстро прошла. По всей стране загремели бои. Оуновцы, правосеки, добробаты и нацисты дрались с армейцами. Все кипело от хаотичных стычек. Захватывались и разграблялись города и целые области.

Во время налета нацбатальрона «Умань» на Тывров погибла мать Славика. Хватило одного вырвавшегося у нее русского слова, чтобы ее зверски замучили гогочущие «солдаты свободы». Отца тогда не оказалось рядом. Он опять скрывался в лесу в выкопанной им крошечной землянке. Славиковы бабушка и дедушка, никогда его за это не простят. Они ни за что не хотели отдавать внука «этому трусу», и Семену пришлось выкрадывать сына перед самой эмиграцией в Новороссию.

Это произошло два года спустя, в 2026, когда Славику исполнилось шесть. Тогда мальчик до ужаса испугался незнакомого дядьку, который схватил его на детской площадке садика, зажал рот рукой и поволок куда-то от любимой воспитательницы, друзей, бабушки и дедушки.

Семеном, кстати, двигала не столько любовь к сыну, сколько корыстный расчет. Дело в том, что со времени образования народных республик, поток мигрантов из Новороссии на Украину никем не сдерживался. Власти республик здраво рассудили, что держать у себя людей, органически не переваривающих «русский мир» и желающих жить в «незалежной», не стоит. Пусть себе едут, оставшимся будет спокойнее. Так что около миллиона человек население Новороссии потеряло.

А вот с обратным процессом было тяжко. Нацисты никого не выпускали, а тех, кто пытался сбежать на юг, жестоко карали. И лишь когда установилась военная хунта и было достигнуто перемирие с Россией и Новороссией, шлюзы открылись.

Но теперь уже молодые республики очень осторожно пускали к себе беженцев, проверяли и перепроверяли их. Это и понятно, столько было терактов и диверсий за годы противостояния, что и не сосчитать. С гораздо большей охотой принимали семьи, особенно с детьми. Вот Семен и решил таким вот образом упростить себе переезд.

И у него получилось. Перебрались они с сыном в Николаев. Получили комнатку в общежитии. Отец Славика радовался возможности бесплатно жить, кормиться и даже одеваться. Талоны уже отменили, но в Николаевской республике всем, у кого доход был меньше 600 рублей на члена семьи (а это добрых три тысячи долларов по тогдашнему курсу!) выдавались карточки гражданина, по которым можно было получить норму продуктов, взять одежду – пусть ношенную или просто не модную – в социальных службах, бесплатно ездить на городском транспорте.

Правда, радость его поубавилась, когда пришлось устраиваться на работу. Закон о тунеядстве соблюдался жестко. Кроме того, граждане должны были отрабатывать еще и по 20 часов в месяц бескорыстно на нужды общества. Но, тут уж ничего не поделаешь – приехал к коммунистам – будь добр – живи по их правилам.

Устроился Семен на государственных верфях.

Впрочем, приставка «государственные» была лишней. Частных предприятий в Николаевской республике не было в принципе. Частникам разрешалось заниматься лишь малым бизнесом. Вернее, микроскопическим, потому что нанимать работников было запрещено. Эксплуатация человека человеком – тяжелейшее преступление, за него конфисковывали имущество, лишали гражданства и высылали за границу. Если предприниматели вовремя не сбегали в соседнюю Одесскую республику, где был чуть ли не капитализм.

Самое странное, что из Одессы шел встречный поток тех, кому больше нравилось жить под защитой государства и строить новый мир.

Семен поразмыслил, и решил остаться в Николаеве. Работы он не боялся, а иметь помимо зарплаты еще и полное обеспечение халявной едой, жильем и одеждой было приятно.

Так они и жили вдвоем, пока, в 2030 Семен не женился второй раз. Мачеху Славик сразу же невзлюбил. Он и к отцу относился не очень хорошо, а тут еще в их квартирке появилась чужая женщина. А когда у нее стал округляться животик, родители заговорили о том, как замечательно в интернатах.

Мальчик поставил условие. Он согласился уйти в интернат, но только в военный. Семен похлопотал и на удивление легко пристроил сына в училище имени Дзержинского.

Десятилетний Славик удивительно быстро освоился на новом месте. Ему понравилась четкая дисциплина. Даже то, что старшие воспитанники первый год гоняли мелкоту и даже несколько раз его били, он перенес стоически. Впрочем, воспитатели следили внимательно, и Станиславу приходилось с честнейшим выражением лица рассказывать сказки о падении с лестниц и неосторожном обращении со шваброй. Не стучать же на товарищей!

Тем более что он ощущал к себе не столько неприязнь, сколько зависть. Большинство детей было сиротами, а у него есть какой-никакой, а отец, который очень редко, но приходил навещать сына.

Бывшие беспризорники быстро приняли паренька в ребячий коллектив. Его умение до конца стоять в самых безнадежных драках, серьезный характер и безотказность в помощи, сделали свое дело, и скоро Славик стал своим.

А помогал он другим ребятам изрядно. Учеба давалась мальчику поразительно легко. Он как губка впитывал знания и с удовольствием разъяснял уроки сверстникам.

Так постепенно курсант Бойченко выбился в лучшие ученики, спортсмены и отличники политической подготовки. Его избрали комсоргом группы, пригласили в совет учащихся. Перед пареньком стала вырисовываться неплохая карьера военного.

Но он… увлекся космосом.

Последние два курса он вечно пропадал в кабинете физики, читал все, что мог найти по космонавтике. И больше всего на свете мечтал полететь на Марс. Красная планета просто манила его к себе и завораживала. А тут первые экспедиции. Та, которая чуть ли не погибла на обратном пути к Земле. И та, которая вернулась, без одного из членов экипажа. Вернее, с его телом, бережно доставленным на Землю и похороненным на родной планете.

Славик знал наизусть биографии всех участников экспедиции и даже заочно влюбился в Анастасию Белякову – серьезную и красивую молодую космонавтку, немного напоминающую его маму на единственной уцелевшей фотографии. Эта фотография висела над кроватью Славика в казарме старшекурсников. Теперь рядом с ней появились и еще одна – с двумя улыбающимися девушками в синей форме – русской и японкой.

Поэтому не удивительно, что, когда в их училище принесли путевку в детский экстремальный лагерь «Купол-П», ни у кого не возникло сомнения, кому ее вручить. Конечно, ведь провести три месяца на почти настоящей марсианской станции на Таймыре – это то, ради чего курсант Станислав Бойченко готов отдать половину жизни!

Глава 6. Звезды падают на Землю
10.08.2036.
Окрестности Переславля-Залесского Ярославской области.

Яркие августовские звезды в чистом, не замутненном отсветами больших городов, небе. Тихое потрескивание костра. Аромат недавно приготовленных шашлыков.

Ромин подарок удался на славу!

Он позавчера преподнес мне лишь букет цветов, загадочно пообещав, что главный презент сделает немного позже. И, как всегда, сдержал свое слово!

Ловля падающих звезд. В лесной глуши в полутора сотнях километров от Москвы. Разве может быть что-то романтичнее и волшебней?!

Но обстоятельный мужчина решил на этом не останавливаться. Он собственноручно замариновал и приготовил на костре вкуснейший шашлык. Зная мою ненависть к спиртному, привез пару бутылок обалденного морса производства своей мамы. И установил на небольшой полянке свой телескоп. Приличный стопятидесятимиллиметровый рефлектор «Антарес» томского оптического завода.

Так что я даже някать от восторга и удовольствия не в состоянии!

Это стоит полутора часов езды на машине!

Кстати, у Ромы «Морошка» – полноприводный электромобиль повышенной дальности. Редкость в наши дни основательная. Государство уже лет двадцать борется с автолюбителями, задирая на невозможную высоту акцизы, транспортные налоги и всевозможные сборы. Так что иметь автомобиль позволяют себе только богатеи, снобы, фанаты или те, кто без него просто не может обойтись. Когда я вижу в новостях или в фильмах потоки машин, заполоняющие автострады иностранных городов, то даже удивляюсь этому. Неужели и у нас такое было еще во времена моего детства и юности? И поражаюсь глупости людей, готовых стоять в многочасовых пробках, вместо того, чтобы за считанные минуты доехать на общественном транспорте. Впрочем, это у нас в России он почти бесплатный и густой сетью покрывает все города и села. А в иностранщине это не так.

А еще я подумала, что, может быть, не такое уж это и мещанство – владеть личной машиной. Можно, конечно, и на такси поехать в лес на звезды смотреть, но это как-то стремно. А тут полная свобода, захотел – и отправился!

Но, что-то я отвлеклась на какую-то ерунду. Кстати, Роман не такой уж и богач – всего лишь ведущий сотрудник одного из отделов да доктор наук. Особым фанатиком автоспорта он не является. Значит, все-таки сноб? Ну, есть у него такое, немного.

Вон даже на пикник оделся как с иголочки. Не в смокинге с галстуком, разумеется, но спортивный костюм, как только что купленный. И умудрился же нигде его не запачкать, пока с костром и едой возился!

Ну что за мужчина?!

Роман как будто услышал, что я о нем думаю. Повернул ко мне лицо.

Мы с ним, сытые и довольные, лежали рядышком на надувных матрацах и смотрели в небо, где время от времени быстрыми прочерками проносились метеоры «Персеид». Я насчитала уже четыре падающих звезды! И теперь мучилась, что бы еще такое загадать? Может быть…

Я встретилась взглядом с Романом. Трудно уловить выражение его глаз в темноте, но у меня почему-то быстро-быстро забилось сердце.

А он приблизился и тихонько меня поцеловал.

Я на мгновение замерла. А потом, неожиданно для самой себя, неуклюже ответила. Первый раз в своей жизни вот так всерьез целуя мужчину.

Глава 7. Принцесса на горошине
27.09.2036.
Норильск, Россия.

Элен устала от дороги. Она сонно смотрела в окошко такси, везущего ее и Сезана из аэропорта Норильска в сам этот город. Кругом распростерлась неприветливая голая земля, припорошенная снегом, невысокие серые сопки, тускло освещенные только что поднявшимся из-за горизонта оранжевым солнцем.

Девушка добиралась сюда больше полсуток. Сначала на машине с личным шофером семьи Бонне до Парижа, затем на авиалайнере до Москвы.

У этих русских все не как у людей. Ну зачем нужно было делать сразу несколько аэродромов возле одного города? Да еще и располагать их с противоположных его сторон. Часа два они ехали из Шереметьева в Домодедово, объезжая по широкой дуге кольцевой дороги Москву. Элен просила, чтобы их провезли через центр города, но сопровождающий ее месье Сезан заупрямился. До вылета самолета в Норильск оставалось всего четыре часа, а с чрезмерно жесткими правилами регистрации, принятыми в России, лучше постараться не опаздывать.

Так что знакомство со столицей РСФСР пришлось отложить до лучших времен.

«Но, на обратном пути я здесь задержусь! На неделю!»

А потом были четыре часа полета от Москвы до северного города. Вылетели они в десять вечера, а прилетели в семь утра! Вообще все путешествие Элен проделала навстречу солнцу. Она еле заставила себя поспать в самолете. Ну да, у них в Бальёре был еще ранний вечер, а тут уже утро! Дремать в кресле, хоть и в бизнес-классе, было неудобно. Элен даже на минутку пожалела, что не согласилась с отцом, когда тот предложил доставить ее в Норильск на самолете компании. Но тогда девушка уперлась.

– А на Марс меня тоже не корабле компании со всеми удобствами отправят?!

– Все-таки ты еще такой ребенок, Элен, – вздохнул отец.

Впрочем, на самом деле он очень серьезно относился к увлечениям дочери, никогда не мешал ей мечтать и даже помогал в ее проектах, считая, что в любом случае это пригодится во взрослой жизни. Например, господин Кантен Бонне разрешил Элен устроить в одном из подвалов замка… оранжерею!

Да, именно в подвале.

Дочка тогда только начала увлекаться космобиологией и хотела научиться выращивать растения в таких вот неуютных условиях.

Переоборудование винного погреба в оранжерею встало в копеечку, но бизнесмен, не раздумывая, подписал все счета. Нет лучшего вложения средств, чем в своих детей.

А двенадцатилетняя Элен так увлеклась строительством «своей базы»! Бедные рабочие, у которых она все время вертелась под ногами и которых донимала бесконечными вопросами!

А потом она взялась за растениеводство. Это оказалось на удивление полезным занятием. Во-первых, спустя два года она получила гран-при на детской научной конференции в департаменте Сона и Лаура, выступив там с очень неплохим докладом по биологии. Во-вторых, она стала с удовольствием есть салаты, в которые их кухарка крошила выращенные молодой госпожой съедобные травки. А, в-третьих, даже соредии зимы девочка щеголяла красивым, светло-бронзовым с латунным отливом загаром, что получала от ультрафиолета кварцевых ламп, которые она потребовала установить, чтобы «Солнце было как на Марсе!»

Может быть, и три месяца жизни в макете марсианской станции на студеном русском севере принесет пользу?

Такси въехало в город. Потянулись унылые пяти– и шестиэтажные дома. В утреннем свете, что отбрасывало лишь чуть-чуть приподнявшееся над горизонтом тусклое солнце, город выглядел неуютным. На улицах было очень мало машин, но много людей, которые стекались к автобусным остановкам и, набившись в городской транспорт, уезжали в сторону дымящих труб огромного комбината.

Что-то безысходное привиделось Элен в этой монотонной ежедневной миграции. Зачем вообще эти люди нужны? Неужели не проще было полностью автоматизировать производство, а людей переправить в более уютные края? Элен вспомнились яркие сочные краски родной Бургундии, веселые приветливые жители поселка Бальёр, расположившегося у подножия их замка.

Девушка зябко передернула плечами. И не только от увиденного, но и от ужасного холода. Когда самолет заходил на посадку, объявили температуру воздуха, и Элен с ужасом услышала, что на улице минус три градуса. Это в конце сентября! Вот уж действительно – северный край.

А городской пейзаж за окном незаметно изменился. Дома стали гораздо ухоженнее, красивых гармоничных теплых расцветок. Элен неожиданно заметила, что спешащие на работу люди часто улыбаются, здороваются и заводят разговоры, ожидая общественный транспорт.

Русские странный народ. Она вспомнила, как учитель Луазье, приезжающий к ним в замок и занимающийся с ней гуманитарными науками, рассказывал, что русские специально сдерживают использование роботов, оставляя право работать живым людям. Они считают, что без труда человек не может сохранить социальные навыки, а безделье развращает и превращает индивидуум в жвачное животное, способное лишь потреблять производимые массовой культурой несложные суррогаты.

Девочка тогда не совсем поняла профессора. Она привыкла, что вся ее жизнь занята интересными занятиями, учебой, творчеством. Ей всегда было трудно выкроить время для каких-то не очень важных дел, вроде болтовни с подружками в сети. Впрочем, те девочки, с кем она знакомилась во время ежегодных летних поездок в их особняк в Сен-Тропе, были в основном глупенькими пустышками. Гораздо больше она ценила возможность поговорить с немногими друзьями и подругами, живущими в разных городах и даже странах, которых нашла в группах посвященных космосу и науке. Но они, как и Элен, были вечно заняты, и подолгу разговаривать не получалось.

«Интересно, а получится ли у меня подружиться с кем-нибудь из экипажа станции?» – подумала девушка.

Машина подъехала к красивому девятиэтажному дому, где располагался отель «Севастопольский».

Девушка выбралась на пронзительно холодный воздух и поспешила укрыться в холле, предоставив Сезану расплачиваться и забирать багаж.

Люкс, в котором поселилась Элен, был симпатичненький, но ужасно бедный и крошечный. Француженка приняла душ, переоделась в мягкий, пахнущий домом халат и, завалившись на широкую двуспальную кровать, уснула. Все-таки по ее ощущениям была ночь, а дорога неожиданно сильно вымотала «будущую космонавтку».

Элен проснулась уже после полудня. И все равно чувствовала себя какой-то не свежей и толком не отдохнувшей. Еще бы! В ее родной Франции сейчас раннее утро. А здесь острые лучи низко висящего солнца ярко освещают гостиничный номер.

Девушка быстро оделась и вышла в коридор. Постучалась в соседнюю дверь. Та почти сразу же распахнулась, и на пороге появился как всегда безукоризненно выглядевший Сезан.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6