Олег Еремин.

Дорога в небо. Книга первая. Мечты, как звезды



скачать книгу бесплатно

Глава 3. Истребитель
14.05.2017. 15:10
Украина.

Истребители летели широкой парой. Ведущий в восьмистах метрах слева и немного впереди.

Лейтенант Игорь Мыскин управлял самолетом предельно внимательно. Это был его первый боевой вылет. Молодой пилот лишь год назад окончил Армавирское военное училище. То, что он сейчас летит в небе над Украиной, можно было бы посчитать редким везением, или невезеньем, если бы это не было следствием холодного расчета.

Демонстрационная группа. Это как ловля на живца. Пара Су-27 как бы выманивала на себя остатки противовоздушной обороны противника, уцелевшие после сокрушительного ракетного удара. Наверняка смогли избежать его некоторые мобильные «Буки», может быть не полностью уничтожены С-300, и далеко не все самолеты сгорели на аэродромах.

Поэтому и летят сейчас в «разведывательный» полет самолеты с не слишком ценными из-за малого летного опыта экипажами.

«Хотя, это не совсем так», – сам себя одернул Игорь. Командир звена – майор Комов – очень опытный летчик, целый год летавший в небе Сирии. Так что вполне возможно, что его, Игоря, назначили в этот полет не на убой, а для ускоренного обучения. Тем более что он окончил училище с отличием и уже успел показать себя в полку с хорошей стороны.

А впереди, в двадцати километрах по курсу – Днепр. Он широким разливом вытекает из Каховского водохранилища.

Красиво и тревожно.

– «Барсук-1», «Барсук-1», – голос диспетчера нарочито спокоен. – Три цели. Азимут двести восемьдесят три, удаление двести восемь. Предположительно МиГ-29. Следуйте прежним курсом. На дистанции в сто десять приготовьтесь к маневрированию. С восьмидесяти пускайте «двадцать седьмые» и уходите по азимуту сто сорок. Как понял?

– «Барсук-1», «Медвежонку». Вас понял, – такой же подчеркнуто спокойный ответ командира. – Пускаем двадцать седьмые с восьмидесяти и уходим на сто сорок. «Барсук-2», задачу понял?

– «Барсук-2», «Барсуку-1», – отозвался Игорь. – Вас понял. Продолжаю полет без изменений. Готовлюсь к маневру. «Барсук два второй», подтверди готовность ракет.

– «Барсук два второй», «Барсуку-2», – откликнулся второй пилот, сидящий в метре за спиной Игоря. – Все четыре ракеты готовы.

Привычные переговоры, а сердце громко стучит. Первый бой. Хотя, восемьдесят километров. Противник может уйти, а для Игоря маневр так вообще почти не опасный. Но, мало ли что…

Как ползет время! Самолет несется лишь немного медленнее звука, а пейзаж под ним еле-еле движется. Уходит назад Днепр, проплывает справа Кривой Рог.

– «Барсук-1»! Цели в сто сорока километрах. Азимут двести девяносто восемь. Доворачивают в вашу сторону. Готовьтесь к маневру! – скороговоркой, без обязательных «как понял».

– Ясно! – тоже сократил обычные обращения командир. – Второй, приготовься!

Секунд через двадцать на краю экрана радара появились три отчетливые точки.

Они явственно шли встречным курсом, немного быстрее скорости звука, постепенно ускоряясь.

– Вот они, голубчики! – в голосе командира напряжение и азарт. – Второй, тянем до семидесяти.

– Принял.

У Игоря перехватило дыхание. Он не зря получил красный диплом. Помимо того, что великолепно пилотировал и знал назубок технику, но еще и прекрасно умел считать в уме. Семьдесят – это рискованный минимум. Если зазевается или неправильно выполнит маневр, то не уйдет от вражеских ракет. «Хорошо, что у укров старые Р-27-е. Но ракета обычно летит немного дальше заявленных шестидесяти километров. А ему еще разворачиваться. Не зря диспетчер давал указание отстреляться на десять километров раньше. Но в бою решает сам пилот, и командир предпочел пойти на риск.

А тем временем майор Комов спокойным голосом дает наставления:

– Не рви на развороте. Три, максимум четыре же. В конце перейдешь на форсаж, и все будет хорошо, – и, обращаясь ко второму пилоту Игоря: – Ваня, с тебя ловушки.

– Естественно, – отозвался капитан Селиванов – второй пилот, штурман, оператор вооружений и наблюдающий.

А отметки вражеских самолетов ползут по экрану.

– Приготовились! – голос командира звенит от напряжения. – Поехали!

– Пуск! – тут же скомандовал Игорь второму пилоту.

Селиванов не задержался ни на секунду, выпустил одну за другой все четыре ракеты.

Когда с подвески сорвалась третья из них, Игорь повел штурвал влево. Мягко, плавно, заставляя себя не спешить сверх меры. Перегрузка неторопливо, но плотно навалилась, вдавливая в кресло, перехватывая дыхание. Игорь доворачивал штурвал до тех пор, пока не заметил наползающую с краев зрения сероватую пелену. Он очень хорошо переносил перегрузки, поэтому позволил своему самолету развернуться немного круче, чем рекомендовал командир пары.

А мир за стеклопластиком фонаря накренился и плыл в сторону. Вдалеке показалась туманная полоска моря.

На экране радара разворачивается смертельная игра. МиГи отстрелялись секунд на десять-пятнадцать позже, и тут же заложили крутые развороты.

«Жестко!» – подумал Игорь, прикинув, что двое противников взяли вираж с семи или даже с восьмикратной перегрузкой. И, похоже, один из них переусердствовал. Самолет не выходил из разворота – пилот потерял сознание.

Второй самолет принялся маневрировать, пытаясь стряхнуть ракеты. А третий, включив форсаж, спешил покинуть зону поражения.

Кроме того, пространство вокруг и украинских и русских самолетов покрылось рябью помех и ловушек. Но, вряд ли они сильно помогут врагу. Активнно-пассивная головка самонаведения с калмановской фильтрацией на новых российских ракетах – страшная штука.

А ракеты противника уже преодолели половину разделяющего их расстояния. Только бы они не пролетели дальше обычного!

Выводя самолет из разворота, Игорь, одновременно, добавил тягу и, преодолев звуковой барьер, врубил форсаж.

Вражеские ракеты нагоняли «сухих», но все-таки недостаточно быстро и, когда они одна за другой, истратив топливо, клюнули вниз, не долетев буквально пяток километров, Игорь позволил себе вздохнуть полной грудью.

А вот украинцам не повезло. Пилот первого истребителя успел очнуться за несколько секунд до того, как сразу три ракеты изорвали его самолет в клочья.

Второму, закладывающему один противоракетный маневр за другим, удалось стряхнуть две из них, но третья взорвалась над плоскостями, изрешетив их осколками, и продырявив фонарь вместе с телом пилота.

А третий почти убежал.

Он рвал на форсаже, пытаясь выйти из зоны действия ракет. И вышел бы, если бы это были обычные «двадцать седьмые», как у него. Но на самом деле командование расщедрилось и на подвески «сушек» были установлены модифицированные Р-27ЭР повышенной дальности. Так что две ракеты, почти на пределе дальности, догнали МиГ и взорвались за дюзами.

– «Барсук-1», «Медвежонку». Задание выполнено. Все три цели уничтожены, запрашиваю дальнейшие указания, – послышался немного усталый голос командира.

– «Медвежонок», «Барсуку-1», – незнакомый голос в наушниках. – Мы же говорили отстреляться с восьмидесяти километров. Почему нарушили наши указания?

– Так было надежнее, – отозвался командир.

– Вечно ты так! А куда нам теперь девать шесть Р-37-ых? Может на вас перенацелить?

– Упс, – совсем не по-военному высказался командир.

– Ладно, не бойтесь, вы не в фокусе. Вот заставить бы тебя платить за ракеты! Все. Конец связи, – секундная заминка и знакомый голос диспетчера: – «Барсуки», возвращайтесь на базу.

– «Барсук-2», слышал? – спросил командир. – Мы еще и виноватыми остались.

– Ага, – не по-уставному ответил Игорь.

Кто же знал, что в штабе решили подстраховаться и пустили по МиГам ракеты большой дальности.

– Зато мы по три звездочки себе нарисуем, – весело заметил командир. – Правда, желтые, не разбираться же, чья ракета в кого угодила.

Игорь улыбнулся. Командир, конечно, подозревает, что второй Миг сбила его ракета, но не хочет обижать напарника. А три звездочки – это круто!

Глава 4. Морской гамбит
14.05.2017.

15:20. Черное море.

Эсминец «Хиггинс» заглушил ходовые двигатели. Он достиг запланированной точки в пятидесяти километрах юго-восточнее Одессы. Это было оптимальное размещение для его задания.

Теперь оставалось ждать глупый русский самолет.

И тот не замедлил с прибытием.

Су-24 морской авиации Черноморского Флота привычно приблизился к чужому кораблю. Облеты американцев давно уже стали обычным делом, каким были во времена Советского Союза. Степень их рискованности зависела от приказов, отдаваемых командованием, и лихости пилотов. На этот раз задание было «не провоцировать», да и пилот был опытный и спокойный.

Но, когда «сушка» подлетела на десяток километров, радар зафиксировал пуск четырех ракет, которые майор Снегирев и без того успел увидеть.

Через десять секунд, самолет разлетелся на пылающие ошметки.


15:24. Вашингтон.

Не успели обломки русского самолета погрузиться на дно Черного моря, как президент Соединенных Штатов Америки Хилари Клинтон начала свое выступление.

…Неспровоцированная агрессия вынудила нас защищаться. Российский самолет, угрожавший нашим морякам, сбит…

…для обеспечения безопасности мы объявляем зону радиусом в 65 миль вокруг эсминца «Хиггинс» бесполетной. Любой летательный объект, который мы сочтем угрозой, будет уничтожен…

…для деэскалации конфликта мы требуем объявление всей территории Украины бесполетной зоной. Мы рассчитываем, что другие члены НАТО поддержат нас в этом…

Круг 65 миль в диаметре на юго-востоке касался берега Крыма, а на северо-востоке доставал до Херсона и Николаева, накрывая значительную часть Украины спасительным зонтиком.


15:43. Николаев.

Из-под этого зонтика с аэродрома в Кульбакино взлетели два Су-24 и три Су-25. Все машины, которые уцелели после удара «Калибра» по авиабазе. Самолеты на предельно малой высоте направились сначала на юг, а, когда под ними распахнулось Черное море, завернули к востоку, взяв курс на Севастополь.


15:47. Москва. Из выступления министра иностранных дел России.

– …Необходимо не допустить эскалацию напряженности между Россией и странами НАТО, прежде всего США. Вместе с тем введение бесполетной зоны мы считаем неприемлемым. Конфликт с Украиной, произошедший по вине Киевских властей, является двухсторонним, и участие в нем каких-либо третьих стран недопустимо…

Министр прижал к уху наушник, вслушиваясь.

– Как мне только что сообщили, нашими радарами обнаружена группа самолетов Украинских ВВС, которая направляется в сторону Крыма. Любопытно, но американцы не посчитали их угрожающими, и не попытались сбить. Возникает вопрос, что это за такая бесполетная зона? Только для нас она бесполетная?..

Министр еще две минуты говорил на эту тему, пока новое сообщение не заставило его встрепенуться. Он прикрыл глаза и явственно сжал кулаки, чтобы взять себя в руки. Подчеркнуто спокойным голосом, в котором ощущалось неимоверное напряжение, проговорил:

– Я вынужден прервать пресс-конференцию, в связи с поступающей к нам новой информацией.

Резко встал и быстрым шагом вышел из зала.


15:49. Таранкутский полуостров, Республика Крым.

Четыре пусковые установки отстрелялись почти одновременно. Восемь «Яхонтов» устремились в небо, чтобы, совершив плавную «горку», опуститься почти к самой водной поверхности и отправиться на северо-запад.

Приказ, отданный контр-адмиралом Геннадием Серпуховым, был выполнен.


15:52. Черное море.

Система «Иджис» постаралась изо всех сил. Ей даже удалось перехватить три ракеты. Но оставшихся пяти хватило, чтобы превратить грозный эсминец в груду искореженного металла, медленно погружающуюся на дно. Из 337 человек экипажа не выжил никто.


15:55. Небо над Крымом.

Разумеется, приблизиться к Севастополю украинским самолетам не дали. Отстрелялся С-300, а два уцелевших «сухих» добили прилетевшие на перехват МиГи. Но летчики дрались до последнего, и успели выпустить четыре «Овода». Три ракеты были сбиты береговыми и корабельными средствами ПВО. Так что до цели долетала лишь одна. Оранжево-черное облако взрыва окутало носовую часть сторожевого корабля «Ладный». Одной ракеты было недостаточно, чтобы потопить его, но повреждения были очень серьезными.


16:14. Вашингтон.

Хилари Клинтон пришлось вернуться в зал, который она покинула чуть менее получаса назад.

Руки у президента ощутимо тряслись. Видно было, что она еле сдерживается. Пожилая женщина ощущала себя так, как будто норовистый жеребец, на котором решила прокатиться, вдруг закусил удила и понес.

Да, такое развитие событий тоже рассматривалось, хотя и не считалось самым вероятным. Русские подняли ставки. Ну что ж, придется поступить так же. Иначе нельзя. Не ответить на уничтожение американского корабля невозможно! Тем более что на этом поле можно играть без особых опасений. Флот Соединенных Штатов настолько мощнее российского, что может позволить себе любые действия. Кроме полномасштабной ядерной войны. Страх перед ней сжимал сердце сорок пятого президента США и заставлял медлить с произнесением заранее приготовленной речи. Она чувствовала, что идет по краю пропасти, и сейчас сделает еще один шажок к ней.

– …Мы не оставим это чудовищное преступление без ответа! – были ее заключительные слова.


16:20. Телефонный разговор.

– Ты что же это творишь?! – голос у министра обороны тяжелый.

Контр-адмирал Серпухов невольно подтянулся, хотя собеседник и не мог его видеть. Молодой сорокалетний командующий флотом очень уважал своего главного начальника и потому ответил без заискивания и без рисовки:

– Ответил на удар, товарищ генерал армии. Они сбили мой самолет, убили пилота, который служил на моем флоте.

– Твоем… – проворчал министр. – Ты не слишком быстро освоился в кресле командующего? Честное слово, Геннадий, в другое время я бы тебя уже снял с должности. Ты пользуешься тем, что заменить тебя пока некем.

– Пользуюсь, товарищ генерал армии, – спокойно ответил Серпухов. – Если мы сейчас дадим слабину – нас скрутят. Американцы будут давить, пока не поймут, что дальше понесут действительно серьезные потери. Причем сами, а не подставляемые ими страны НАТО.

– Да? – саркастически спросил министр обороны. И повысил голос: – А ты понимаешь, что они просто вынуждены будут ударить еще сильнее, чем мы? Ты хоть представляешь, что или кто может стать их мишенью?

– Нет, не представляю, – негромко проговорил Серпухов. Он врал своему командиру. На самом деле он был почти что уверен в жертве, которую придется заплатить. Как и в том, что, во что бы то ни стало, пускай ценой карьеры или даже жизни, доведет свой план до конца.

– Ладно, некогда мне с тобой разговаривать. Впредь будь более осмотрительным и не забывай запрашивать санкции на такие вот выкрутасы.

Контр-адмирал Серпухов положил трубку. Посидел с минуту, глядя прямо перед собой, и поднял трубку другого телефона:

– Передайте код «Десна».


17:05. Эгейское море близь острова Милос.

Большой противолодочный корабль «Керчь» патрулировал юго-западную часть Эгейского моря. Чистый от мелких островков участок между Пелопоннесом и Критом. С одной стороны корабль выполнял свою основную функцию – отслеживал, не проберется ли чужая подводная лодка поближе к российским берегам. А, с другой, на пределе своих возможностей, наблюдал за находящимся в сотне с небольшим километрах от него ядром шестого флота США – авианосцем «Дуайт Эйзенхауэр» и оберегающими его кораблями.

Главная проблема российского флота была в зрении. Дальнобойные противокорабельные ракеты становились бесполезными, если не знать, куда именно их запустить. Наверное, по этой причине однажды чуть ли не пущенный на металлолом многострадальный боевой корабль все-таки реанимировали и вновь ввели в строй. Все-таки он обладал весьма мощными, пусть и устаревшими, радиолокаторными станциями, и мог хотя бы определять координаты американского флота.

Сейчас, «Керчь» вслушивался в него всеми своими электронными ушами, да еще и поднял в воздух палубный вертолет.

И, когда вражеские корабли расцвели множественными ракетными пусками, потребовалось меньше минуты чтобы понять, что траектории движения ракет-убийц направлены на него.

США определилось с жертвой, которой суждено было отплатить за гибель одного из множества эсминцев – второй по величине корабль Черноморского флота подходил на эту роль лучше всего. Нападать на «Москву» боязно, а топить какой-нибудь сторожевик – несолидно.

Удар был нанесен эффектно, и крайне неэффективно. Десяток «Томагавков» и два десятка «Гарпунов» утопили бы целую эскадру, не то, что старенький корабль с древними зенитными системами.

Хотя четыре ракеты моряки сумели сбить. Из последнего предсмертного бесшабашного азарта.

Потом на месте, где раньше плавал боевой корабль, вспухло огромное огненное облако. А когда дым и пламя осели на поверхности остались лишь какие-то ошметки.


17:22. Москва.

Из заявления Президента Российской Федерации:

…Необходимо остановиться и понять, что дальше пути нет. Эскалация конфликта может толкнуть мир к гибели…

…Ответственность, которая на нас возложена…

…Если мы и дальше будем отвечать ударом на удар…

…Мы соболезнуем семьям погибших американских моряков и скорбим вместе с семьями погибших российских…


17:26. Вашингтон.

На этот раз выступал министр военно-морских сил. Старенькой президентше решили дать передохнуть. Она и так вся на нервах и очень паршиво себя чувствует, не хватало еще в кризис оказаться без главы Белого дома.

Министр коротко рассказал о нанесенном ответном ударе и заявил, что любые провокационные или просто подозрительные действия флота и авиации России будут моментально наказываться. Он напоминал до зубов вооруженного морпеха, который грозит расстрелять из скорострелки дошкольника, который замахивается на него плюшевым медвежонком. Конечно, ведь всем военным теоретикам известно, что в нынешнем своем состоянии российский флот не в состоянии нанести серьезный ущерб ни одной из американских авианесущих группировок. Разве что все три западных флота России объединятся в один кулак, тогда да, они смогут противостоять одному из шести флотов США.

Это ведь всем известно!


17:39. Средиземное море.

Они не стали всплывать. В этом не было необходимости. «Калибры» прекрасно пускаются из подводного положения. Подводная лодка «Краснодар» была ближе всех к кораблям противника. Казалось бы, она должна была выпустить ракеты последней, чтобы они долетели до врага одновременно с другими. Но в боеголовках ее ракет была совсем другая, неожиданная начинка.

Спустя минуту после нее, согласно разработанного в штабе флота под личным руководством Геннадия Серпухова планом «Десна» отстрелялись и три другие подводные лодки, находящиеся в зоне досягаемости. С небольшой, тщательно рассчитанной, разницей во времени выпустили одну за другой все свои «Калибры» новые ракетные фрегаты. И, в завершение, отправила в сторону вражеского флота ракеты «Вулкан», «Москва». Совокупный залп был мощным, но, по всем теоретическим выкладкам, совершенно недостаточным, чтобы пройти через объединенную противоракетную оборону четырех эсминцев оснащенных системой «Иджис», да и самого авианосца.


18:01. Средиземное море. 120 километров южнее Пелопоннеса.

Самолет охранения передал, что засек четыре низколетящие цели. Вскоре и радар эсминца «Трунстун» обнаружил четыре крылатые ракеты. К этому времени на всех кораблях флота уже подняли тревогу, и операторы зенитных систем были готовы к встрече. Ракеты летели в десяти метрах над водой, на маршевой скорости в триста метров в секунду. Странно, но они не стали ускоряться в три раза на финальном отрезке траектории. Вместо этого ракеты принялись маневрировать, уходя от первых пущенных им на перехват «сперроу».

Очень эффективно уходя. Противоракеты как будто переставали видеть цель и, потеряв к ней интерес, по инерции уносились в море.

А странные «Калибры» выбрали себе по эсминцу и принялись кружить вокруг них.

Это было шоком. Хваленые системы «Иджис» подчиняющие себе всю противоздушную и противоракетную оборону начали глючить. По-другому это не назовешь. На радарах появлялись помехи, фантомные цели, на пусковые установки уходили хаотические команды. Несколько ракет стартовали и понеслись неведомо куда. Многоствольные артиллерийские установки вращались, и время от времени стреляли, причем одна очередь двадцатимиллиметровых пуль прошила навылет рубку, убив троих моряков.

А в это время висящие в отдалении вертолеты и барражирующие самолеты панически передавали о новых приближающихся ракетах.

Лейтенант-командер Стив Дункинс, пригибаясь и рискуя попасть под шальную очередь, пробрался к турели и вырубил автоматику. Механизм, напоследок взвыв сервомоторами, замер, уставив дуло в небо. Стив схватился за рукояти и принялся поливать огнем быстро проносящуюся на расстоянии в километр вражескую крылатую ракету. Разумеется, пули уходили в молоко. Но удача решила сжалиться над смелым моряком. А может поиздеваться над ним.

Шальная пуля прошила ракету, та, вильнула в сторону, и, подняв облако брызг, упала в воду.

Система «Иджис» начала оживать. Радары очистились от помех и показали… Наверное, лучше бы эта проклятая ракета продолжала глушить сигналы. К флоту приближалось десятка два крылатых ракет, а за ними вторая волна – восемь более крупных отметок. В других обстоятельствах, это было бы комариным укусом. Ну ладно, не комариным, а собачьим – пара ракет могла чудом прорваться через заслон. Все-таки русские противокорабельные ракеты сбить трудно. Но сейчас в строю был лишь один эсминец, а вражеским ракетам лететь меньше минуты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7