Олег Адоевцев.

Севастополь 2014. Возвращение в родную гавань.



скачать книгу бесплатно

Пробуждение Севастополя

Когда твое сердце защемит до боли,

Ты вспомнишь, что правда – не сказка, а быль.

И наш белокаменный город у моря

Стряхнет с себя жовто-блакитную11
  Жовто-блакитный(укр.) – цвета украинского флага.


[Закрыть]
пыль.


Город спал. Подобно грозному скандинавскому богу Одину, он совершил в своей жизни много эпических подвигов и уснул богатырским сном. Все понимали, что Город уснул не навсегда, но никто не знал, когда он проснется.

Город был рожден в грозное и славное время в пламени и пороховой гари. Его основали великие люди, великие воины. Это и предопределило его судьбу. Город знал, для чего рожден. Он должен стать воином, защитником и неприступным бастионом на пути врагов. И Город стал им. Его Флот, сверкая белоснежными парусами, не раз ходил бить врагов и всегда возвращался с победой.

И вот к Городу подошли враги. Флот затопил свои корабли, чтобы не пустить неприятеля в бухты, и послал моряков на бастионы, а Город ощетинился жерлами корабельных орудий. Он сражался в пламени и пороховой гари. Сильнейшие державы того времени, великие колониальные империи прислали свои армии, чтобы поставить Город на колени. Его улицы и площади были залиты кровью, земля наполнилась чугуном ядер, картечи и свинцом пуль, а балки – трупами врагов. Город уничтожал их без жалости. Он не звал этих людей в гости. Целый год Город бился в полном окружении. Но, всему есть предел. Город был разрушен, тяжело ранен, но не убит22
  Оборона Севастополя 1854-1855гг. длилась 349 дней.


[Закрыть]
.

Люди отстроили Город. Он помолодел и стал стройнее. Его Флот снял паруса и оделся в броню. Жизнь пошла своим чередом.

Однажды, Город стал свидетелем безумия, когда брат пошел на брата, а сын – на отца. И не было в этом чести. Он видел последние дни великой Империи. С грустью, Город провожал последних ее защитников в изгнание, из которого им не суждено было вернуться33
  Эвакуация частей Русской Армии барона Врангеля из Севастополя происходила в ноябре 1920г.


[Закрыть]
.

Но не все смогли покинуть родные берега. Многие остались, поверив обещаниям о помиловании, и дорого заплатили за это. Город опять залили кровью, тогда он с удивлением осознал, что начинает привыкать к ее запаху. Но безумие закончилось, и Город снова стал жить своей жизнью.

Но опять пришли враги. Паники не было. Он уже знал, что делать. Город опоясался рядами траншей, бетонных дотов и встретил врага огнем батарей. Рядом с городом снова был Флот. Он уже не топил свои корабли, а снабжал Город всем необходимым и крушил врагов с моря залпами корабельных орудий. Город и Флот опять вместе лили вражью кровь. Снова, в полном окружении, они сражались против сильнейшей в мире армии, в пламени и пороховой гари. Земля буквально покрылась сталью. Ни на один город в мире, до этого, не падало столько бомб и снарядов! Тогда он был разрушен во второй раз44
  Оборона Севастополя 1941-1942гг. длилась 250 дней.


[Закрыть]
.

Люди заново отстроили Город, разобрали руины, расчистили улицы. Он стал еще красивее, моложе и гордо сверкал под южным солнцем белокаменными зданиями. Не будет больше пламени и пороховой гари. Его Флот стал большим и могучим, он бороздил океанские просторы, гордо неся свой флаг во всех уголках мира. Казалось, врагам никогда больше не подойти к Городу. Однако удар пришелся с другой стороны.

Неожиданно появились другие люди и начали вешать чужие флаги. Эти люди раньше были своими и вдруг, как-то неожиданно, стали чужими. А может они всегда были чужими, только ждали подходящего момента? Город не находил ответа на этот вопрос. Он просто не понимал, что происходит. Не было крови и дыма, грохота снарядов и воя бомб, но чужие люди теперь распоряжались в Городе. Его что, сдали без боя? Никогда в своей жизни Город не испытывал такого позора! Он хотел драться, но руки были связаны, звал на помощь, но никто не слышал. Страна, которой Город служил веками, закрыла уши и отвернулась, стыдливо пряча глаза. Но почему? Ответа не было. Его Флот увядал, а жители впали в уныние. Город понял, что предан, и первый раз в своей жизни… уснул.

Но покой не приходил. Сквозь сон Город чувствовал, что его хотят убить. Нет, не тело, как бывало раньше, а душу. Медленно, но уверенно, с мастерством опытных палачей, ее выворачивали наизнанку, красили в чужие цвета и смеялись, наблюдая, как Город мучается во сне. Иногда приходили совсем чужие люди. Они маршировали по его улицам, оскверняли памятники и ставили виселицы. Тогда город вздрагивал во сне, а его люди выходили и прогоняли дикарей. Жаль, что не всех. Однажды, чужаки задумали осквернить его сердце – Графскую пристань. Город застонал от боли. Его люди услышали этот стон и вышли на площадь. Они смели оцепление из чужих военных, вырвали из сердца оскверняющий предмет и утопили его в море55
  События 5 июля 2008г. подробно описаны в главе “Отряды самообороны Севастополя”.


[Закрыть]
. Город вздохнул спокойно, но продолжил спать.

Вдруг, сквозь сон он почувствовал резкий запах, идущий с севера. Город знал его лучше других. Это был запах крови. Он встревожился, понял, что опять грозит беда. Город приоткрыл глаза и увидел, как на площадях собираются люди, несущие на себе цветные ленты. Он вспомнил эти цвета. Цвета пламени и пороховой гари, в которых родился и бил врагов. Чужие люди больше не будут маршировать по его улицам! Никто не осквернит его памятники и не навяжет свою волю!

Потому что ГОРОД ПРОСНУЛСЯ.

Немного личной истории

Когда пронесешь ты мечту через годы,

Неистово веря и сильно любя,

Все сбудется, друг мой, и солнце свободы

Весенним лучом обогреет тебя.


Я родился в Севастополе в офицерской семье. Офицерами у нас были все: отец, дед, дядя, большинство их друзей и знакомых. Видимо, это и предопределило мою судьбу. Скажу сразу, эта книга не будет автобиографией или воспоминаниями очередного «отставника», которому стало скучно дома. Однако, для понимания причин, побудивших меня написать эту книгу, немного расскажу о себе. Долгое время мой отец служил на Северном флоте, но мы всегда знали, что вернемся. Север казался чем-то временным, хоть мы и провели там целых 12 лет. Родным городом всегда оставался Севастополь. Мы вернулись, когда мне исполнилось 13 лет.

В то время уже шла «перестройка», жить становилось все труднее, но это казалось временным явлением. Мы все знали, что являемся гражданами великой страны. Советский Союз казался незыблемым. Никакие трудности не могли его победить. Иногда, проходя мимо административных зданий, я видел таблички на двух языках: русском и украинском. Почему-то это вызывало непонятные чувства. Нет, в семье никогда не вели разговоры на эту тему, и у меня не было отрицательного отношения к украинскому языку. Я был воспитан в сугубо интернационалистическом духе. Однако мой детский мозг чувствовал какую-то фальшь, неправильность нахождения этих табличек в моем городе. Я хорошо знал историю Севастополя и не мог понять, причем здесь Украина, но страна была единой, и все остальное казалось незначительным.

Потом я поступил в Черноморское высшее военно-морское училище имени Павла Степановича Нахимова. Шел 1990 год, страна жила очень сложно, чувствовалось, что она накануне взрыва, но мы учились военному делу и почти не думали о политике. На это просто не было времени. Первым «тревожным звонком» стало проведение общекрымского референдума в январе 1991 года, первого в Советском Союзе. На референдум был вынесен вопрос о воссоздании Крымской АССР66
  АССР – автономная советская оциалистическая республика.


[Закрыть]
. Севастополь, хоть и не входил в Крымскую область Украины, но в референдуме участвовал. Многим было непонятно, для чего надо вместо области учреждать республику. Плодить бюрократов не хотелось. Тогда организаторы референдума объяснили, что Крымская АССР входила в РСФСР77
  РСФСР – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика.


[Закрыть]
, и, в случае ее воссоздания, при отделении Украины от Советского Союза, Крым и Севастополь останутся в России. Люди четко осознали опасность развала страны, совершенно не хотели оставаться в независимой Украине и проголосовали «ЗА».

Но нас обманули. В феврале 1991 года Верховный Совет Украинской ССР объявил о создании Крымской АССР в своем составе. Результат референдума был полностью извращен. Уже тогда украинские сепаратисты готовились к развалу Советского Союза и борьбе за Крым, а Кремль проглотил это, делая вид, что ничего не происходит.

Следующим этапом стал ГКЧП88
  ГКЧП – Государственный комитет по чрезвычайному положению.


[Закрыть]
. Черноморский флот и Севастополь практически полностью поддержали «путчистов». Все понимали, что Горбачев ведет страну в пропасть и его отстранение казалось логичным. Мы, молодые курсанты, совершенно не понимали, чего хотят эти люди, возводящие в Москве баррикады. За кого они выступают, чего добиваются? Сейчас, спустя столько лет, многие жалеют, что ГКЧП не проявил твердости. Однако, было так, как было. Победил Ельцин, и страна начала распадаться. После развала СССР, крымчане и севастопольцы осознали, что их предали. Кучка проходимцев, напиваясь от страха в Беловежской пуще, ради удовлетворения своих властных и финансовых амбиций, разорвали в куски государство, занимавшее 1/6 часть суши, а руководитель этого государства наблюдал за происходящим со стороны и думал о том, чем отблагодарит его Германия за свое воссоединение. Жестко? Возможно, но таково мое видение тех событий.

Однако училище оставалось под юрисдикцией Российской Федерации. Город шумел, бурлил и возмущался, а мы продолжали свое обучение и гадали, что будет дальше. В 1992 году Украина начала активные действия по захвату Черноморского флота. В разных местах начали появляться агитаторы, и нашлись офицеры, которые переходили на их сторону. Откуда они взялись? Все же были нормальными людьми, вместе служили, ели, спали, воевали в различных локальных конфликтах по всему миру. Конечно, были те, кто переходил в украинский флот из карьерных соображений. Новый флот – это много вакантных должностей высокого ранга. Перед офицерами, неспособными по своим деловым качествам пробиться по карьерной лестнице, Украина открыла перспективы роста. А еще, служба в украинском флоте гарантированно обеспечивала проживание на берегу Черного моря. Не надо было ехать за Полярный круг или на Тихий океан. К тому же, за сам факт принятия украинской присяги сразу давали следующее воинское звание. Не повезло только полковникам (капитанам 1 ранга). Столько генералов (адмиралов) не могла «наплодить» даже Украина, но им давали высокие должности. Сколько же гадости и подлости было в то время! Вот почему у украинского военно-морского флота не может быть будущего. Здание, построенное на таком гнилом фундаменте, долго не простоит.

Но откуда взялись «идейные» украинцы в рядах советских офицеров? Откуда вообще из нашего общества всплыла эта пена украинского национализма? Тогда я не понимал этого. Сейчас понимаю. Они были всегда! Когда стало понятно, что дни бандеровского движения на Украине сочтены, Шухевич99
  Шухевич – один из лидеров украинских националистов в середине 20-го века.


[Закрыть]
приказал своим последователям маскироваться под обычных советских граждан и идти во власть. Они вступали в комсомол и КПСС, стали активными общественниками и партийными деятелями. После массовой хрущевской амнистии, многие бандеровцы вышли из лагерей и влились в эту общую работу. Они тянули наверх своих друзей, потом детей и внуков, но всегда помнили, кто они и для чего живут. Многие дошли до высших эшелонов власти. Они ждали своего часа, и, когда этот час наступил, вышли из подполья. Сейчас, когда идет массовое вливание в ряды российской армии, МВД, ФСБ и других структур бывших украинских офицеров, нужно учесть этот опыт и не повторить прошлых ошибок.

С чего началась сдача нашего училища Украине? Конечно, все решалось на высоком уровне. Что можно считать началом этих событий непосредственно у нас? Каждый может назвать свою точку отсчета. Лично я считаю, что началось это с приказа начальника училища о сдаче оружия на склад. За несколько дней оружейные комнаты во всех курсантских ротах опустели. Тогда нам объяснили, что необходимо произвести замену автоматов на новые, но делать это как-то не спешили. Оружейные комнаты остались пустыми, а вскоре началась украинизация. Как она происходила? Да очень просто: к начальнику училища зашли несколько гражданских человек и объявили, что он снят с должности и его место займет новый украинский начальник. У нашего контр-адмирала было в подчинении около двух тысяч военнослужащих, а он… просто ушел. Однако сопротивление продолжилось без него. Подавляющее большинство курсантов и офицеров не собирались подчиняться Украине. Со всем своим юношеским максимализмом мы хотели взяться за оружие, но его не было. Тогда стал понятен смысл этой «замены» автоматов. К сдаче готовились заранее.

Уже позже, будучи офицером, я узнал, что «ельцинская команда» хотела сдать Украине все воинские части и корабли, находившиеся в Севастополе. В те годы развал страны и ее обороноспособности был их приоритетной задачей. Только благодаря усилиям и воле командования флота и офицеров кораблей и частей у России сохранился Черноморский флот.

Главным «козырем» украинских пропагандистов было то, что страна развалилась, Украина – часть этой страны, и служба ей не является предательством. Многие украинские офицеры до сих пор поют эту мантру. Им не понять, что страна уменьшилась в территории, изменила название, но осталась.

Сопротивление продолжалось долго. Наступил уже 1993 год, а украинское командование так и не смогло полностью взять училище под контроль. Начальник нашего факультета объявил, что ни один украинский офицер не зайдет на вверенную ему территорию, и мы с удовольствием выполняли его приказ. Настоящий был офицер, держался до последней возможности. Его сын учился вместе с нами. Пройдут годы, и два молодых капитан-лейтенанта из нашего потока надут свою смерть на дне Баренцева моря, вместе со всем экипажем атомной подводной лодки “Курск”. Один из них окажется сыном нашего начальника факультета. Светлая им память!

Однако долго так продолжаться не могло. В училище приехала совместная комиссия по разрешению данной ситуации. Возглавлял ее Заместитель министра обороны Украины. Нас собрали в клубе и объявили, что решение о передаче принято. Представитель Украины рассказывал нам о прелестях службы новой стране, но его не слушали. Записки с вопросами демонстративно писались на новых украинских деньгах, что сильно раздражало этого генерал-лейтенанта. Над Заместителем министра обороны Украины откровенно издевались. Никто не воспринимал его серьезно. В зале постоянно стоял смех.

Но скоро нам стало не до смеха. На трибуну вышел представитель Главного штаба военно-морского флота России. "Курсантов, призванных из России, мы заберем в свои училища",– заявил он. На несколько секунд повисла гробовая тишина. Большинство курсантов были севастопольцами. Мы не верили своим ушам. Потом зал взорвался. "А как же мы?",– кричали курсанты-севастопольцы. "Нас что, подарили, как вещь? А может, продали?" Никто уже не стеснялся в выражениях, а пожилой контр-адмирал стоял, наклонив голову вниз, и боялся смотреть нам в глаза. О чем он думал тогда? Наверное, жалел, что именно ему выпала участь порвать души этих мальчишек в клочья.

В тот день у многих что-то лопнуло внутри. Не хотелось уже ничего и наступила полная апатия к происходящему. Такой удар в спину – слишком сильный стресс для юношеского сознания. Через несколько месяцев разум восторжествует и севастопольцам разрешат уехать в российские училища, но, сколько же человеческих судеб будет искалечено к тому времени.

На Родину не обижаются. Правители приходят и уходят, а она остается. Вот чего многие не понимали тогда. Да и сейчас не все понимают.

Нужно было строить свою судьбу. Молодые неопытные курсанты должны принять решение, от которого зависела вся их дальнейшая жизнь. И мы принимали. Одни уезжали в российские училища, другие остались на Украине, третьи вообще прекратили службу. Я уехал. Именно тогда, глядя из окна уходящего поезда на удаляющийся Севастополь, первый и пока единственный раз в жизни, я сказал себе: «Я не прощу!». Не за то, что пришлось покинуть родной город, военная служба не способствует постоянному нахождению на одном месте, а за поруганную и разорванную в клочья Родину. И еще, за Севастополь, впервые без боя оставленный в руках врага.

Да, именно врага! Многие граждане России не понимали, да и сейчас не понимают этого, но мы, видевшие все своими глазами, знали, что на нашу землю пришел именно враг. Пока в России продолжали говорить о вековом братстве, на Украине полным ходом шли процессы отторжения от всего русского. И руководили этими процессами на самом высоком государственном уровне. Та антироссийская истерия, которую мы видим на Украине сейчас, начиналась уже тогда. Об этом не принято было говорить, но, люди, умевшие хоть немного смотреть вперед, понимали, что будет дальше. Само предназначение независимой Украины – быть антироссийским государством. Для этого ее и создавали. Любой президент этой страны вел, и будет вести антироссийскую политику! Она может быть хитрой и скрытой, как при Кучме, или глупой и «в лоб», как при Ющенко, но сути это не меняет. Даже Янукович, обещавший людям двойное гражданство с Россией и русский язык, как второй государственный, не выполнил этих обещаний и попытался пролезть в Европу. Так было и будет, пока эта страна существует в том виде, в каком мы наблюдаем ее сейчас. Но, продолжим.

Я окончил военно-морское училище в Калининграде и вернулся в Севастополь офицером. Видно было, что властные структуры уже «перестроились» на украинский лад. Нам ставили палки в колеса практически во всем. Частям и кораблям отключали электричество и воду, мешали перемещать воинские грузы, в нарушение всех международных конвенций, досматривали наши боевые корабли под страхом уголовного преследования их командиров. Нас отлавливали по городу и штрафовали за отсутствие вида на жительство, хотя выдавать таковой отказывались, а получение временного разрешения превращали почти в пытку. Дошло до того, что украинские власти всячески препятствовали заходу кораблей из Новороссийска на ремонт в наши военные заводы. А ведь на них работали граждане Украины и налоги платились в украинский бюджет. Черноморский флот был главным налогоплательщиком Севастополя, его уход был равнозначен гибели города, но Украину это не интересовало. Тут не было логики, сплошная политика. Мы находились под постоянным прессингом, а в Киеве выдумали все новые способы, как увеличить давление на российских военнослужащих.

Скрипя зубами, мы смотрели, как боевики, убивавшие наших товарищей на Северном Кавказе, проходят реабилитацию в крымских санаториях, как Турция просто штампует диверсантов из числа крымских татар, отправляющихся туда на учебу, а Украина все больше пытается заигрывать с НАТО, чьи корабли стали довольно часто заходить в Севастополь. А украинские офицеры, бывшие однокашники по училищу, с которыми в юности спали на соседних койках и делились последним, ехидно говорили, что скоро вступят в НАТО, начнут получать огромные зарплаты, а нас просто выкинут из Севастополя. Как же изменились люди за 20 лет! Не все, конечно, но многие.

И все это происходило в городе, который был родным для большей части офицеров и мичманов Черноморского флота! Такого не пожелаешь даже врагу. Читателям придется свой город на месте Севастополя, чтобы понять наши чувства.

Масло в огонь подливали и некоторые наши военачальники, превратившие службу в бизнес. Списанные суда вспомогательного флота чудесным образом "оживали" и начинали совершать регулярные коммерческие рейсы в Стамбул, а боевые корабли утилизировались ради лома цветных и черных металлов. В довершение всех бед, кто-то умудрился заключить такой договор с Украиной, по которому наша группировка в Севастополе не могла пополняться новыми кораблями.

Флот медленно умирал. Мы же, получая мизерную зарплату с задержкой на 3-4 месяца, продолжали служить. Здесь в Севастополе мы чувствовали себя "последними солдатами Империи" и верили, что все изменится к лучшему. Положа руку на сердце, черноморцам того времени нужно поставить памятник. За то, что наш флот на Черном море вообще существует. Возвращением Крыма и Севастополя Россия во многом обязана им. Я не раз слышал, как наше поколение называли “потерянным”. Отвечу так: Россия могла остаться вообще без армии, если бы это поколение не продержалось в 90-е годы.

О том времени можно рассказывать долго, но тема этой книги другая. В 2014 году я уже не служил на флоте, но ничего не забыл. Будучи гражданином России, я продолжал жить в Севастополе. Приходилось постоянно перемещаться между Россией и Украиной. Моим родным городом был Севастополь, родной страной – Россия, а перспектива объединить эти две Родины все больше казалась иллюзорной. И вот, начался «майдан». У меня было много знакомых на Украине. Мы постоянно спорили в интернете на тему киевских событий. Я пытался донести до них, что это не приведет ни к чему хорошему, что последствия «майдана» могут быть страшными. Аргументы практически не действовали. Мне доказывали, что революция необходима, что впереди сытое европейское будущее, и стоит только сгинуть бандитской власти Януковича, Украина заживет как Германия. От исторических параллелей, приводимых мной и людьми с юго-востока Украины, просто отмахивались. Я чувствовал, что попытки призвать этих людей к разуму бесполезны, и резко прекратил все споры на эту тему. Что я делаю? Зачем спорю с ними? Если эти люди хотят довести Украину до самоубийства, почему я, русский офицер, должен убеждать их не делать этого. И я пожелал им удачи. Пусть их «майдан» победит! Я знал настроения людей в Севастополе и понимал, что будет дальше. Безумцев невозможно переубедить, и, если они дают нам такой шанс, мы обязаны им воспользоваться. И мы воспользовались!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное