Олег Абдулгалимов.

Стражи хроник. Эксептион. Ракурс 7



скачать книгу бесплатно

От автора


За безопасной фальшью,

Укрытые цинизмом,

Комфортной сонной блажью,

Непрожитые жизни.

Как искренняя лживость,

Грехи, предназначенье -

Иллюзий бережливых

Покинутые сени.

Там правда во спасенье

Торгует свои тени,

Где плата без размена,

А сдачею сомненья.

В надгробиях оценок

Стена образованья.

И будь зубами цепок,

Грызи и прочь стенанья!

Висит в петле безмена

Окурок да охлебок,

Противовесом бренным

Захваленный оттенок.

Там вне закона ветер,

За свою суть в табу.

Запретно слово "вместе"

Ведут по одному.

Склоняет свою гриву

Душевная усталость.

Фантомной ностальгией -

Младенческая старость.

Витают словно хлопья,

Как опыта обрывки,

Костры мечи и копья,

Гримасы и улыбки.

Я отломлю лучину

И свой зажгу костёр,

Открытого камина

Тепла души шатёр.

Штормов бывалых брызги,

Гляди, как освещают

Укутанную исстарь,

Над головой мерцая.

Друзья ночного бденья,

Огни большого взрыва,

Застывшее творенье,

Ничтожный миг порыва.

Представь, что оживился

Он, хлопнув, прогремел.

И взрыв освободился,

Как Дух от наших тел.

Чтобы взамен рождаясь,

Другая чья-то быль

В мгновеньях созерцалась,

Как бездны звёздной пыль.

А следующей вспышке

И уровню Творца

Потребуются фишки

Из твоего ларца.

Где с ненавистью грудой

Любовь и состраданье,

Что выпадут на судьбы

И миги созерцанья.


Хочу пояснить мотивы, побудившие написание данного произведения. Это послание в виде художественного приключенческого повествования. Послание самому себе на тот случай, если мне в будущем придётся ещё раз проходить один из земных путей познания. Я собрал весь накопленный опыт к моменту написания данного ракурса в надежде на то, что это произведение попадётся мне на глаза где-нибудь в следующей жизни. В таком случае, я полагаю, что не смогу не прочитать то, чем когда-то заботился сам. Я оставляю это как подсказку самому себе, так как знаю, что вся или большая часть моей памяти об этой жизни будет недоступна в следующей. Особые приметы для узнавания себя: люблю людей, не люблю зло, люблю любить и немного вредный, совсем чуть-чуть.

В дальнейшем я буду писать о тех же персонажах, но в других ракурсах, в другой хронологии времени и в итоге постараюсь максимально раскрыть, в первую очередь самому себе, секреты нашего пребывания на этой чудесной планете. Номер излагаемого ракурса имеет больше отношение к нумерологии чем к последовательности изданий. Раскрывать себе и Вам вышеупомянутые секреты я буду исключительно в художественной форме и в приключенческом жанре, так как понимаю, что вряд ли мне – тому другому будет интересно воспринимать информацию в виде скучно-научного повествования.

Приведённые тут миры и персонажи предполагаемо вымышленные.

Самое главное в любом творчестве – это вызванные им ассоциации. Так сказать, послевкусие. Хотя, как знать? Ведь существует ровно то, во что мы верим, и, в таком свете, я рекомендую каждому и в том числе самому же себе тщательно выбирать то – во что верить. Чудеса, в антивирусе Вашего мозга предлагаю добавить в исключения. Заявляю на полном серьёзе и со всей ответственностью:


В ЧУДЕСА НАДО ВЕРИТЬ ВСЕГДА!!! Хотя бы потому что они вокруг. Надо просто их увидеть.


Пользуясь случаем хочу передать себе – тому другому привет. Передаю: Привет)))


Тёплый ПРИВЕТ))) и тебе мой дорогой читатель если ты это вдруг не я.


Тем, кто не боится новостей и приключений,


Всем, кто слышит ветер,


И просто всем:


В добрый путь!

Дьявол пришёл по наши души


И малый страх что чует зверь – тропинка в чью-то душу.

Врата в неё – то смрад оцепененья.


– Вы можете, хоть сколько-нибудь, внятно объяснить: как случилось так, что двое вооружённых до зубов солдат вермахта, упустили одну хрупкую безоружную девушку? И избавьте меня, ради всех святых, от сказок про духов и приведения! Мы все здесь взрослые люди.

Солдаты сидели за столом в одном из кабинетов штаба. Штабс-фельдфебель, созерцая их явно шокированный вид разлил по стаканам коньяк. Их взоры были затуманенными и отстранёнными. Один из солдат жадно вцепился в предложенный стакан дрожащими руками, разом осушил его и поднял глаза. В них была безысходность. Второй всё ещё смотрел сквозь бутылку, стоящую на столе.

Но тут допрашивающий резко встал и вытянулся в приветствии – в кабинет зашёл офицер СС. Выработанный рефлекс подстегнул и гренадёра. Выкинув вверх правую руку, левой он уже толкал в плечо обер-ефрейтора. Но тот как будто ничего и никого не видел, и только шатался от этих толчков. Заботливый товарищ, таким образом, всё ещё пытался напомнить ему о воинском этикете и субординации.

«Обер-ефрейтор Клейн! Извольте не забываться! – одёрнул поверженного в транс подчинённого штабс-фельдфебель. Затем он обратился к вошедшему и тоже уже вытянувшемуся в ответном приветствии офицеру, – Весьма странный случай господин гауптштурмфюрер. Вы только послушайте их. Один несёт какую-то чушь про злых духов, а второй похож на контуженого, при том что медики говорят, что он абсолютно здоров».

Гауптштурмфюрер Нойман подошёл к столу и сел на один из свободных стульев напротив допрашиваемых, дав знак остальным последовать его примеру: «И так, – начал он, – Давайте-ка сначала и по порядку, – он пощёлкал пальцами перед застывшим взглядом «контуженого», – Возьмите же себя в руки! Ну же! Выпейте в конце концов».

Оцепеневший солдат резко поднял расширенные глаза. Они были полны ужаса. Он стал говорить медленно и дрожащим голосом и только повторял: «Это был сам дьявол. Это он пришёл по наши души. Это воздаяние за наши грехи, – его будто зациклило, – Я знаю, это был дьявол. Никому не избежать воздаяния…»

Нойман повернулся ко второму допрашиваемому: «С ним, пожалуй, всё ясно. Для вермахта он потерян. Ну а что можете сказать вы?»

От принятого коньяка у гренадёра прорезался голос: «Когда мы прибежали на выстрелы, нас встретили огнём. Конвой, сопровождавший пленную, был уже мёртв. Кто-то или что-то помогало той девушке. Нас поливали автоматными очередями из окна одного из полуразрушенных домов. Когда же мы заняли позиции и пытались стрелять, что-то не давало нам прицелиться должным образом. Я понимаю, что это звучит нелепо, но оно откидывало в сторону наше оружие всякий раз, когда мы пытались выстрелить. Со всем уважением, Вы бы не испугались в такой ситуации господин гауптштурмфюрер? Естественно мы пустились бежать, но оно не отпускало нас. Что-то невидимое цепляло нас за ноги, опрокидывало наземь и таскало за волосы и одежду. Мы стреляли. Мы стреляли во все стороны, но всё это было бесполезно…»

Эксептион


Взявшаяся буквально ниоткуда, неожиданная вспышка полностью дезориентировала Оммуила. Кратковременной энергетической перегрузки хватило для потери контроля над экспедиционным телом на несколько секунд. Когда синтетическое тело разведчика снова стало управляемым, челнок уже вспахивал поверхность Эксептиона. Подпрыгивая на холмах, он вздымал к ночному небу клубы пыли и ошмётки грунта.

Оммуил чувствовал корабль так же хорошо, как и своё тело – он был сконструирован как его продолжение. Силовая система корабля была повреждена. Он также констатировал потерю двух офицеров низшего звена. Их повреждённые тела не подавали признаков жизни. Такие качества небиологических экспедиционных тел подразделений Олхоума, как прочность, долговечность и функциональная универсальность, зависели от ранга их владельца и условий выполняемой им миссии.

Наверняка, его спутники поступили согласно директиве, предписывающей мгновенный астральный прыжок в случае повреждения тел. Это требовало особой сноровки. Не все офицеры низшего звена проходили соответствующую подготовку. В этой планетарной системе нельзя было мешкать с астральными перемещениями. Существовал большой риск угодить в силовые экраны – ловушки. При помощи них вражеские силы контролировали эту планету-тюрьму для бессмертных сущностей.

Во время 6797-го цикла инитиум, в горах этой планеты была уничтожена база межгалактического конгломерата со всем её персоналом. Атаковавшие силы противника появились буквально из ниоткуда и совершенно внезапно. Не ведая об астральной ловушке Сиксиза и не зная алгоритма её воздействия, обитатели базы попадали в неё словно мухи в паутину, сразу же после того как покидали повреждённые тела. Эти силовые арканы снова и снова отправляют бессмертных прямиком в биологические тела Эксептиона, стирая их память в промывочных машинах. И так после окончания каждого коротенького физиологического цикла.

Долгое отсутствие связи с базой на Эксептионе послужило поводом для отправки туда поискового отряда с боевым охранением. Но связь была потеряна и с ними. Ни члены поискового отряда, ни персонал потерянной базы до сих пор так и не были найдены.

Поисковые операции на этой планете усложнены ещё и тем, что бывшие представители бесчисленных рас и цивилизаций всей вселенной рассредоточены по всей территории этой планеты. Отживающая свой век империя ссылает сюда всех, кто доставляет хлопоты её системе и не вписывается в её раболепное и холодное общество. Вольнодумцы, гении и творцы влачат своё сонное существование вперемешку с моральными извращенцами и патологическими тунеядцами. Только сильные духовные сущности способны преодолеть имплантированное программное обеспечение в процессорах своих тюремных биологических тел.

Вполне вероятно, что пропавшие соратники Оммуила, вместе с остальными узниками Эксептиона, теперь называют его «Земля», а себя они называют людьми.

В последний раз, он вторгался в пространство этой планеты в 1914-м году по местному исчислению. Тогда была обнаружена база империи Сиксиз на планете под местным названием «Марс». Та самая дислокация старой империи, с которой было атаковано расположение миссионеров в Гималаях. Тогда разведчик оккупировал тело эрцгерцога из царствующего клана физико-географического образования «Австрия». Внедрённый в человеческое общество под таким прикрытием, он должен был собирать информацию о текущих локальных социальных процессах. Однако он не предусмотрел, то – насколько ненавидели семью Габсбургов отдельные социальные группы страны. Он был лишён этого аватара. Застав врасплох, его застрелил какой-то студент.

Того непродолжительного времени, в течении которого он был совершенно дезориентирован, вполне хватило, чтобы попасть в паутину Сиксиза. 29 лет по земному исчислению он удерживался в плену на скрытой базе противника на Марсе. Высокое духовное образование офицера межгалактического конгломерата Олхоум помогло ему бежать. В результате неимоверных усилий он удержал свою память. Выбравшись, Оммуил сразу же вернулся на базу на поясе астероидов. По указанным им координатам был отправлен линейный крейсер. База врага была уничтожена.

Несмотря на эту победу, основная часть машинного комплекса Сиксиза продолжает функционировать и пленение силовым экраном продолжает осуществляться из других скрытых локаций.

В данную миссию разведчика конгломерата входило измерение состояния атмосферы после ядерных испытаний. Печальная ирония ситуации с атомными взрывами заключалась в том, что их осуществляла раса, которая смеялась над шуткой про примата с гранатой. Будучи низкоорганизованным племенем брутальных папуасов с копьями, они мнили себя высокотехнологичной цивилизацией.

Рейдеры Олхоума всегда владели только информацией, необходимой для их текущей миссии. Оммуил запросил подробные данные о необходимых параметрах планеты, на которой терпел крушение его корабль. Ответ пришёл незамедлительно:

Время формации внешней сферы Эксептиона: 1947-й планетарно ротационный цикл по ложно-десятеричной системе исчисления Сиксиза от условного начала. Местность: географически ограниченное сообщество муниципальных образований с обособленными правовыми полями. Язык – данные устарели. Планета живёт в симбиозе с её углеродной и кремниевой жизненными формами. Она состоит из двух, вращающихся в противоположные стороны сфер, размежёванных магмой и её газами.

Эта информация удивила Оммуила – ведь он уже бывал ранее среди людей, но ни люди, ни он и не подозревали о существовании внутренней сферы. Возможно это не имело никакого смысла и практического значения для его предыдущих миссий на эту планету.

Он продолжал принимать послание:

Вращением внутренней сферы обеспечивается устойчивое положение оси вращения всей планеты. Внутреннюю поверхность над ядром, так же населяют бессмертные. Они являются смотрителями местной фауны, формирующей отрицательный заряд материнской сферы. Эти существа способны находиться вне физических тел и преобразовывать тонкую энергию отрицательных эмоций в более грубую электрику. Деятельность внутренней формации, это залог общего энергетического баланса планеты – генератора магнитного поля.

Есть информация, что сущности из искомой группы были расщеплены на два или несколько индивидуумов и расселены на обе сферы планеты. Они сделали всё, чтобы мы не могли найти миссионеров с нашей базы.

Ты знаешь, что правила запрещают посвящать в общие хроники действующие лица. Можем сообщить, только то, что крушение твоего челнока соответствует планам этой материальной вселенной. Координаты пространственно-временной точки для внедрения во внутреннюю сферу будут предоставлены после ознакомления с её гипотетическими хрониками вне нашего вмешательства. После внедрения во внутреннюю сферу, время внешней сферы будет доступно в любой точке по согласованию с координаторами.

Исходя из сложившейся ситуации даём следующие директивы:

2. (по старой традиции директивы начальства начинались со второго пункта) Обновить устаревшие данные по необходимым локальным языкам для расшифровки прилагаемых звуковых идентификаторов.

3. С представителями сфер планеты, контакты устанавливать только в крайних случаях и не обнаруживая цели миссии.

4. В локальные социальные процессы вмешиваться только по согласованию с созерцателями хроник и по их координациям.

5. Не давать информации, которая может повлечь обнаружение силами врага.

6. Завладеть аватаром одной из местных формаций по указанию координатора с базы Эксептиона.

7. Попытаться найти пленённую команду пропавшей миссии Олхоума, для рассмотрения способов возвращения их памяти.

Известные имена предполагаемых индивидуумов, на которые были разделены некоторые члены потерянной миссии и предполагаемые места их поиска:

Старший офицер разведки и командир звена Александр Шубин – Эрих Нойман: Советский Союз, Германия, внутренняя сфера Фарум.

Младшие офицеры разведки:

Конол Мак Дара – Джумоук: США, Франция, Германия, внутренняя сфера Фарум.

Эмили Уишем – Дэя: США, Франция, Германия, внутренняя сфера Фарум.

Стив Уишем – Хэй: США, Франция, Германия, внутренняя сфера Фарум.

Агрессивно настроенные туземцы с полыми пороховыми копьями, уже окружили уцелевшего астронавта и рявкали словно свора цепных псов. Наблюдая за всем этим, Оммуил обдумывал первую директиву, отпускаемую ему в последнюю очередь:

Директива №1. Будь крайне осторожен! Ты нам очень дорог!

Джумоук


На мгновенье, вспышка голубого света выхватила маленькую фигурку, стоявшую на вершине холма. Оглушая округу запоздалым грохотом грома, новая вспышка превратилась в светло-фиолетовое зарево по всему кругу горизонта.

Теперь её можно было разглядеть. Зеленоглазая девочка в ярко-жёлтом кружевном платьице с волнистыми, огненно-рыжими волосами держала клочок бумаги в вытянутой руке. Переливающееся бардовыми облаками небо нанизывали голубые молнии словно кривые спицы. Ими хаотично разряжались в землю облака, освещая всё вокруг ярким голубым светом. Снующие всюду смерчи разрывали воздух на клочки разнополюсной энергии.

Всё пространство закрутилось вокруг холма словно на замедленной карусели. Молнии, на месте попадания в землю, оставляли чёрные ожоги, похожие на подвижные кляксы. Эти пятна ползли вверх по холму со всех сторон. Их становилось всё больше и больше, и они всё быстрее и быстрее приближались к стоящей на вершине маленькой девочке.

По мере этого стремительного приближения, из копошащейся чёрной массы стали очерчиваться силуэты. Это были существа с бездонно свирепыми, кроваво-красными глазами. И вот уже всё, вновь поглощённое мглой, подножие холма заискрилось переливающимися красными огоньками. Когда передний край тёмного легиона был уже совсем близко от девочки, она положила листочек к ногам, сделала пару шагов назад и села на траву, указывая на него пальчиком вытянутой руки.

Коричневые тучи, сгустившиеся теперь над ней кольцом, разряжались уже вокруг неё, образуя плотную стену из зигзагов синего света. Клацая пастями и жадно роняя слюну, беснующиеся твари посыпали со всех сторон. Но те, что уже пронеслись сквозь разделяющую их с девочкой стену света, стали вдруг превращаться в белые крылатые существа. Одно за другим, они возносились к небу белой, спиралеобразной плеядой, внутри уходящего в облака цилиндра из синего света.

В небе же, эта плеяда растворялась в облаках, которые над подножием холма не переставали разряжаться новыми молниями-монстрами. И снова красноглазые устремлялись вверх.

На красивом лице девочки не было и тени страха. Маленькая бесстрашная фея улыбнулась и, вдруг, рассыпалась на облако разноцветных бабочек, растворяясь в пространстве. На траве остался лежать клочок бумаги, изрисованный детской рукой.

Джумоук открыл глаза и провёл рукой по мокрому лбу. В последнее время он часто видел один и тот же сон, и каждый раз он просыпался в попытках рассмотреть рисунок на этом листке. Он осознавал, что там – на рисунке из его сна, что-то очень важное. Это было одно из тех пробуждений, когда сразу после сна приходит предчувствие приближения каких-то ключевых событий в жизни. Приятная тревога звала его в путь, на встречу испытаниям и приключениям.

Было ещё кое-что не менее странное и новое для молодого эшфарума. Его сон, в течении всего действа, сопровождали странные звуки, переливающиеся разными эмоциональными оттенками. Являя собой и вопросы, и ответы одновременно, эмоции уходили в пространство озвучивая сами себя. Эти переливы завораживали настолько, что казалось будто они поглощают его самого, подобно говору леса, окружающего его дом. Но те звуки не вытаскивали его из самого себя и не разрывали на тысячу переживаний одновременно так, как в этом сне.

Поприветствовав своих родителей и брата за завтраком, Джумоук вышел во двор своего замка. С холма, на котором он стоял, был особенно завораживающий вид. Со стороны фасада замка, холм от окружающего его густого леса, разделяло огромное озеро. С противоположной стороны, у этого озера обрывалась горная гряда, отделённая от далёкого массива витиеватым отростком. Она возвышалась своим торцом у самого берега, образуя площадку, защищённую полукруглой скалистой стеной.

Лес издавал множество звуков. Щебетание птиц вперемешку с жужжанием насекомых перекликались с резкими выкриками травоядных животных, что пытались таким образом держаться в стадах. Иногда, как и сейчас на опушку выходили эрки. Самцы пытались произвести впечатление на самок своим разноцветным полосатым окрасом. Самый крупный, видимо вожак стада, отличавшийся от остальных самцов своими особенно большими, переплетёнными и закручивающимися к верху рогами, то и дело втягивал ноздрями воздух и осматривался по сторонам. Ведь он был ответственен за всё стадо и всем своим видом показывал это.

Эшфарум бежал вдоль опушки, между голубым озером и лесом. Мелкая тёплая галька, приятно хрустела под его босыми ногами. Небольшие смерчи, снующие над поверхностью воды, по обычной им свойственности, поднимали вверх волны, распыляя их в воздух полукруглыми мазками. Вздымаемые, мелодично посвистывающими вихрями, круги нарастающих гребней расходились и сталкивались со встречными волнами. Этими всплескам и говорил коронованный вечной радугой водоём.

Распылённая влага образовывала туман, который уходил в небо, начинаясь спиралеобразными завихрениями. Постоянное облако над озером кишело своей жизнью. Особенно красивыми существами, обитающими в этом облаке, были большие крылатые эйрфиши. Когда, сквозь облачные бреши на них попадал солнечный свет, их чешуя переливалась разными цветами. Тогда, отражающиеся от их крыльев блики, бегали по всей округе разноцветными солнечными зайчиками.

Воронки-вихри всегда закручивали ветви растений только в одну сторону. Позолоченные деревья постоянно сбрасывали, отжившие свой век иссохшиеся листья и сразу же начинали наращивать на их местах новые. Наверху, с выступов скалы спиральными гирляндами свисала говорящая лиановая завеса. Эта лоза вторила каждому произносимому звуку или слову тихим эхом, и отражаясь от скалы создавала шелестящий гул.

Ветер, вместе с отражениями вьющегося одеяния скалы пел в унисон со всплесками воды. Самое близкое к кромке озера дерево росло обособленно от остального леса, на площадке берега, под возвышающейся в самое небо скалой. Одинокое и особенно величавое, оно уже заждалось своего верного друга и развлекало себя, слушая разговоры озера с ветром.

Подбежав к этому дереву, эшфарум сорвал с него один из плодов: «Мы есть сейчас дружище». Он надкусил этот дар, слушая ответный шелест листвы: «И до-о, и по-о-о-сле ветро-о-о-в…»

Подперев спиной ствол, он уселся на подобие кресла, образованное началом корней. У Джумоука была уйма вопросов. Трепетное волнение вызывали мысли о предстоящей учёбе. Больше всего его беспокоила загадка двух миров. Находясь в астральной тюрьме, люди могут бесконечно путешествовать физически, порождая всё новое и новое пространство, отвоёвывая его у небытия, когда как в Фаруме земная твердь замыкается круглым куполом за солнцем как предел физического пространства мира эшфарумов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное