Олег Шмелёв.

Серая зона. Лисья дуэль



скачать книгу бесплатно

Глава 2

Утро следующего дня.


Игорь и его небольшая армия встали рано. Парень знал, что бандиты не будут так спешить, но всё же хотел еще раз пройтись вместе с подчинёнными по всем пунктам плана и выявить его слабые места, если таковые имеются.

Ему всё не давали покоя мысли о своём новом статусе будущего отца, и парень долго не мог заснуть ночью, но сейчас понимал, что от его собранности и организованности зависит успех предстоящей операции и жизни его товарищей. Поэтому, сделав над собой достаточно большое усилие, он всё же смог переместить тревожившие голову мысли куда-то на периферию сознания, вместо того всецело сконцентрировавшись на запланированной акции.

Рождение ребёнка просто обязывало его теперь быть осторожным и больше внимания уделять Наташе. А из этого также исходило и то, что ему необходимо закрепить позиции общины в городе и действовать с наименьшими потерями. Он хотел, чтобы его ребёнок родился в мирное время, а, учитывая назревающую большую войну, теперь у Игоря не было другого выхода, кроме как выиграть её.

Последние сборы были назначены во дворе на том самом месте, где обычно обедала община. Теперь здесь собрались Игорь, его соседи по этажу и представители общины, состоявшие в рядах вооруженных сил. Среди таких присутствовали рыжеволосый сын Александра – Вася, племянник мужчины Лёша, который рвался в бой в первых рядах, и еще четверо других мужчин, оказавшихся пригодными для выполнения таких задач. Никого из них не пришлось мобилизовать силой или угрозами, все самостоятельно вызвались защищать общину, что не могло не радовать их предводителя. Помимо них в сторонке курили и Укол с Арсеном, которым предстояло сегодня доказать свою надёжность в бою.

– Ну что? Начнём, – сказал Игорь, присаживаясь в центр круга. Вчера мы с вами решили все организационные вопросы, сегодня повторим всё и разберём более детально. Итак, общая цель операции – запугать противника и заявить о себе, как о реальной силе, уничтожив максимальное количество врагов. Для этого их предварительно необходимо выманить на открытую местность, где произвести обстрел. Так как мы знаем, с какой целью они идут на массив, заинтересовать их можно только одним способом – устроить так, чтобы их поисковые группы заметили вооруженных людей, которых, естественно, станут преследовать. И это будете вы, – кивнул он на бандитов, благоразумно решив не озвучивать перед непосвященными, почему было бы хорошо, чтобы именно Укол и Арсен выступили в роли приманки, – кроме того, нашей небольшой армии необходимо разбиться на несколько групп, каждая из которых будет исполнять определённую задачу. Как предварительное место проведения операции, я уже говорил вчера, назначаю главную дорогу в районе между второй и третьей «свечками». Нужно очень постараться, чтобы заманить бандитов именно на этот участок, так как там они будут, как на ладони. Но это уже ваша задача, – вновь кивнул он на Укола с Арсеном, – теперь, по другим группам. Тоже вчера говорил, что в одной будут снайперы, в другой – те, кто будет вести ближний бой.

Стратегия такова – когда бандиты окажутся на открытой местности, по ним открывают огонь снайперы. Первой реакцией противника, естественно, будет отступление назад. И тут их встречают огнём автоматчики. Конечно, я не рассчитываю на то, что мы с первого же раза положим всех, но будем стараться по максимуму. Сами понимаете, каким шоком это станет для Шумил. И, кроме того, у нас есть несколько довольно серьёзных преимуществ в данной ситуации. Во-первых, фактор неожиданности, во-вторых, время, чтобы приготовиться и в-третьих, возможность занять выгодные позиции, не подставляясь при этом под удар. Поэтому, если всё пойдёт так, как мы с вами рассчитали, наша операция просто обязана завершиться успешно.

Он сделал небольшую паузу, оглядев присутствующих. В их глазах не было видно и капли сомнений, все были готовы действовать под руководством такого уверенного в себе командира, и это вдохновляло Игоря. С него как рукой сняло усталость после практически бессонной ночи, и подчинённые, казалось, заряжали его силой, светящейся в их глазах.

– Теперь перейдём к разделению. Сейчас я определю, кто в какой группе будет, отталкиваясь от личностных характеристик и результатов тренировок. Значит, снайперов будет пятеро – я, Наташа, Денис, Адиса и Лёха. Каждый из нас неплох в стрельбе, и, уверен, в таком качестве мы принесём больше пользы. Автоматчиками соответственно, все остальные. Автоматчики, в свою очередь, разделятся на две группы, которые займут обе стороны прохода, по которому будут отступать бандиты. Одни засядут в девятиэтажке, вторые – в «свечке». Когда бандиты начнут отходить, ваша задача, как в тире, просто ложить их большими партиями. Советую для начала бросить гранаты, чтобы рассредоточить ряды, а затем начать стрелять. Кроме того, убедитесь, что можете стрелять не только с одной стороны дома, но и с другой. То есть нужно заранее открыть двери других квартир на этаже. В принципе, всё. Есть ко мне вопросы?

Руку поднял Денис.

– А ты не считаешь, что они поймут заранее, что мы их в ловушку заманиваем? Не сильно ли это по-детски?

– Не думаю, – ответил Игорь, – они ведь не знают вообще о нашем существовании, поэтому вряд ли подозревают, что кто-то может им ловушку подстроить. А в остальном, дело за нашими новичками. Постарайтесь, мужики, чтобы они ничего не заподозрили.

Арсен с Уколом только молча кивнули.

– Ну что? Если вопросов больше нет, берём боеприпасы и потихоньку выдвигаемся на позиции, – сказал Игорь.

Небольшая, состоящая из четырнадцати человек, армия направилась в подвал дома, где жили члены правления их безымянной республики. Там хранились ящики с патронами, гранатами, минами, а также гранатомёты и другое вооружение, захваченные со склада на Шумилах.

Пятёрка снайперов поменяла свои Калашниковы на СВД, остальные пополнили боекомплекты и прихватили с собой пару гранатомётов и несколько гранат. Поднявшись наверх, они разделились на две группы, каждая из которых окольными путями направилась к месту проведения операции.

Глава 3

Центр. То же утро.


В это утро Вера Гавриловна встала по обыкновению рано. Кряхтя от недовольства и в который раз проклиная всех, кто, по её мнению, довёл страну до такого состояния, женщина вышла на открытый балкон своей трёхкомнатной квартиры в старом сталинском доме, выходящий прямо на центральную площадь города, и разожгла огонь в большом металлическом противне с высокими бортами. Женщина использовала его вместо плиты, чтобы не выходить готовить на улицу. Новые порядки её, конечно же, не особо радовали, но бежать от этого было некуда. Родственников за границей у неё, кроме сына и его семьи, не было, но они уже давно не хотели иметь с женщиной ничего общего, поэтому и не интересовались её судьбой. Впрочем, ей самой они были абсолютно безразличны, так как Вера Гавриловна считала своего сына с невесткой неправедными, которым уже уготованы места в аду. Поэтому, им было не по пути.

Единственной родственной душой для женщины оказалась Надежда – подруга, вот уже месяц обитавшая в свободной комнате её квартиры, с которой их свёл случай. Надежда оказалась бездомной, когда её дом сожгли бандиты с Шумил, а мужа расстреляли во дворе просто потому, что у них не было денег, чтобы откупиться.

Соседи подтрунивали над ними, за соответствие имён женщин с именами библейских героев, и говорили, что для полной комплекции им не хватало еще и Любви. Молодёжь, жившая в подъезде, трактовала это немного по-другому и, опошляя парочку неразлучных последнее время подруг, смеялась над ними и утверждала, что у соседок нетрадиционная ориентация. В виду возраста Веры и невзрачной внешности обеих подруг, для них это предположение было достаточно комичным.

Но женщины не обращали внимания на эти смешки и замечания, принимая их за невежество и распущенность современной молодёжи.

То же, что Вере Гавриловне довелось остаться в послевоенном городе, сама она воспринимала как знак свыше. Она вообще много чего воспринимала подобным образом, вся её жизнь было наполнена различными знаками и посланиями, которые время от времени слал ей Иегова.

Женщина решила посвятить себя церкви вскоре после кончины своего мужа шестнадцать лет назад. Походы в обычную православную церковь не могли удовлетворить её вечно стремящуюся к активным действиям натуру, поэтому, недолго думая, она согласилась на предложение ходящих в то время по квартирам представителям церкви Свидетелей Иеговы11
  организация запрещена в РФ


[Закрыть]
и, посетив их служение, решила впредь посвятить себя именно этому религиозному течению.

Благодаря пробивному характеру уже через пять лет Вере Гавриловне доверили заниматься финансовыми потоками церкви, и она очень хорошо знала эту кухню. Но даже тот факт, что её церковь зарабатывала на прихожанах весьма внушительные суммы, не смог сломить её веру и преданность Иегове. Женщина считала это вынужденными мерами, чтобы церковь могла существовать в жестких условиях, диктуемых рыночной экономикой, в которой никому нет дела до Бога и веры в него, а всем нужны лишь деньги.

Нельзя сказать, что должность казначея не принесла финансовой стабильности в её жизнь, и порой Вера возвращалась домой с довольно внушительными по тем временам суммами.

Но вот в семейной жизни женщины дела шли не настолько хорошо. После смерти мужа она переключила всё внимание на семью своего сына Кирилла, проживавшую вместе с ней в одной квартире.

Вера Гавриловна, окрылённая успехами обращения других в свою веру, взялась за семью своего отпрыска со всем присущим ей энтузиазмом. Больше всего не в восторге от идеи женщины была её невестка, которая практически моментально стала «капать на мозги» своему мужу о том, что его мать чересчур уж рьяно пропагандирует свою религию.

Кирилл, гораздо менее, чем его мать, предрасположенный ко всевозможным верованиям и более предрасположенный к распитию пива у телевизора, тоже был не особо доволен бурной деятельностью женщины.

Еще хуже стало, когда Вере Гавриловне удалось заманить в церковь своего внука Славика. Парень, пребывавший в переходном возрасте и, как следствие, в постоянном поиске себя, поддался на уговоры бабушки и стал вместе с ней посещать служения.

Его родители узнали о новом увлечении сына, только когда его избили в школе за рекламу своей церкви. Когда об этом Кириллу и Насте сообщила классная руководительница, вызывав их в школу, супруги пришли в шок, но долго думать, откуда ноги растут, им, естественно, не пришлось. Масла в огонь подлили журналы из церкви и куча тематических наклеек и постеров, найденных в комнате Славика.

Понимая, что ситуацию нужно менять кардинальным образом, супруги выдвинули Вере Гавриловне свои условия, главным из которых был размен квартиры на однокомнатную для неё и двухкомнатную для них, тем более, что Настя была на то время на четвёртом месяце беременности.

Но упёртая женщина продолжала стоять на своём и не хотела сходить с выбранного пути, поэтому она не согласилась ни на одно условие супругов, поклявшись, что и дальше будет противостоять бесам внутри них, которые препятствуют её внуку посещать единственно правильную церковь.

Вера Гавриловна была уверена, что так поставит своего сына и невестку в безвыходное положение, так как считала Кирилла не способным на какие-либо серьёзные поступки, а Настю – неспособной что-либо сделать без него.

Но на этот раз всё получилось не так, как она рассчитывала. В один прекрасный день сын и невестка собрали вещи и переехали на съёмную квартиру в другой район, а Славика перевели в другую школу.

Но неугомонная бабушка не могла оставить своего внука наедине с безответственными и одолеваемыми бесами родителями, поэтому тут же бросилась на поиски беглецов. Подключив все свои церковные связи, ей вскоре удалось найти их, и Вера, подкараулив Славика возле новой школы, вновь заманила его в свою церковь. Мальчик, не знавший толкового мужского воспитания, оказался достаточно инертным, чтобы не высказывать каких-либо протестов и просто подчиняться воле властной бабушки.

Узнав об этом инциденте, Настя пришла в ярость. Они с Кириллом очень долго совещались, и в конце пришли к выводу, что, пока у них не родился второй ребёнок, они еще могут решиться на такую радикальную меру, как переезд в другой город.

Первым делом Кирилл нашел себе подходящую работу, устроившись водителем погрузчика на базу стройматериалов в Бердичеве. Семья переехала достаточно быстро, спаковав все необходимые вещи и не оставив «любимой» бабушке каких-либо зацепок об их дальнейшем месте проживания.

На сей раз поиски, затеянные Верой Гавриловной, оказались тщетными, что закончилось для женщины затяжной депрессией. Но и из неё она успешно вышла благодаря своей церкви, после чего полюбила Иегову во сто крат сильнее.

И вот теперь, поставив на специальную решетку над огнём эмалированный красный чайник с белыми ромашками, женщина думала о смысле бытия, оглядывая пустую утреннюю улицу Князя Ярослава и центральную площадь Белореченска. Вскоре вода в чайнике закипела, и, заварив себе пакетик «Липтона» из еще оставшихся у неё достаточно внушительных запасов, Вера Гавриловна закуталась в плед и села здесь же на балконе, попивая горячий чай.

Вчера она, как и все жители Центра, наблюдала за окнами поразительную, и в то же время устрашающую, картину. Конечно, не так давно все они стали невольными свидетелями захвата членами «Боевого трезуба» здания городской администрации и последующих боёв за её освобождение, но вчерашнее событие выглядело гораздо масштабнее. Колонна военной техники, прошедшая по центральной улице, выглядела весьма эффектно, особенно учитывая, что все вокруг прекрасно знали, куда именно эта колона направляется.

И, даже несмотря на то, что буквально через два часа горожанам объявили, что конфликт с Шумилами удалось урегулировать мирным путём, для Веры Гавриловны это был знак. Однозначно, а как же могло быть по-другому? Только вот знак чего, и как его правильно истолковать, этого женщина пока не знала. Но найти ответ на этот вопрос было её долгом. Ведь знаки, посланные свыше, не должны оставаться без объяснений. Иначе Иегова может разгневаться на женщину, если она не сможет по назначению использовать свою веру в него.

Гнев Иеговы для неё был худшим наказанием, и потому Вера Гавриловна напряженно раздумывала, как же ей разгадать эту загадку, всматриваясь в нависшую над площадью утреннюю дымку.

И тут ей пришла в голову одна мысль, которая, как показалось женщине на тот момент, вполне могла стать ключом к разгадке. Поставив чашку на пол и сбросив с себя клетчатый плед, Вера Гаврииловна встала со стула и направилась в комнату.

Буквально схватила с письменного стола лежавшую там Библию и, закрыв глаза, стала лихорадочно листать страницы. Глубоко вдохнув, понимая всю ответственность момента, она перестала листать и ткнула пальцем туда, где, по её убеждению, и должна была скрываться трактовка последних событий в городе. Конечно, сама женщина прекрасно понимала, что подобный метод предсказания весьма спорный и более похож на развлечения школьницы, а никак не реальный способ выяснить правду, каким должна была бы руководствоваться взрослая женщина. Но Вера Гавриловна была фанаткой своего дела, и потому была уверена, что даже то, что сделала сейчас, просто обязано было приобрести более официальный оттенок, если делать это с верой в сердце.

Так это или нет, но беззвучно шепчущие губы вдруг застыли на месте, а потускневшие голубые глаза расширились от удивления и благоговейного трепета.

– Это, грядет с облаками, и узрит Его всякое око и те, которые пронзили Его; и возрыдают пред Ним все племена земные, – вслух прочитала женщина строки, на которые пал её слепой выбор… Боже милостивый! – последнее восклицание прозвучало достаточно резко, что, по мнению постороннего, могло быть использовано в данном случае, как религиозный эквивалентом фразе «Твою мать!»

Вера осторожно положила Библию, как будто та могла выкинуть еще какой-нибудь сюрприз, и так же осторожно села на стул. Так она просидела достаточно долгое время, уставившись безразличным взглядом в стену напротив. В какой-то момент она встала на ноги и принялась быстрыми шагами мерять комнату.

«Это грядёт с облаками… Что грядёт? … и возрыдают пред Ним все племена земные… О, Боже! Это же конец света! Точно! Иегова разгневался на нас и решил смести род человеческий с лица земли. И спасены будут лишь те, кто с Ним. Нужно сказать Наде!»

Женщина, принимая пророчество за чистую монету, тут же бросилась в соседнюю комнату, где еще спала её верная подруга, которой, в виду того, что Вера Гавриловна её приютила, больше некуда было деваться, кроме как стать такой же ярой поклонницей Иеговы.

– Надя, вставай, – стала тормошить её женщина.

– Что случилось? – спросонья не понимая, что происходит, спросила Надя.

– Случилось. Иегова послал мне знак! Это всё неспроста!

– Какой знак?

– Всё, что сейчас происходит – начало конца. Идём, я тебе покажу, что я нашла.

Понимая, что Вера не отцепится от неё, пока она не пойдёт и не посмотрит дивный знак, та поднялась в кровати и последовала в соседнюю комнату.

– Я вышла попить чаю на балкон, и стала думать о том, что вчера здесь было – о военных, о том, что они на Шумилах должны были делать… И тут… Иегова повёл меня за собой и велел открыть Библию, – о том, что это была её собственная инициатива, женщина промолчала, уже и сама начиная верить в только что сказанное, – и я открыла Библию. И знаешь, что было первым, что я прочла?

Наде ничего не оставалось, кроме как пожать плечами. Вера Гавриловна стала лихорадочно перелистывать страницы Библии, отыскивая нужную. Наконец, это ей удалось, и она с торжествующим видом передала книгу подруге, указывая пальцем на найденный ею отрывок.

Надя прочитала указанные строки, а затем еще долго стояла молча, раздумывая над прочитанным.

– Ты понимаешь, что это означает?

– Ну-у, – не решаясь сказать правды, чтобы не обидеть подругу, протянула женщина, – не совсем.

– Ну как же? – произнесла Вера тоном учителя, который уже в десятый раз втолковывает теорему Пифагора безнадёжно тупому ученику, – Это грядёт, – выделяя слово «Это», прочитала женщина, – И возрыдают над Ним все племена земные. Это конец света, что здесь не понятного?

– Да нет, всё понятно, – соглашаясь лишь из приличия, кивнула Надя.

– Ай, Надька, – махнула на неё рукой Вера, – не понимаешь ты, насколько всё серьёзно. Это пророчество, и сейчас пришло время ему осуществиться. Вся эта стрельба, взрывы, и то, что случилось вчера – это только начало. Всё будет продолжаться, пока все грешники не будут наказаны. Грядёт Судный день, и спастись могут лишь те, кто будет с Иеговой.

Надя вздрогнула, причём одновременно и от того, что, наконец, поняла, с кем свела её судьба, и от того, что слова подруги показались ей отчасти правдивыми.

– Нужно предупредить всех наших, что конец уже близко, – многозначительно произнесла женщина и побежала в коридор. Там по привычке схватила трубку массивного чёрного телефона с диском для набора номера, и, вовремя спохватившись, раздосадовано положила её назад. Она всё никак не могла привыкнуть к удобствам новой жизни, а точнее, к полному их отсутствию.

– И как теперь быть? – спросила она то ли подругу, то ли себя саму.

– Можно просто подождать до службы. Мы же договаривались сегодня в десять встретиться.

– Хоть бы не опоздать.

– Не думаю, что всё случится прям так быстро.

– Я говорю не о том. Ты же даже не понимаешь, Надя, какую важную миссию Иегова поручил нам исполнить. Ведь теперь спасутся лишь те, кто будет с ним, кто будет верить в него. А значит, теперь наша задача – спасти как можно больше людей.

Глава 4

Массив Дунаевского.


Тем временем группа, возглавляемая непосредственно Игорем, пройдя через заброшенные гаражи, не спеша пробиралась по дворам к нужному им дому. Напрямую через Дом Культуры шинного завода идти не стали, чтобы не привлекать лишнего внимания. Целью Игоря было, кроме всего, осуществить всю операцию настолько незаметно, насколько это возможно. Он хотел не только сломить боевой дух оппонентов, а и вселить в них ужас. Парень прекрасно знал, что именно страх – самое сильное человеческое чувство, несмотря на то, что большинство фильмов и телепередач в один голос доказывают, что это любовь. Ради любви люди готовы на многое, но еще на большее они готовы ради того, чтобы не испытывать страха, чтобы дистанцироваться от него настолько далеко, насколько можно. И именно на этом Игорь решил делать упор в своей то ли оборонительной, то ли наступательной кампании.

Другие группы, по приказу Игоря возглавляемые Толиком, спустились под мост через железнодорожное полотно и вышли во дворы второго микрорайона, где располагались их позиции. Конечно, Игорь мог взять Толика в свою группу, но понимал, что тот – один из немногих, кроме него самого, кто еще может руководить и, мало того, адекватно реагировать на изменение обстоятельств и оперативно действовать в сложных ситуациях. Остальные же члены его группы, помимо Коли, были еще не пристрелянными и не закалёнными боевыми выходами, поэтому Игорь доверил им более лёгкое и менее квалифицированное задание – добивать отступающего противника.

Еще одним моментом, который оставался как бы в подвешенном состоянии, были взаимоотношения между Толиком и парой его бывших «коллег». С одной стороны, они официально при Игоре пожали друг другу руки и пообещали забыть свои прежние раздоры, с другой – между ними еще сохранялось напряжение, которое главарю подпольщиков совсем не нравилось. Поэтому он решил рискнуть и направить их вместе выполнять сложное задание.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное