Олег Шелонин.

Экстрасенсиха



скачать книгу бесплатно

1

– Эх! Где мои семнадцать лет? – простонал я, с трудом разгибаясь, и тут же сам себе ответил: – Там же, где и мои семьдесят.

Как я все-таки себя люблю. Целых четыре года скостил не глядя. Но до чего ж тяжелый аккумулятор. Нет, на восьмом десятке такие тяжести тягать – перебор. Хорошо хоть в двух шагах от МКАДа живу. Выполз за него, вломился в кусты, и ты уже в лесополосе среди молодых и старых сосенок и елей. Можно сказать, в другой мир проломился.

Я подсоединил агрегат к клеммам аккумулятора и с сомнением посмотрел на свое косорукое творение.

– Нда-с, не шедевр, но и Москва не Рио-де-Жанейро. Так что теорию мою ты все-таки проверишь.

Микки в ответ что-то сердито пискнул.

– Это не тебе, – успокоил я своего питомца, который ввиду своего преклонного возраста мог только возмущаться, даже не пытаясь выбраться из банки. – Ты у меня красавец. А эта страсть… ну так чего ж ты хочешь, детали, можно сказать, по помойкам искал. На мою пенсию особо не разгуляешься. Как говорится, овес-то нынче дорог.

Я на всякий случай огляделся по сторонам. Не стоит этот эксперимент видеть посторонним. Жаль, что его дома провести нельзя. Не те условия. Мало ли что выкинет мой агрегат. А сверху и снизу на все двадцать пять этажей люди в свои норки забились. Москва – гигантский муравейник. Эх! Мне бы лабораторию свою и полигон с приличным бункером. Нельзя! Этот набор идет только в комплекте с публикацией теории, выворачивающей наизнанку основные постулаты господина Эйнштейна. И если моя теория верна, то публиковать ее нельзя. Я бы даже так сказал: низзя! Зная конечную формулу, любой мало-мальски грамотный инженер соберет простенькое устройство наподобие моей хрени, и наступит армагеддец. Солнышко он, конечно, не захватит, а вот нашей матушке-Земле однозначно придет конец. Впрочем, кое-что от конечной формулы можно отщипнуть, не нарушая статуса секретности, так сказать, и это должно быть безопасно. По всем прикидкам безопасно. Раз двадцать проверял. Рвануть не должно.

Еще раз убедившись, что рядом никого нет, я извлек из тележки раскладной стульчик и, пристраивая на нем свой зад, невольно схватился за поясницу.

– Твою мать! Так и не доживешь до триумфа российской науки.

Ножки стульчика, приняв на себя девяносто килограмм живого веса, тут же ушли в еще сырой после вчерашнего дождя мох, чуть не завалив меня на землю, но я все-таки удержал равновесие.

– Тьфу! Старый хрен… пора с этим завязывать. А то и впрямь не доживу.

Стульчик прекратил погружение, и я, не вставая с него, дотянулся до тележки, извлекая оттуда пульт. Можно начинать.

– Гордись, Микки. Ты, конечно, не Белка, а тем более не Стрелка, но миссия у тебя не менее важная. Чё там Армстронг с Луны ляпнул? Маленький шаг для человека, зато огромный шаг для человечества? Подходяще. Сейчас я тоже чего-нибудь вечное загну. Значит, так. Маленький прыжок для мыша?, зато огромный скачок для меня! – изрек я вечное и утопил пусковую кнопку в панель управления.

С резким хлопком банка с Микки переместилась на пару метров в сторону, швырнув мне в физиономию горсть сосновых иголок, густо устилавших зеленый мох.

– Вот это бабахнуло…

И тут до меня дошло, что все получилось.

До последнего момента не верил, но это все-таки случилось! Телепорт. Настоящий телепорт…

– Есть!!! – заорал я, взметнувшись вверх со стульчика, забыв про застарелый радикулит, и даже полоснувшая поясницу боль не смогла сдержать шквал эмоций. – Есть! Есть!! Есть!!! Да здравствует первый российский телепорт! Работает хреновина! Так, а по какому поводу пальба? Должно же было быть замещение объемов. Оттуда – сюда, отсюда – туда. Микки, ты что, после перехода вместо себя вакуум оставил? Тогда…

Я извлек из нагрудного кармана очки, нацепил их на нос. Нет, жив-здоров мой Микки-Маус. Значит, в клетки его тела не проникли атомы окружающей среды в пункте приема. Каким-то образом умудрились их просто растолкать, а вот в точке отправления образовался вакуум, и схлопнувшийся воздух конкретно бабахнул. Хорошо, что я эксперимент догадался провести не в закрытом помещении, а на свежем воздухе. Вот бы дома у меня шандарахнуло – мама не горюй!

– Ты, старина, молодец. Классно выдержал переход. – Я присмотрелся к мышу. Чувствует себя прекрасно. Ишь как забегал внутри банки. – Ну что, Микки, повторим эксперимент? – Я вернул банку назад, поставив ее рядом с агрегатом. – Истинные ученые всегда свои теории проверяют и перепроверяют. Попробуем швырнуть тебя чуть-чуть подальше.

Я изменил настройки. Еще один хлопок, напоминающий то ли удар хлыста, то ли выстрел, – и банка с мышью скакнула уже на все пять метров.

– Ай да я! Есть еще порох в пороховницах!

– И желуди в ягодицах, – послышался за моей спиной чей-то ехидный голос.

Сокрушительный удар по затылку швырнул меня вперед, и перед глазами все померкло…

* * *

Сознание медленно возвращалось. Ну и где я? Судя по ощущениям, лежу навзничь на каменном полу, и рядом как сквозь вату кто-то глухо бубнит. Все-таки вляпался. Вот ведь старый маразматик! Довыделывался, конспиратор хренов. Хорошо хоть перед началом эксперимента все свои записи дома уничтожил. Но как они узнали? Я ведь ни одним гаджетом не пользовался, когда над теорией работал. Видеокамера на ноутбуке заклеена… интересно, чья разведка до меня первой добралась?

Голоса стали отчетливее.

– Молодец. Трупак в багажнике – и прямо на Рублевку?

– Ты чё? Живой он!

– По виду не скажешь. Но на хрена именно ко мне?!

– Ну не ко мне же. Мои все дома, а твои в разъезде.

– Жека, ты совсем уже ку-ку? Бухло с колесами мешаешь?

– А то ты не мешаешь.

– Да не в том дело, идиот! Я спрашиваю, за каким хреном ты вообще сюда этого старпера приволок?

– А что, Арнольдик, с телефона не видно? Или не слышно? – разозлился Жека. – Я же все лично снял и тебе, можно сказать, на блюдечке преподнес. Ты слышал, чего он там орал? Телепорт! Его аппарат – машина для телепортации.

– Ну да, конечно. Вот эта финтифлюшка телепорт. Еще раз повторяю, Жека, ты придурок! Фокусник это, понял? Новый трюк на свежем воздухе готовил. Нашел великого ученого. По паспорту это Семен Васильевич Кремень сорок первого года рождения. Я его по нету прогнал. Нет там такого!

Естественно, нет. Я в соцсетях принципиально не светился.

– А если все же это аппарат для телепорта?

– Так почему он у тебя там потом не заработал?

– Да потому что этот старый хрыч прямо на него свалился. Вон все погнулось, и черт его знает, чего он там еще своей задницей сломал. Для того и приволок его сюда, чтоб отремонтировал. Ты, Арнольдик, главное пойми. Если это чудо американцам продать, то это миллиарды! Да что там миллиарды, триллионы долларов! Твой папахен грозился тебя с довольствия снять?

– Ну?

– Мой тоже. Только теперь мне на него начхать! По сравнению со мной он скоро будет нищий.

– Заманчиво, конечно… Слушай, а что ты там ваще за МКАДом делал?

– С Лилькой развлекался.

– И где она?

– Там оставил.

– С ума сошел?

– Да она обдолбанная в ноль. Даже кувыркаться неинтересно. И куда мне ее? В багажнике место занято. На заднем сиденье железки этого старого хрыча. Я что, эту куклу ватную рядом с собой посажу? Так это до первого поста ГАИ. Ничего, ей полезно. Проспится на свежем воздухе и приползет домой.

– А если не приползет?

– Не мои проблемы.

– Тоже верно. Ладно. Пускай чинит, а потом… – Арнольд задумался.

– Я потом найду, где прикопать, – успокоил его Жека. – Тащи воду. Надо его в чувство привести.

– И грамотно потом сыграть, – внушительно сказал Арнольд, – а то он тебе тут наремонтирует.

– Сыграем. Я уже все продумал.

– Уй, бли-и-ин…

– Чё, опять ломает?

– Спрашиваешь.

– Ну так закинься.

– Нечем. Надо к Тиму за дозой гнать.

– Не надо, у меня есть.

– Так чё молчал? Давай!

– Держи. У меня этого добра пока хватает.

– А ты будешь?

– Спрашиваешь! Ясен хрен, закинусь.

Вот тебе и иностранная разведка. Наркоши. Золотая молодежь. Но какие твари! И главное, хоть и наркоши, а в логике им не откажешь. Я действительно по всем раскладам для них лишний. Это тем же америкосам важнее получить в долговременное пользование автора изобретения, а этим отморозкам достаточно иметь лишь его аппарат. Естественно, в рабочем состоянии. Только поэтому я здесь и все еще живой. Ну, суки, держитесь. Вы еще не знаете, с кем связались. Посмотрим, кто из нас грамотней сыграет. Так, глазки не открываем до последнего. Я ничего не видел и не слышал.

– Ну чё, полегчало?

– Отпускает. Да, как ты его хочешь уломать?

– План у меня гениальный. Он ведь меня не видел.

– И?

– И мы теперь с тобой ученые! Младшие научные сотрудники. Нет, ты младший, я старший.

– Гы-ы-ы…

Еще лучше. Ребята вконец обдолбались. Шансы растут.

– Ты, главное, поддакивай и восторженно на него пялься. Непризнанные гении падки на лесть. На этом и сыграем.

Наркоманы довольно бесцеремонно подняли меня с пола и усадили на стул. Я сделал вид, что это привело меня в чувство, тряхнул головой и начал открывать глаза. На столе передо мной был разложен слегка покореженный аппарат для телепорта, уже подключенный к аккумулятору, и паспорт, по виду обложки – мой, а с другой стороны стола пристраивали седалища на стулья мои будущие жертвы.

– Семен Васильевич! – радостно воскликнул Жека. Судя по голосу, именно этот недоносок огрел меня недавно по затылку. – Это просто гениально!

– Да! – подтвердил Арнольд, глаза которого стремительно стекленели. Похоже, закинулся он неслабо.

– Мы с коллегой поняли, что это телепорт.

– Да! – опять брякнул Арнольд, старательно кося под отца русской демократии.

– Телепорт, – просипел я, делая вид, что еще ничего не соображаю, и начал озираться.

Гараж. Похоже, подземный, глухой. Двери заперты. Размеры довольно приличные, но если переключить настройки на предел, то кубатуры должно хватить. Поставить на предел…

– Гениально! – опять восхитился Жека, стремясь закрепить успех, пока я окончательно не очухался. – Только вот он почему-то не работает. Сломался, наверное. Починить сможете?

Господи, два дебила. И это их гениальный план. Очень хотелось пощупать рукой затылок, проверить, всю мне черепушку разнесли или нет, но я сдержал порыв. Сейчас на этом лучше внимания не заострять. Если задуманное удастся, то мне все равно хана, так что на состояние затылка уже чихать, а вот шанс утащить за собой на тот свет этих недоносков упускать нельзя. Так что будем подыгрывать придуркам. Старательно подыгрывать.

– Почему не работает? Работает. Экранная решетка с антенной только слегка погнулась. – Я наклонился вперед, не спеша устранил дефекты конструкции, взял в руки пульт, лежащий тут же на столе, и так же не спеша начал вгонять в блок новые параметры.

– А теперь он заработает? – жадно подался вперед Жека.

– Как только я с него блокировку сниму. Да, и вам желательно отойти от прибора подальше. Вон к той стене.

– Зачем?

– Прибор настроен на меня, – продолжая щелкать по клавиатуре, сказал я. – Ваши ауры мешают.

– Ага… да… мы сейчас…

Жека сдернул со стула окончательно окосевшего Арнольда и чуть не волоком оттащил его к дальней стене гаража.

– А знаешь, Жека, почему моя фамилия Кремень? – спросил я, вгоняя в блок последний параметр.

– Нет… – насторожился «старший научный сотрудник», пытаясь сквозь наркотический дурман что-то сообразить.

– Потому что в нашем роду никто никогда ни перед кем не прогибался.

– И что? – продолжал тупить Жека.

– То, что и я не буду. Так что аллах акбар!

Я мило улыбнулся и нажал пусковую кнопку.

2

Все-таки инстинкт самосохранения великая штука. Что уж меня заставило рвануть в сторону – не знаю, но рухнувшая сверху потолочная балка не успела меня зацепить, и я кубарем скатился на землю, напоследок крепко приложившись многострадальной головой о бетонный пол остатков гаража.

– Ну ни хрена себе… живой! – немного истерически хихикнул я, поднимаясь на ноги и едва успевая подхватить сползающие с задницы штаны. – Куда удираете? Лопнули, что ли?

Ощупал брюки. Почти целы. Только левая штанина внизу порвана. А почему мои штанишки стали как минимум на три размера больше? Наркоши заменили, пока я был в отрубе? Зачем? Ладно, с этим позже разберемся. Пошарил по карманам. Они были пусты. Черт! Ни денег, ни мобильника. Ладно, доберусь до цивилизации, один звонок, и Лешка меня заберет. И обкостерит за то, что на старости лет болтаюсь в одиночку хрен знает где, ища приключений на свою пятую точку. Хороший у меня сын. Только ворчливый очень. Не, лучше внучке позвоню. Она не такая сварливая и папе не сдаст. Она вообще у меня большая умница.

Начал накрапывать дождь. Я поднял голову. Небо было затянуто серой пеленой облаков, изредка озаряемых грозовыми всполохами и отдаленными раскатами грома. Ну-с, и куда же меня занесло?

Я осмотрелся. А занесло меня, похоже, на пустырь. Пустырь, окруженный тополями, сквозь которые слева просматривалась жилая многоэтажка, а справа – массивное, идеально круглое сооружение из красного кирпича с длинным прямоугольным аппендиксом из серого бетона. Знаком с такими архитектурными шедеврами. Лешка свою машину в подобном хранит. Трехуровневый гараж. С третьей стороны наблюдалась железнодорожная насыпь, а с четвертой практически вплотную к пустырю примыкала обычная асфальтовая дорога, за которой виднелся длинный бетонный забор.

– Очень мило. Промзона. Надеюсь, я еще в Москве.

Глаза нащупали на земле кусок алюминиевой проволоки. Я тут же подвязал ею штаны, освободив, таким образом, руки, которые раньше эти штаны поддерживали. Подошел к остаткам гаража московских мажоров.

– Нда-с. Тут спасать нечего.

Сферу переноса я задал приличную. Аж на десять метров в диаметре не поскупился, и аккуратно вырезанный из гаража круг потолочной балки вдребезги разнес как стол, так и все, что на нем лежало, раскрошив то, что когда-то было его полом. Ну что ж, плакать не будем…

Безмолвный крик заставил меня встрепенуться. Именно безмолвный. Я его не слышал, но чувствовал. Гнев, боль, злость и отчаянная надежда, что хоть кто-нибудь придет на помощь, вынудили меня поднять с земли обломок шершавой, занозистой доски, проломиться сквозь кусты, окаймлявшие пустырь, и рвануть вперед. К счастью для моей старческой дыхалки, далеко бежать не пришлось. Буквально в двух шагах от гаража три не совсем трезвых отморозка заталкивали в «хаммер», рядом с которым валялась дамская сумочка, отчаянно рвущуюся из их рук девчонку. Кричать она не могла, так как один из подонков зажимал ей рукой рот. Он и стал моей первой жертвой. Вернее, уже третьей за этот дикий день. Как же я ненавижу этот тип людей. Наглых, развязных, считающих себя хозяевами жизни и живущих по принципу «все, что можно, куплю, а что нельзя, силой возьму. Потом все равно откуплюсь. Папа с мамой всегда найдут, кому на лапу дать». В глазах от бешенства аж начало темнеть.

– Получи, тварь!

Ребро доски с хрустом вошло в мясистую шею отморозка. Девчонка с визгом вывернулась из-под оседающего тела.

– Ах ты, су-у-ука.

Оставшиеся на ногах подонки резко отскочили, довольно грамотно обкладывая меня с двух сторон, и в руках у них появились пистолеты. Девчонка завизжала еще оглушительней, а я понял, что это конец. Догеройствовался несостоявшийся нобелевский лауреат. Лимит удачи на сегодня полностью исчерпан. От пули уже не увернешься. Законы инерции. Просто физически на это времени не хва…

Визг прекратился разом. Словно отрубило. Зависли в воздухе капельки дождя и фигуры отморозков, спускающие курки. Вот только пули, уже покинувшие стволы, не застыли. Они медленно, но верно летели прямо на меня. Рывок в сторону ничего не дал. Воздух словно превратился в вязкое стекло и держал меня мертвой хваткой. Я, напрягая все свои старческие мышцы, поджал под себя ноги, но добился лишь того, что завис в воздухе. Нет, законы гравитации никуда не делись. Даже в этой экстремальной ситуации мозг работал четко, и я прекрасно понимал, что каким-то образом сумел затормозить время. Мое бренное тело падало, но так медленно, что от пуль ему по-любому не уйти. Вот разве что…

Первую пулю приняло на себя мое грозное оружие, которое я сумел выставить перед собой. Она еще вгрызалась в плотные волокна древесины половой доски, а я диким напряжением мышц уже выворачивал свой деревянный щит навстречу второй пуле, одновременно медленно, но верно падая на асфальт. Есть! Победа! Я все-таки успел. Вторая пуля прочно засела в дубовой доске, так и не добравшись до меня. Вообще-то жаль. Лучше бы они прямиком в этих уродов вмазались, да так вмазались, чтоб их сразу и наверняка экспрессом на тот свет. Однако, если эти твари пальнут еще раз или подойдут поближе, я ведь не успею. Второй раз точно не успею. Эх, если бы…

По ушам вновь ударил визг перепуганной девчонки, грохот выстрелов, и тела обоих отморозков рухнули на уже темный от дождя асфальт. Визг тут же прекратился. Я потряс головой, пытаясь сообразить, как я оказался на земле, потер рукой зашибленную при падении коленку, отбросил в сторону доску и встал на ноги. Помог подняться не менее ошалелой девчонке.

– Не понял…

– Да не фига тут понимать! – Опомнившаяся девица подхватила с земли свою сумочку, схватила меня за руку и потащила в сторону пустыря. – Тикаем!

Как законопослушный гражданин я по идее должен бы был дождаться полицию и дать показания, но как разумный человек предпочел дать деру. Ну не рассказывать же всем про мой чудесный телепорт и кучу жмуров, количество которых на моем лицевом счету стремительно росло. Хотя кто знает, куда попали пули? Может, кто-то из этих отморозков еще и выживет. Я все же понял, что произошло. Ребятки одним залпом не ограничились, а второй для них получился роковым. Меня на траектории полета пуль уже не было, а вот сами они очень удачно были. Чему ж тут удивляться? Стреляли ведь почти в упор.

– Куда ты меня тащишь?

– Куда подальше, – пропыхтела на бегу девчонка.

Мы поднялись на насыпь, перевалили через железную дорогу и оказались на узкой тропке, с двух сторон поросшей густой травой и могучими лопухами. Тропинка вывела в проход между высокими каменными заборами и в конечном счете на улицу с двухсторонним движением, вдоль которой уже начали зажигаться ночные фонари. Где-то совсем рядом полыхнула молния, грянул гром, и дождь хлынул сплошным потоком.

– Так, – мгновенно вымокшая насквозь девчонка зябко повела плечиками и взяла меня под руку, – ливень – это здорово. Ливень – это хорошо. Очень удачно. Слушай внимательно: мы с тобой влюбленная парочка. Идем спокойно, никого не трогаем и не привлекаем к себе внимания.

– У тебя прекрасное чувство юмора. – Меня начал разбирать смех. Влюбленная парочка… дед с внучкой – еще куда ни шло. – Ты уверена, что мы с тобой за парочку сойдем?

Девушка окинула мою мокрую фигуру оценивающим взглядом.

– Да, вид у тебя бомжеватый, даже портки на проволочке, но это ничего. Это мы исправим.

С этими словами она потащила меня прямиком через дорогу, нагло игнорируя все правила дорожного движения. К счастью, машин на ней в данный момент не наблюдалось.

– А до пешеходного перехода дойти было не судьба? – деликатно спросил я.

– Ты что, больной? На перекрестках везде камеры натыканы.

– А-а-а… понятно.

Перебежав дорогу, девчонка сразу свернула в переулок между двумя домами.

– Пройдем дворами.

– Как скажешь. Дворами так дворами.

За нашей спиной, по дороге, которую мы только что пересекли, под вой сирены пронеслась полицейская машина.

– Вовремя мы, – пробормотала девушка, – думаю, теперь оторвались. Ладно, двигаем дальше. Тут уже недалеко.

– А куда мы, собственно говоря, идем?

– Ко мне домой. Надо же тебя в порядок привести. Это единственное, чем я сейчас могу отблагодарить своего спасителя.

– Не возражаю. Но есть одно условие.

– Какое? – заинтересовалась девчонка.

– Секс не предлагать, – неуклюже пошутил я.

– А почему? – развеселилась девушка, отплевываясь от буквально бьющей в рот воды. – Ты голубой?

Вот оторва! Так издеваться над стариком.

– Нет, с сексуальной ориентацией у меня все в порядке, но есть определенные принципы. Я, как Остап Бендер, чту уголовный кодекс и с малолетками…

Девчонка закатилась еще громче.

– А ты веселый. Ладно, так и быть, секс предлагать не буду. Но на всякий случай, чтобы совесть твоя была чиста, прозрачно намекну: мне двадцать.

– Да ты уже совсем большая, – усмехнулся я. – Далеко живешь?

– Скоро на месте будем. Но как ты их! – запоздало восхитилась девушка. – А вообще, как ты их?

– Мне бы самому кто объяснил, – пробормотал я.

До места добрались действительно быстро. Девушка распахнула передо мной калитку и провела в маленький дворик, в центре которого стоял ветхий бревенчатый дом, смотревшийся немного дико в окружении многоэтажных каменных громад более позднего периода застройки. Даже стоящая напротив пятиэтажная хрущевка выглядела по сравнению с ним внушительно, можно даже сказать – монументально. Подрагивая от холода, девушка выудила из сумочки ключи, открыла дверь, включила свет в прихожей, жестом предложила пройти внутрь и, как только я перешагнул порог, сразу распорядилась:

– По коридору направо первая дверь туалет, вторая – ванная. Топай туда и приводи себя в порядок. За стол я такого грязнулю не пущу.

Быстро же она отошла от шока. Я только головой покачал. Ну и молодежь пошла. И главное, как командует! Ну никакого почтения к возрасту. Одернуть, что ли, эту маленькую нахалку? Нет, пока не стоит. Сначала в порядок себя приведу, а уж потом, с высоты своих уважаемых лет, прочту соответствующую нотацию.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6