Ольга Зиновьева.

Москва. Наука и культура в зеркале веков. Все тайны столицы



скачать книгу бесплатно

Поскольку в Москве Сокольничья роща и Сухарева башня, через которые вода должна была двигаться самотеком, располагались выше, чем Мытищинские источники, потребовалась проложить подземную галерею. В Сокольниках глубина заложения составила 14 м, а у Сухаревой башни – 19 м[54]54
  Водоснабжение Москвы в 1779–1902 гг. Мытищинский и другие вспомогательные водопроводы. М., 1902.


[Закрыть]
. Строительству сильно мешал песчаный грунт и ключи в районе Сокольничьей рощи и в местности, называемой Каланча, а также у Сухаревой башни. Ф.В. Бауэр предполагал вести земляные работы минным способом, но из-за обилия грунтовых вод и плывунов пришлось устраивать открытые траншеи и вести усиленную откачку воды. Даже спустя столетие, в 1895–1897 гг., при прокладке в этих районах канализации из-за грунтовых вод с трудом удавалось довести работы до конца на глубине только 5–6 м[55]55
  Фальковский Н.И. История водоснабжения в России. М.Л.: Министерство коммунального хозяйства РСФСР. 1947.


[Закрыть]
. Подземная галерея была доведена до Трубной площади, где вода изливалась в разборные фонтаны. Общая протяженность водопровода от Мытищ до Трубной площади составила 23,4 км[56]56
  Водоснабжение Москвы в 1779–1902 гг. Мытищинский и другие вспомогательные водопроводы. М., 1902.


[Закрыть]
.

Мытищинский самотечный водопровод в целом представлял сооружение технически неудачное и малоэффективное, что и подтвердила его дальнейшая эксплуатация[57]57
  Фальковский Н.И. История водоснабжения в России. М.Л.: Министерство коммунального хозяйства РСФСР. 1947.


[Закрыть]
. Главная ошибка заключалась в том, что при строительстве галереи вместо каменного фундамента применялись деревянные ростверки, которые быстро сгнили. Из-за просадок в кирпичной кладке в стенах и своде подземной галереи еще во время строительства стали появляться трещины. По ним в водовод попадали грунтовые воды, а мытищинская вода, наоборот, уходила.

Ростокинский акведук тоже оказался с изъяном: он был выложен белым камнем, который от перепада температур быстро растрескался и пропускал воду. Утечки воды не прекратились даже после того, как в 1799 г. вся внутренняя часть акведука была выложена свинцом[58]58
  Краткий очерк мер, принимавшихся правительством и Городским Управлением для снабжения Москвы водою с 1779 по 1884 г. 30 января 1884 / № 2. Доклад первый Комиссии по вопросу об устройстве водопровода концессионным или хозяйственным способом // Известия Московской Городской Думы. 1884. Вып. I. Приложение. Столб. 1—146.


[Закрыть]
. Таким образом, еще до начала официальной эксплуатации и галерея, и акведук требовали капитального ремонта.

Однако водопровод был открыт, несмотря на все эти обстоятельства. И почти сразу же стало очевидным его скверное состояние: в Мытищах в него поступало 300 000 ведер воды, а до Москвы доходило лишь 40 000, причем вода была так плоха, что ее нельзя было сравнивать с Мытищинской. Наихудшего качества она была в колодце на Трубной площади. Специальные наблюдения показали, что в самом деле до Москвы не доходило ни одного ведра воды из Мытищ, а то, что оказывалось в водопроводе, представляло собой воду Сокольнических ключей и грунтовые городские воды. Окончательно этот факт был установлен в 1823 г., когда обрушилась часть галереи в Сокольниках, а в водопровод по-прежнему продолжало поступать 40 000 ведер воды[59]59
  Водоснабжение Москвы в 1779–1902 гг. Мытищинский и другие вспомогательные водопроводы. М., 1902.


[Закрыть]
.

События 1820-х гг. положила и начало бесконечным ремонтам и усовершенствованию системы Мытищинского водопровода, которые продолжались в течение всего XIX в.

После обвала 1823 г. песком затянуло 3,2 км подземной галереи, и восстановление ее было признано бессмысленным. В 1826–1835 гг. по проекту инженера Н.И. Яниша в с. Алексеевском была построена водонапорная башня с двумя паровыми машинами Уатта и четырьмя паровыми котлами. Отсюда вода по трубам поступала в Сухареву башню, на втором этаже которой был устроен резервуар, а потом по новой ветке на фонтан на Лубянской площади. Вторая труба соединяла резервуар со старым водопроводом. Но воды было все равно недостаточно. У водоразборных фонтанов выстраивались очереди из желающих набрать воду, а в Москве был установлен строжайший запрет на устройство домовых водопроводов.

В 1849–1853 гг. под руководством генерал-майора П.С. Максимова были отремонтированы галереи и акведук Мытищинского водопровода. Однако этих мер оказалось недостаточно. Воды не хватало. Новая модернизация по проекту барона А.И. Дельвига состоялась в 1853–1858 гг. Новый Мытищинский водопровод был рассчитан на подачу 500 тыс. ведер (6 тыс. м3) в сутки. В Мытищах установлены дополнительные паровые машины, а в Москве – усилена трубопроводная сеть. Ситуация с водой в Москве на некоторое время улучшилась, но не разрешилась. Поэтому во второй половине XIX в. в Москве получает развитие сеть дополнительных водопроводов. Их источниками служили колодцы, скважины, реки и даже соседние водопроводы.


Дополнительные водопроводы г. Москвы.

В 1850-е гг. П.С. Максимовым было инициировано строительство двух водопроводов, питавшихся водой Москвы-реки. Один из них, при Бабьем городке, был построен в 1850–1852 гг. Ниже Бабьегородской плотины в кирпичном здании была установлена паровая машина в 14 л. с. и водяное колесо той же мощности. Действуя попеременно, они подавали 412 м3/сутки. Вода по трубопроводу диаметром 5, длиной 1,75 км подавалась до Арбатской площади и Страстного монастыря, где имелось по одному водоразборному кирпичному колодцу. Излишняя вода стекала в подземные чугунные резервуары емкостью по 60 м3, откуда по трубам 23/4 и 21/2 поступала к другим фонтанам и потребителям. Второй водопровод, Краснохолмский, был открыт в 1853 г. Он брал воду при старом устье Обводного канала. Здесь паровая машина и водяное колесо, также работавшие попеременно, имели мощность по 10 л. с. Суточная подача составляла до 1250 м3. Сеть имела диаметры 8, 61/4 и 43/4 и при длине около 2,5 км обслуживала водоразборные колодцы Замоскворечья: на Серпуховской площади, Калужской площади и др. Неразобранная вода также стекала в подземные резервуары.

Оба водопровода были малопроизводительны, особенно Бабьегородский. Вода в них поступала из р. Москвы без предварительной очистки, поэтому отличалась плохим качеством. Весной они не работали около месяца, так как вода была настолько мутна, что засоряла насосы. Зимой трубы замерзали[60]60
  Фальковский Н.И. История водоснабжения в России. М.Л.: Министерство коммунального хозяйства РСФСР. 1947.


[Закрыть]
. Первым вскоре после открытия был упразднен Бабьегородский водопровод. А в 1863 г., когда мытищинская вода стала подаваться в Замоскворечье, был окончательно заброшен и второй москворецкий водопровод у Краснохолмского моста[61]61
  Водоснабжение Москвы в 1779–1902 гг. Мытищинский и другие вспомогательные водопроводы. М., 1902.


[Закрыть]
.

В 1856 г. по проекту инженера А.И. Дельвига «по Высочайшему повелению устроено водоснабжение Ходынских лагерей москворецкою водою»[62]62
  Там же. С. 14.


[Закрыть]
.

В 1867–1871 гг. был построен другой Ходынский водопровод, проведенный из колодца на Ходынском поле, проложенный до Страстного монастыря и далее к дому генерал-губернатора (здание мэрии) с ответвлениями к Тверскому, Никитскому и Пречистенскому бульварам. Этот водопровод перестраивался в 1875–1878 гг.

В 1882 г. был открыт Преображенский водопровод, обеспечивавший водой восточную часть города. Вода в него поступала из колодцев в Преображенской слободе.

В 1885 г. построен Андреевский водопровод, доставлявший воду – 50 тыс. ведер (600 м3) – из ключей, а позже из бурового колодца, находившегося за Калужской Заставой. В 1888 г. был открыт Артезианский водопровод, питавшийся из буровой скважины глубиной 455 м на Яузском бульваре. Водопровод достигал в длину 4 км, пересекал Таганку и Семеновскую улицу, по пути имел три водоразбора.

Кроме этих хорошо известных дополнительных водопроводов с 1878 по 1883 г. в Москве было разрешено строительство еще 25 более мелких водопроводов, обслуживавших домовладения и предприятия. Источниками для них служили колодцы, р. Москва и ее притоки. Перечень некоторых из этих сооружений и год их постройки приведен в таблице 1.1 (цит. по: Краткий очерк мер… 1887, столб. 143–146).

Список дополнительных водопроводов, строительство которых было разрешено Городской управой в 1878–1883 гг.[63]63
  Краткий очерк мер, принимавшихся правительством и Городским Управлением для снабжения Москвы водою с 1779 по 1884 г. 30 января 1884 / № 2. Доклад первый Комиссии по вопросу об устройстве водопровода концессионным или хозяйственным способом // Известия Московской Городской Думы. 1884. Вып. I. Приложение. Столб. 1—146. Столб. 143–146.


[Закрыть]
.


Таблица 1.1.


Дальнейшее усовершенствование Мытищинского водопровода, поиск новых источников и решение проблемы нехватки воды для водоснабжения Москвы.


Несмотря на многочисленные дополнительные водопроводы, основным источником водоснабжения Москвы в 1870-е—1880-е гг. по-прежнему оставался Мытищинский водопровод. 500 тыс. ведер, которые он поставлял в город в сутки, было недостаточно. Это обстоятельство беспокоило не только городские власти, но и московских предпринимателей: в 1870-х гг. в Городское управление поступали многочисленные предложения от частных лиц. В них в качестве источников водоснабжения наряду с Мытищинскими ключами предлагали использовать воду, взятую из других водоемов в окрестностях города. Так, в 1871 г. поступило предложение от саксонского инженера Геноха добывать воду в бассейне р. Сетуни. Предлагалось использовать воду Косинских озер и реки Москвы, а также другие источники, по мнению городских властей, «не могущие сравниться с Мытищинскою» водою[64]64
  Зимин Н.П. Материалы для решения вопроса об устройстве новых водопроводов в Москве. М., 1877. С. 7.


[Закрыть]
. Впрочем, адекватной оценке этих проектов препятствовало то, что почти ни один из предлагавшихся источников не был исследован с точки зрения качества и количества воды, которую они могли дать городу.

Справедливости ради все же нужно отметить, что в конце 1870-х гг. городские власти провели специальные изыскания в связи с рассмотрением проектов частных лиц. Требования к «кандидатам» в источники водоснабжения Москвы были очень строгие. Поскольку «при устройстве новых водоснабжений городов всеми авторитетами и учеными комиссиями признано, что только подпочвенная, или так называемая ключевая, вода может быть с пользою употреблена для питья жителей, а потому и сами изыскания должны быть направлены исключительно к отысканию подобной воды и притом в таком количестве, чтобы впоследствии, в случае увеличения народонаселения в Москве, должно было бы свободно увеличить количество воды из того же самого бассейна, не прибегая к новому переустройству водопроводных сооружений»[65]65
  Там же.


[Закрыть]
. Кроме того, искомый источник должен был находиться на достаточном возвышении относительно города, чтобы не возникало необходимости в строительстве мощных водокачек. В качестве идеального примера приводились Мытищинские ключи. Наиболее соответствующими всем условиям были признаны местности в верховьях р. Клязьмы, Учи и Вори, а в бассейне р. Москвы – «в верховьях р. Истры, в верховьях р. Сходни… и к Ю.З. в верховьях р. Сетуни»[66]66
  Сытенко И. Записка о предварительных изысканиях источников водоснабжения г. Москвы // Известия Московской городской Думы. М. 1877. Вып. VI. С. 38.


[Закрыть]
. Но ни одно из предложений: ни проект инженера Геноха, ни источники в бассейне Истры и Сходни – не удовлетворяли этим требованиям: то жесткость воды слишком высокая, то расстояние велико, или же прокладка трубопровода требует слишком больших расходов на строительство водокачек.

Таким образом, эти изыскания лишь укрепили в глазах городских властей представление о Мытищинском водопроводе как о единственном надежном источнике водоснабжения Москвы. Но даже точных сведений о том, какое максимальное количество воды можно получить в верховьях Яузы, не было, хотя успешные опыты по увеличению мощности водопровода середины XIX в. показывали, что объемы откачки могут как минимум достигать 500 тыс. ведер в сутки (6000 м3/сут.). В связи с необходимостью расширения водоснабжения Московская городская управа предприняла исследование верховий р. Яузы в окрестностях Мытищинских ключей.

В 1875–1888 гг. в бассейне р. Яузы под руководством инженеров В.Г. Шухова, Е.К. Кнорре и К.Э. Лембке проводились изыскания, «предпринятые Городской Управою с окончательной целью выяснить вопрос о количестве воды, могущей быть добытою из Яузского бассейна, и указать на место заложения водосборов»[67]67
  Отчет по изысканиям для устройства водосборных сооружений и проект водоснабжения города Москвы. Приложение к VI и VII выпускам «Известий Московской городской Думы» 1888 года. Печатано по распоряжению Московского Городского Головы. М.: Городская тип., 1888. С. 84.


[Закрыть]
. Поскольку источником воды выступали подземные ключи, основной упор был сделан на гидрогеологическое обследование местности. В 1875 и 1876 гг. в бассейне р. Яузы у Мытищинских источников проводились пробные бурения для выяснения водоносности и породного состава водоносного горизонта. К концу работ, в 1887–1888 гг., эти исследования дополнились метеорологическими наблюдениями и проведением пробных откачек.

В ходе исследований было установлено, что из Мытищ можно получить от 1 до 3 млн ведер воды (от 12 тыс. до 36 тыс. м3). При этом из самих Мытищ можно было добыть не более 1,5 млн ведер воды, а остальное количество предполагалось взять из окрестностей с. Богородского и Леонова[68]68
  Отчет по изысканиям для устройства водосборных сооружений и проект водоснабжения города Москвы. Приложение к VI и VII выпускам «Известий Московской городской Думы» 1888 года. Печатано по распоряжению Московского Городского Головы. М.: Городская тип., 1888. С. 86.


[Закрыть]
. Таким образом, исследования 1875–1888 гг. показывали, что ресурс этого водопровода может быть увеличен.

Тем не менее многие понимали, что бесконечное расширение водоснабжения за счет Мытищинских ключей невозможно. Существовало мнение, что увеличение объемов откачки до 31/2 млн ведер воды (42 000 м3) в сутки приведет к истощению источника, ухудшению качества воды или иным негативным последствиям.

В 1884 г. на втором докладе Комиссии по вопросу об устройстве водопровода концессионным или хозяйственным способом поднимался вопрос о выборе источника водоснабжения. В заключении, сделанном Комиссией, Московской городской управе было рекомендовано: «1)…отрешиться от установившегося в нем безусловно отрицательного взгляда на пригодность речной воды для водоснабжения Москвы и от слишком категорического и притом несколько одностороннего взгляда на возможность сполна обеспечить водоснабжение такого большого города, как Москва, одной подпочвенной водой; 2) городскому управлению следует обратить должное внимание на открытые источники (как то на Москву-реку, Клязьму и т. д.)… и 3) что, отдавая предпочтение подпочвенной воде перед речной и озерной, не следует забывать, что сколько бы времени… ни было затрачено на определение количества воды, какое может дать подпочвенный источник, вопрос этот никогда не может быть разрешен с достаточной точностью…»[69]69
  Доклад второй комиссии по вопросу об устройстве водопровода концессионным или хозяйственным способом 28 мая 1884 г. Известия Московской городской Думы. Приложения. 1884. Вып. VIII. Столб. 1—106. Столб. 36–37.


[Закрыть]
.

Это заключение не помешало принять в 1886 г. решение о расширении Мытищинского водопровода. В 1889 г. была организована Временная комиссия «для окончательного выяснения вопроса о возможности получить требное количество воды из верхних подпочвенных горизонтов»[70]70
  Водоснабжение Москвы в 1779–1902 гг. Мытищинский и другие вспомогательные водопроводы. М., 1902. С. 75.


[Закрыть]
. Дополнительные исследования 1889 г. показали, что качество воды и водоносного горизонта и торфяных болот одинаково высокое. В 1890–1892 гг. по проекту Н.П. Зимина, А.П. Забаева и К.Г. Дункера «Новый Мытищинский водопровод» был успешно построен, и в Москву стало поступать до 44 тыс. м3 воды в сутки[71]71
  Гущин Н.И. Водоснабжение гор. Москвы. 2-е дополненное издание. М.: Мосрекламсправиздат, 1929.


[Закрыть]
.

С другой стороны, именно заключение Комиссии по вопросу об устройстве водопровода концессионным или хозяйственным способом вдохновило М.Б. Коцина на написание диссертационной работы на соискание степени доктора медицины по теме «Опыт систематических наблюдений над колебаниями химического и бактериологического состава Москвы-реки за 1887–1888 гг.», которая была опубликована в 1889 г.[72]72
  Коцин М.Б. Опыт систематических наблюдений над колебаниями химического и бактериологического состава воды Москвы-реки за 1887–1888 гг. Диссертация на степень д-ра медицины врача М.Б. Коцина. М., 1889.


[Закрыть]
. В своем исследовании М.Б. Коцин, ссылаясь на слова проф. Ф.Ф. Эрисмана, что для здоровья населения важно не только качество воды, но и ее количество, подчеркивал, что необходимо изучать открытые источники и «проследить состав Москвы-реки» в верхнем течении. Проведя исследования, М.Б. Коцин пришел к выводу, что «москворецкая вода в верхнем ее течении (в Лохине), представляясь загрязненной только в короткий период половодья и во время выпадающих на верховодьях реки обильных дождей, может и в это время значительно очиститься фильтрацией через песок. Ввиду этого, а главным образом ввиду того что во все остальное время года она по составу своему не оставляет желать ничего лучшего, мы можем высказаться за годность ее для городского водоснабжения»[73]73
  Коцин М.Б. Опыт систематических наблюдений над колебанием химического и бактериологического состава воды Москвы-реки за 1887—88 гг. Диссертация на степень д-ра медицины врача М.Б. Коцина. М., 1889. С. 177.


[Закрыть]
.

Значение исследования М.Б. Коцина очень велико, так как оно впервые доказало, что вода р. Москвы может быть использована в водоснабжении, и научно обосновало приемлемость способа ее очистки с помощью английских фильтров (т. е. путем фильтрации через песчано-гравийную смесь). Работа М.Б. Коцина стала одной из предпосылок для строительства Рублевского водопровода на р. Москве.

Уже в январе 1898 г. в городскую управу «поступила докладная записка заведовавшего в то время водопроводами инженера Зимина “О расширении водоснабжения Москвы”, в которой между прочим приведены соображения по вопросу об усилении водоснабжения Москвы построением нового водопровода из реки Москвы»[74]74
  Карельских К.П. Краткий очерк устройства Москворецкого водопровода // Труды Седьмого Русского водопроводного съезда. М., 1907. С. 35.


[Закрыть]
. Проект Н.П. Зимина был принят, и после рассмотрения вопроса о выборе места для размещения водозабора было решено начать строительство водопровода у д. Рублево. Водопровод, начатый в 1900 г., был закончен к 1903 г. А в 1904 г. для обеспечения водозабора Рублевской насосной станции городского водопровода Москва-река была перегорожена Рублевской плотиной. Из Рублева вода перекачивалась на Воробьевы горы в напорный резервуар емкостью 600 тыс. ведер (7200 м3), а оттуда по магистрали отводилась в водоразборную сеть.

В 1903 г. у д. Рублево была открыта водопроводная станция: водозабор, приемники на 14 млн ведер (168 тыс. м3), машинное здание, обеспечивающее подачу 3,5 млн ведер (42 тыс. м3) в сутки, отстойники, английские фильтры. Но уже в половодье 1904 г. английские фильтры показали свою неэффективность, и рублевские специалисты прибегли к так называемой американской системе очистки воды, использовав коагулянт, в роли которого выступил сульфат алюминия, и применив для последующей очистки воды предварительные фильтры. С 1906 г. использование коагулянтов стало постоянным. При Рублевской станции была устроена лаборатория, в которой постоянно проводился контроль качества воды – речной и поступавшей в водопровод.

С началом эксплуатации Москворецкого водопровода город впервые получил хорошую питьевую воду, и второстепенные водопроводы и их источники постепенно потеряли свое значение. А после очередной и последней модернизации стало падать значение Мытищинского водопровода. В 1898–1904 гг. его мощность была увеличена до 2,5–3 млн ведер (30–36 тыс. м3) в сутки[75]75
  Водоснабжение Москвы в 1779–1902 гг. Мытищинский и другие вспомогательные водопроводы. М., 1902.


[Закрыть]
. Как и опасались некоторые инженеры, качество мытищинской воды с ростом объемов откачки стало стремительно падать: увеличилась жесткость (с 9° в 1898 г. до 21,66° в 1910 г.[76]76
  Озеров С.А. Мытищинская вода и причины усиления ее жесткости. Часть химическая // Труды комиссии, организованной Московским городским общественным управлением по исследованию причин усиления жесткости Мытищинской воды. Отдел II. Специальные статьи по предметам работ Комиссии. Вып. II. М., 1915.


[Закрыть]
) и, как следствие, ухудшились вкусовые качества. Откачку пришлось снизить до 2 млн ведер (25 000 м3)[77]77
  Гущин Н.И. Водоснабжение гор. Москвы. 2-е дополненное издание. М.: Мосрекламсправиздат, 1929.


[Закрыть]
. Довольно быстро москворецкая вода превзошла мытищинскую по своим свойствам, и если поначалу перед инженерами была поставлена задача не допускать смешивания воды этих двух источников между собой, то спустя непродолжительное время разбавление мытищинской воды москворецкой стало желательным явлением и необходимостью.

Между тем к 1910 г. численность населения Москвы достигла 1,5 млн человек. Быстрыми темпами развивалась промышленность. Открытие Рублевского водопровода и прокладка канализации стимулировали рост водопотребления, которое к 1913 г. достигло 105 тыс. м3 в сутки[78]78
  Гущин Н.И. Водоснабжение гор. Москвы. 2-е дополненное издание. М.: Мосрекламсправиздат, 1929.


[Закрыть]
. В 1908, 1911, 1917 гг. были произведены улучшения Рублевского водопровода с увеличением подачи в 1917 г. до 10–11 млн ведер (120–132 тыс. м3) в сутки. Дальнейшее расширение москворецкого водоснабжения не могло обеспечиваться водными ресурсами р. Москвы, которая в своем естественном виде могла поставлять в город не больше 21 млн ведер (260 тыс. м3) в сутки. Забор большего количества воды вызвал бы обмеление р. Москвы ниже г. Москвы, а это могло бы привести к ухудшению санитарного состояния реки, судоходных условий и вызвало бы ряд других серьезных проблем[79]79
  Озерова Н.А. Исследование рек бассейна р. Москвы в 1913–1917 гг.: первая комиссия по изысканию новых источников водоснабжения г. Москвы // История наук о Земле: исследования, этапы развития, проблемы. Материалы международной научной конференции. М.: ИИЕТ РАН. 2008. С.197–199.


[Закрыть]
.

Впервые вопрос об изыскании новых источников водоснабжения, кроме мытищинского и москворецкого, встал перед Управлением водопроводов еще в конце 1912 г. В 1913 г. для решения этого вопроса была организована Комиссия по изысканию новых источников водоснабжения г. Москвы. Общее руководство «делом изыскания новых источников водоснабжения г. Москвы было возложено на Главного инженера Московских водопроводов К.П. Карельских». Для предварительного обсуждения программ в результате технических изысканий под его председательством была организована совещательная комиссия в составе «инженеров В.В. Ольденборгера, А.В. Кондрашева, Д.Н. Веникова, А.Д. Семенова, биолога С.Н. Строганова и химика С.А. Озерова и приглашенных профессоров: С.П. Лангового, Я.Я. Никитинского (младшего), А.П. Артари, М.Б. Коцына и санитарного врача Моск. Губ. земства М.Ф. Соснина»[80]80
  Труды – Комиссии по изысканиям новых источников водоснабжения г. Москвы. Вып. 2. М., 1927.


[Закрыть]
. Во второй половине 1913 г. был организован Отдел Изысканий, и после этого начались комплексные топографические, биологические и химические исследования, которые завершились в 1917 г. Исследования проводились на реке Волге, Клязьме, Оке и в бассейне реки Москвы, из которых предполагалось устроить подачу воды в Москву. При этом из Волги и Оки предполагалось тянуть трубопроводы, а в бассейне р. Москвы устроить водохранилища выше города.

На р. Волге особенно подробные изыскания коснулись окрестностей с. Городище, д. Федоровка и д. Нутромы, где были обнаружены места, подходящие для строительства водозаборных станций. По предварительным подсчетам, окрестности с. Городище были признаны лучшим местом для строительства водозаборных сооружений на р. Волге. Аналогичные исследования проводились на р. Оке, где по итогам обследований было выбрано место в окрестностях Протопопова, расположенное вблизи транспортных путей и завода в Коломне (сейчас это пригород Коломны).

Важным критерием при выборе источника водоснабжения служили свойства речной воды. Биологическое и химическое обследование Волги и Оки проводилось в значительно более расширенных границах: Ока была обследована от г. Алексина до г. Коломны; Волга – от г. Твери до ст. Савелово. Качество речной воды определялось по количеству и видовому составу водорослей, бактерий, планктонных и бентосных организмов. По результатам предварительного обследования был сделан вывод, что «по биологическим признакам нет решительно никакой разницы для отдельных пунктов на Оке, т. е. для места выше устья Протвы, для Соколовой пустыни и для Протопопова. Нет такой разницы и на Волге для пункта у устья Шоши и для местности близ Савелова»[81]81
  Строганов С.Н. Отчет по биологическому обследованию р.р. Волги и Оки в августе-октябре 1913 г. М., 1914. С. 29.


[Закрыть]
.

Биологическое и химическое исследования показали, что волжская вода сильно отличается от окской (которая по свойствам оказалась ближе к москворецкой воде), поэтому требовался разный подход при проведении очистки. В 1916 г. на Волге у с. Савелово и на Оке близ с. Протопопова были созданы опытные фильтровальные станции: «очистка воды р.р. Оки и Волги на опытных фильтровальных станциях ясно показала, что все преимущества в качестве фильтрата, легкости очистки и меньшей в 3,75 раза затрате коагулянта имеет р. Ока»[82]82
  Труды Комиссии по изысканиям новых источников водоснабжения г. Москвы. Вып. 5. М., 1927. С. 42.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55