Ольга Вешнева.

Дракон серебряной метели



скачать книгу бесплатно

Глава 1. Снежный шар

Совсем скоро город должен был укутаться в пушистый плед праздничной кутерьмы, и тогда звонкий смех вереницей детских голосов полетел бы по тихим улицам. Вот только настоящая, такая долгожданная зима – снежная, морозная, солнечная – так и не добралась до Москвы. С грязно-серого неба без устали моросило, под ногами хлюпали бесконечные лужи, и настроение было под стать погоде, осенне-пасмурным.

Черные сапоги уже давно превратились в непонятное грязное пятно. Светло-серое пальто колыхалось на пронизывающем ветру. Я же безуспешно боролась с зонтиком, который так и норовил выскользнуть из озябших пальцев. Длинные светлые волосы были собраны в тугой пучок на затылке. Очки в очередной раз едва не пали жертвой природных катаклизмов, подернувшись пеленой пара, из-за чего их хозяйка чуть не растянулась на асфальте. Долгого их ношения мои чувствительные глаза не выдерживали, начинали краснеть и сохнуть, подобно пустынным барханам.

Будь моя воля, я просидела бы все выходные дни с книжкой в руках и котом на коленях, но конец декабря диктовал свои правила. На работе – полный аврал! Для главного бухгалтера крупной конторы наступило самое ответственное время. Сделать полный анализ документов и проверить их на предмет ошибок, подвести итоги по году и кварталу, устроить инвентаризацию, сверить остатки и провести сверку с поставщиками и подрядчиками, а также с оптовыми покупателями.

И как бы праздники не догоняли, дел меньше не становилось. Нужно было еще и про дальних родственников и старых знакомых не забыть. К ним с пустыми руками ходить мне совесть не позволяла. Каждому надо купить подарок по вкусу, что порой очень непростая задачка. Лично мне проще подготовиться к будущей сдаче годовой отчетности, чем выбрать пустяковый подарочек для школьной подруги или племянницы.

Так важное мероприятие по поиску безделушки для сестры Гали привело меня на один из самых крупных блошиных рынков Москвы. Сама я недолюбливаю старые вещи: кто знает, что за люди ими пользовались в свое время, и от какого горя и нужды решили продать. К новым безделушкам также не пылала большой любовью. Вообще считаю, что дома, как и в офисе, все должно быть рационально. Если посуда, то только та, которой ты пользуешься, а неприкосновенные китайские сервизы, хрустальные вазы и разные статуэтки только загромождают пространство и собирают пыль.

Тем не менее, зная, как сестрица обожает старинные яркие мелочи, я решила ее порадовать винтажной шкатулкой или брошкой. Долго ходила по рядам, присматриваясь к необычным товарам. Чего там только не было! Картины, самовары, утюги, фарфоровые куклы, медные подносы, чугунные лошади, бокалы на причудливых ножках – витые или раскрывающиеся лепестками цветка! Из всего этого многообразия мне приглянулась фарфоровая чашка, нежно-голубая в белый цветочек. Я окликнула одетого в красный пуховик старенького продавца с густой белой бородой, удивительно похожего на открыточного Деда Мороза. Спросила, сколько стоит красивая чашка.

– Триста рублей, – ответил продавец и хитренько улыбнулся в кустистую бороду. – Вы, девушка, себя порадовать решили к Новому Году, или подарок выбрали для близкого человека?

Не видя смысла скрывать, я честно ответила, что присмотрела подарок сестре. Нервы малость вздернуло приятное обращение, от которого я почти уже начала отвыкать. Все чаще в магазинах и метро меня брезгливо называли “женщина”. Хоть говорят, что в наше время тридцать пять – самый расцвет жизни, все меньше в это верилось, и с каждой новой “женщиной” я чувствовала себя все старше.

Наверное, для начала стоит распустить белокурые локоны, сменить пальто на кожаную куртку или цветной пуховичок, а вместо брюк строгого классического кроя надеть юбку покороче, и девушкой меня будут величать не только дедушка с блошиного рынка… Но тут я придерживалась строгого правила, что допустимо совсем юной секретарше, не позволительно главбуху. Наряду с руководством фирмы, главный бухгалтер часто ведет переговоры с другими сторонами. По этой причине мой облик должен выражать сдержанность и внушать оптимизм, а короткая юбка к тому не располагает от слова совсем.

– У вас замечательный вкус! – похвалил “Дед Мороз”. – Вашей сестре непременно понравится подарок, выбранный с душой. А вот для самой красавицы сюрприз! С праздником, Снежиночка!

Продавец жестом фокусника достал из-под прилавка большой снежный шар и подал мне, добродушно улыбаясь. Внутри прозрачного стекла среди заснеженных елей красовался белый замок с остроконечными башенками. Он завораживал своей тонкой работой. Внутри его стен словно теплились огоньки жизни. Из-за переливающихся блесток и тусклого света все оконца замка очень заманчиво сияли, побуждая прильнуть взглядом в попытке узреть таинственных жильцов этого прекрасного строения. Наверное, там живет принцесса или прекрасная снежная ведьма.

– Куплю для племянницы Даши, – рассеянно пробормотала я, любуясь, как кружится хоровод белых блестяшек над таинственным замком.

– Для девочки бы лучше прикупить куклу, – продавец показал мне нарядно одетую румяную фарфоровую красотку в пышном зеленом платье и с огненными кудрями, виднеющимися из-под шляпки. – Стопроцентная Англия. Оригинальная работа. Викторианская эпоха, даже документы есть. В честь грядущего праздника уступлю за полцены… А мой подарок себе оставь. Он тебе, красавица, добрую службу сослужит. Он, проказник, волшебный, а не простой. Подарит все, о чем мечтала. Поможет даже счастье и любовь обрести под Новый Год.


***


В чудеса, как и в любовь до гроба, я перестала верить после развода. Точнее, еще раньше, как только прошла эйфория после предложения, первой попытки создания семейного уюта и увлекательного романтического путешествия. Свадьба запомнилась шумным весельем и поздравлениями близких людей. Некоторых родственников я не видела годы, и вдруг все прибыли: кто из Саратова, а кто и с Сахалина, привезли сотни ярких историй – смешных и душещипательных. Так приятно было их всех встречать, приглашать к столу! У кого-то дети подросли, кто-то женился, а кто-то защитил докторскую диссертацию или открыл свой бизнес.

Я тоже мечтала о покорении новых высот и воспитании детей, делилась своими надеждами с гостями. Думала, что у нас с мужем впереди случится еще много восхитительных событий. Никто даже не подозревал тогда, как быстро станет вторичным то, что бережно хранила память, отойдет на дальний план, будет сметено сокрушительной лавиной быта и реальности. Никто и не мог помыслить, что уже очень скоро вместо того, чтобы делиться весельем с дорогими сердцу людьми, я буду прятать в подушку не поддающиеся контролю слезы. Взамен заразительно громкого смеха в квартире поселится угнетающая тишина, и каждое сто раз обдуманное слово я буду произносить осторожным шепотом, чтобы не растревожить нервы мужа, не задеть случайно тонкой ниточки, иначе как рванет! Вадим Кречетов, мой уже бывший муж и долгожданная надежда и опора, которая вдруг превратилась в угрозу жизни и здоровью, занимал руководящую должность в крупной логистической компании. Еще в старших классах он увлекался боксом, и даже дошел до звания кандидата в мастера спорта, но на том оставил спортивную карьеру.

Мне нравилось, когда он защищал меня от хулиганов, одним своим могучим видом повергая в дрожь нахальную уличную шпану. Даже в самом страшном кошмаре я не могла представить, что человек, который носил меня на руках и едва не боготворил, превратится в монстра. Из сказочной принцессы я в одночасье стала грушей для избиений. Любую проблему на работе или в жизни он вымещал на мне. Наверное, это тоже сыграло роль в выборе одежды. За классическими брюками и пиджаками легко скрывались огромные синяки и гематомы от его кулаков.

Первый год в браке был похож на сказку. Вместе мечтали о ребенке. Точно так же, как и перед свадьбой, продолжали строить планы на будущее. Но уже к концу года в нашу размеренную жизнь вторглись скандалы и первые проблемы. Каждый новый день приносил с собой новые повороты и раскрывал те черты, которых раньше было не узреть. Вечерние разговоры за ужином превращались в скандалы на повышенных тонах, и спать мы нередко ложились, отвернувшись друг от друга.

А еще, как назло, мне все чаще приходилось задерживаться на работе. Единственная, верная и надежная, как скала, помощница ушла в декретный отпуск. С того момента ее обязанности распределили между секретариатом и мной. Причем, на мои и без того натруженные плечи, упала самая большая доля, поскольку я лучше понимала тот информационный груз и могла вести участок без особых трудностей. Найти нового человека за такой короткий срок оказалось весьма проблематично.

На Вадима начальство тоже скинуло столько забот – мама, не горюй. Я не хочу оправдывать его, можно было найти другой способ сбрасывать напряжение. В спортзал ходить по выходным, например. В офисе Вадим не смел показывать свой характер и выражать недовольство. Тем более, возражать по каждой мелочи не только непосредственным начальникам, но и бесчисленным заместителям-помощникам-советникам, одним словом, всем этим малоприятным лицам муж должен был подчиняться.

Супруг дураком не был и быстро понял, что в своей квартире он бог и господин. Домашний скандал увольнением ему грозить не мог, и он начал этим пользоваться. Все чаще стал возвращаться с работы не в духе. Как ни старалась угодить ему вкусным ужином, отвлечь житейскими заботами, он продолжал изо дня в день кричать на весь дом, обзывать меня самыми непотребными словами, унижать и изводить, как только мог.

Особое удовольствие он получал, обвиняя в измене с директором, а сам даже не видел фотографии нашего замечательного Петра Ивановича. Примерного семьянина и мудрого руководителя, горячо любимого коллективом. Великодушного старичка далеко за семьдесят с кучей внуков и пухлощеких правнуков. Узнал бы хоть, что Петр Иванович с женой Людмилой недавно справили золотую свадьбу. Когда я попыталась объяснить все это мужу, Вадим только заорал:

– Элка, ты жалкая продажная дешевка, на которой меня заставили жениться! Если бы я только знал, что для тебя значение имеют лишь деньги, выкинул бы, не сожалея. Так нет же, ты предпочитаешь до полуночи сидеть со старым пердуном и его миллионами, а не мыть мне ноги дома. Хоть раз бы подумала о том, что я хочу на ужин чего-то получше, чем долбанные макароны с морепродуктами или твои запекания из овощей. Мне опостылело возвращаться в грязную квартиру, по которой разбросаны мои нестиранные с вечера носка!

Выхватив из моих рук планшет, он со всей силы шарахнул им об пол! Не выдержал даже ударопрочный корпус. Потом я часто вспоминала этот эпизод и думала о том, что уходить от мужа надо было еще тогда, после первых тревожных звоночков. И неважно, что болтали языкастые соседки на лавочке около подъезда. Огромная квартира Вадима в новостройке бизнес-класса рядом со станцией метро вовсе не была тем, что так долго удерживало меня рядом со все больше звереющим мужем.

Я просто любила его. Честно хотела помочь, успокоить, надеялась, что все встанет на свои места, совместная жизнь вернется в привычную колею. Наивно предавалась фантазиям о счастье, суетясь у плиты в стремлении угодить супругу. Мечтала о том, как Вадим вновь называет меня ласково, так же как до свадьбы: Элечкой, Эллой, Эльвирочкой, а не так, как величал в последнее время.

Напрасно я надеялась на лучшее. Все становилось только хуже и хуже с каждым новым днем. Сначала муж стал больно хватать меня за руки, толкать, трясти. Раз в пустяковом споре отвесил унизительную пощечину. Пришлось на следующее утро, собираясь на работу, старательно замазывать синяк тональным кремом и пудрой.

В то время наша семья из последних сил держалась на мечте о ребенке. После того, как я прошла обследование в клинике и получила заключение о том, что не могу иметь детей, Вадим и вовсе с цепи сорвался. Тем же вечером без предупреждения мой мир погас, после того как некогда любимый муж одним точно поставленным ударом повалил меня на пол. Очнулась уже в больнице. Как ни странно, вместо истерики с причитаниями и жалобами на жизнь соседкам по палате, я порадовалась, что осталась жива. Долго не думая, я приняла единственное правильное решение – набрала номер знакомого юриста.

С облегчением осознала, что отделалась относительно легко: сотрясением мозга и разбитым носом. Но ждать следующего раза не захотела… Подала на развод, и потом ни капельки об этом не пожалела. Сразу же собрала все свои вещи и вернулась в маленькую однушку, от которой до ближайшей станции метро за десять минут можно добраться на трамвае. Тем более, если время и погода позволяют, всегда можно прогуляться пешком через красивый парк с раскидистыми дубами и цветочными клумбами.

С Вадимом после развода мы больше не пересекались. Общих друзей у нас никогда не водилось, да и интересы были разными. Если честно, меня не сильно волновало, где он там и с кем коротает свои ночи. Худшее, что было в совместной жизни, я попыталась забыть, как страшный сон, и не думать об этом, да и о лучшем старалась вспоминать пореже. Нечего ворошить прошлое, оно мне ничего хорошего все равно не преподнесет.


***


Подруге Любе после долгих споров-уговоров все же удалось меня вытащить в долгожданный отпуск к морю. За неделю я поняла, что насытилась дешевыми курортами на всю оставшуюся жизнь. Едва ли двухзвездочный отель, вместо пяти обещанных, полный грызунов и тараканов, с вечно неработающим душем и грязным бассейном, точно не являл собой верх моих мечтаний. Небритые-немытые приставалы на тесных улочках, выходки пьяных туристов и вездесущие детские вопли, от которых нет спасения.

На пляже только сядешь позагорать на свободное местечко среди толпы, настроишься полюбоваться на бирюзовые волны, как плюхается перед носом здоровенный детина-бегемотище в семейных труселях и заслоняет живописный морской пейзаж, да еще как начнет лузгать семечки с таким остервенением, что липкая шелуха разлетается во все стороны, и в том числе прямиком тебе в лицо.

Рядом с бывшим мужем ни один бегемотище был не страшен, и ни один абориген за руку не схватил бы по пути в автобус, напугав до полусмерти. Искать случайного знакомого сроком на неделю, как подруга, я была не намерена. Культурного же отдыха не получилось. Куда бы я ни глянула, все видела сплошное вопиющее свинство. Так и решила завязать с морскими приключениями. На зимние курорты я тем более не рвалась, потому что ковыляла на лыжах, как медведь на ходулях, и то в порядке школьной физкультурной обязаловки.

После того неудачного отпуска родные и друзья много раз пытались меня с кем-то познакомить, но всегда безуспешно. Видимо, горький опыт семейного счастья меня подталкивал изучать всех новых знакомых так внимательно, что им под моим страждущим взглядом становилось неуютно. Ну, а мне тем паче приходилось чувствовать себя на редкость скверно.

Да еще, как назло, ни одно проведенное мною расследование не обходилось без улик. Один предложенный жених явил себя глупцом и неудачником, без мата и двух слов не способным связать. Другой слишком быстро стопку за стопкой опрокидывал, не отвлекаясь на чужие слова, если они не звучали как тост. Кандидат номер три после общих разговоров ни о чем, перешел к пугающей конкретике: начал расспрашивать о метраже моей квартиры, о том, сама ли я заработала на машину или отсудила у бывшего мужа при разводе. Четвертый так вообще с ходу задал сногсшибательный вопрос, ни капли не стесняясь, хоть и выглядел робким “ботаником”. Решил уточнить, согласна ли я взять на иждивение безработного, но гениального поэта, который будет прилежно мне служить домохозяином: готовить ужин, закладывать белье в стиральную машину и выгуливать собак, если я решусь их завести вдобавок к уже имеющемуся коту.

– Вот видишь, лучшие мужики давно разобраны, – подвела итог подруга Люба после очередных ею же устроенных неудачных “смотрин”. – Значит, надо тебе, дорогая, увести приличного мужика с хорошим заработком у какой-нибудь глупенькой дурехи, которая не умеет ценить обломившееся ей счастье!

Я отшутилась бородатым анекдотом, не стала напрямую говорить, что никого и никуда уводить не собираюсь. Зачем разрушать чужую семью? Кто кого там ценит и в какой степени, не мое дело. У них есть дети, пусть растут в полноценной семье. Всегда считала, что без детей и семьи быть не может. Печально осознавать, что никогда не услышишь в родных стенах заливистый детский смех. В крохотной квартире-студии на десять квадратов было мало места для полноценной семьи, тем более, с детьми. Лишь коту Филимону и мне самой хватало пространства.


***


– Ну, здравствуй, единственный и самый преданный мужчина в моей одинокой жизни, – вернувшись домой с прогулки по блошиному рынку, я погладила подошедшего к двери кота.

Огромные уши, выразительные ярко-зеленые глаза, длинные тонкие лапы, изящные изгибы стройного тела, черные мазки мраморных узоров по мягкой серой шерстке… Мой кот ориентальной породы был похож на мудрое волшебное существо из доброй сказки. Он шелковистой юлой терся о мои ноги. Филимон проводил меня до кухонного уголка и тихо, но властно мяукнул, требуя еды. Накормив его царственное высочество, я выложила на сковороду разогреваться оставшиеся со вчерашнего ужина говяжьи котлетки с жареной на сале картошкой и отнесла на стол приобретения.

Разбирая покупки, я вспомнила и о подарке, который тут же водрузила на стол перед собой. Чудесный стеклянный шар заворожил своими бликами. Я, конечно, и не думала всерьез воспринимать странные слова “Деда Мороза”. Да только все равно не могла отвести взгляд от необычного подарка. Поворачивала его, покачивала, наклоняя то влево, то вправо, и наслаждалась прекрасным танцем блестящих снежинок. Подгоревшие котлеты с картошкой напомнили о себе, и я поставила шар под маленькую искусственную елочку. Крупинки-снежинки внутри него еще долго не оседали вниз, продолжая плавно двигаться вокруг сказочного замка.

В ту ночь мне первый раз в жизни приснился фантастический сон. Я шла по каменному мосту над заледеневшей рекой. Под руку меня вел высокий статный мужчина, одетый в теплый наряд, похожий на тот, что я недавно видела на старинной гравюре. На моем спутнике был теплый стеганый доспех из дубленой кожи, шерстяные штаны и украшенные меховыми полосками сапоги. Я и сама была одета подобно прекрасной даме со старинного портрета. Ноги едва не заплетались в длинном подоле пышного платья, щеки и подбородок щекотал длинный мех пушистой белой шубки.

Лица того загадочного мужчины наутро я так и не вспомнила, но сердце продолжало трепетать от необъяснимого предвкушения и желания еще раз почувствовать прикосновение его обжигающе горячих пальцев. Давно у меня не было так тепло, легко и приятно на душе, словно громадный снежный ком растаял и открыл зеленые луга весеннему солнышку.

Глава 2. Чудеса

Фирма Петра Ивановича занимается продажей торгового и холодильного оборудования для продуктовых сетей. Как обычно, я пришла на работу на десять минут раньше, чтобы успеть подготовиться к трудовому дню. Оставила верхнюю одежду и сапоги в маленьком гардеробе, надела черные лодочки на небольшом каблуке. Но не успела я подняться на второй этаж в свои владения, как меня окликнула секретарша Света.

– Эльвира Витальевна! У нас новая поставка. Петр Иванович задерживается по семейным обстоятельствам. Передал, что вы должны проконтролировать целостность и качество трех выставочных моделей, которые поступят в продажу в следующем месяце.

Вслед за Светой я проследовала в огромный выставочный зал, где были представлены образцы продаваемого оборудования: витрины, холодильные шкафы и бонеты, стеллажи и прилавки всевозможных конфигураций и размеров. В центре огромного помещения наши девушки нарядили большую искусственную елку, которая весело переливалась яркими огоньками. Зимнюю красавицу было видно из каждого уголка, и она радовала посетителей своим духом праздника.

Я успела немного помочь им в этом увлекательном занятии. Получилось очень красиво и, самое главное, волшебно. Мечтательно улыбнулась, глядя на сверкающие гирлянды и большие разноцветные шары. Представила, как будем отмечать грядущий праздник на работе и в кругу семьи. В углу, в зоне проверки и тестирования оборудования, стояли еще не нашедшие своего постоянного места витрины для замороженной рыбы. Хромированные красотки блистали начищенными нержавеющими панелями и радовали мой взор. Света передала мне документы на поступившие образцы.

Проверяя акт приема-передачи, я непривычно для себя то и дело отвлекалась, поглядывая, как блестят при ярком искусственном освещении белые кристаллики искусственного снега на елке. Совсем не так живо, задорно, как сверкали бы в солнечных лучах. Вновь огорчилась, что снег так и не пошел на улице. Положила документы на повидавший в своей жизни немало широкий стол для проверки некрупного кассового оборудования.

Подойдя к крайней витрине для рыбы, пробежалась пальцами по приятно холодящему пальцы металлу. Удивилась, что практически не ощущала холода от работающих блоков охлаждения, хоть они и стояли на минус восемнадцать. Отдернула руку от панели, и уже хотела возмущенно вернуться к подрядчику с вопросом, почему оборудование до сих пор не набрало холод, да так и застыла на месте. Там, где гладкой поверхности касались мои пальцы, на панелях остались затейливые рисунки изморози. Потянувшись к ним, я попыталась стереть иней, но вместо водяных капелек под подушечками пальцев изящно расцветали ажурные снежинки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении