Ольга Теплинская.

Мандарин на снегу



скачать книгу бесплатно

– Я только вернулся с работы. Надо же собачке побегать?

А вы, наверное, к нам на работу в «Заозерный»? Перед праздником много забот.

Объяснять было долго: про себя, про Новый год, про мою подругу Надю. И я промолчала. Какая разница, что думает обо мне этот красавец.

– Давайте, мы вас проводим, – предложил спаситель. – Бандит! – крикнул он.

И прямо перед нами возникло одноухое чудовище, виляя хвостиком.

– А что у него с ухом? – спросила я, чтобы поддержать разговор.

– Порвал в боях, – сухо прокомментировал хозяин Бандита. – Мы поэтому и гуляем с ним в лесу, чтобы оградить соседей от стресса. Боятся нас с ним в поселке.

– Да куда же поселок ваш пропал? Иду, иду уже целый час.

– Да вот он, женщина, – он протянул руку, и я увидела уютно светящиеся окошки.

«Сам ты, женщина!» – обиделась я.

– Ну, дальше я сама, спасибо! Мы с вами не встречались? – вдруг задала я вопрос, который не давал мне покоя.

Незнакомец рассмеялся, махнул мне рукой и удалился.

«Действительно смешно! Где бы я могла встретить такого красавца в своей жизни? И не артист, вроде. Мы с ним живем в параллельных мирах».


Пройдя мимо будки охранника, я побежала к дому подруги. Дом сверкал всеми окнами. Я представила, как там должно быть весело и тепло. Но подойдя совсем близко, заметила машину Скорой помощи, стоявшей недалеко от ворот.

«Что же там произошло?» – заволновалась я и стала со всей силы давить на кнопку звонка.

Дверь мне открыл водитель Федора, который должен был меня встретить.

А за его спиной суетились врачи, и Надя спешно надевала куртку, что – то ласково приговаривала тому, кто лежал на носилках.

Маленькая теплая ладошка взяла меня за руку.

– Ты Славка? – шепотом спросила я.

– Ага.

– А что у вас случилось?

– У Севки живот заболел сильно. Мандаринов объелся. Тань, а это не заразно?

Близнецы всегда болели хором. Стоило одному чихнуть, как тут же другой подхватывал и поддерживал брата. Но заразна ли боль в животе, этого я не знала.

– Тань, ты побудь со Славиком, а я пока в больницу поеду. Аппендицит у нас. Федор задерживается. Я тебе звонила, звонила. Что – то мне еще надо было сделать?..

– Поезжай, Надюша! У нас все будет хорошо, – заверила я подругу.

– Тань, а этот пенацид заразный? – волновался Славка.

– Пеноцид? – удивилась я. – А, нет, не должен быть заразным.

– А как думаешь, мы без Севки на острова поедем?

–А ты сам как думаешь? Ты бы обрадовался, если бы тебя в больнице оставили, а сами на Сейшелы укатили?

– Я бы понял, – начал выдумывать Славка, – семье надо отдохнуть на островах, искупаться в океане. А то, как же? И билеты на самолет есть. Самолет же без нас улететь не может?

– Ну, ладно! Тогда я Наде скажу, чтобы они с Федором одни летели. Я с тобой буду, Севка в больнице. Все пристроены.

– А почему это ты со мной? Я же не болен, я могу лететь.

– Да так, на всякий случай.

Вдруг, у вас это заразное… Пойдем лучше чайку попьем, а то я замерзла в вашем лесу, да еще переволновалась, когда волка встретила.

– Волка в нашем – то лесочке? – голос мальчика задрожал от возбуждения. Ему не терпелось услышать рассказ.


* * *


Через несколько часов, когда я уложила Славика спать, рассказав ему в сотый раз про мою встречу с волком в Новогоднем лесу, вернулись усталые родители.

– Все, прооперировали. – Всхлипнула Надежда. – Надо же, как не вовремя.

– Наоборот, вовремя! – Утешила я подругу. – Представь, если бы это случилось в самолете или на ваших островах?

– Теперь придется Новый год здесь встречать, – вздохнула Надя. – К праздникам его должны выписать, но лететь все равно будет еще нельзя.

– Тогда я завтра елку привезу! – оживился Федор.

– А я домой поеду, – сказала я бодрым голосом.

– Даже не думай! – строго произнесла подруга. – С нами будешь! И не ной мне про свою болезнь нелюблюновыйгод. Танюш, у меня нет сил с тобой спорить, я тебя просто не отпускаю. Ты нужна мне здесь! И к тому же все наши друзья и любимые соседи разъехались, а с нелюбимыми мы праздники не отмечаем. Так что будет праздник в узком семейном кругу.

«А еще будет елка, салют и мандарины!»

Позже я стояла у окна и смотрела, как медленно падают большие пушистые снежинки. Ветер стих, но снег продолжал идти, словно готовясь к какому – то таинству, прихорашивая землю, успокаивая все живое.

– Сколько лет ты Новый год не праздновала? – Таня, уложив своих мужчин, подошла ко мне и тоже стала смотреть на небо.

Было так спокойно и немного волнительно и совершенно не хотелось думать о плохом.

– Да я и не помню, – пожала я плечами. – Не хочу помнить, подсчитывать. Надюшка, я уеду завтра утром тихонечко. Ты даже не заметишь, что я была.

– И ты бросишь меня одну с больным ребенком и кучей проблем? – совсем по – детски протянула подруга.

Я замялась, не зная, что ответить.

– Все, – строго произнесла Надежда, – закрыли тему. – Я так рада, что мы вместе будем встречать Новый год. – Со смущенной улыбкой добавила Надя. – Правду говорят: «Нет худа без добра!» Не заболей наш Савелий, сидела бы я сейчас под пальмой, а ты бы вновь осталась со своим одиночеством. А так мы снова вместе, как в детстве. И пусть всегда будет так…


Утром Надежда бегала по дому с телефонной трубкой. Кого – то уговаривая, одновременно что – то записывая на листе бумаги, давая указания Федору, который торопливо собирался.

– Чем тебе помочь? – спросила я.

– Так, сейчас заедем в больницу к Савелию, потом я записала нас в парикмахерскую, до праздников еще конечно далеко, но потом попасть будет совершенно невозможно.

– Ты же говорила, что у тебя проблемы? – напомнила я.

– А ходить с такой головой по – твоему, не проблема? – искренне удивилась подруга. – Я думала, для океана моя голова сойдет.

– Но мне – то в парикмахерскую не надо, – успокоилась я. – Давай я лучше что – нибудь полезное сделаю.

– Ты считаешь тебе не надо? – задумчиво глядя на меня, проговорила Надежда.

– Конечно! Я прическу делала только на выпускной и…еще пару раз.

– Хочешь изменить судьбу – измени внешность, – пробормотала Надя.


– Вам так повезло, – загадочно улыбнулась девушка – администратор в салоне, – Андрис поменялся сменами и вышел сегодня!

– Что вы говорите? – Обрадовалась Надежда. – А я уже отчаялась к нему попасть – это настоящий праздничный подарок! Слышишь, Татьяна?

Я безучастно кивнула. Имя Андрис мне ровным счетом ничего не говорило. Я знала только одного Андриса, но к парикмахерскому делу он не имел никакого отношения.

– Тогда сначала мою подругу! – торжественным шепотом произнесла Надя, словно отдавала меня в руки волшебника.

Мы вошли в просторный сверкающий зал, где работало несколько мастеров; звучала ритмичная музыка, слышался смех, обсуждались предстоящие праздники, поездки.

– Андрис! – воскликнула Надежда и бросилась обниматься с субтильным, невысокого роста пареньком со странным розовым ежиком на голове. – Ты сменил имидж? Стал похож на инопланетянина! – Веселилась она.

– Я в поиске, – жеманно махнув рукой, проговорил парнишка, и бросил быстрый взгляд на свое отражение в зеркале. – А ты чего не улетела?

– Да у близнеца аппендицит вырезали. Придется теперь дома сидеть. Но ничего мы после праздников сгоняем. Муж перенес свой отпуск на неделю. Будет еще лучше. Народу меньше.

– А я люблю, когда людей много. Всегда в такие места езжу, многолюдные.

– Ну, это по – молодости хорошо, а когда начинаются дети… – махнула рукой Надежда.

– Давай садись, а то у меня сегодня клиентов, – мастер поднял глаза к небу. – И свои и чужие! Начнем!

– Нет, Андрис! Начни, пожалуйста, с моей подруги. Ты ей очень нужен. А я пока в соседний зал пройду, на массаж. – И кивнув нам на прощанье головой, скрылась за зеркальной дверью.

Парнишка пристально смотрел на меня, не говоря ни слова; потом, издав протяжный вздох, усадил в высокое кресло.

– Как называется ваш цвет? – хмуро рассматривал он мои волосы.

– Не знаю, – пролепетала я, вжимая голову в плечи.

– Ну, на коробке, что было написано?

– На какой коробке? – Я готова была уползти с этого кресла.

– Вы чем вообще краситесь? – Мастер тоже терял терпение.

– Я ничем не крашусь, – это мой натуральный цвет. (Прямо Раиса Захаровна из любимого фильма).

Последовала долгая пауза. Андрис непонимающим взглядом изучал мое отражение в зеркале, открывая и закрывая рот.

– Вы откуда приехали? – наконец произнес он.

– Бабушка забрала меня из Азербайджана, но это было давно, еще тридцать лет назад.

– И вы тридцать лет живете в Питере и ни разу не красили волосы?

– Ну, да! А зачем? Седины еще нет.

– Нет, это что– то особенное. Я не зря сегодня пришел. Кому расскажу – не поверят! Ну, что ж работы будет много, – пробормотал Андрис и, развернув меня спиной к зеркалу, накрыл красивой пелериной.

Никогда в своей жизни я не проводила так много времени в парикмахерской. Мою голову чем – то мазали, смывали, снова мазали, весело щелкали ножницы, жужжала бритва, гудел фен. Наконец, звуки смолкли, меня медленно повернули к зеркалу и нервным движением сдернули завесу.

– Закончил! – выдохнул Пигмалеон.

Вокруг толпились люди, все поздравляли Андриса непонятно с чем, восхищенно вздыхая, а я не могла найти себя среди всей этой массы людей.

«Может, это другое зеркало, которое видит только мастер? – Думала я. – А когда я увижу себя?» Но вслух я ничего спрашивать не стала, а послушно сидела и ждала.

– Ой, ну что же вы молчите, девушка? – спросил кто-то.

– Она потеряла дар речи! – произнес другой голос и все дружно и, как – то нервно засмеялись.

– Андрис, а где моя подруга? К зеркалу подошла Надежда, я видела ее отражение.

Парень, скрестив на груди руки, стоял, слегка покачиваясь в разные стороны с улыбкой победителя на устах.

– Она уже ушла? – Надя стала крутить головой, обводя зал глазами.

– Я, конечно, не волшебник, но и я кое – что могу, – проникновенно произнес Андрис и слегка обнял меня за плечи, выталкивая из кресла.

И тут до меня дошло, что та огненно – рыжая девица с кудряшками в кресле не кто иной, как я… На минуту мне стало плохо. В голове застучало, к глазам полетела стая черных мух, во рту пересохло.

– Боюсь, Надюшка, ты видишь перед собой меня, – прошелестела я онемевшими губами.

Надя, широко открыв глаза и рот, смотрела на мое отражение.

– Господи, Таня, какая ты…?!

– Какая? Какая я, Надя? Я не понимаю! Я не узнаю себя!

– Другая, – прошептала подруга.

– Конечно, это шок, девушки, – тоном лектора воскликнул Андрис. – Человек ни разу не менялся в своей жизни. Ходила, как мышь с хвостиком. И цветом, кстати, тоже похожая. А тут так радикально, так смело. Цвет – хит сезона – «мандарин на снегу», легкая химия и безупречная стрижка. Кстати, я учел, что навыков делать себе укладку, у вас нет. Поэтому, мою стрижку достаточно слегка взлохматить руками и можно жить не напрягаясь. Садись, Надежда! С тобой я быстро разберусь, тут мне каждая прядь знакома.

Я осталась стоять посреди зала, не понимая, что произошло, Надежда тоже не могла отвести от меня глаз. И в них читалось не только удивление.


* * *


– Тань, ты похожа на мандарин неочищенный! – заявил Севка, когда мы приехали к нему в больницу, и после того, как Надя долго доказывала ему, что рыжая тетка у него в палате, это Татьяна.

– Я и сама себя так ощущаю! – вздохнула я.

– Нет, лично мне нравится! – смилостивился мальчик, такая праздничная стала, такая новогодняя.

– Правда, Танюшка, хорошо! Только очень неожиданно. Но Андрису виднее. Он всех чувствует на своем тонком уровне. Знает кому, что идет! Еще никогда не ошибся. И знаешь, после его стрижек у людей начинается новая жизнь. Тебе же нужна новая жизнь? – В который раз лепетала Надежда.

Я не могла однозначно ответить на этот простой вопрос. Раньше, мне всегда казалось, что новое – всегда должно быть лучше старого. Иначе, зачем же тогда перемены? Но, оказалось, что иногда перемены приносят в нашу жизнь не только хорошее.

Оставив хныкающего Савелия в палате и дав ему честное – пречестное слово, что завтра мы заберем его домой, мы быстро продвигались по длинному пустынному коридору. Перед праздниками люди болели только в исключительных случаях.

Из – за угла на нас вышла целая толпа смеющихся студентов, в белых халатах и с масками на лицах. Молодежь вел высокий, красивый эскулап, который удивленно взглянув на Надю, замедлил шаг. А несколько пар глаз уставились на меня, точнее на то, что было на моей голове.

– Я начинаю приковывать к себе внимание! – Повернулась я к подруге.

Но Надежда стояла, привалившись к больничной стене, прикрыв глаза.

– Надь, тебе плохо? – испугалась я за подругу. – Врача позвать?

– Все нормально, Танюша! Голова немного закружилась, сейчас пойдем!

Надя глубоко вздохнула, и улыбнулась мне какой – то жалобной улыбкой.

– Сейчас заедем в торговый центр, выпьем кофе, и все пройдет.


* * *


В машине Надежда спохватилась, – если будет в доме стоять елка, то под ней должны лежать и настоящие подарки.

– Понимаешь, в наших поездках мы как – то обходились без традиций. Дарили, конечно, небольшие подарки, но сейчас – то все по – настоящему. Дом, елка, снег вон какой сказочный. Да и Севку надо порадовать. Говорят, при положительных эмоциях у человека все быстрее заживает.

– Да не оправдывайся, Надь! Надо, так надо! Я только себя не очень у вас представляю на празднике. Буду сидеть с кислой миной, и скрипеть зубами.

– А ты не скрипи, представь, что это мой день рождения!

– Мне тогда тоже надо вам подарки купить! – Я не заметила, как включилась в предпраздничные хлопоты.

Мы принялись обсуждать новогоднее меню. Федор категорически настаивал на салате «Оливье». Говорил, что даже не помнит, когда его ел в последний раз, что он ему во сне снится. Набралось еще несколько традиционных блюд, которые так любит наш народ готовить для новогоднего стола.

– Ну вот, видишь, сколько дел предстоит? И ты хочешь оставить меня с ними наедине? У меня только няня осталась из помощников, остальные уже разлетелись на праздник.

В магазинах мы провели весь оставшийся день, толкаясь между такими же несчастными. Главное было придумать, что надо купить! С идеями у всех было неважно. Поэтому народ в основном скупал парфюмерию: многочисленные духи, одеколоны и наборы косметики. Женщины придирчиво рассматривали мужские шарфы и перчатки. В детских магазинах молодые отцы отупело, перебирали яркие коробки с трансформерами, железной дорогой. Весело уходили из отделов вислоухие зайки и большие мягкие медвежата.

– Хочу купить такую старую игру с фишечками и кубиками. Помнишь, Надь? Когда можно было проходить из подземелья к замку, минуя пещеры людоедов, темные леса и всякие реки и овраги. Вот было интересно! Но что-то я ничего похожего не нахожу.

– И не найдешь! Такие давно уже не выпускают. – Вздохнула Надежда. – Пойдем «Лего» посмотрим. Они им с удовольствием занимаются. Пара часов тишины и покоя нам гарантированы.

Федору нашелся подарок в книжном магазине. Красочное издание: «Все о рыбалке». К книге прилагался набор ярких блестящих рыбок в прозрачной коробочке.

– Надь, а это детям рыбака, я что-то не пойму, зачем здесь эти игрушечные рыбки?

– Все потому, что ни разу не была с нами на рыбалке! Это воблеры, – пояснила подруга, – цепляешь на спиннинг и наживка готова. А цвет разный, для разных рыб и цвета воды.

– Так бы и сказала – наживка. А то слово такое выдумали – воблеры!

– А я Федору куплю новый костюм для рыбалки, а то он из своего старого вырастает. – Хихикнула Надежда.

Я взяла в подарок еще несколько дисков с фильмами и, ускользнув от Надежды, сумела быстро купить ей ночную пижаму с трогательными мишками.

Все покупки мы завернули в пеструю бумагу, отстояв приличную очередь к двум молоденьким девушкам. Девчонки работали так весело и споро, что народ, открыв рты, с удовольствием наблюдал за тем, как их многочисленные коробки и свертки превращаются в таинственные новогодние подарки.

Дома Славик остался совершенно равнодушным к моему новому образу, хотя я всю дорогу придумывала, как буду объяснять мальчику свое изменение. Его гораздо больше заинтересовали наши многочисленные свертки, которые мы опрометчиво внесли в дом.

– Надо было в машине оставить, – произнесла Надежда, но было поздно.

Соскучившийся Славка радостно выбежал нам навстречу и остановился в дверях, пораженный таким количеством праздничных коробок.

– Это что? – спросил он шепотом. – Это все мне?

– Славочка, но почему только тебе? – Удивилась Надя.

– Так Севки то нет! – Логично возразил мальчик.

– Слава, это всем на Новый год. Подарки должны лежать под елочкой.

– А взрослым тоже нужны подарки? – Искренне удивился мальчик.

– Конечно, взрослые тоже любят подарки; может быть, еще больше детей! – Мечтательно улыбнулась Надюшка. – Вам и так часто покупают книжки, игрушки, одежду. И дарят даже без поводов, просто так. А у взрослых только Новый год и день рождения. Как думаешь, любим мы подарки?

– Ну, если так, то ладно! Пусть будет всем! А Севку до Нового года выпишут, ему уже можно будет домой? – Задумчиво глядя на явно уменьшившуюся кучу потенциальных подарков, спросил Славик.

– Дома будет твой брат, только ему нельзя будет в активные игры играть.

– Это, какие? – Оторвался мальчик от созерцания.

– Бегать, прыгать, бороться.

Славка на минуту погрузился в тяжелые раздумья; потом, недоуменно пожал плечиками, что могло означать: «а чем тогда заниматься?», но больше вопросов не задавал.

Мы сложили свои свертки в прихожей и прошли на кухню.

– Да, отвыкла я от таких приготовлений. Детский день рождения и то проще пережить! – Вздохнула Надежда.

Позже приехал Федор с огромной елкой.

– Федь, ну куда ты такую большую? – Сетовала Надя.

– А гулять, так гулять! Раз уж мы дома остались!

Славка уже не мог сдерживать свои эмоции. Он просто стоял на месте и прыгал, одобряемый звонким лаем Маньки.

– Вот это елка! И под ней будут все эти подарки! И еще Дед Мороз принесет нам то, что я написал ему в письме! – Вопил мальчик.

– Славочка, а письмо ты уже отправил? – Спросил Федор.

– Да, сегодня с няней бросили в почтовый ящик на углу. Ты не волнуйся, Света сказала, что надо наклеить много марок, тогда письмо дойдет быстро!

Федор вопросительно взглянул на девушку, и та еле заметно кивнула головой. Федор облегченно вздохнул. Эти взгляды означали: «Вы знаете, что в письме?»

«Успокойтесь, все в порядке. Знаю».


* * *


Мальчишки крутились под ногами, разрываясь между столовой, где стояла сверкающая огнями пышная ель и кухней, где в духовке пеклись новогодние печенья, которые мы делали всей семьей.

– Представляете, как здорово, что я заболел! – воскликнул радостный Севка, когда у него получилось с пятой попытки сделать из теста симпатичную елочку.

– Что ты такое говоришь? – удивились мы.

– Если бы я не заболел, ничего этого не было б! – широко развел руки в стороны Сева. – Ни елки, ни подарков, ни печенья! В следующем году, пусть Славка болеет, тогда мы снова дома останемся.

– А разве вам не нравилось улетать к теплому морю? – искренне удивилась Надежда.

– Оказывается, дома лучше! – немного подумав, изрек Савелий.

– Устами младенца, – хохотнул довольный Федор, засовывая себе в рот кусок колбасы.

– Стол на шестерых накрываем, – крикнула мне в след Надежда, когда я направилась с тарелками в столовую.

– И кто ваш загадочный гость? Ты вроде говорила, что все разъехались?

– А помнишь, тот симпатичный домик, который тебе так нравился? Мы к нему всегда гулять раньше ходили и удивлялись, что в нем никто не живет. Оказалось, его хозяин – это Федин приятель. Он переехал совсем недавно. Живет один и на праздники никуда не уехал. Как было не пригласить?

– А мы с ним раньше встречались?

– Ну, может, по телевизору. Он недолго работал корреспондентом, вел военные репортажи, потом за границу уехал. А сейчас, кажется, в газете работает. Он славный, мальчишкам нравится.

Это был аргумент. У наших мальчиков, как впрочем, и у многих детей, было чутье на хороших и плохих людей. Если они оставались в комнате, где были взрослые и сидели тихо, как мышки, значит, в дом пришли друзья. А если они начинали бегать, шуметь и кричать, не реагируя на окрики домашних, словом, вести себя совершенно неподобающим образом, то лучше от таких людей держаться подальше.

У меня внутри затрепетала какая – то ниточка, легкое волнение пробежало по спине и запуталось в рыжем, кудрявом затылке.

«Весь вечер на манеже Рыжая Тата!» – подмигнула я своему отражению в большом зеркале, и пошла расставлять тарелки.


* * *


Когда часы пробили одиннадцать раз, раздался звонок в дверь. Мы рассаживались за праздничный стол.

Я осталась в своих черных брюках и белой блузке, только вдела в уши потрясающие нефритовые серьги – Надин подарок. Зеленые камни немного отвлекали от огненного цвета волос и красиво перекликались с моими глазами.

– Тань, ну надень вот эту блузку! Она тебе подойдет! Смотри, какая широкая и удлиненная, как туника! – Канючила Надежда, держа в руках сказочной красоты текстильное изделие в пенных кружевах.

– Да не в размере дело, Надюшка! Просто не могу я чужое надевать, даже твое, ты же знаешь! Не обижайся!

– Но у нас, же форс мажор, – не сдавалась подруга.

Я покачала головой. Размеры у нас с Надеждой действительно разные. Она стройная, среднего роста, с высоким бюстом. А я – ровная, как говорила бабушка. Грудь, точнее ее отсутствие, талия, бедра – все одинаковое. Плюс рост и размер ноги, больше подходящий для мужчины.

– Тань, ты хоть лицо раскрась, – робко попросила подруга. – А то ты совсем потеряешься, только мандарин один на голове и светится.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11