Ольга Теплинская.

Час совы



скачать книгу бесплатно

– А куда это вы засобирались в выходной? Или у вас в Питере по субботам работают? – Людмила Даниловна, стоя в узком коридорчике, полностью перегораживала входную дверь.

– Мам, у меня халтура по выходным, а Люда идет в бассейн.

Свекровь поджала губы и опустила глаза. На ее лице большими буквами читался текст: «Сыночек – труженик и по выходным работает, а эта краля вместо того, чтобы домом заняться, плавать ходит. Что в мире творится?»

– Я не плавать иду, а работать. Я там администратором тружусь, – бросилась оправдываться Люся. – А вечером пойду в кафе убирать.

– Господи, да как же вы живете? – всплеснула руками Людмила Даниловна. – Вам что, своей зарплаты не хватает на жизнь? Так мы с отцом можем вам свою пенсию присылать, у нас от двух еще и остается.

«Опять не так! Теперь я нерачительная хозяйка, не способная правильно планировать бюджет семьи».

– Мам, да нам всего хватает! – встал на защиту Люськи муж. – Наши халтуры – это деньги для путешествий, билетов на хорошие концерты…

Но, взглянув на мать, и вновь прочитав во взгляде неодобрение, замолчал.

– Ой, я опаздываю, – пискнула Люся и, подхватив куртку, выскочила за дверь.

Ефим поспешил следом.

– Другое поколение, другие нравы, – вздохнул он, – и ничего им не докажешь. Им не понять – зачем надо путешествовать по другим странам, слушать живых музыкантов, а не смотреть все это по телевизору. Ой, зима, какая красивая, – восхитился Ефим. – Ну, пока, дорогая, до вечера. Вон Женька уже ждет.

Люська чмокнула мужа в щеку и потрусила раскапывать свою машину. Жук терялся в снежном покрывале. Вспомнив, что старую щетку Людмила выбросила прошлой весной, а новую еще не купила, девушка беспомощно оглянулась вокруг в поисках подручных средств в борьбе со снегом. Покружив рядом с «Фольксвагеном», Люда наткнулась на яркую пластиковую папку, лежащую рядом с подъездом. Недолго думая, девушка подняла ее и бодро начала сгребать снег с капота и крыши. Снег был мягким, но его было много и приходилось несколько раз проводить папкой по поверхности, чтобы поверхность стала относительно чистой.

Для борьбы с таким количеством снега папка подходила мало, рукава куртки намокли, джинсы тоже отяжелели и стали тянуть вниз.

«Проще будет почистить только лобовое стекло и доехать до ближайшей мойки, чтобы смыть всю эту снежную массу. И как мне не пришло в голову сразу такое мудрое решение?»

Нажав на брелок сигнализации, Людмила с ужасом увидела, что ей отзывается соседний сугроб. Оттуда моргнули два желтых туманных глаза.

«Это я что же, чужую машину раскопала, а моя так и осталась под снежными завалами?» – ужаснулась Людмила.

Сил и желания на то, чтобы повторить подвиг у девушки не осталось. Джинсы намокли, руки замерзли, снег противно таял в широких рукавах. Грустно вздохнув, она побрела к автобусной остановке, утешая себя тем, что ходьба – это полезно. И рядом с бассейном поставить машину в субботнее утро все равно не удастся.

Папку до ближайшей урны пришлось приютить в глубоких недрах дамской сумки. Не бросать же ее на асфальт.

Звонок второго администратора, застал Людмилу входящей с главного входа в бассейн.

– Люсь, выручай! Понимаю, что рушу все твои субботние планы, но мне сегодня срочно надо остаться дома. – Заговорщицки зашептала Светлана. – Я за тебя отработаю, сколько тебе будет нужно. А сегодня подари счастье двум влюбленным!

– Я уже на месте, – прокомментировала Людмила, – оставайся спокойно дома, встречай своего Ромео.

– Я у тебя в неоплатном долгу! – запищала Света.

Все сотрудники бассейна, кто был в курсе личной жизни администратора Светланы, пристально следили за ее бурным романом со столичным летчиком.

Летчик то улетал за облака в темный Космос, неделями не давая о себе никаких вестей, и Светка не находила себе места от неизвестности. То коршуном падал на питерскую землю, обещая положить к ногам возлюбленной все сокровища мира. В общем, держал несчастную между небом и землей, не давая расслабиться.

Многие сотрудницы советовали бросить изверга и найти себе спокойного мужчину земной профессии. Но Светлана твердила, что в этой жизни ей нужен только ее летчик, пусть и такой непостоянный. В конце концов – не век же он будет летать!

Людмила устроилась за высокую конторку, немного сожалея, что так и не удалось поплавать, и приготовилась проверять справки и пропуска. Народу в субботний день всегда бывает много.

Сначала шли мужчины с модными короткими стрижками, в строгих деловых костюмах. Многие приходили сюда каждый день, плавали перед трудовыми буднями или уже перед самым закрытием. Спустя пару часов потянулись родители с детьми. И детский крик наполнил все пространство просторного старинного помещения. В выходные детворы было много. С одиннадцати начинались секции аквааэробики, детского плавания, чуть позже приходила группа пенсионеров на свои занятия.

Людмила приветливо всем улыбалась, к концу дня лицо уставало от постоянного напряжения. Но она где – то читала, что когда человек улыбается, у него сокращается намного меньше лицевых мышц, чем при суровом выражении лица. Этот факт ей понравился, и Люда старалась больше улыбаться людям, и с удовольствием ловила ответные улыбки.

Время рабочего дня пролетело незаметно, только ноги немного гудели, когда она вышла на тихую улицу.

С грустью осмотрев полупустую стоянку перед зданием бассейна и пожалев, что поленилась раскопать своего жука, Люда двинулась в сторону небольшого кафе, которым владела подруга Лизавета. В субботний вечер тут было всегда многолюдно.

Уже много лет Лиза пыталась поставить на крыло свою мечту о семейном ресторане. Она открывала кафе с разным интерьером и тематикой: и экзотический со всевозможными трофеями из дальних путешествий, даже название было соответствующим: «Клуб путешественников»; и «Дамский клуб» в гламурном стиле, и «Спортивный», где на больших экранах транслировались лучшие спортивные соревнования.

Все ее кафе пользовались спросом, начинали жить наполненной жизнью, посетители заглядывали сначала из любопытства, потом, с удовольствием.

Верные друзья – Люся с Николаем всегда были рядом и оказывали Лизавете посильную помощь. Коля даже окончил курсы барменов. На первых порах все трудились бескорыстно, пока ресторанчики не начинали давать прибыль. Но все заканчивалось одинаково. Люди, сдающие в аренду Лизе помещения, не могли пережить растущей популярности скромных с виду кафе. Тут же поднималась арендная плата или договор разрывался в одностороннем порядке.

Но о новом ресторане в большом, расширяющемся микрорайоне, можно было не беспокоиться. Помещение принадлежало Николаю с Елизаветой. Они купили его на двоих и с удовольствием преобразовали в достаточно странный ресторан, назвав его: «На вкус и цвет». И интерьер и кухня представляли собой бурное смешение всевозможных стилей и традиций. Меню было разнообразное, посетители приходили семьями, компаниями и парами.

Лиза буквально сдувала пылинки с молодого повара Резо. Парень так виртуозно выдумывал новые интересные блюда, основой которых была грузинская кухня. Получался такой грузинский фьюжн, великолепный на вкус и цвет. Посетители восторгались, говорили, что ничего вкуснее не пробовали и теперь не представляют, как можно прожить неделю и не зайти в ресторанчик отобедать. В общем, все были счастливы.

Люська появлялась в конце рабочего дня, и наводила уборку на кухне и в двух залах. А после они садились втроем у барной стойки, Коля наливал им в высокие стаканы любимое «Кампари» и все обменивались своими радостями или печалями, или просто болтали, вспоминая детство.

Сегодня Людмила торопливо наводила блеск на небольшой кухне, собираясь рассказать друзьям о приезде свекрови. В зале ресторана прощались последние посетители после веселого дня рождения. Несколько официанток спешно убирали посуду.

Николай заглянул на кухню в модном коротком пальто и длинном шарфе, сверкнул своими синими глазами, тряхнул длинной челкой:

– Люсь, я сегодня убегу, меня ждут, – виновато проговорил он, скорчив смешную рожицу.

– Когда знакомить будешь? А то, может, она нам с Лизкой не понравится или мы ей. И дружбе конец.

– Ну, что ты говоришь? Когда это мы дружбу свою предавали? А потом, не всем же так повезло со спутником жизни, – хмыкнул Николай с явным сарказмом.

Людмила подавила вздох. Она знала, что ее друзья относятся к Ефиму без той теплоты, о какой мечтала Людмила. Да и Ефим к ним не тянулся. Но эта тема никогда не поднималась

– Я вам с Лизой ваши коктейли на стойке оставил, и дверь входную закрыл. Гости разошлись.

Но и с Лизаветой посиделки не сложились. Подруга с сияющими глазами поведала об очередном романе, завернулась в короткую шубку и упорхнула на черном внедорожнике, поджидавшем ее у входа.

Люську подвезти никто не предложил, и от этого стало немного грустно. Час был поздний и маршрутки уже ходили редко. До Людмилиной квартиры можно было доехать за десять минут, но пешком по вязкой снежной каше она прошагала минут сорок, а, может, и больше. Войдя в темный подъезд, Люся вздрогнула от жуткого гулкого воя.

«Так воет собака Баскервилей, – вспомнилась фраза из любимого фильма. – А в нашем подъезде так может выть только большой, славный, добрый пес Чем – неизвестной кинологам породы».

В это время он всегда возвращался с прогулки со своим хозяином, и они часто поднимались вместе с Людмилой на лифте.

Хозяин Люське нравился. Высокий, подтянутый, с модной короткой стрижкой и всегда грустными глазами, даже когда он улыбался, приветствуя Людмилу в лифте. В доме он появился недавно, и занял квартиру на последнем этаже, где до него проживала славная старушка. Куда подевалась соседка, никто не знал, но к новому жильцу отнеслись приветливо. Был он тих, молчалив и вежлив.

«Загулял где – то твой хозяин, Чемка!» – послала мысленный мессидж псу Людмила. Пес, похоже, обладал навыками телепатии и вой прекратился.

Открыв дверь своими ключами, и войдя в квартиру, Люда почувствовала запах свежих пирогов и улыбнулась. На кухне мать с сыном вели неспешную беседу, позвякивая ложками.

– … и далась тебе эта Люська, – раздался резкий голос Людмилы Даниловны. – Бегаешь, как тузик по халтуркам своим. Не спишь нормально, не питаешься. В холодильнике мышь повесилась.

– Да все у нас нормально, мам! Живем, как все.

– А можешь жить лучше всех. Вон у Катерины домина, какой! Мечта! Вся округа завидует. И двор, и птица, и машина импортная огромная. Как выезжает на дорогу, все мужики в ступоре стоят. А она такая ладненькая вся, аппетитная, одевается как с картинки. Я ее как-то встретила в магазине, спрашиваю: «Что ж ты, Катенька, замуж не выходишь?» А она глазки свои карие опустила, вздохнула тяжело и отвечает: «Без любви не хочу, а любовь моя далеко! Вы же знаете, тетя Люда!» И как ты тогда ей сердце разбил? Ведь встречались же. Все думали свадьба скоро.

– Я как представлял, мам, что мне надо было каждый день ее папашу видеть, так вся любовь улетучивалась.

– Суровый был человек, никто ж не спорит. Но, вот и нет больше папаши. Свободна Катенька. Живет как сыр в масле. Жакузю себе какую – то во дворе устраивает…

– Джакузи?! – оживился благоверный. – Это круто, мам! Это моя мечта!

– А еще квартиру в Сочи купила. Сейчас, говорит, обставляет ее. Хоть одним глазком бы на квартиру эту взглянуть. Наверное, море с окна видно.

Людмиле надоело слушать, как совращают Ефима благами цивилизации и она вышла из тени.

– Ой, доця, ты позже мужа пришла. Виданное ли дело? Ну, ладно, я ему все на стол поставила, еды наготовила. А пришел бы один и сухую корку б жевал.

– Сам бы приготовил. Господ у нас отменили в семнадцатом году.

– Это что сейчас было, я не поняла? Да разве ж так жена должна мужа встречать?

– Мам, Люда устала, голодная, наверняка. Она же тоже работала.

Собеседники быстро разошлись по своим спальным местам. Людмила сделал вид, что сразу уснула. Ефим долго устраивался на своем спальном ложе, затихая на время, и вновь ворочаясь с боку на бок, издавая протяжные вздохи.

«…квартира в Сочи, джакузи во дворе…»

Донесся тихий всхлип. Люда поняла, что муж грезит о сытой спокойной жизни и пришла в уныние. Ей казалось, что у них с Ефимом идеальный брак, основанный на любви, дружбе, уважении и понимании всего, что происходит в их совместной жизни. Что им обоим не нужны ни дворцы, ни шикарные курорты. А поход в театр доставляет больше удовольствий, чем пресловутый ресторан с экзотической кухней. Они искренне радовались новому чайнику или настольной лампе. И равнодушно проходили мимо гламурных бутиков с сумасшедшими ценами.

И вот одной фразой разрушены все ценности и устои молодой семьи. Муж оказался слабым или не достаточно искренним, когда заверял Людмилу в прелестях аскетичной жизни.

Люська вспомнила ту далекую поездку в Прагу, когда она впервые увидела Ефима. Днем они любовались красотами Чешской столицы вместе с многочисленной группой соотечественников. Людмиле сразу приглянулся веселый, невысокий парень со смешным вихром на затылке. И он бросал на Люську заинтересованные взгляды. Люда, окрыленная мужским вниманием и новой яркой курткой, постоянно шутила и заливалась звонким смехом. Она была очарована городом, который столько лет мечтала увидеть. Но когда на знаменитых пражских курантах пропел золотой петушок, Люда заплакала от переполнявших ее эмоций.

И Ефим стал трогательно и неумело ее утешать.

Но Люда только улыбалась сквозь слезы и шептала, что счастлива.

Они вернулись в Прагу через год, уже вместе, и поздним вечером, когда схлынул большой поток туристов, Ефим пригласил ее прогуляться по уставшему городу. Они бродили, взявшись за руки, вспоминали поездку, когда впервые увидели друг друга, посидели в маленьком уютном кафе. А возле знаменитых часов, вместе с песней петушка, он попросил ее стать его женой, надев на палец кольцо с местными гранатами.

Люська окончательно распереживалась и не кому было поплакаться на искусительницу свекровь и предателя мужа. Она тихо роняла слезы под звуки работающего под грозой трактора.

«Нет, он любит меня и все в нашей жизни прекрасно. И летом мы поедем в Испанию, и маршрут мы с Фимой такой интересный выбрали. Вот только свекровь – искусительница уедет и все наладится…»

Эти мысли немного успокоили, но заснуть, никак не удавалось. Мешал голод, он становился все навязчивей. Запахи свежей сдобы, казалось, впитались в каждый сантиметр квартиры. Даже стена, в которую Люська уткнула свой нос, источала ароматы выпечки. И никакие уговоры, что для ее фигуры ужин в принципе вреден, а тем более пирожки и плюшки, Люське не помогали.

Пятясь уже привычным способом, по – пластунски, Людмила выползла на кухню. Она включила небольшое бра над столом и с трепетом подошла к кастрюле, куда свекровь сложила свои пирожки.

«Я только попробую, с какой они начинкой. Даже доедать не буду, просто надкушу. Этого хватит, чтобы притупить голод. А завтра утром доем. Утром можно, до работы пойду пешком».

Первый пирожок оказался с картошкой.

– Что же она в эту картошку добавила? – бормотала Людмила. – Вкус, какой – то необычный. Приятный.

Второй был с капустой. Но не с противной, белой, разваренной, какие продавали в небольшом кафе в вестибюле бассейна. В этом пирожке капуста немного хрустела, была тонко нарезана и щедро сдобрена томатной пастой.

– Умеет женщина печь, ничего не скажешь! Они там, на юге все знатные поварихи. То ли времени у них больше остается для кулинарии, то ли продукты вкуснее, – кивнула Люда. – А что это на столе стоит, прикрытое блюдом? Это уже сладкий… Вон как густо орешками присыпан. Сейчас тонюсенький кусочек отрежу, только для пробы…

Но тонко отрезать не получилось. Из пирога, вслед за ножом, стали выползать янтарные абрикосы.

– Ой, мой любимый – с абрикосами!

С наслаждением пережевывая таявший во рту шедевральный пирог, Людмила подошла к окну, полюбоваться ночным городом, и застыла с открытым ртом. Возле подъезда, она вновь увидела старую машину скорой помощи, рядом с которой стояли знакомые санитары. Только на этот раз, к ним присоединился некто третий. Все трое неподвижно стояли на тротуаре, подняв свои головы, и пристально смотрели на Люську.

Девушка охнула, отпрыгнула от окна и выключила свет. Сердце вдруг сильно ухнуло в груди, предупреждая об опасности.

«Может, мне показалось, что они смотрели на мои окна? Люди просто дышат воздухом», – успокаивала себя Люда. Осторожно вытянув голову, она попыталась еще раз взглянуть на подозрительных субъектов. Но никого там не увидела, пропала и машина.

«Чудеса! А были ли вообще там люди или это мое больное воображение?»


* * *


Утром Люда попробовала заползти к мужу на матрац, почувствовать его тепло, рассказать ему о подозрительных типах под окнами, но Ефим только отмахнулся от нее как от мухи, пробормотав, что сегодня он поедет попозже:

– Работу мы почти закончили, остались лишь мелочи, да объяснить хозяевам, как пользоваться системой, – перевернулся муж на другой бок.

Выбежав из подъезда, Люда столкнулась с мужчиной в форме полицейского. Форма была явно ему велика, начиная от фирменного бушлата и заканчивая шапкой – ушанкой, сползающей на глаза.

– Доброе утречко! – браво отдал честь страж порядка. – Рановато вы, гражданочка, в воскресенье из дома выходите.

– Да и вы, гражданин майор, ранняя пташка.

Майор закашлял, косо взглянул на собственный погон и продолжил веселым голосом:

– Я с опросом населения: ничего подозрительного возле дома не замечали?

– А что вы имеете в виду под «подозрительным»? И что такого должно случиться, что вы в шесть утра в воскресенье идете в наш дом с опросами? – перехватила Люда инициативу, чем ввергла полицейского в уныние.

– Вы, девушка, на мои вопросы отвечайте.

– А я должна знать, с чем конкретно связаны ваши вопросы. У нас в подъезде кто – то умер или пропал, или убийство произошло?

– Это секретная информация, – понизил тон майор. – А вы, в какой квартире живете, на каком этаже? Людмила Даниловна Ефимова вам, женщина, знакома?

– Это моя свекровь? А что она сделала?

– Пока выясняем, – напустил еще больше загадочности полицейский. – А она одна живет?

– С мужем. – Люська никак не могла понять, когда ее свекровь успела нарушить закон. – Она еще спит, а мне на работу пора, простите.

Людмила заметила приближающуюся маршрутку и покинула собеседника.

Воскресный день народ дружно решил посвятить спорту. Как – то так повелось у русского человека – он может всю неделю лениться, переедать, но за один выходной пытается сбросить и лишние килограммы, и дать непосильную нагрузку удивленным мышцам, бездействующим большую часть жизни. Население выходит на лыжах, надевает коньки, штурмует бассейны, на следующий день все больше похожи на инвалидов, чем на спортсменов. Но зато и разговоры не умолкают до среды о собственных спортивных рекордах.

Людмила не любила работать в воскресные дни. Здание бассейна было старым, построенным в послевоенные годы. Район прирастал домами и ширился. Людей с каждым годом становилось все больше, и не каждый стремился посещать новые спортивные центры в отдаленных местах. Проще, удобнее и дешевле было пройти пару километров и поплавать в чистой воде среди мозаичных панно с изображением счастливой советской жизни.

В старинном гулком холле стоял несмолкаемый шум жаждущих воды пловцов, кто – то пытался утешить уставшего ребенка, кто – то шуршал пакетами с принесенными бутербродами; громкие голоса, смех детворы, все звуки перемешивались, превращаясь в гудящую какофонию. Иногда Людмиле казалось, что набрав полную мощь, шум превратится в огромный шар, взорвется, станет черной дырой и поглотит всех посетителей бассейна, вместе с администраторами.

К восьми часам вечера остались самые стойкие, которым нечем было заняться дома. Детвора, получив свою порцию спорта, давно разошлась со своими родителями, люди пожилые в вечерние часы приходили редко.

Светлана позвонила и сквозь слезы поведала Людмиле, что с летчиком своим она рассталась, на этот раз навсегда. Люда прикинула, что за последний год окончательное расставание происходит в четвертый раз. Но Светка простонала, что обнаружила в кармане своего любимого кольцо и приглашение на свадьбу с какой – то Галиной. Кольцо она забрала себе на память, а приглашение порвала на мелкие кусочки и засунула ему в карман, завернув в носовой платок.

– Как думаешь, я не очень многое себе позволила? – икнула обманутая Джульетта.

Людмила в такой ситуации никогда не была, и честно призналась, что не знает как надо себя вести.

– А он прилетел, чтобы с тобой проститься?

– Нет, если бы я не обнаружила улики, никогда бы не подумала, что эта наша последняя встреча, – зарыдала с новой силой Светлана. – Люд, если тебе надо, я теперь женщина свободная могу работать без выходных и праздников.

– А я хотела тебе предложить еще денек дома побыть, пока моя свекровь не уедет. Мы с ней в моей квартире не помещаемся.

– Да? Ну, если тебе так надо могу еще погулять, – быстро согласилась Светлана.

Что – то не понравилось Люське в ее тоне, но подумать ей не дали, веселая компания молодых людей требовала пропустить их в бассейн и объяснения Людмилы, что время посещения окончено, и она не может пропустить их внутрь, тем более без медицинской справки, до молодежи не доходило. Молодежь настаивала. Сначала смеялись и уговаривали, потом обозлились и стали требовать.

Людмиле часто приходилось иметь дело с такими любителями поплавать перед сном, она нажала тревожную кнопку и через пять минут в холле появились стражи порядка. Потенциальные пловцы моментально успокоились, плавать передумали и покинули помещение, пожелав всем «Спокойной ночи».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10