Ольга Смирнова.

Энциклопедия по святым местам центра России



скачать книгу бесплатно


Храм Архангела Михаила в пос. Борисовка

За свою почти 330-летнюю историю храм неоднократно перестраивался. Посвящение храма Архангелу Михаилу, возможно, связано с именем основателя и первого владельца Борисовки, белгородского полковника Михаила Яковлевича Кобелева. В 1744 г. деревянный храм был перестроен. Но к началу XIX в. он обветшал. 29 мая 1804 г. близ старого деревянного был заложен каменный храм (архитектор Масалов). Строительство его осуществлялось на деньги прихожан и было завершено в 1811 г. В 1865–1867 гг. храм реставрировался, были пристроены трапезная часть и колокольня. В 1872 г. на колокольне установили часы, изготовленные борисовским мастером-умельцем Василием Семеновичем Безсаловым.

В 1894 г. к 106-пудовому колоколу, отлитому в 1848 г., добавили новый 306-пудовый, отлитый на Валдае.

В 1911 г. деревянный иконостас был заменен мраморным, на котором сохранилась надпись: «Сооружен в 1911 г. по благословению архиепископа Питирима, усердием прихожан в память Священного коронования их Императорских Величеств Государя императора Николая Александровича и Государыни императрицы Александры Федоровны, старанием протоиерея Дмитрия Добрынина, свящ. И. Высочинского, ктитора Василия Николаенко, при помощнике его Назарии Степаненко. Освящен в 1911 г.» Иконостас уникальный, единственный по своему исполнению в Белгородской и Старооскольской епархии. Изготовлен мастерами фабрики Соммавила в Харькове. Иконостас выполнен из мрамора двух цветов – белого с голубыми прожилками и красно-коричневого, украшен мелким кружевом искусной резьбы. В Михайловском храме находится одна из особо почитаемых святынь Белгородской земли – Тихвинская икона Пресвятой Богородицы. Эта икона была главной святыней Борисовской Богородицко-Тихвинской женской обители. В Михайловском храме находятся также другие иконы, книги и предметы богослужебного назначения, унаследованные от закрытого монастыря. Храм является памятником архитектуры.


Борисовская пустынь. Борисовская пустынь на высокой горе, омываемой с юго-восточной стороны излучистой рекой Ворсклой, была основана в благодарность за дарование победы в знаменитом Полтавском сражении, и в кивот Тихвинской иконы Божией Матери.

Эту обитель знали, посещали, хвалили и ставили в пример все епископы и архимандриты Курские и Белгородские. Духовник Оптиной пустыни о. Леонид указывал на нее своим духовным дочерям. Известный старец иеромонах Площанской пустыни о. Василии Кишкин назвал Борисовскую пустынь «второе небо».

Возникновением своим Борисовская пустынь обязана графу Борису Петровичу Шереметеву, сподвижнику Петра I, фельдмаршалу. Ему в Белгородской Губернии принадлежали две большие слободы – Борисовка, названная в его честь, и Михайловка, которой он дал имя своего сына.

Согласно преданию, в ходе шведской войны, Петр I решил дать врагу генеральное сражение под Полтавой и назначил его на 26 июня, когда Церковь отмечает явление Тихвинской иконы Божией Матери. Фельдмаршал Б.П.

Шереметев, особенно почитая этот образ Богородицы, подаренный ему супругой и сопровождавший его во всех походах, узнав о планах государя, упросил его отсрочить битву. Просьбу Шереметева Петр I исполнил. Согласно тому же преданию, Б.П. Шереметев дал обет, в случае удачного исходы битвы, построить девичью обитель. Заступничеством Царицы Небесной, русское войско одержало победу в Полтавской баталии. Петру I пули пробили шляпу, фельдмаршалу Шереметеву – латы и платье. Рубашка, которая была на фельдмаршале в тот день, стала фамильной ценностью рода Шереметевых.

Петр I, возвращаясь из Полтавы, посетил в Борисовке своего фельдмаршала и там услышал от него о данном обете. Государь одобрил благочестивую мысль своего полководца, сам выбрал место для обители и собственноручно водрузил на вершине горы большой деревянный крест, обозначив тем самым место церкви во имя любимого Петром I праздника – Преображения Господня.

Граф Борис Петрович Шереметев поставил деревянную часовню, и в нее пожертвовал список знаменоносной Тихвинской иконы Божией Матери. Со временем, эта часовня была обращена в церковь во имя Тихвинской иконы Божией Матери.

Более позднее предание говорит о попытке двух недоброжелателей из Борисовской слободы поджечь монастырь, и вразумившем их явлении величественной Госпожи на монастырской стене. Пораженные увиденным, они признались перед судом в своем намерении и были сосланы. На этом предания оканчиваются и начинается документальная история монастыря.

Уже к 1714 г. в Борисовской обители было два храма. Холодный был посвящен Тихвинской иконе Божией Матери. В нем находился дарованный Б.П. Шереметевым список, прославившийся со временем чудотворениями. Теплая церковь, по предначертанию Петра I, была посвящена Преображению Господню. Первоначальный Устав для монастыря был написан графом Борисом Петровичем Шереметевым.

Сведений ни о первой игумении обители старицы Иустины (Устиньи), ни о второй – Иулиании Данилевской, не сохранилось. Известно что при них существовало общежитие для двенадцати стариц. Первым духовником был иеромонах, он скончался в 1719 г. и, по распоряжению местного архиерея, на его должность был назначен белый священник.

Вызванный в декабре 1714 г. Петром I в Петербург, фельдмаршал Б.П. Шереметев навсегда простился со своей любимой Борисовкой, где провел самые тихие годы жизни. 17 февраля 1719 г. он тихо почил мирной христианскою кончиною.

Наследником Шереметева стал его старший сын от второго брака, граф Петр Борисович Шереметев (1719–1789), он стал и новым радетелем об основанной отцом обители.

В 1759 г., усердием Петра Борисовича, была построена новая деревянная церковь Тихвинской иконы Божией Матери. 1 ноября 1775 г., в воскресенье, храм освятил епископ Белогородский и Обоянский Аггей.

В 1764 г., когда Борисовская пустынь подлежала упразднению, граф приложил все усилия для ее сохранения, обещал содержать ее собственным коштом. Ходатайство графа было удовлетворено и обитель уцелела.

1 ноября 1775 г., в воскресенье, епископ Белгорадский и Обоянский Аггей освятил церковь Тихвинской иконы Божией Матери, построенную на месте первого храма, пришедшего в ветхость. В монастырском сообщении об этом событии упоминается и тогдашняя игумения монастыря – Ксения Данилевская, вероятно родная племянница второй игумении монастыря Иулиании.

В 1783 г. в монастыре упоминается, вместо игумении, начальница Нимфодора Данилевская. Она скончалась 12 января 1784 г.

30 ноября 1788 г. в Москве умер граф Петр Борисович Шереметев. Наследником его огромного имения стал сын граф Николай Петрович. Едва он успел вступить в управление имением, как тотчас получил письмо от владыки преосвященного Феоктиста, в котором владыка спрашивал графа о его намерениях относительно Борисовской пустыни. На это письмо граф ответил, что будет содержать пустынь точно также, как и его покойный родитель.

В 1793 г. начальница пустыни Александра Шарова, по распоряжению духовного начальства, отправилась на покой в Харьковский Вознесенский девичий монастырь, а на ее место была назначена добрая и благочестивая старица Белгородского девичьего монастыря Анфия. В 1801 г. ее перевели в Белгородский Рождественский монастырь, а на ее прежнее место, 19 февраля 1801 г. была определена постриженица Курского Троицкого монастыря Афанасия Котельникова.

Новая начальница еще в Курском монастыре несла клиросное послушание, а в Борисовке сумела замечательно устроить церковное пение. При ней было утверждено общежитие по правилам начальницы Белгородского монастыря монахини Агафоклии[1]1
  Правила нового общежития, составленные монахиней Агафоклией, состояли из двадцати трех пунктов и были одобрены Преосвященным Феоктистом. Владыка разослал их по всем монастырям Курской епархии, чтобы «не было разницы между монастырями в общежитии»..


[Закрыть]
.

В 1809 г. скончался граф Николай Петрович Шереметев. Его наследником стал малолетний сын Дмитрий. В 1812 г. управляющий его Борисовским имением Максим Куницкий писал преосвященному Феоктисту, что опекуны графа распорядились построить в пустыни каменную ограды и колокольню.

25 ноября 1813 г. скончалась игуменья Афанасия и на ее место была назначена борисовская монахиня Августа. 7 мая 1814 г. в Екатерининской церкви Белгородского Рождественского монастыря, преосвященным Феоктистом она была посвящена в сан игуменьи.

Игуменья старица Августа, как говорят о ней документы, была искусна в чтении и пении, умела шить золотом и писать иконы. При ней было закончено строительство колокольни и каменной ограды вокруг монастыря. Число насельниц увеличивалось, а следовательно, возникла необходимость в построении новой соборной церкви. Мать Августа, по благословению преосвященного Феоктиста, обращалась к опекунам малолетнего графа за помощью в построении каменного храма, но получила отказ. Тогда игумения, по благословению архиерея, стала собирать средства среди благотворителей.

В 1820 г. игумения Августа обратилась к графу Дмитрию Николаевичу, уже вступившему тогда в управление своими имениями, и просила оказать помощь в ее благом начинании. Граф принял ее просьбу, утвердил смету, план и фасад будущего храма.

16 июня 1821 г. епископ Курский и Белгородский Евгений дал благословение на закладку церкви.

4 мая 1822 г. на месте прежнего деревянного Тихвинского храма состоялась торжественная закладка первого каменного храма Борисовской пустыни. При этом присутствовали бывший Курский архипастырь епископ Евгений (незадолго до того переведенный архиепископом в Псков), новый Курский епископ Владимир, архимандрит Белгородского мужского Николаевского монастыря Иоасаф Юнаков и священнослужители Борисовской пустыни и слободы.

В первой четверти XIX в. в Борисовской пустыни было введено новое чиноположение по уставу святых отцов, принятому во многих пустынных обителях. Нововведением монастырь обязан двум девицам-дворянкам Анне и Матроне Яковлевным Толбузиным. Они поступили в обитель в 1815 г. из Севского Троицкого монастыря, где существовал строгий чин и порядок монастырской жизни. В Борисовскую пустынь они перешли по благословению старца Площанской пустыни иеромонаха Василия Кишкина. На следующий год они были пострижены в монашество с наречением имен Акилина и Херувима. В пустыни сестры сразу обрели единомышленниц в лице монахинь– дворянок Евпраксии, Маргариты Симоновой, Аркадии Житковой, Досифеи Веревкиной и Анатолии Еновской, позднее ставшей игуменьей Борисовской пустыни. Игуменья Августа подала прошение владыке Евгению, обратиться за составлением нового чиноположения к строителю Глинской пустыни старцу иеромонаху Филарету. В 1821 г. о. Филарет прибыл в Борисовскую пустынь и завел в ней пустынный устав, несколько облегченный для женских обителей.

В 1822 г. пожилая игумения Августа оставила начальство над обителью, чтобы провести остаток жизни в уединении и подвигах благочестия. Она скончалась мирной христианской кончиной в 1849 г. На ее место, по прошению сестер, была переведена игумения Севского Троицкого монастыря Венедикта. За свое недолгое, девятилетнее, управление обителью эта благочестивая старица сумела достроить и украсить каменную церковь Тихвинской иконы Божией Матери, которая была освящена 4 сентября 1827 г. епископом Курским и Белгородским Владимиром. При ней в монастыре появилось столько новых построек, что игумения была вынуждена обратиться к графу Дмитрию Николаевичу Шереметеву с просьбой расширить прежнюю ограду. По ходатайству матери Венедикты, граф Шереметев построил близ святых ворот монастыря гостиницу для паломников, которых было в избытке – как правило, богомольцы останавливались в Борисовке по пути в Киев.

При игумении Венедикте в 1828 г. в обитель поступили помещицы Белгородского уезда – Надежда Даниловна Гринева (в монашестве Мелетия) и ее родная племянница Любовь Яковлевна Новосильцева (в монашестве Макария, будущая игумения монастыря). Они во многом способствовали благоустройству обители. Усердием игумении и средствами графа Шереметева, ветхая деревянная теплая церковь была заменена каменной. Закладку храма осуществил архимандрит Иоасаф в августе 1831 г., по благословению епископа Иннокентия. Вскоре после этого, слабая здоровьем игумения оставила свою начальственную должность. Она прожили в Борисовке еще три года, в безмолвии и богомыслии, и скончалась в 1834 г.

Новой игуменией обители сестрами была избрана монахиня Анатолия (Еновская), происходившая из орловских дворян и состоявшая в обители на послушании ризничей. В сан игуменьи она была посвящена епископом Иннокентием 10 января 1832 г. Управляла обителью шестнадцать лет. При ней была достроена теплая Спасо-Преображенская церковь и освящена 4 ноября 1834 г. епископом Курским и Белгородским Илиодором. В 1846 г. почти вдвое распространена теплая Преображенская церковь. Игумения Анатолия испросила у графа Шереметева, в честь его новорожденного наследника Сергия, жалованье для пяти болящих монахинь. При ней было установлено чтение соборного акафиста Пресвятой Богородице по субботам, после ранней литургии.

5 июля 1847 г. игуменья Анатолия скончалась, после продолжительной болезни. На ее место архиепископ Курский и Белгородский Илиодор посвятил казначею Курского монастыря Арсению Белевцеву, дворянку. Она приехала в обитель 8 сентября того же года. В свое короткое пятилетнее управление обителью она устроила на свое иждивение в теплой церкви придел во имя Трех святителей и установила чтение Псалтири за упокой графов Шереметевых. По слабости здоровья игуменья Арсения оставила свою должность, и через месяц скончалась. Ее место заняла ближайшая помощница, казначея Макария Новосильцева, посвященная в сан игумении 3 февраля 1852 г.

При игумении Макарии Новосильцевой, в 1855 г. была выстроена новая гостиница и Сергиевская больница, средства для строительства которой выделил граф Дмитрий Николаевич. В больнице, усердием иумении Макарии, была устроена церковь во имя свт. Николая, освященная 5 августа 1856 г. архиепископом Илиодором. Иждивением графа Шереметева на монастырском дворе был устроен новый колодезь, наподобие часовни.

Решив перестроить теплую Преображенскую церковь, игумения отправилась зимой 1857 г. в Петербург, просить графа Шереметева о содействии. Весной 1859 г. ветхий храм Преображения был разобран до основания и 6 мая того же года, в среду Преполовения, был заложен новый храм с колокольней. К 1861 г. церковь, в русско-византийском стиле, вчерне была окончена и 21 сентября, в день Ангела храмоздателя графа Дмитрия Николаевича, 1862 г. освящена епископом Курским и Белгородским Сергием. Придел Трех святителей владыка освятил еще раньше, в ноябре 1861 г.

За время существования Борисовской обители, в ее стенах прославилось много духовных стариц. За благочестие почитали уставщицу Тарсилию (Гезеву), борисовскую малороссиянку, которая никогда не ела горячего и даже не пила чая. За четыре года до смерти она впала в болезнь и почти не вставала с постели, но принимала свою немощь с благодарностью и смирением. Присутствовавшие при блаженной кончине Тарсилии свидетельствовали, что старица имела видение незримой гости, с которой говорила: «Откуда ты пришла ко мне, прекрасная девица?», «Так ты из Иерусалима?», «Так ты из Иерусалима! Возьми ж мою душечку, возьми ж мою душечку!», произнося эти слова, она начала креститься и тихо почила 26 июня 1817 г., в день Тихвинской иконы Божией Матери.

Многие, духовно окрепшие в Борисовской обители, старицы поставлялись игумениями других монастырей. Так, Досифея (Веревкина) была назначена в Тверской девичий монастырь (оттуда, по прошению Казанского архиепископа Григория переведена настоятельницею в Казанский девичий монастырь), монахиня Ироида – в монастырь Земли Войска Донского, монахиня Емилия (Степанова) основала и возглавила Харьковский Николаевский монастырь, Рафаила (Черемисова) была назначена в Белгородский монастырь (на этом посту ее сменила Борисовская старица Людмила (Мясоедова)), монахини Алевтина (Недельская) и София Ступина отправились в Курский девичий монастырь, где обе были игумениями.

В 1895 г. на должность настоятельницы Борисовской пустыни была назначена 66-летняя игумения Нижегородской обители Дорофея. За шесть с половиной лет своего начальства, она сумела произвести ремонт в ветхих теплом и холодном храмах, вызолотила иконостасы.

Игуменью Дорофею сменила Лариса, сирота вольноотпущенных графа Шереметева, жившая в Борисовской обители с семи лет, проведшая всего в обители семьдесят лет. Игуменией монастыря она избиралась дважды. В первый раз она отказалась от своего жребия по смирению и дабы не возмущать несогласие среди сестер, второй раз была избрана настоятельницей 1 января 1902 г. Обителью мать Лариса правила до 1908 г., когда тихо скончалась.

16 декабря 1908 г. Белгородский епископ Иоанникий возвел в сан игуменьи монахиню Серафиму. Впервые за двухсотлетнее существование Борисовской обители, эта торжественная церемония была совершена в самом монастыре и, как оказалось, стала для него последней.

В 1909 г. сестры обители стали свидетельницами грандиозного торжества. В тот год, по всей Курской губернии праздновалось двухсотлетие Полтавской битвы. 26 июня монастырский храм был полон молящимися. После литургии совершили панихиду с возглашением вечной памяти императору Петру I, его сподвижникам и всем воинам, павшим в Полтавском сражении. Вокруг храма был совершен крестный ход с чудотворной Тихвинской иконой Божией Матери.

Разрушение монастыря началось в 1920-х гг., когда обитель лишилась своих ценностей и средств к существованию. В августе 1923 г. было описано монастырское имущество. Деревянные постройки поджигались и сносились. Монахинь разогнали, и на месте монастыря появился пос. «Детдом Новый СВЕТ имени Карла Либкнехта».

После войны 1941–1945 гг. были уничтожены все оставшиеся от монастыря строения и некрополь.

Сегодня здесь по-прежнему располагается школа-интернат. От святой обители осталось лишь несколько построек и разбитый на две половины надгробный камень, предположительно 1905 г., в виде части ствола дерева. Монастырю приписывается старинная Библия, хранящаяся в местном краеведческом музее.

Чудом уцелела главная монастырская святыня – Тихвинская икона Божией Матери, она пребывает в храме Архистратига Михаила в пос. Борисовка.

11 декабря 1999 г. архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн освятил на месте бывшей обители поклонный крест и памятный камень.


Старец Серафим (Тяпочкин) и храм свт. Николая Чудотворца в пос. Ракитное

Усадьба Ракитное – исконное владение знаменитого рода Юсуповых. В 1832 г. князь Борис Николаевич Юсупов построил здесь храм во имя свт. Николая. Богослужения в нем совершались до 1934 г. В период немецкой оккупации храм был вновь открыт.

В октябре 1961 г. настоятелем Николаевского храма в с. Ракитном был назначен игумен Серафим (Тяпочкин), почитаемый старец наших дней.

В миру его звали Дмитрий Александрович Тяпочкин. Он родился в 1894 г. в семье военного, в Варшавской губернии. Окончил Холмскую духовную семинарию, а в 1917 г. поступил в Московскую духовную академию. Начал пастырское служение. В 1933 г. Дмитрий Александрович овдовел и остался с тремя дочерьми. В 1941 г. он был арестован и осужден на десять лет. В ссылке отец Серафим продолжал тайно исповедовать, крестить и отпевать. Когда срок его заключения подходил к концу, на вопрос следователя, чем он собирается заниматься на воле, о. Дмитрий ответил, что продолжит служить священником, как и служил. В результате, его срок был увеличен еще на пять лет.

Из лагеря Дмитрий Александрович вышел только в 1955 г., был назначен в Куйбышев, где стал свидетелем события, потрясшего тогда весь город – знаменитого «Зоиного стояния», когда в буквальном смысле слова «окаменела» танцевавшая с иконой комсомолка. То что происходило в доме Зои повлекло за собой тяжелые последствия для самого о. Дмитрия. В праздник Рождества Христова он отслужил в доме водосвятный молебен и освятил всю комнату, ему, единственному из священников, удалось взять икону из застывших рук девушки. Вследствие этого, на него было заведено новое дело и о. Дмитрий опять оказался в заключении.

В 1960 г. протоиерей Дмитрий Александрович Тяпочкин был пострижен в монашество епископом Курским и Белгородским Леонидом, с именем Серафим. В следующем году он был возведен в сан игумена. 14 октября 1961 г., в праздник Покрова, в Никольском храме пос. Ракитное Белгородской области, он совершил свое первое служение в новом сане.

Вокруг нового игумена сразу собралось множество духовных детей. Были и те, кто приезжал к о. Серафиму с желанием остаться в Ракитном навсегда. Но местные власти как могли препятствовали этому, отказывая всем в прописке. В 1970 г. игумен Серафим был возведен в сан архимандрита.

С первых дней служения о. Серафима в Ракитном, к нему приезжал его духовный сын Иван Бузов, впоследствии тоже принявший подвиг старчества. В те дни он завершил свое трехлетнее послушание в Почаевской лавре и переехал с семьей в Белгород. В Никольском храме он стал петь на клиросе и прислуживать в алтаре. В 1961 г. владыка Леонид назначил его псаломщиком Никольского храма, а отец Серафим благословил всю семью Бузовых переехать в Ракитное.

Неся послушание сторожа, а зимой истопника в котельной, Иван часто ночью выходил во двор, ходил вокруг храма и творил Иисусову молитву, а утром шел прислуживать о. Серафиму в алтаре, читать и петь на клиросе.

Постоянно находясь в оградке храма, Иван имел возможность общаться с паломниками, которые со всей страны приезжали к о. Серафиму и ожидали приема. Общаясь с ними, он находил для каждого слова утешения. Отец Серафим любил своего послушника Ивана за его доброту и сострадание к ближнему. В 1978 г. в Сергиево-Казанском соборе Курска Иван был рукоположен в сан диакона и продолжил свое служение в с. Ракитное.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

Поделиться ссылкой на выделенное