Ольга Смирнова.

Энциклопедия по святым местам центра России



скачать книгу бесплатно


Собор Рождества Христова. Предположительно, первый собор Рождества Христова был построен при Иване Грозном, когда слобода пополнилась жителями и нуждалась в приходском храме.

В 1627–1630 гг. упоминаются две церкви: Рождества Христова и свт. Николая Чудотворца. В 1649 г. Рождественская церковь была перестроена. В 1653 г. перестроена Никольская церковь, в ней был освятили придел св. пророка Илии и св. Иоанна Предтечи.

В 1696 г. вместо этих двух деревянных церквей был построен каменных храм Рождества Христова с приделом свт. Николая. В 1847 г. этот храм был расширен на средства купца И. Баранова, и с того времени существовал без изменений. Престолов в нем три: в холодном храме Рождества Христова, в теплых приделах – Архистратига Михаила и свт. Николая Чудотворца.

К собору Рождества Христова была приписана кладбищенская церковь Боголюбской иконы Божией Матери, построенная в 1800 г. на средства благотворителей и в 1829 г., иждивением александровских купцов Михаила Каленова и Федора Баранова, добавленная приделами св. Федора Стратилата и св. мч. Варвары.

В конце XIX в. протоиереем Рождественского собора был о. Николай Флоринский. В 1898 г. он выдал свою дочь Антонину за преподавателя Закона Божия Федора Петровича Делекторского. Вскоре после свадьбы супруги уехали в Переславль, где Федор Петрович был рукоположен в сан священника. Через 24 года, в 1922 г. одинокий Федор Петрович Делекторский вернулся в Александров и стал настоятелем собора Рождества Христова и благочинным всех городских церквей. В 1924 г. он принял постриг, был возведен в сан архимандрита, хиротонисан во епископа Бугульминского, викария Самарской епархии. 19 ноября 1937 г. епископ Никита (Делекторский) был расстрелян в Бутово. Русской Православной Церковью он прославлен в лике священномучеников.

После революции храм был закрыт, его имущество реквизировано. В июле 1929 г. были снесены главы и колокольня. Храм был возвращен верующим в апреле 1990 г. С 1992 г. в нем стали проходить регулярные богослужения.


Спасо-Преображенская церковь. Спасо-Преображенская церковь стоит за рекой Серой, вблизи Успенского монастыря. Основание ее относят ко временам Ивана Грозного, тогда церковь была посвящена Богоявлению. Вероятно, тот храм погиб во время литовского разорения.

В 1663 г., по ходатайству крестьян дер. Красная роща, митрополит Сарский и Подонский Питирим, благословил им старую Богоявленскую церковь в Александровской слободе разобрать и увезти в свою деревню.

По местному преданию, императрица Елизавета Петровна вблизи Богоявленской церкви в 1742 г. повелела построить каменный храм свв. прав. Захарии и Елизаветы. Антиминс для нее был освящен в Москве преосвященным Львом.

Богоявленская церковь обветшала, потому в 1760 г. по прошению настоятеля Иосифа Александрова и прихожан, епископ Переславский и Дмитровский Амвросий благословил вместо ветхой деревянной церкви построить новую деревянную. Была она выстроена или нет – неизвестно, но через тридцать лет Богоявленская церковь снова упоминается ветхой.

Основные перестройки храма происходили в 1790–1804 гг.

В 1790 г. епископ Суздальский и Владимирский Виктор благословил за ветхостью ветхую деревянную церковь разобрать и употребить на отопление церкви и печение просфор, а вместо нее к церкви во имя свв. прав. Захарии и Елизаветы пристроить каменный придел. Этот новый Богоявленский придел освятил в 1795 г. настоятель Лукиановой пустыни игумен Макарий.

По прошению прихожан, епископ Суздальский и Владимирский Виктор благословил переименовать престол в Захарии-Елизаветинском храме в память Преображения Господня, а в трапезе этого храма устроить придел свв. прав. Захарии и Елизаветы, в память прошлого наименования храма. Этот придел был освящен в 1804 г., по благословению епископа Суздальского и Владимирского Ксенофонта, иеромонахом Никоном, настоятелем Лукиановой пустыни и префектом Владимирской семинарии. Приблизительно в то же время появилась каменная колокольня. В советское время храм был закрыт, разрушена колокольня.


Успенский женский монастырь. Есть известия, что первоначально, Успенская церковь и монастырь были построены Иваном Грозным вблизи своего дворца в XVI в. Но если монастырь и существовал в те годы, то очень скоро он прекратил свое существование.

Действительное начало Александровскому Успенскому женскому монастырю положил прп. Лукиан в 1642 г., став постригать в иночество жительниц Александрова. Монахини, первоначально, ютились около Успенского храма.

По просьбе прп. Лукиана, царь Алексей Михайлович передал для женской обители постройки времен Ивана Грозного, стоявшие на т. н. Буграх и находившиеся в запустении, а также остатки дворцовых строений, Покровский и Троицкий храмы. Так, во второй половине XVII в. Бывший кремль стал обителью. Монастырское предание гласит, что уцелевшее при Успенской церкви монастыря каменное здание есть часть дворца царя Ивана Грозного. Прп. Лукиан, утвердив иноческое житие, поставил первую игуменью старицу Евпраксию.

Наряду с прп. Лукианом, в Александрове почитался и другой подвижник – прп. Корнилий – игумен Лукиановой пустыни и духовник Успенского монастыря. Он скончался 11 августа 1681 г. и был погребен под алтарем Троицкого собора.

На протяжении своей истории, монастырь украшался царскими щедротами. Почти ежегодно посещал обитель царь Федор Алексеевич. Ему особенно нравились дорогие кони, которые были на государевом дворе.

В 1708 г. в монастыре был свт. Дмитрий Ростовский и пел обедню и панихиду по царевне монахини Маргарите.

В 1923 г. Успенский женский монастырь был закрыт. В нем разместили историко-архитектурный музей. В 1946 г. Троицкий собор был открыт как приходской храм.

В 1991 г. после многих лет монастырь был восстановлен. Для богослужений был открыт Троицкий собор. Священником его стал о. Андрей Устюжанин, сын Клавдии Устюжаниной, пережившей смерть и воскрешение (т. н. «Барнаульское чудо»).

В 1995 г. были обретены мощи прп. Корнилия, и положены в правом приделе собора.


Зосимова пустынь в Арсаках. Об основателе Зосимовой пустыни сведений сохранилось очень мало. Со слов слепого старца Симеона Ермолаева, служившего несколько лет сторожем у его могилы, известно, что схимонах Зосима был иноком Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Судя по чтимой в Зосимовой пустыни Смоленской иконе Божией Матери «Одигитрии», предполагают, что Зосима происходил из Смоленских земель. На берег Молохчи, в место, называемое Ульянова пустошь, он пришел в последней четверти XVII в. с монахом Ионою, который стал келейником старца. Зосима построил тут деревянную часовню и келью, и сам выкопал колодезь.

В 1710–1713 гг. вокруг старца Зосимы уже собирались иноки. Известно имя его ученика Кирилла. Традиционным послушанием в пустыни стало пчеловодство.

Императрица Елизавета Петровна, унаследовав от Екатерины I Александровскую слободу, часто навещала там сестру Петра I Марфу Алексеевну. Проездом, она всегда посещала старца Зосиму, которого очень чтила.

Есть предание, что умирая, старец Зосима завещал похоронить себя без почестей, в случае же неисполнения его просьбы, грозил более ста лет не являться. Но известно, что сейчас же после его преставления отправили гонца в Москву к императрице Елизавете Петровне. Императрица пожертвовала десять тысяч рублей на погребение и прислала Владимирского архиерея и певчих, чтобы со всеми почестями похоронить старца в заранее ископанной им самим могиле. Погребение, таким образом, было великолепное и народу стеклось очень много.

На могиле старца Зосимы поставили большой памятник из белого камня. Впоследствии построили часовню. После смерти Зосимы, Ульянова пустошь стала постепенно запустевать. Но люди продолжали идти на могилу старца. Жители соседнего с. Никульского ежегодно, в праздник Преображения Господня, совершали сюда крестный ход.

Доходам небольшой часовенки позавидовал священник соседнего с. Слотина и уговорил владельца земли, на которой стояла часовня, помещика Тимонова перенести из часовни все иконы в церковь с. Слотина. Священник снял с могилы старца Зосимы памятник и стесал с него топором надпись. Впоследствии этот памятник поставили на могилу самого этого священника в с. Слотино. В часовне же землевладелец распорядился устроить птичню и свинарню. Но каково было изумление птичницы, когда после первой же ночи она нашла всех свиней и птиц мертвыми. Вскоре землевладелец умер, а его имение перешло в другие руки.

Постепенно, память о пустыни стала исчезать совершенно. На месте бывшей часовни над могилой старца Зосимы стоял лишь простой липовый крест. О старце помнили лишь две высокие ели, росшие рядом, вероятно еще со времен Зосимы, да колодец, вырытый им на берегу Молохчи. Однажды, местные работники увидели старца Зосиму, который кадил свою могилу. В другой раз, пастухи заметили огонь над самой могилой. После этих чудесных явлений, над его могилой была выстроена часовня.

В 1855 г. всю землю с Ульяниной пустынью приобрела дворянка Генриетта Ивановна Нетель. Несмотря на то, что она была лютеранского исповедания, она не препятствовала чествованию памяти схимонаха Зосимы. У часовни продолжали совершаться исцеления. Молва о них все более и более росла. Это даже привело госпожу Неттель к мысли о пожертвовании Ульяниной пустыни с часовней в пользу духовного ведомства. Но почему-то с пожертвованием она стала медлить, даже передумала, а потом в ее семье случилось несчастье – умерла любимая дочь Юлия. Мать похоронила ее у самой Зосимовской часовни и все время думала о том, что будет с могилой после ее смерти, когда другие дети продадут имение. Тогда Неттель и вспомнила о своих прежних планах. Помощником ее в благом деле стал сын радонежского юродивого Филиппушки, Прокопий.

Новая каменная часовня на могиле схимонаха Зосимы была выстроена при помощи семьи московского купца Дмитрия Михайловича Шапошникова, благотворителя Лукинской женской обители, Подольского уезда. Сам схимонах Зосима трижды являлся Дмитрию Михайловичу в сонных видениях, обнимал его со слезами и просил не оставлять начатого дела. Вскоре был освящен храм во имя Смоленский иконы Божией Матери.

В 1893 г. во втором этаже трапезного корпуса был освящен Сергиевский храм. В 1894 г., по инициативе настоятеля обители архимандрита Павла, на месте первоначального храма, над могилой старца Зосимы, был заложен каменный собор. Средства на его постройку выделил Иван Евфимиевич Ефимов, издатель многих духовных брошюр.

В июле 1900 г. Московским митрополитом Владимиром был освящен средний престол храма во имя Смоленской иконы Божией Матери. Северный его придел был посвящен Архангелу Рафаилу и прочим Небесным Силам бесплотным, южный – св. Зосиме Соловецкому. В соборе были две гробницы. Одна означала место погребения схимонаха Зосимы, другая принадлежала архимандриту Павлу, основателю Смоленского собора.

В 1899 г. над святыми монастырскими воротами был освящен храм во имя Всех святых.

В Смоленской Зосимовой пустыни был пострижен сщмч. Дмитрий (Добросердов).

Более двадцати лет, в Зосимовой пустыни провел Алексий (Соловьев), один из самых известных и почитаемых старцев XX столетия. В монастырь он поступил в конце XIX в., после смерти своей супруги. Пострижен был игуменом Германом (Гомзиным). В 1906 г. Алексий принял подвиг старчества. Он поселился в отдельной избушке, куда приезжали к нему духовные дети и паломники. Была на исповеди о. Алексия и великая княгиня Елизавета Федоровна. Живя в Зосимовой пустыни старец ушел в крепкий затвор. Он продолжал посещать богослужения, молился в алтаре, но и тогда в пустынь продолжали приезжать его духовные дети, чтобы если и не видеть его, то хотя бы молиться со старцем в одном храме. Среди них был будущий священномученик Илья Николаевич Четверухин, которому выпало служить на известных московских приходах.

В 1917 г. о. Алексий был избран членом Всероссийского Поместного Собора и 5 ноября 1917 г. в храме Христа Спасителя он взял жребий, определивший избрание на Патриарший Престол митрополита Тихона (Беллавина).

В 1917 г. монастырь Зосимова пустынь был закрыт, обитель продолжала действовать как сельскохозяйственная артель. В числе последних иноков был иеромонах Герасим (Мочалов). После закрытия обители он перешел в Пешношский монастырь, а потом служил на приходах Московской области, где пострадал от безбожников, и был впоследствии причислен к лику новомученников Российских.

В 1923 г. артель была разогнана. Старец Алексий, к тому времени принявший схиму, вместе со своим келейником переехал в Сергиев Посад, где до самой кончины жил у своей духовной дочери В. Верховцевой. Умер он в 1928 г., был погребен на Кукуевском кладбище в Сергиевом Посаде, в 1994 г. его останки были перенесены в возрожденную Зосимову пустынь.

Монашеская жизнь в Смоленской Зосимовой пустыни возобновилась в 1992 г. Были причислены к лику святых основатель пустыни схимонах Зосима, Герман (Гомзин) и Алексий (Соловьев).


Троицкий Стефано-Махрищский мужской монастырь. Махрищский монастырь был основан около 1370 г. собеседником Сергия Радонежского прп. Стефаном, в лесной дебре, при маленьких речках Махрищи и Молокши.

Прп. Стефан родился в XIV в. в Киеве. Постриг принял в Киево-Печерской лавре. Из лавры ушел вместе со многими монахами, от католических притеснений. Он пришел в Москву, где долго беседовал с великим князем Иваном Ивановичем, испросив у него позволение поселиться в московских пределах, в пустынном месте.

Такое тихое место он нашел в урочище «Махрище», далеко за Троице– Сергиевой лаврой. Здесь он водрузил крест и срубил келью. К нему стали приходить люди. Со временем, братии собралось так много, что подвижник вынужден был построить для них деревянную церковь. Это было не позднее 1358 г. Для получения архиерейского благословения на ее освящение, прп. Стефан отправился в Москву. Митрополит Алексий не только дал благословение на освящение церковь, но и своей грамотой учредил при ней обитель, а прп. Стефана рукоположил в иеромонаха и поставил игуменом. Прп. Стефан часто посещал Троицкую Радонежскую обитель. Однажды, сам прп. Сергий, претерпев скорби от братии, ушел из своего монастыря и пришел в Махрище. Прп. Стефан и вся братии вышли ему навстречу. Старцы поклонились друг другу до земли, и ни один из них не хотел первым подняться, так велико было их смирение. Наконец, святой гость уступил, встал и благословил святого хозяина.

Прп. Сергий пробыл в Махрищской обители несколько дней, потом прп. Сергий сказал, что хотел бы удалиться в здешние пустынные леса для безмолвия и просил Стефана дать ему в помощники одного из учеников, знающего здешние края. Прп. Стефан дал Сергию Симона. Сам Стефан проводил прп. Сергия версты за три, они отдохнули у источника, затем распростились. Впоследствии, в память их дружеского прощания, над источником построили часовню. Ежегодно к ней приходил крестный ход из Махрищской Сергиевской приходской церкви. А прп. Сергий поселился в 15 верстах от Стефановой обители, над рекой Киржачем.

Ближайшем учеником прп. Стефана стал местный помещик, передавший обители все свое имущество, постриженный прп. Стефаном с именем Григорий. Вскоре другие помещики, недовольные тем, что соседние с ними земли перешли к монастырю, стали требовать, чтобы Стефан покинул эти места, угрожали даже убить его. Так, Стефан вынужден был оставить обитель. С одним своим учеников Григорием, он ушел в Вологодские края, где основал Авнежский монастырь. Слава о новом монастыре дошла до Москвы, и великий князь Дмитрий Иванович вызвал к себе прп. Стефана. По пути в столицу, Стефан посетил свою Махрищскую обитель, а в Москве великий князь вновь наделил его правами владения оной. То посещение Москвы прп. Стефанан было примечательным. Беседа его с великим князем накануне отъезда в Махру была столь продолжительна, что придворные удивлялись такой высокой степени княжеского уважения к смиренному игумену Махрищскому.

В Москве прп. Стефан постриг в рясофор инока Кирилла, родственника любимого окольничего великого князя Тимофея Васильевича Вельяминова. Это, как и ожидалось, вызвало гнев окольничьего, но зато сыграло важное значение для просвещения русского севера, когда инок Кирилл стал прп. Кириллом Белозерским. А верный ученик прп. Стефана Григорий, не оставивший его в пору скитаний, в 1392 г. был замучен татарами. Русской Православной Церковью он был причислен к лику святых одновременно со Стефаном Махрищским.

Чувствуя приближение кончины, прп. Стефан собрал свою братию, дал им последнее наставление и, облекшись в великую схиму, скончался 14 июля 1406 г. В минуту его кончины комната наполнилась дивным благоуханием. Над гробом его братия построила каменную церковь прп. Стефана. После смерти основателя, братия выбрала себе в игумены его ближайшего ученика Илию. Но игуменствовал он недолго, вскоре скончался и был погребен подле своего учителя. Ему приемствовал Николай.

Последующие игумены уже не следовали заповедям св. Стефана и монастырь стал быстро приходить в упадок. В конце XV в. пожар уничтожил церковь и кельи, а на пепелище осталось всего несколько иноков, живших каждый по своему разумению. В это время, хотя и совершались исцеления от гроба прп. Стефана, но память его уже не праздновалась в монастыре. Над его могилой росли три березы, сплетаясь наверху своими ветками наподобие шатра. В первой четверти XVI в. столетнему старцу обители Герману было видение огня на гробе преподобного. Тогда все братия собралась на молебное пение Святой Троице. Вскоре после этого события обитель посетил Троице– Сергиевский игумен Арсений Сахарусов. Узнав о чуде явления огня, он поставил гробницу над могилой преподобного, а на ней большую свечу. Так восстановлено было празднование памяти преподобного.

Возрождение монастыря связано с именем игумена Варлаама, избранного на эту должность в 1556 г. С детства будущий игумен слушал много рассказов о святых подвижниках от своего прадеда – иеромонаха Серапиона, современника Сергия Радонежского и Стефана Махрищского, оставившего первые письменные сведения о жизни махрищского подвижника. В управление монастырем Варлаам вступил в том время, когда монастырь еще не оправился от пожара и претерпевал большую нужду.

В 1557 г. при проведении работ для нового храма, были обретены нетленные мощи прп. Стефана. Когда гроб раскрыли, на дальнее пространство разлилось дивное благоухание, а на самих мощах лежал кожаный пояс с изображением двунадесятых праздников. По распоряжению митрополита Макария, этот пояс был помещен в крест, от которого пошли исцеления. По велению игумена Варлаама были составлены житие и служба прп. Стефану, которые игумен представил царю Ивану Васильевичу IV и митрополиту Макарию. С давних времен в монастыре существовало предание, что после обретения мощи прп. Стефана почивали поверх земли и только наступившее лихолетие побудило иноков снова скрыть их под спудом. В XVII в., когда монастырь был приписан к Троице-Сергиевой лавре, над гробом преподобного была поставлена медно-посеребреная гробница. В 1906 г., при праздновании пятисотлетия прославления прп. Стефана, гробница была заменена медно-позлащенной, с возвышающейся над ней сенью в дренерусском стиле. Благоговейно хранили в монастыре и жезл, по преданию, принадлежавший прп. Стефану.

В 1558 г. был построен каменный Троицкий храм, богослужебную утварь для которого прислали царь Иван Васильевич и царица Анастасия Романовна.

В 1560 г., после четырехлетнего управления обителью, игумен Варлаам был отправлен на восстановление Авнежского монастыря, а через десять лет был хиротонисан в епископа городов Суздаля и Тарусы. Тринадцать лет он находился на этой кафедре, но не забывал и Махрищского монастыря. Ослабев и чувствуя приближение кончины, в 1583 г. преосвященный Варлаам оставил архиерейский престол и удалился в Махрищский монастырь, взяв с собой келейную Тихвинскую икону Божией Матери. Эта икона впоследствии прославилась чудотворениями. Ее носили по селам, а с начала XX в. с нею совершались крестные ходы – в Киржач, окрестные села, даже в Московскую епархию. 21 августа 1583 г. владыка Варлаам скончался. Его похоронили, согласно завещанию, с северо-западной стороны Троицкого собора. При перестройке собора в 1906 г. гроб его оказался внутри церкви. В том же году над его гробом была поставлена прежняя рака прп. Стефана.

Тяжкое разорение постигло обитель в советские годы. В 1993 г. на ее территории воздвигли первый крест. Началось постепенное восстановление монастыря как скита Успенского монастыря Александрова. В 1995 г. Лукианова пустынь получила самостоятельность.


Лукианова Рождество-Богородицкая мужская пустынь на Болоте. В десяти верстах к северу от Александрова находится монастырь Лукианова пустынь. Его история началась с 1594 г., когда приходской священник Григорий построил в существовавшем здесь с. Игнатьево деревянную церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы.

По прошествии некоторого времени, храмовая икона Рождества Пресвятой Богородицы троекратно являлась в трех верстах от церкви, в месте называвшемся Псковитино Раменье (Богородицкое), среди леса. Посоветовавшись с прихожанами, Григорий отправился в Москву, рассказал Патриарху Иову о дивных событиях и просил благословения перенести церковь в Псковитино Раменье. Патриарх дал свое благословение. Отец Григорий перенес церковь на новое место и сам поселился при ней. А в Игнатьево, на старом церковном месте поставили часовню. Во время литовского разорения церковь была разграблена, а священник Григорий пропал без вести.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

Поделиться ссылкой на выделенное