Ольга Романовская.

Секретарь его светлости



скачать книгу бесплатно

В гостиную вошел герцог де Вен и развалился в кресле. Рука потянулась к бокалу.

Ноэми досадливо кусала губы. При всем желании она не могла выбраться из гостиной, не попавшись герцогу на глаза, только сидеть до утра тоже не выход. Хотя бы потому, что Ноэми хотелось поужинать. Оставалось надеяться, герцог скоро уйдет, но удача отвернулась от Ноэми, де Вен засел в гостиной надолго.

Смеркалось. Из окна в комнату просачивались лиловые тени.

Герцог хлопком в ладоши зажег свет, заставил встрепенуться пламя в камине. Оно не дарило тепло, просто радовало взгляд.

У Ноэми затекло все тело и свербело в носу. Только чихнуть не хватало!

Внезапно герцог замер и, резко обернувшись, глянул туда, где притаилась девушка. Неужели почувствовал?

Капелька пота стекла с виска. Девушка задержала дыхание и принялась истово молиться Великой Матери. Та, определенно, не жаловала Ноэми, раз герцог встал. Понимая, разоблачение неминуемо, девушка затолкала дневник под диван.

– Что за мышиная возня?

Над Ноэми навис раздраженный герцог. Зрелище, представшее его взору, оказалось пикантным: стоящая на четвереньках девушка с приподнятым задом. Будто соблазняет поиграть в рабыню и господина.

– Вылезайте, я вас вижу.

Де Вен постучал перстнем по деревянному каркасу дивана.

Смущенная, покрывшаяся пятнами Ноэми кое-как встала на ноги, пригладив волосы.

– Простите, ваша светлость, не хотелось попадаться вам на глаза, – пролепетала она.

– Но все равно попались. – Усмешка тронула губы де Вена. – Я уже успел забыть, что оставил вас в замке.

Цепкий взгляд пробежался по фигуре.

Неужели герцог до сих пор не завел секретаря? Странно, нашлось бы немало желающих продать честь на таких условиях.

– Пожалуй, я склонен передумать, – де Вен налил бокал вина и протянул Ноэми.

Девушка брезгливо поморщилась. Неужели он думает, будто она станет пить из чужого фужера? Она отвела рукой бокал и, сделав реверанс, собралась удалиться, однако герцог остановил, велел сесть на диван. Ноэми подчинилась. Хочет она или нет, де Вен – ее работодатель, только от него зависит, останется ли у нее кусок хлеба и крыша над головой.

– Не люблю девственниц: одна морока! – пожаловался герцог и пригубил отвергнутый Ноэми бокал.

Девушка вспыхнула и не стала молчать:

– Ваша светлость, ваши слова…

– Дослушайте сначала! – оборвал ее де Вен.

Зажав ножку бокала между пальцами, он сверлил Ноэми взглядом.

– Вот за это и не люблю – за истеричность, порывистость и вспыльчивость. Глядя на вас, не скажешь, будто получили достойное воспитание. Между тем, вы разительно отличались от других… – герцог замялся, подбирая слово, – претенденток. Вы действительно искали место секретаря, по наивности не понимая, что вам действительно предлагают. Именно поэтому я готов дать второй шанс. Должность вакантна.

– Неужели остальные девушки отказались? Ваша светлость, сумма велика, а я не первая красавица королевства.

Чем больше Ноэми говорила, тем больше запутывалась.

В итоге и вовсе решила замолчать, уставившись на сложенные на коленях пальцы.

Герцог позвонил в колокольчик, велел принести второй бокал и фруктов. Теперь Ноэми держали за даму, а не за обслугу. Действительно, де Вен сам взял с подноса фужер, наполнил рубиновым вином и с легким поклоном предложил девушке.

– Фрукты тоже для вас, я такое не ем, – улыбнулся герцог.

– Предпочитаете мясные закуски?

Ноэми из вежливости пригубила напиток. Он оказался густым и отдавал травами. Девушка сама не заметила, как сделала второй глоток.

Бокал уютно устроился между ладоней, напряжение минувшего дня пригвоздило к дивану.

– Предпочитаю не портить вкус напитка, – едва заметно улыбнулся герцог. – Вину пять лет. В моей коллекции есть и более ценные экземпляры.

– Вы большой ценитель вина, ваша светлость. Оно воистину великолепно.

Де Вен кивнул, принимая комплимент. Взгляд на мгновение остановился на лице Ноэми, а потом переместился на магический огонь в камине.

– Вас останавливает девичья стеснительность? – Разговор вернулся к прежней теме. – Признаться, меня она раздражает, но, так и быть, я готов проявить терпение. Ни одна из девиц не справилась с сортировкой корреспонденции.

– И на таком основании?.. – Щеки Ноэми зарделись румянцем.

– Я хотел бы подписать контракт именно с вами.

– Я не стану спать с вами, ваша светлость, – решительно заявила девушка и, поднявшись, поставила полупустой бокал на стол. – Это противно чести.

Де Вен фыркнул. Никогда прежде ему не приходилось слышать столь смехотворное объяснение. Многие дамы света продали бы душу демону, чтобы оказаться в постели герцога, и без сомнений согласились бы стать одержимыми ради одного единственного бастарда. А тут лишенная фамилии леди, чей род, де Вен узнавал, балансировал на грани разорения, гордо отказывалась от повторного предложения. Хотя бы ради морального удовлетворения нужно овладеть строптивицей.

– Приятно слышать, что у вас есть честь, госпожа… Кстати, как мне вас называть? – Герцог почесал подбородок. – По рождению вы леди, дочь лорда Сулина Варда. И можете вернуть фамилию, если пожелаете. Достаточно прошения королю и публичного освидетельствования.

– Нет, лучше с вами! – покраснев еще больше, не думая, выпалила Ноэми.

От мысли об унизительной процедуре за ширмой в присутствии десятка свидетелей бросило в жар. Незнакомый мужчина цинично раздвинет ноги, взглянет и буднично сменит перчатки. Подобное хуже изнасилования!

Де Вен цокнул языком. Он отказывался понимать Ноэми. Предпочесть любовника медицинскому осмотру! Но дело герцога дать совет, а Ноэми – принять его или отвергнуть.

– То есть вы согласны?

– Исключительно секретарем, ваша светлость. – Девушка потянулась к бокалу, чтобы унять бушевавший внутри жар. – Обещаю хранить ваши тайны, как свои.

Герцог задумался, поставил фужер туда, где некогда стоял бокал Ноэми, и взял девушку за руку. Она попыталась вырваться, но де Вен укоризненно покачал головой. Его пальцы переплелись с пальцами Ноэми, ласково поглаживая.

– Вы леди по духу, госпожа Ноэми. Пожалуй, стану называть вас именно так, – улыбнулся он и поцеловал руку онемевшей девушки.

Сердце подпрыгнуло и замерло в горле.

Де Вен, воспользовавшись замешательством Ноэми, притянул ее к себе. От герцога пахло дорогим парфюмом и не менее дорогой тканью, девушка ощущала мышцы, бугрившиеся под рубашкой. Первое впечатление верно, де Вен действительно силен.

Герцог с удовольствием крал тепло девичьей кожи, наслаждался чистым, незамутненным запахом. Пальцы осторожно, чтобы не напугать, скользнули вниз и, едва касаясь, погладили. Ноэми дернулась, и де Вен убрал руку, чтобы захватить в плен пальчики.

– Какая же вы невинная! – выдохнул он ей в лицо. – Знаете, я счел девственность недостатком, но сейчас, наоборот, запишу в достоинства. Леди – леди во всем. Одно маленькое «да», и вы станете тем, кем положено.

Ноэми дрожала. Близость мужчины странно действовала на нее. Она никогда еще не оказывалась ни в чьих объятиях, не ощущала терпкого, дразнившего нос запаха, который парализовал волю.

– Сами подумайте, – герцог одной рукой перебирал пальчики, другой поглаживал, стремясь вновь овладеть мягкими полукружиями, – достойно ли вас нынешнее существование? Никто и ничто, тень архивариуса. А тут высший свет, мои тайны, деньги, большие деньги.

Губы де Вена на мгновение коснулись ее щеки. Словно молния ударила! Девушка часто, шумно задышала. Мурашки пробежали по спине.

– Я… я не могу без брака, ваша светлость! – в отчаянье пробормотала Ноэми.

Она понимала, согласие – единственный шанс выбраться со дна. Герцог не станет предлагать снова, он овладеет здесь и сейчас, как потом жить, опозоренной?

– Придется, – мягко возразил де Вен. Жениться он не собирался. – Сразу в постель не надо, когда решитесь. Пожалуйста, разденьтесь. Простите, но я должен взглянуть. Обещаю, – большой палец коснулся нижней губы и чуть надавил, – ни один мужчина больше не увидит вас обнаженной. Я отвернусь, вы разоблачитесь, и все, завтра жду к девяти в кабинете, начну вводить в дела.

– То есть вы действительно?..

Ноэми колебалась.

Постыдно, гадко, но де Вен – герцог, основная работа почетна, а девушка теперь безродная сирота. Может, Ноэми сумеет убедить работодателя ограничиться деловыми отношениями? Она станет усердно трудиться, зарекомендует себя отличным секретарем. Зачем такую в любовницы?

– Все, как в контракте, – заверил герцог, вскипая от нерешительности Ноэми.

Мало ему мороки в постели, так еще страхи, сомнения. Оставалось надеяться, тело Ноэми искупит неудобства дефлорации и ее полное невежество в постели.

И простыни придется спрятать. Увы, древний обычай предписывал брать в жены обесчещенную девицу, и пусть разница в положении не обязывала герцога подчиняться пережитку прошлого, люди все равно бы судачили, искали девственницу из спальни де Вена.

Девушку спасло появление кареглазого брюнета со смятым конвертом в руках. Краешек его губ чуть подергивался от плохо скрываемого волнения.

Герцог нахмурился и прошипел:

– Мог бы постучаться, Йонас! Сколько раз я просил не отрывать от вечернего отдыха по пустякам!

Значит, мужчина – Йонас де Вен, сын хозяина дома. Действительно, они похожи, только у маркиза небольшая бородка и черты чуть грубее.

– Прости, не знал, что ты с девушкой, – похабно улыбнулся де Вен-младший.

Воспользовавшись моментом, Ноэми юркнула за диван, вспомнив про дневник, и, не прощаясь, бегством покинула гостиную. Спину прожигал взгляд Йонаса. Маркиз не сомневался, они с герцогом – любовники.

Взяв ужин в коморку, девушка устроилась на узкой кровати с тетрадью и дневником. Она с трепетом развернула фартук и благоговейно погладила обложку. Пальцы ощутили тиснение, невидимое взгляду: знакомые буквы «Ж.В». Теперь Ноэми знала, «В» – это «де Вен». Первая буква монограммы – наверняка заглавная буква имени. Узнать какого именно, несложно: в библиотеке есть генеалогическое древо.

Вдоволь налюбовавшись обложкой, пусть потершейся, но до сих пор внушавшей почтение к бывшему владельцу дневника: не всякому доступна кожа такой выделки, Ноэми открыла первую страницу. Ту, которую заложили вшивной атласной лентой, оставила на десерт.

«Я, Жан де Вен, первый граф Норрен, лорд Банши и придворный маг Е.к.в. Стоурена Седьмого, начал сие первого марта тысяча восьмого года по летоисчислению наиви», – гласила первая запись.

Тысяча восьмой год. Сейчас минул тысяча двадцать седьмой. Значит, дневнику девятнадцать лет.

Занятно, Жан де Вен называл себя лордом Банши, хотя сейчас титул принадлежал маркизу де Вену. Видимо, Йонасу на момент записи еще не минуло восемнадцать, или маркиз унаследовал его после смерти дяди.

Задавшись целью узнать, когда умер Жан де Вен, Ноэми отыскала последнюю запись – восьмое июня тысяча десятого. Владелец вел дневник чуть больше двух лет.

Запись короткая, всего в три строчки, зато каких! «Догадываюсь, меня не оставят в живых. Все равно еду, хотя сомневаюсь, что вернусь. Дневник прячу. Увы, тайник ненадежен, но времени нет, лучше так, чем предать короля».

У Ноэми засосало под ложечкой.

Жана убили? Но кто? Заговорщики? Кто еще мог желать зла королю? Стоурен Седьмой скончался четыре года назад, сейчас правил его сын – Виллем Первый. Зато теперь понятно, чего надлежит опасаться.

Похолодевшими ладонями Ноэми потянула за ляссе. Зашелестели страницы, до сих пор белые, гладкие, открылись на нужном месте. Ноэми разочарованно нахмурилась. Стихотворение! Неужели хозяин помимо секретов записывал в книжицу произведения любимых поэтов? Однако, приглядевшись, Ноэми поняла: восьмистишье собственного сочинения, нескладное, корявое.

 
В приюте мертвых льется свет —
дороже кошки зверя нет.
Мехами услаждая взор,
красавица блюдет позор.
 
 
И звездам вечный ведет счет
застывший в камне звездочет.
Кто соберет, откроет дверь,
и выйдет на свободу зверь.
 

Девушка несколько раз перечитала стихотворение, все больше убеждаясь: с ним что-то не так. Вряд ли покойный счел главной ценностью плод ночных бдений. Раз так, это и есть та самая смертельная загадка, которую, вопреки всему, Ноэми попробует разгадать. Или хотя бы сберечь от чужих глаз.

Глава 3

Утро началось со странного молчания. Ноэми привыкла к шепоткам, попыткам вскользь, чтобы не поймали, задеть ее – сегодня ничего. Смотреть смотрели, но не более. Странно. К концу завтрака слуги, правда, разговорились. Не о Ноэми – о господах. Беседа вышла занятной, и девушка навострила уши, несмотря на давно выпитый желудевый кофе – страшную гадость, но иного не полагалось, – не спешила уходить.

Отец и сын собирались в столицу. Вот бы и Ноэми туда! Да денег мало, только-только на проезд хватит, а господа вряд ли возьмут с собой. Значит, впереди унылое существование в четырех стенах в компании архивариуса и управляющего.

Печальные мысли прервало появление камердинера герцога, который важно объявил:

– Его светлость звали девицу Ноэми.

Сердце подпрыгнуло к горлу, так там и осталось.

Девушка промокнула рот салфеткой – она мастерила их из ненужных черновиков, – и встала. Она запомнила презрение, с которым камердинер произнес ее имя. Подобного обращения Ноэми стерпеть не могла и громко, чтобы слышали все, заявила:

– Я направляюсь к себе. Когда вспомнишь, с кем разговариваешь, можешь позвать снова.

У слуг вытянулись лица. Не ожидавший такого поворота событий камердинер опешил. Ноэми прошла мимо него с гордо поднятой головой. Хватит, надоело! Пусть отец и лишил фамилии, она дворянка. Девушка неровня тем мужчинам и женщинам, пусть научатся ее уважать.

Каблуки отбивали дробь по коридору. Ноэми шла, будто королева. Чуть трепетали ноздри от сдерживаемого гнева, губы сжались в тонкую ниточку.

– Госпожа! – раздалось позади нее.

О, быстро учатся! Пусть не камердинер, служанка, но уже хорошо. Только Ноэми не остановилась и впервые свернула не к лестнице для слуг, а направилась прямиком в холл.

Сегодня же девушка составит письмо к королю. Виллем справедлив и вернет ей дворянское звание. Какая же она дура, следовало написать с самого начала! Герцог ведь говорил, а голос разума спал, задушенный страхом и растерянностью.

Ноэми Вард вновь почувствовала себя прежней – не забитой скиталицей, а леди, знающей себе цену. И в столицу она попадет, и поступит в столь желанную академию.

С небес на землю вернул недовольный оклик:

– Не люблю, когда меня заставляют ждать.

Ноэми подняла голову и увидела герцога. Он стоял на площадке между первым и вторым этажом и буравил девушку тяжелым взглядом. За спиной господина мялся камердинер, судя по всему получивший изрядную взбучку. Что ж, Ноэми только порадовалась. Дурные манеры слуг не делают чести хозяевам.

– Ваша светлость?

Преисполненная королевского достоинства Ноэми присела в легком реверансе.

– Разве вам не передали приглашение? – Герцог спустился на ступеньку ниже.

Голубые глаза искрились не хуже сапфиров, солнечный свет преломлялся в них тысячью граней.

– Передали, ваша светлость, но я сочла, что оно предназначалось не мне, – выдержав пристальный взгляд, ответила Ноэми.

– Вот как? – Брови де Вена взлетели вверх. – Кому же?

– Некой служанке.

– Занятно! – Под кожей герцога проступили желваки, Ноэми испугалась, что переборщила. – Разве он, – де Вен покосился на позеленевшего камердинера, – выразился двусмысленно?

– Он не проявил должного почтения. Понимаю, вы можете выгнать меня, ваша светлость, но…

– Хватит! – раздраженно оборвал герцог и взмахнул рукой.

Камердинер мгновенно испарился, тайком промокнув пот со лба. Господин редко гневался так сильно, пусть достанется дерзкой девчонке, а не ему.

Ноэми тоже понимала: герцог взбешен. И без того яркие глаза, потемнели, став двойниками сапфиров высшей пробы. Шейные мышцы напряглись, руки сжались в кулаки. Выставит, как есть, выставит!

– Значит, леди, – глухо, обращаясь к самому себе, пробормотал де Вен. – Отлично!

Ноэми ожидала новой вспышки гнева, но ее не последовало. Наоборот, герцог успокоился и учтиво предложил девушке выпить с ним и сыном кофе.

– Я приглашал позавтракать, но вы опоздали. Впрочем, – с непонятной полуулыбкой добавил он, – прибор стоит, можете воспользоваться.

Чего Ноэми точно не ожидала, так того, что герцог спустится и подаст ей руку. Только вот подол платья не позволял эффектным движением перекинуть его через запястье.

– Что же мне делать с вами, госпожа Ноэми? – задумчиво протянул де Вен. Его пальцы обжигали – то ли девушка успела замерзнуть, то ли просто переволновалась. – Леди не место под началом старика-архивариуса. Однако принять мое предложение вы не намерены.

Герцог медленно поднимался вверх по лестнице, девушка рядом с ним.

– Оно оскорбительно.

– Я вам столь противен?

Де Вен остановился посредине пролета и несильно сжал ладонь девушки. Позади – ступени и перила, впереди – жаждущий ответа герцог.

– Разве это столь важно? – юлила Ноэми, просчитывая возможные варианты. – Предложение непристойно, и хватит.

– Но должность может оказаться крайне приятной.

Владелец замка шагнул ближе. Девушка заволновалась. Она ощущала запах парфюма де Вена, края его одежды касались груди. Еще немного, и губы герцога коснутся губ Ноэми, может, даже поцелуют. Впервые в жизни.

Вот де Вен наклонился…

Ноэми дернулась, и губы мазнули по коже, оставив незримый след, как от ожога.

Руки взметнулись сами. Одна уперлась в грудь герцога, другая поднялась для пощечины, одновременно заслоняя лицо.

– Ваша светлость!

Как жалко прозвучали слова! Разве лепет остановит герцога?

Де Вен в предвкушении улыбнулся и перехватил оба запястья, легко, как и полагалось магу. Птичка попалась, но ей понравится клетка. Возмущение, пылавшее на красивом личике, лишь усиливало сладость победы.

Конечно, леди, не куртизанка, герцог лично попросит короля вернуть Ноэми имя, как только сорвет сочный плод. Из карминового ротика вырвутся судорожные вздохи, и она покорится господину, признает хозяином.

Ни одна женщина не занимала мыслей де Вена, как Ноэми Вард. Она не походила ни на покойную супругу, которую не волновало ничего, кроме долга перед семьей, ни на одну из многочисленных любовниц, заботившихся лишь о драгоценностях и тряпках. Герцог затеял историю с секретарем, чтобы встряхнуться, разнообразить досуг, и вот судьба столкнула его с Ноэми.

– Ну же, это совсем не больно! – с придыханием уговаривал герцог.

Совсем несмышленыш! Не только девственница, но и нецелованная. Хлопот с такой не оберешься, пока приручишь, пока справишься со стеснительностью и научишь чему-то в постели.

Подбородок Ноэми дрогнул, и она честно предупредила:

– Я могу поступить не как леди.

– То есть? – изогнул бровь герцог.

– У девушек есть колени, ваша светлость, – намекнула Ноэми.

Бить мужчину в пах неприлично, говорить о нем – тоже.

– Давайте обойдемся без насилия. Я поцелую в щечку, всего один раз, госпожа.

Ноэми задумалась и кивнула. Герцог довольно улыбнулся и, отпустив ее запястья, легко коснулся пахнущей мылом кожи. На миг показалось, будто он целует покойную жену во время свадебного обряда: она так же задержала дыхание. Деревенские вели себя иначе, радовались вниманию де Вена, только он быстро пресытился. Попортил парочку и зарекся связываться с целомудренными барышнями.

Герцог отступил, а Ноэми все так же недвижно стояла у перил. Наконец, отмерев, осторожно коснулась пальцами места поцелуя, словно ожидала нащупать ранку. Де Вен еле сдерживал смех: настолько потешным казалось поведение девушки.

– А ведь мне действительно нужен секретарь, госпожа. Мой не справляется. Только работа тяжелая, неженская.

– Я справлюсь! – горячечно заверила Ноэми, уцепившись за подарок судьбы.

Поцелуй казался небольшой платой за возможность получить столь почетную должность.

– Тогда составим новый контракт. Возьму на испытательный срок помощником господина Юхана Тарьи – так зовут моего секретаря. Если справитесь, господин Тарьи перейдет на службу к Йонасу, о чем неоднократно просил. У него семья, недавно родился ребенок, тяжело мотаться по стране. Я много езжу, вам придется сопровождать меня.

– Я согласна! – не раздумывая, ответила Ноэми, мысленно рисуя завидное будущее.

Секретарь герцога де Вена лучше, чем академия. Столько можно узнать, столько повидать, да еще за деньги.

В столовую Ноэми вошла с опаской. Вдруг все – розыгрыш, герцог решил выставить на посмешище? Но за столом действительно стоял лишний прибор, а лакей без лишних слов отодвинул девушке стул.

Ноэми сидела по левую руку от герцога напротив Йонаса. Он посматривал на нее с нескрываемым интересом, вгоняя в краску. Маркиз оделся крайне небрежно, не удосужившись застегнуть половину пуговиц рубашки, и девушка видела волоски на его груди и цепочку то ли с амулетом, то ли с медальоном. Вопиющее попрание всех норм, но Йонаса, казалось, подобное не волновало.

Зато герцог хоть сейчас мог принять короля, не хватало только сюртука и шейного платка. Жилет сегодня иной, простой, однотонный, синий, но идеально облегает фигуру.

Принесли кофе, и Ноэми поняла, как же соскучилась по нему, даже слюнки потекли.

– Если чего-то хотите, не стесняйтесь. – Герцог пододвинул к девушке вазочку с вареньем. – Сомневаюсь, будто там, – он скосил глаза на пол, намекая на кухню, – вы хорошо питались. Да, сын, – спохватился де Вен, – забыл представить моего нового секретаря, госпожу Ноэми, урожденную леди Вард.

По губам Йонаса скользнула понимающая улыбка, но, к счастью, он ничего не сказал, ограничившись формальным:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

сообщить о нарушении