Ольга Радная.

Звездные врата, или Жизнь провинциальной девчонки. Том 4. Волшебная масть



скачать книгу бесплатно

Том четвертый

Глава I

Огни и рекламные щиты ночного города освещали дома и улицы. По дорогам неслись автомобили на большой скорости и создавали неповторимый шум, который с утра до глубокой ночи окутывал город и его жителей. Перед окнами моей квартиры простирались крыши соседних домов и можно постоянно наблюдать за перемещением голубей и воробьев, которые стали появляться все реже и реже.

Я сидела на широком подоконнике с банкой пива в руке и размышляла нал предложением, которое мне принес почтальон в большом конверте, запечатанном большой сургучной печатью. Конверт из плотной серой бумаги принесли в обед и почему-то на работу. Отправитель был хорошо осведомлен обо мне, и это усиливало интерес и разжигало любопытство. Меня приглашали в Израиль на три дня и прилагался билет на самолет в одну сторону.

«Если я поеду, то вероятнее всего приобрету новых друзей, а если останусь, то будет все как всегда с оттенком горечи за свою несговорчивость». – Так размышляла я и пригубила пиво прямо из банки.

– Давай Машка, сотвори чудо! Слетай за бугор! – Уговаривала себя.

Я еще раз уточнила время отправления и сверила часы. На все про все мне оставалось ровно четыре часа. И если я решусь на поездку, то надо быстренько собирать сумку. Поездка на такой короткий срок не требует длительного сбора и я, уложив несколько вещей и прихватив книгу, законсервировала квартиру, при этом отключила электропитание и закрыла краны подачи воды. Еще раз прошлась по комнате и, закрыв дверь на все замки, быстро спустилась с этажа.


Таксист довез до аэропорта и я, выждав в очереди, прошла паспортный контроль. Время тянулось как назло медленно и ничего не оставалось, как смотреть на стоянку самолетов и наблюдать как приземляются и взлетают пассажирские лайнеры. Это меня хоть как-то отвлекло, пока нас не пригласили пройти на посадку. Я заняла свое место с краю и проспала весь полет. Накануне день выдался, суматошный и усталость сморила меня на несколько часов.


На перроне меня встречали. Брюнет сорока лет высокий в белом костюме, казался выше всех и держал в руках табличку, с написанным на ней моим именем. Через темные стекла очков не видно, куда направлен взгляд и человек, словно призрак, в моем понимании. Я поздоровалась и представилась.

– Сергей! – Он пожал мне руку, при этом продолжал с интересом меня рассматривать.

Сергей являлся водителем большого джипа марки тойота, и я заняла место на заднем сиденье. Дорога шла вдоль берега моря на приличной высоте по горной дороге, которая серпантином уходила вверх. Пальмы в преогромном количестве росли вдоль дороги, а по склону сосна. Наша поездка заняла примерно сорок минут, и Сергей припарковал машину у гостиницы, которая располагалась в стороне от дороги. Мощеные дорожки вели от стоянки в помещение, и вокруг было много различных цветов, которые ярко пахли, и тень от дубов – великанов создавала причудливый рисунок.


В гостинице я рассматривала просторный холл, пока Сергей оформлял постоялицу.

На лифте мы поднялись на пятый этаж, и я задала интересующий меня вопрос:

– Вы ведь, Сергей, не господин Баринов?

–Нет, конечно.

Он открыл номер и поставил мою небольшую сумку на стул.

– Расскажите мне про него, – попросила я его.

– Скоро он сам все расскажет. Пока отдыхайте. Скоро мы встретимся.

С такими словами он удалился, оставив меня наедине с моими мыслями.

Убранство номера было простое и со вкусом оформленное. Я распластала свое утомленное тело на большой кровати, глубоко вздохнула и предалась своим мыслям.

«Что же дальше»?

Ничего вразумительного я не могла придумать и, закрыв глаза незаметно уснула. Меня разбудил стук в дверь. Я лениво встала и нехотя пошла открывать дверь.

На пороге стоял посыльный с огромной коробкой в руках.

– Это для вас, – прошел и положил коробку на диван.

Я с неподдельным интересом распечатала коробку и увидела в ней ажурное платье золотистого цвета. Рядом лежал пакет с туфлями в тон платья и конверт с посланием для меня.

«Маша. Будьте готовы в 19.00. За вами приедут. Сергей».

Я, немедля стала примерять одеяние, и была поражена тому, что одежда и обувь были мне в пору.

«Ладно, платье, а обувь! Как угадали мой размер»?

Платье сидело на мне великолепно, и я была в нем неотразима. Только успела переодеться, как снова раздался стук в дверь.

– Я никого не жду. – Сказала тихо сама себе и уже громко произнесла, открывая дверь:

– Кто там?

На пороге стояла молодая девушка выше меня ростом и с нагловатым видом жевала жвачку. Она смело и вальяжно вошла в комнату и предложила:

– Причесываться будем?

Я оторопела и тихо произнесла в тон девушки:

– Будем.

– Я Изабелл, а вас как величать?

– Маша, а вы знаете русский язык!

Мой вопрос повис в воздухе без ответа. Она поставила стул перед зеркалом, которое висело над туалетным столиком, и жестом пригласила меня сесть. Накрыла меня пеньюаром, который с другим инструментом лежал в небольшой сумке, на длинном ремешке. Она прикоснулась к моим волосам и то так, то иначе, прикладывала пряди волос и, наконец, выбрала тот единственный вариант укладки, который по ее мнению мне подходил лучше всего. Руки как у виртуоза нежно и легко скользили по моим волосам и вот укладка завершена.

Я взглянула в зеркало, и мне понравилось ее работа. Я видела в зеркале себя невероятно красивой и, повернувшись к девушке сказала:

– Мне нравится. Спасибо вам большое! – При этом полезла в сумочку доставать кошелек.

Изабелл, предупредила мои действия и сказала, не преставая жевать жвачку:

– За все уплачено!

Повернулась к двери и так же бесцеремонно ушла, не закрыв за собой дверь. Только теперь я почувствовала, что проголодалась и пошла искать местечко где я бы могла утолить голод.

Мне понравилось оформление кафе. Большие и поменьше фотографии знаменитых актеров в рамках были развешены по стенам. На потолке тоже было несколько огромных портретов актеров, которые смеялись. Они придали мне настроение, и я заняла столик напротив фотографии актера, который смеялся. Я ела с аппетитом вкусную пищу и с интересом рассматривала фотографии.

До назначенного часа оставалось совсем немного времени, и я оделась. Я не прихватила с собой духи и необходимой мелочевки, ведь короткий визит в страну этого не требовал. То, что будет такой поворот делу, я даже не предполагала.

В назначенное время раздался стук в дверь и на пороге меня ждал Сергей. В свежем костюме белого цвета он предложил последовать за ним. Он подставил мне руку, и я положила свою. Мне было очень непривычно так идти: в моем окружении это было не принято. Так мы дошли до машины и, усадив меня на заднее сиденье, Сергей тронул машину с места. Я молчала.


Большой и красивый ресторан расположился в стороне от дороги и был освещен множеством огней. Каменная кладка создавала эффект старины. На втором этаже мы заняли столик, и Сергей сделал заказ. Зал постепенно заполнялся посетителями. Было приглушенное освещение, и тихо играла музыка. Было уютно и празднично. Перед нами располагалась сцена и вскоре конферансье, одетый во фрак и белую рубашку с галстуком в форме бабочки вышел на сцену и объявил:

– Дамы и господа, представляю вам господина Александра Болотина! Ему слово!

На сцену вышел мужчина средних лет в костюме молочного цвета и с дипломатом в руке. Он без церемоний начал разговор.

– За лучшее исполнение победительница получит приз! – При этом он открыл дипломат, и взору зрителей престало его содержимое – деньги, пачки которых были запечатаны, и их было множество.

Он утвердительно кивнул головой, и на лоб упала прядь кудрявых каштановых волос. Он театральным жестом поправил ее, и тишина на короткое время поглотила зал, а потом громкие аплодисменты не смолкали несколько минут.

– Господа давайте! Поживее! Не стоит стесняться! – Продолжал он призыв.

– Это что? Будет представление? – Спросила тихо у Сергея.

– Никогда не знаешь, что можно ожидать от него, – и он кивком головы показал на Болотина.

На сцену вышли пять девушек – красивые и длинноногие.

– Это все желающие?

На некоторое время в зале замолкли разговоры, и воцарилась тишина. В этой тишине так же тихо на сцену вышла из-за кулис еще одна участница, замотанная цветным полотном ткани.

– А, это мой кандидат!

Голос как гром прозвучал в тишине, и он потянул за кончик полотна. Постепенно во всем великолепии перед нами предстала участница конкурса в купальнике и туфлях на высокой шпильке. Яркий грим был нанесен на ее молодое лицо и красивым «хвостом» был заплетен ее длинный русый волос.

– Пас!

Одна из участниц покинула сцену и водворилась на свое место за столиком. И тут настолько громко, что заложило уши, зазвучала музыка. Все девушки на сцене начали двигаться под ритм, который звучал громко, очень громко.

У меня было желание задать Сергею вопросы, но я понимала, что он меня просто не услышит. Оставалось одно: смотреть этот невероятный для меня конкурс. Глядя на них я вспоминала другие эпизоды из своей жизни так не похожие на то, что происходило на сцене. Какое-то время было интересно, но и такое может наскучить. Я продолжила трапезу и мало внимания обращала на происходящее в зале.

Сергей заметил мое поведение и жестом подозвал официанта, который вскоре принес счет, и мы покинули заведение.

– Ну и развлечения у вас! – Проговорила я в сердцах.

– Ничего не попишешь: мы так живем, – пояснил Сергей.


До виллы, в которой проживал неизвестный мне господин Баринов, мы добирались порядка сорока минут. Дом утопал в густой зелени. К нему вели аккуратно выложенные дорожки и освещение вдоль них на коротких столбиках с большими круглыми плафонами. Газоны травы и небольшая клумба с цветами и скамейки вокруг нее, вся это красота была спрятана за высоким кованым забором с одной стороны и морем с другой. Я оторопела, рассматривая такую красоту. Только в кино я могла видеть нечто подобное и очаровательное.

Сергей взял меня за руки и вывел из оцепенения.

– Пошли, – сказал он тихо.

По ступеням мы поднялись в огромных размеров холл, ярко освещенный бра, которые в своем множестве располагались на стенах. К нам по лестнице спускался пожилой мужчина лет шестидесяти и при этом восторженно и громко причитал:

– Маша, моя милая Маша! Как я рад твоему возвращению! Наконец-то ты вернулась!

Я из его слов плохо понимала, о чем речь и вопросительно посмотрела на Сергея, ожидая поддержки и защиты от надвигающегося на меня шторма.

– Это твой дядя. Подойди, поздоровайся с ним, – при этом он слегка подтолкнул меня к старику.

Мне не пришлось идти потому, что дядя уже обнимал меня и теребил как куклу, которую ему только что купили. Он обнял меня и, посмотрев в лицо, узрел:

– Вылитая Анастасия!

Я не могла проронить ни слова, и дядя повел меня за руку в левое крыло, где располагалась столовая. Сергей следовал за нами и помог дяде сесть за стол.

– Располагайся, Маша, – командовал дядя и так же бурно продолжал пояснять. – Ты похожа на свою бабушку! Одно лицо!

Он внимательно посмотрел на мня и продолжил бурно жестикулируя:

– Я всю жизнь ждал этого момента! Давайте продолжим знакомство и поедим.

– Я сыта, – только и смогла выговорить.

– Я голоден, – уточнил дядя.

Сергей налил нам вина и дядя продолжил:

– Прошу любить и жаловать Евгений Васильевич Баринов, – представился он. – Я брат твоей мамы.

– Она никогда не говорила про вас, – тихо пролепетала я.

– Конечно, не говорила. Это была запрещенная тема на долгие времена ради нашей безопасности. Мы ждали, когда тебе исполнится двадцать. Ну, уж так случилось, что их тут нет.

Сергей налил еще вина, и дядя продолжил:

– За нас, за твоих родителей, за будущее!

«Ничего себе тост! О покойниках так не говорят»! – Решила я, только не осмелилась спросить где они, мои родители.

– Что задумалась? Завтра я тебе все расскажу, а сейчас покажу дом и твои апартаменты.

Мы последовали за ним.

– Там, – при этом дядя показал на правое крыло. – Живет Сергей.

Мы поднялись на второй этаж. Я не старалась рассматривать, этим займусь завтра.

– Там библиотека. А в той стороне живу я! – При этом дядя показывал направления. – Третий этаж полностью в твоем распоряжении. Осмотришь его сама. В подвале клуб развлечений, прачечная и подсобные помещения. Это потом увидишь.

Я не осмеливалась перебивать его, а Сергей молча следовал с нами.

Мы вернулись в столовую, и пили Бургонское Гран Крю Клоде Кортон Февле 1989 года. Вкус мне понравился, и такое вино я пила впервые.

– День насыщен событиями. Давайте отдохнем, а завтра на свежую голову подробности расскажу и отвечу на твои вопросы. Пиши список, – шуткой закончил он вечер.

Дядя подтолкнул меня вперед, и я медленно, постоянно оборачиваясь, стала подниматься по ступеням.

– Смелее дружок! – Подбадривал он меня, кивая головой.


В комнате первым, что бросилось мне в глаза моя походная сумка – мои вещи из гостиницы. Я включила свет, пошарив по стене, и перед моими глазами предстала большая комната. Первым делом я посмотрела на потолок и стала разглядывать люстру. Множество огней проецировала она по комнате, и я поняла то, что это очень старое изделие. Антиквариат или нет – не скажу точно, но от нее веяло стариной. Большая кровать утонула под балдахином. Зеркало! Оно такое огромное! С потолка до пола в прекрасной раме и похоже, что и эта вещь старинная. Туалетный столик и пуфиком подле него и картина, на которой был изображен морской пейзаж, гармонично вписывалась в интерьер. Ковер занимал приличное пространство и на нем стоял столик. Круглый стол был покрыт ажурной скатертью и два кресла стояли подле него. Я обошла комнату и заметила за картиной проход, который привел меня в гардеробную и ванную комнату. Меня удивило то, что на вешалках висело несколько разноплановой одежды и к ним обувь.

«Скорее всего, это мне в пору будет, как мой наряд для приема»! – Сделала я вывод.

Я приняла душ и, переодевшись в ночную сорочку, легла спать. Кровать была на удивление удобная, и я утонула в ее объятиях. Сон пришел не сразу, хотя впечатлений и насыщенный день в родном городе и за его пределами, меня утомили.

Я проснулась рано и подготовила себя к утренней встрече с прекрасным. Я напилась воды из графина и осторожно, на цыпочках, чтобы никого не разбудить проследовала прямиком на улицу.

Солнце ласково обняло меня своими лучами, и море было спокойным. Я, недолго думая, разделась и окунулась в прохладные воды. Плыла, мощно производя гребки, пока не выдохлась. Легла на спину и, балансируя, позволила себе отдохнуть. Издали посмотрела на виллу и мне она еще больше понравилась.

«Побуду, пошикую и домой»! – Думала, продолжая лежать на спине.

Я почему-то полотенца с собой не взяла. Не подумала потому, что не предполагала, что буду плавать. Потому, что расслабилась и пустила все на самотек. Мне нравился дядя и Сергей: их внимание, забота и спокойствие Мне нравилась вилла и то чудо, которое происходило. Я никогда в своей короткой жизни не думала, что попаду в «сказку» и решила отдохнуть и получить полную программу удовольствий.

В гостиной читал газету Сергей. При виде меня оторвал свой взгляд от газеты и спросил:

– Как вода?

– Ласковая.

– Кофе? – Предложил он.

– Пожалуй да, – и направилась по направлению столовой, осмотрела шкафчики и нашла то, что меня интересовало, и сварила кофе на двоих.

– Осматривайся, тебе это пригодится, – советовал Сергей, отпивая маленькими глотками кофе.

– Почему столько загадок? Неужели нельзя просто не интригующе говорить?

– Можно, нот чуть позже.

К нам в халате, под которым выглядывала пижама, медленной походкой вошел дядя. Сел и, посмотрел на нас, сканируя своим взглядом.

– Кофе? – Спросила я и направилась к плите варить очередную порцию.

– Пожалуй, выпью, – согласился он.

Мы наслаждались утром и кофе.

– Вкусный варишь, – похвалил меня дядя. – А теперь прошу в мой кабинет.

Мы направились на второй этаж, где располагалась библиотека. Дядя достал из сейфа увесистую папку и стал раскладывать бумаги аккуратно по стопкам. Он углубился в этот процесс и на нас не смотрел. Я ждала. Прошло еще минут двадцать, и он показал на бумаги, которые только что рассортировал.

– Маша, я не только твой дядя, но и управляющий делами нашей фамилии. Ты получишь документы на имя Бариновой Марии Владимировны, завтра.

Я было открыла рот чтобы спросить, но дядя поднял руку в предупреждающем жесте.

– Выслушай не перебивай. Сейчас все поймешь, – и продолжил.

– Твоя мать Баринова Клавдия Васильевна моя сестра. Ты единственный ее ребенок и ты наследница большого состояния. Эта вилла, в том числе принадлежит тебе и не только она. Я оберегал все, что было в нашем наследии, а оно исходит с времен III века. По женской линии передается все движимое и недвижимое имущество, в том числе эта шкатулка.

При этом дядя достал из сейфа реликвию, необыкновенной красоты, и сразу стало понятно, насколько старинной вещицей она являлась. Дерево было коричневым и на каждой стороне шкатулки было инкрустировано по одному камню величиной с грецкий орех. Между собой они отличались размером, цветом и огранкой. Шкатулка была тяжеленькой и на удивление холодной, словно хранилась она в морозильной камере.

Я вопросительно посмотрела на дядю в ожидании, что он скажет.

– Значит так, она будет при тебе, – при этом показал пальцем на шкатулку и глаза его округлились.

Я вопросительно посмотрела на него, ничего не понимая.

– Видишь ли, ты являешься ее хранителем, и только в твоих руках произойдет или нет дальнейшие события. Я про это ничего не знаю, – предупредил он мой вопрос.

Он помедлил и тихо сказал:

– Она сейчас изменила температуру?

Я кивнула головой, глядя на дядю немигающим взглядом.

– Она не была холодной. И это еще раз подтверждает выше сказанное. С этой минуты к шкатулке никто не должен притрагиваться. Это требование не мое оно передавалось веками.

Душа съежилась и трепетала. Я понимала насколько важно происходящее сейчас в этот момент. Я держала шкатулку в руках и пальцем поглаживала дерево.

– Жить тебе здесь до конца твоей жизни.

– А, квартира в Волгограде?

– За ней присмотрит твоя соседка – Вероника Павловна.

Тут мне стало ясно, откуда знают они мои размеры одежды и обуви. Я дружила с Вероникой Павловной, и мне очень нравилось с ней проводить время, когда оно было.

– Кто такая Анастасия?

– А, забыл сказать, твоя бабушка по материнской линии. Повторюсь: ты очень похожа на нее – одно лицо.

– Разве такое возможно?

– Еще как возможно! Ладно, – подвел черту разговору дядя. – Садись, и просмотри каково твое наследство. Задавай вопросы: я отвечу.

Он расположился в кресле, уступив мне место за письменным столом. Я просмотрела недвижимость и была поражена тем, что про это мне мама словом не обмолвилась. Интересно почему? Несколько квартир по разным странам, банковские счета и целый фотоальбом на фотографиях которых были изображены ювелирные украшения.

«Вот это да»!

– Что мне с этим делать? – Спросила вслух.

– Пользоваться, но с умом.

Я вздохнула, сложила документы как дядя и, протянув их ему, спросила:

– Что я должна знать еще?

– Шкатулку храни и чаще держи ее в руках. В остальном живи как все люди. Главное никому про это не говорить и быть рассудительной. Хочешь на эту тему поговорить, значит приходи ко мне. Пойми, ты наследница состояния, которое собиралось веками. Негоже расточительно с ним обращаться.

Он помедлил и, наверное, не мог решиться сразу, сказать следующее:

– Предосторожность нужна потому, что за шкатулкой идет охота. Многовековая охота, понимаешь? Поэтому мы берегли тебя.

– Мои родители погибли, – тихо продолжила я диалог.

– Не печалься. Жизнь преподносит нам сюрпризы ежечасно и не фак, что они не продолжатся.

Я, понурив голову, обняла шкатулку как самую драгоценную реликвию и направилась вон.

– Подожди, – окликнул меня дядя.

Я остановилась и вжала плечи, словно неожиданно прозвучал гром.

– Ты теперь не Воронова, ты Баринова и прошу привыкни к новой фамилии как можно быстрее. Как знать, не исключено, что это повлечет за собой ожидаемые перемены.

Я, так и не обернулась на его слова и, когда дядя замолчал, ушла. Меня переполняли чувства, которые я не могла сдерживать, и слезы потекли из моих глаз. Я поднялась на верхний этаж, и мое неимоверно уставшее тело упало на диван. Шкатулку я не выпускала из рук и пальчиком поглаживала ее, словно успокаивала не себя, а реликвию. Так я пролежала до самого вечера и размышляла обо всем, что мне поведал дядя.

Утренняя пробежка и купание в теплых, ласковых водах меня взбодрили. Солнце светило и хотелось просто понежиться под его лучами. Небольшой пляж и шезлонги манили, и я не стала отказывать себе в этом удовольствии.

Я совершенно не знала, как быть дальше, как жить дальше. Менялся весь уклад моей жизни. Домой я уже не попаду, и чем заняться мне дальше я не знала. Конечно, переговорю с дядей, он давно готов к такому повороту событий и рад моему присутствию, я это видела.

– Доброе утро, племянница, – услышала я голос Сергея.

– Доброе, – ответила я и приподняла голову.

Он готовился к заплыву, и я с превеликим любопытством наблюдала за ним. Он нырнул и, как настоящий пловец, мощно загребал воду руками и стремительно удалялся от берега. Я наблюдала за ним и не отрывала глаз от той маленькой точки, которая покоилась на легкой волне.

– Он замечательный пловец, – отвлек дядя.

– Я никогда не видела такого великолепного заплыва, – восхищалась я.

– Это не единственное его достижение. Он все делает как профессионал. Всегда поражаюсь этому и ценю.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3