Ольга Радионова.

Нарколепсия – загадочная болезнь, изменившая жизнь



скачать книгу бесплатно

Фотограф Ольга Андреевна Радионова


© Ольга Андреевна Радионова, 2017

© Ольга Андреевна Радионова, фотографии, 2017


ISBN 978-5-4483-9354-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

– Софи! Софи, ну очнись же ты! Ты снова уснула на самом интересном месте, – нахмурив брови, сказала Лида.

Эта хитрость с бровями давно уже стала её привычкой, точнее, её неотъемлемой частью. На самом же деле, близкие давно прознали, что за строгим выражением лица и сдвинутыми к чуть вздернутому носику бровям скрывается понимающая и всему на свете сочувствующая натура. Даже сейчас она проделала это не для того, чтобы выразить укор Софи, а потому что это получилось автоматически.

София немного смутилась от очередного замечания подруги и, кажется, даже немного покраснела.

– Прости, Лида, – произнесла она со слегка нелепой улыбкой, часто хлопая глазами, чтобы придти в себя, – я старалась. Честное слово. Но это в очередной раз оказалось выше моих сил. Так… что ты ему ответила…?

Лида посмотрела на Софи с неподдельным удивлением и, даже чуть-чуть опустив вниз нижнюю челюсть: то, что сейчас переспросила Софи, Лида рассказала почти 10 минут назад.

– Да, ничего особенного. Мы с ним так ни к чему и не пришли, – ответила она, отводя взгляд и понимая, что ничего не получит в ответ: ни комментариев, ни советов от подруги по поводу мучившей её ситуации, которая была только что описана в пустоту.

– Пойдём лучше прогуляемся по городу. Посмотрим, что здесь изменилось за время…

Звонок на телефон Софи оборвал речь Лиды. Софи посмотрела на экран: высветилось «Мама». Это означало, что свободное время закончилось и пора возвращаться домой.

– Извини, Лид. Мне нужно сейчас бежать: у меня остались ещё некоторые незаконченные дела. Но я обязательно позвоню вечером, и тогда мы сможем с тобой немного развеяться.

– Ну, хорошо. Тогда я буду ждать. Удачного дня, Соф!

– Спасибо, и тебе того же.

София поднялась со стула, словно извиняясь ещё раз, улыбнулась подруге, и быстрым шагом направилась в сторону своего дома.

София не замечала ни музыки, игравшей на улицах города, ни распустившихся разноцветных цветов в аллеях парка, ни счастливых беззаботных людей, гулявших вокруг. Она лишь хотела скорее добраться до двери своего дома и не уснуть «на ходу», не уснуть на глазах уличных зевак.


То, что происходило с ней в течение многих лет, называется «Нарколепсией». Это болезнь, из-за которой ты засыпаешь без видимых на то причин. Причем совершенно неважно, где ты находишься и чем занимаешься – приступ заставит тебя на некоторое время покинуть реальность и погрузиться в сон, даже если ты этого не желаешь.

Именно это и произошло во время разговора с Лидой. К счастью, Лида уже свыклась с таким «недостатком» подруги и даже начала к нему понемногу привыкать.

А остальные, все те, кого Софи когда-то считала подругами, со временем перестали поддерживать с ней всякую связь. Ведь кому понравится, что во время вашего очень важного и очень интересного рассказа, после которого вы ожидаете принять на себя бурю эмоций, похвал или поддержки, собеседник попросту засыпает, переставая Вас слушать, а потом либо просит повторить всё снова, либо кивает головой с невозмутимым лицом или странной улыбкой, надеясь на то, что Вы не задали ему вопрос.

Даже самая близкая подруга Софи —подруга с самого раннего детства, не смогла выдержать её болезни и в последнем разговоре выпалила всё, что думает о такой участи: о «несчастье как самой Софи, так и окружающих её людей». После, эти слова часто прокручивались в голове девушки как приговор.

Но внезапно появившаяся в жизни Софи оптимистичная Лида убедила её в том, что всё могло бы быть гораздо хуже. «Главное то, что ты жива; осталось только найти тех, кто примет тебя такой, какая ты есть», – постоянно твердила Лида. Именно это она сама же и сделала: приняла Софи с её недугом. Теперь они стали, «не разлей вода», стали намного ближе, чем некоторые родные сестры, и полностью доверяли друг другу. Софи иногда не понимала, что же держит их вместе, как Лида терпит её постоянные приступы, но она была безмерно благодарна за то, что подруга постоянно рядом.

Глава 2

Не ответить на смс или звонок матери, не прийти к ней сразу же по первому зову, означает только одно: оставить её наедине с проблемами и тяжбами настоящей, жестокой жизни. Ведь…


Рождение Софии было для её семьи огромным счастьем. Постоянные походы в больницу, приёмы у лучших врачей, которые поголовно твердят, что они «очень сильно сожалеют такому несчастью»; в конце концов возраст, до которого всё это затянулось. Последний диагноз – бесплодие. Неважно сколько тебе лет: 19 или 45, если ты слышишь это заключение, мир перестаёт для тебя существовать. Но что бы ни говорили врачи, что бы ни утверждали ведущие специалисты – внутри, где-то там глубоко внутри всегда будет жить вера в то, что всё это просто нелепая ошибка.

И когда мать уже начала терять всякую надежду, когда огонёк в груди начал постепенно затухать и всё вокруг, казалось, настроено против неё – что-то свыше сделало матери небольшой подарок за всю её боль и бесконечные страдания. Врач, сам не веря своим словам, сообщил: «Случилось настоящее чудо». Но сразу же предупредил, что долгожданная беременность вскоре превратится совсем не в счастье всей жизни, а в жестокое наказание, которое выдерживают немногие. Вероятность выкидыша или рождения мёртвого ребенка в таком возрасте очень велика, не говоря уж о возможных тяжких последствиях для самой матери. Но что значили его слова и наставления в то время, когда мечта иметь собственного ребёнка вот-вот осуществится? Решение было принято единогласно в ту же секунду – сделать всё возможное и (пусть это звучит глупо) невозможное, лишь бы положить начало новой полноценной жизни.

Вскоре никем не услышанные слова врачей дали о себе знать: нагрузка на все органы и системы увеличились на порядок, что отразилось на здоровье матери. Результат: слишком тяжёлые роды, грозившие смертью и новорожденному, и самой роженице. Но девочка родилась здоровой (как казалось на первый взгляд), довольно крепкой и очень спокойной. «Софочка», – еле слышно произнесла счастливая мама перед тем, как впала в кому. Глубокую кому, продлившуюся слишком долго, чтобы иметь возможность снова вернуться к полноценной жизни: после неё мать слабела с каждым днём; каждый новый день превращался для неё в испытание. С возрастом София стала осознавать, на что пошла её мама ради того, чтобы дать ей возможность радоваться, любить и просто жить на этом свете. Понимание этого переросло в огромную, бесконечную благодарность, и сейчас София бежала к матери, чтобы спасти её от одиночества.

София росла скромной и слишком застенчивой девочкой: никогда не ходила в детский сад, поэтому всё время сидела дома с мамой. Именно поэтому ей было слишком тяжело налаживать отношения с ребятами, когда она пошла в школу. Но это была лишь вершина айсберга. Ведь еще сложнее было с кем-нибудь подружиться, когда ты время от времени засыпаешь. Сначала это казалось забавным для ребят, и непонятным для врачей, которые то и дело отмахивались, говоря, что это последствия усталости и напряжения в новой для девочки обстановке. Но, приехавший в их город по счастливой случайности, доктор, после осмотра Софи сразу развеял все предположения, поставив свой диагноз: «Нарколепсия – как результат поздней беременности».

Вскоре учителя перевели её на самостоятельное домашнее обучение, чтобы избежать различного рода инцидентов и, по правде говоря, облегчить себе работу. Но эти события никак не отразились на образовании Софии: ей нравилось учиться и еще больше нравилось, что никто не стоит за спиной и не заставляет думать стандартно, «как все». Она усердно «пыхтела» над книгами и большими энциклопедиями, страницы которых пестрили картинками. Болезнь иногда могла сжалиться над девочкой и затухнуть на некоторое время, но затем разгоралась снова и, к сожалению, в разы сильнее. Это не давало девочке осуществить её детские мечты: посещать танцы, гимнастику или усердно заниматься спортом. Единственным выходом было рукоделие. Но каждый раз в её глазах появлялась зависть, когда Софи смотрела, как выступают её ровесницы, бывшие одноклассницы, как им все аплодируют, их любят и хвалят, а она возвращалась домой и садилась за вязание или вышивку, которую прикупила мама. Кто бы мог подумать, что, повзрослев, Софи будет благодарна матери за воспитанную в ней любовь к рукоделию. Ведь сейчас, в таких нелёгких условиях это приносило, пусть и небольшой, вернее сказать крохотный, но все же доход.


Забежав по крутой лестнице в дом с криком «Я дома», она направилась в комнату матери. Та уже ждала её и держала в руках небольшой лист бумаги, на котором ровным почерком был нацарапан новый заказ. Мать протянула его Софи.

– Тааак, что у нас тут? Ага. Всё ясно. Скоро будет готово. Спасибо, мамочка.

Софи нагнулась, поцеловала мать в тёплую щеку и принялась за работу.

Глава 3

Софи подняла глаза вверх и посмотрела на небо: безоблачное, светло-голубое. А солнце светит настолько ярко, что начинаешь невольно прищуривать глаза, чтобы иметь возможность смотреть по сторонам. Такой тёплый летний день пробудил спокойствие в душе Софии.

«Странно, сейчас редко услышишь такую музыку, а здесь она звучит на каждом шагу», – пронеслось в голове девушки, когда она услышала словно издалека донёсшуюся до нее мелодию. Лёгкий ветерок нёс её в неизвестном направлении. Посмотрев на лица людей, Софи вдруг поняла, что они ей совершенно незнакомы, как незнакомо и само место, сам город, в котором она находилась. Спокойствие потихоньку стало отступать. Радость и улыбки детей, проходивших мимо, держась за родителей в надежде не потеряться, переставали приносить удовольствие. Софи судорожно оглянулась: нет, всё вокруг совершенно неизвестное, новое. Она направилась в сторону площади, в центре которой красовалось высокое мощное здание. Стараясь подавить панику, София искала глазами человека, у которого можно было бы узнать, где она всё-таки находится. Заметив неподалёку белокурую женщину, очень похожую на старую знакомую её матери, Софи повернулась и быстро зашагала в её сторону. Но внезапно нахлынувшая откуда-то толпа народа заставила её помедлить. Женщина постепенно отдалялась. Поэтому, боясь потерять её из виду, Софи побежала за ней, как только люди немного разошлись. Она настолько торопилась, что не заметила парня, который выворачивал из-за угла, и с огромной силой налетела на него. Софи не сразу поняла, что произошло, и только когда ощутила, как чьи-то руки сжали её за предплечья, подняла взгляд и встретилась с голубыми, с лёгкой усмешкой глазами.

«С Вами все хорошо?», – услышала она приятный голос. К ней ли он обращается? Его пристальный взгляд дал ей ответ на этот вопрос. Она немного помедлила.

– Да, да, всё в порядке… всё, – она поспешила выбраться из его крепких рук.

Вдруг Софи почувствовала лёгкое головокружение.

– Извините, – замешавшись, произнесла она. – Я очень тороплюсь.

Софи посмотрела в ту сторону, где была «знакомая» женщина, и увидела, что и следа её уже там не осталось.

– Я торопилась…извините.

Нотка грусти нарочно прозвучала в последней её фразе. Софи развернулась, чтобы попытаться найти кого-нибудь ещё, но потом снова посмотрела на незнакомца и, неожиданно для самой себя, произнесла:

– Не могли бы вы мне сказать, где я нахожусь?

Парень приподнял бровь и посмотрел на неё так, будто понял, что над ним издеваются.

– Что? – спросила она, чуть сморщив от смущения лоб, когда стало уже невыносимо сдерживать этот взгляд. Незнакомец ждал, что на лице девушки появится улыбка или хотя бы усмешка, после которой они вместе посмеются, и все встанет на свои места. Но лицо девушки выражало крайнюю серьёзность.

– Вы находитесь на площади, – с недоумением сказал он.

– А город?

«Сейчас подумает, что я какая-то сумасшедшая», – подумала Софи и пожалела, что задала этот вопрос.

– Москва.

Он заметил, как глаза у нее раскрылись от удивления больше обычного.

– Хорошо, спасибо за помощь, – дрожащим голосом произнесла она.

– Что-то не так? – он слегка коснулся её руки.

Глубоко вздохнув, Софи посмотрела на него…

Глава 4

Софи очнулась. Открыла глаза. Первая мысль – «Где он? Где я?». Увидев рядом мать, Софи поняла, что всё хорошо: она дома. После чего она перевела дыхание и улыбнулась матери.

– Опять уснула… – произнесла Софи тихим виноватым голосом.

Мать сделала вид, что не услышала этих слов.

– Идем ужинать, – произнесла она. – Уже поздно. Оставшуюся работу доделаешь завтра.

Чуть позже позвонила Лида. Сказала, что договорилась встретиться со своим парнем, чтобы решить все накопившиеся проблемы, о которых она рассказывала (но которые Софи не помнит из-за приступа), и попросила перенести их встречу на другой день.

– Хорошо. Как появится время – обязательно звони, – завершила разговор Софи.

Перед тем, как лечь спать, она вспомнила свой сон, который был во время приступа. Вспомнила того незнакомого парня. Попыталась представить его снова и удивилась, что это получилось довольно легко. Она закрыла глаза. Представила его взгляд. Раньше голубые глаза казались ей холодными, отталкивающими, но сейчас… Этот пронзительный взгляд она не скоро сможет забыть. Его приподнятая бровь, лёгкая усмешка на тонких губах. «Наверное, он всё-таки принял меня за сумасшедшую». Она вспомнила его сильные руки и крепкое тело. Вдруг Софи заметила, что улыбается в темноту. Немного от этого смутившись, она повернулась на бок и попыталась скорее уснуть.

Утром она попыталась вспомнить ночной сон, но не смогла. Это показалось ей немного странным. Обычно по ночам ей снятся красочные сны, не такие, как во время приступов. Но именно в ночных снах она могла увидеть тех, по кому безумно скучает. Это было её маленьким счастьем.

Глава 5

Следующие дни были наполнены домашними делами. Софи работала, выполняя заказы; помогала матери по хозяйству и никак не могла найти времени на подругу, которая каждый вечер звонила в надежде увидеться. Приступы нарколепсии случались у девушки уже реже и короче: видимо, снова небольшое затишье перед бурей.

Время от времени в мыслях Софи появлялся он – тот незнакомец с голубыми глазами. Иногда выходя в город по делам, она искала на него похожих парней или даже мужчин, но все попытки найти хотя бы небольшие совпадения были обречены. Ни у кого больше не было таких притягивающих черт лица как у него.

«Как жаль, что это все приснилось мне», – пел знакомую песню голос в её голове. Это заставляло её улыбаться снова и снова.

Как только выдался свободный вечер, Софи вызвонила Лиду, и они отправились в парк. Это было единственным подходящим местом для искренней и долгой беседы, решила она.

– Как думаешь, долго мы еще будем вместе? – спросила Лида у подруги, поедая своё любимое полурастаявшее мороженое.

– Если любите друг друга, пройдёте через всё и через всех… – призадумавшись ответила София. – …Но ты же знаешь, я не советник в этих делах, – добавила она после некоторой паузы. И они обе засмеялись по причине только им одним известной.

– Слушай, Лид. Я знаю, мы мало разговариваем о моей болезни… Ты боишься меня обидеть, лишний раз задеть за живое. Но мне иногда необходимо с кем-то это обсудить… Ты меня понимаешь?

– Понимаю… – поджав губы ответила Лида и, почувствовав слабину в голосе подруги, не стала доедать своё лакомство, оставив его в опущенной руке.

– Ты одна из немногих, кому я могу вывернуть душу наизнанку, довериться. Но если ты не захочешь меня слушать, просто скажи мне. Я всё пойму. Я переживу это и забуду, не имея никаких обид, – дрожащим голосом произнесла Софи, и предательский всхлип вырвался из её груди.

Лида подсела ближе и взяла в руки холодную ладонь подруги.

– Перестань, дурочка. Не говори ерунды, я всегда готова тебя выслушать.

Ощущая все переживания Софи, Лида обняла её, как маленькую девочку, чтобы защитить её от себя же самой.

– Понимаешь… – продолжила Софи, – я не знаю, чего я хочу от жизни и уж тем более, чего я от неё смогу получить. Вот ты живёшь полноценной жизнью: у тебя есть парень, вы любите друг друга. Побывать в другом городе или даже стране – для тебя сущий пустяк. С детства ты поёшь, я безумно люблю твой голос …Но кто бы знал, как мне тяжело. Каждый день просыпаться, зная, что каждую минуту может случиться приступ. Понимать, что путешествия – это моя несбыточная мечта, ведь я не оставлю больную мать в одиночестве, а со мной она не захочет поехать, не захочет покидать родной дом… Да и зарабатывать рукоделием – самое последнее дело…

Она вытирала слёзы ладонями и продолжала говорить: слова лились непрекращаемым потоком, Софи не могла уже себя остановить. Вдруг она подняла красные, заплаканные глаза, посмотрела на Лиду и снова громко всхлипнула :

– Да что там! Я даже ни разу в жизни не любила… Я не знаю, каково это… Я устала, Лид, устала… Прости меня, – Софи уткнулась в шею Лиды и зарыдала, ни капли не стесняясь того, что её могут заметить прохожие. Лида, ошарашенная таким поведением подруги, обняла её своими тоненькими ручками и стала гладить её по спине, стараясь успокоить. Она никогда не видела Софи такой. Наверное, потому что раньше Софи не позволяла себе так открыто, на глазах у всех демонстрировать все свои чувства и эмоции.

Софи закрыла глаза и, как никогда раньше, надеялась на очередной приступ, чтобы не переживать за сказанные слова, не испытывать неловкость перед сидящей рядом подругой. Но его, как назло, не было.

Немного придя в себя, Софи обняла подругу. Они молча сидели на лавочке, крепко обнявшись, словно после долгой разлуки.

– Знаешь, – вдруг прервала молчание Лида, – я никогда раньше не видела тебя такой, Соф… Ты для меня открылась с совершенно другой стороны… Прости, что я так мало уделяла тебе внимания, постоянно рассказывая о своих проблемах… Давай договоримся, что ты больше не будешь держать все свои проблемы и переживания в себе… Мы же можем доверять друг другу совершенно всё… Не бойся мне открыться до конца. Я же так тебя люблю, ну, – она вытерла последние слёзы со щеки Софи.

– Всё будет хорошо, – закончила она.

– Да, всё будет хорошо, – повторила София.

Тот вечер настолько вымотал Софи, что придя домой, она сразу же легла в свою постель и крепко уснула, пожелав матери «Спокойной ночи» и снова напомнив ей о своей любви. Это была одна из немногих традиций, сохранившихся в их семье.

Глава 6

«Вокруг слишком много людей, чтобы чувствовать себя спокойно. Все куда-то спешат, хм, что это? На стене интересные вывески: „Стадион Динамо. Футбольные матчи“, фильм „Сердца четырёх“, в главной роли Валентина Серова».

Софи попыталась вспомнить, проходя мимо афиш, смотрела ли она этот фильм или хотя бы трейлер к нему. Ведь название до жути знакомое, и, кажется, она даже помнит сюжет. Но… почему «Вскоре на экранах»? Почему «Премьера» кинофильма, если она его смотрела и уже достаточно давно?

«Возможно, это какой-то новый фильм, а названия просто одинаковые» – убедила себя Софи.

Она прошла вдоль стены, кажется, она уже была здесь. «Дежавю», – пронеслось у нее в голове. «Полезное для психики явление», – подбодрила она себя.

Софи увидела тележку с надписью «Газированная вода». Мальчишка, который стоял за ней, был в лёгкой, полураспахнутой сверху, белой рубашке, и свободных серых штанах. Длинные светлые волосы спадали ему на глаза и порой мешали ему, но он усердно поправлял их руками. Он радостно улыбался не только покупателям, но и всем проходящим мимо людям.

«Наверное, это его первая в жизни работа», – подумала она. Софи, конечно же, не смогла не улыбнуться мальчишке в ответ. В эту минуту что-то заныло у неё под ложечкой, что-то очень похожее на тоску.

Но по кому она может тосковать, кроме матери? Она задалась этим вопросом и медленно побрела вдоль домов, наслаждаясь их красотой.

Вдруг её раздумья прервал какой-то далёкий возглас. Она не обратила бы на него внимания, если бы голос не был для нее слишком знакомым.

– Девушка! Девушка, стойте! Это Вы? – вдруг сумела она разобрать и повернулась на крик.

Солнце светило ей прямо в глаза, Софи прищурилась, приставила ладонь ребром ко лбу и постаралась разглядеть получше приближающийся силуэт. В ту же секунду она обомлела. Это был он, тот самый незнакомец. Она не поверила в происходящее, зажмурилась, досчитала до пяти, снова открыла глаза и улыбнулась. Это был он, и он действительно шёл прямо к ней. Даже не шёл, а бежал.

– Извините, это Вы. Я Вас узнал. Помните меня? – он улыбнулся, все ещё пытаясь отдышаться от пробежки. Искренняя и обворожительная улыбка сделала его настолько обаятельным, что она потеряла дар речи, и не сразу поняла, что уже сама улыбается ему в ответ.

– Да, наверное, это я, – играючи, с широкой улыбкой на лице ответила она.

– Простите, но в день нашей встречи я немного растерялся и не спросил Вашего имени. Почему-то я не заметил Вашего ухода и долго себя винил в том, что мы так и не познакомились.

Софи смотрела на него. Смотрела долго и упорно, казалось, она хотела выучить его наизусть.

– София. Но можно просто Софи, – она протянула ему свою хрупкую ручку.

– Очень приятно, Алексей, – он пожал её влажную от пота ладонь, которая стала такой явно не из-за теплой погоды, что стояла на улице, а из-за волнения, которое было внутри у девушки, но которое она так старательно пыталась скрыть.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное