Ольга Полтаранина.

Горький сахар



скачать книгу бесплатно

Героям, посвятившим жизнь

беззаветному служению Отечеству, посвящается

Вместо пролога

«…Я-то был против войны. Но если жить под давлением боязни…, что всякая наша акция в защиту себя или в защиту наших друзей вызовет ракетно-ядерную войну – это означает парализовать себя страхом. В таком случае война возникнет наверняка. Враг сразу почувствует, что ты боишься… Ты своей боязнью и уступчивостью так разохотишь врага, что он потеряет всякую осторожность, и уже не будет чувствовать той грани, за которой война станет неизбежной.

Карибский кризис является украшением нашей внешней политики, в том числе моей, как члена того коллектива, который проводил эту политику и добился блестящего успеха …, не сделав ни единого выстрела».

(Н.С. Хрущёв)

***

Каждый год в начале апреля в Вашингтоне проходит Национальный фестиваль японской сакуры. Это время, когда столица США, насыщенная административной чопорностью важных государственных персон и иностранных дипломатов, наполняется пьянящим ароматом цветущей вишни. Толстые старые корявые деревья, возвращаясь к юности, заливаются румянцем розовых и белых соцветий, заснеживая парки, скверы, проспекты города своим опадающими лепестками.

В апреле 2017 года в Вашингтоне было, по– летнему, тепло. Лишь иногда налетал случайный прохладный ветер, приносивший легкий караван облаков. Тогда на землю проливался прозрачный чистый дождь. Но вскоре вновь показывалось солнце, согревало прохожих и дарило им радость и умиротворение.

Таисия Ивановна с внучкой Аленой, дочерью старшего сына – Юрия, посетили Национальную аллею, посмотрели памятки и мемориалы историческим деятелям Америки. Увидели Капитолий и Белый Дом. Вдоволь нагулявшись по историческим местам столицы США, зашли обедать в ресторан «Оксиденталь», находящийся на первом этаже отеля Вашингтон.

Классический американский интерьер фешенебельного ресторана декорирован множеством фотографий, демонстрирующих историю его посещений. От политиков и художников, от писателей и космонавтов, от актеров, политических деятелей и бизнесменов.

Один из официантов, хорошо говоривший на русском языке, проводил небольшую экскурсию по заведению для туристов из России. Русскоговорящие клиенты слушали импровизированного гида и рассматривали снимки на стенах. Прямо над столиком, где разместились бабушка с внучкой, вниманию туристов предстала фотография корреспондента «Эй– Би– Си» Джона Скали, сделанная в октябре 1962 года. Сразу под этим снимком, на медной табличке, выгравированы слова: "В напряженный период Карибского кризиса таинственный русский мистер "Х" передал предложение о выводе ракет с Кубы корреспонденту телекомпании "Эй-би-си" Джону Скали. Эта встреча послужила устранению возможной ядерной войны".

Но с кем же общался Дж. Скали? Нет ни имени, ни фотографии собеседника американского политического обозревателя. Этим загадочным мистером Икс являлся советник посольства СССР в США Александр Семенович Феклисов, полковник КГБ, резидент советской разведки, в тот период, работающий в Вашингтоне под фамилией Фомин.

Имя этого человека было рассекречено спустя более полувека после урегулирования Карибского кризиса.

Однако другие непосредственные участники этого события остаются и сегодня под грифом «Совершенно секретно».

Часть первая

Сентябрь 1959 года

Семь лет бесконечных разлук и ожиданий Виктора и Таисии трансформировались в полосу безбрежного счастья, любви и наслаждения друг другом.

В далекой сибирской деревне Александровске осталась прежняя жизнь Таси. В Москве, в короткий период времени, ей нужно было перевоплотиться из сельского фельдшер – акушера в жену дипломата.

Мама Таси, собирая дочь в Москву, сшила ей мешок из толстого добротного холста, в который упаковала её девичье приданое. Две подушки, старательно собранные бабушкой из гусиного пуха прошлым летом. Одеяло из верблюжьей шерсти, привезенной из Алма – Аты. Пара комплектов льняного домотканого постельного белья. Добротный полушубок. Почти новая шаль. Ни разу ещё не подшитые валенки. Резиновые сапоги и болоньевый плащ. Получился огромный тюк.

Виктор, увидев всё это богатство, попытался тактично объяснить тёще и бабушке Пистимеи, что Тася в Москве ни в чём нуждаться не будет, а «приданое» жены лучше оставить здесь, в Александровке, пустив его в домашний обиход.

– Почему же лучше, Витенька? Вещи, посмотри, почти все новые. Вам с Таисией всё это придётся самим в скорости покупать. Семья вы молодая. Столько денег по второму кругу зря потратите, тогда, как всё это необходимое для жизни у вас уже есть, – расстроилась Агафья Емельяновна, в недоумении, глядя на зятя.

Видно было, что Виктор вещи брать не хотел, но он понимал, что тем самым обидит тёщу. Чтобы сгладить возникшее недоразумение, он произнёс:

– Матушка! Спасибо Вам огромное! Только что ж, Вы нас с Таисией списываете со счетов в Александровке? Мы будем часто приезжать к Вам сюда. Будет на чём спать, а Таисии, в чём здесь ходить.

После небольшой примирительной дискуссии, переговоры между родственниками вышли на компромиссное решение для обеих сторон: молодые согласились взять с собой постельное бельё.

Но возникло новое затруднение. Тася собрала в дорогу свой «тревожный» фельдшерский чемоданчик, медицинскую аптечку и несколько десятков толстенных книг, которые она «приобретала на протяжении шести лет, потратив на них не одну зарплату».

«Придётся пойти на уступки», – подумал Виктор и предложил ограничиться лишь тремя увесистыми томами справочника фармацевта.

Вопреки предсказаниям мужа о ненужности фельдшерских инструментов, они понадобились очень скоро, когда среди ночи, у одной из женщин в поезде начались роды.

…После благополучного разрешения роженицы, бригадир поезда лично пришёл благодарить жену дипломата из вагона СВ – гражданку Звонцову Таисию Ивановну за оказание квалифицированной медицинской помощи пассажирке плацкартного вагона.

Предложение

Прекрасная московская осень встретила молодожёнов в свои объятия! Красавица Москва захватила дух! Ни с чем несравнимое ощущение красоты городского пейзажа: величественность зданий, широта проспектов, открытых площадей, разнообразие скульптур, блестящих витрин магазинов, багрянец тенистых скверов!

По улицам мчались дорогие, до блеска отполированные автомобили, трамваи, троллейбусы, автобусы. Тася видела метро в первый раз в жизни. Оно словно поглощало в себя многие тысячи торопливых людей одновременно. Уносило их под землей неведомо куда, увозило на десятки километров и доставляло к месту назначения.

Москва! Не всем людям сродни это великолепие. Не каждый человек в состоянии переварить этот бешеный темп. Неловкость здесь дорого обходится. Медлительность не совместима с мегаполисом.

Москву как мечту, невозможно постичь, нельзя понять, её нужно полюбить. Принять её темп, напор, натиск, задор, многообразие. Полюбить милые московские улочки, набережные, дома, величавые памятники и возможности, которыми в ответ за любовь Москва одаривает людей пытливых, целеустремленных, трудолюбивых и талантливых.

Виктор привёз жену в светлую теплую двухкомнатную квартиру, располагающуюся на четвертом этаже семиэтажного нового кирпичного дома на «Чистых прудах». Жильё было оборудовано всем необходимым для жизни, что можно было только представить себе. Здесь были телевизор, стиральная машина – автомат, магнитофон, посудомойка – диковинные штуки не то что для сельского жителя того времени, но и для москвича. О таких вещах можно было только мечтать, если знать об их существовании! Увидев немой вопрос в глазах жены, муж поспешил объяснить ей, что это ведомственная квартира и обстановка в ней тоже. Тася поинтересовалась, на всякий случай:

– Значит, нас могут, в любой момент, отсюда выгнать?

– Будем хорошо работать – не выселят! – рассмеялся Виктор, – а мы с тобой ведь плохо работать не умеем, не так ли?

Представить себе, что он или она вдруг начнут «плохо работать» Тася не могла и в самом дурном сне. Поэтому она сразу же успокоилась и приступила к изучению нового жилища, в котором муж её объявил хозяйкой. Возле каждой диковинной вещи, которыми изобиловала квартира, лежала машинописная инструкция по её эксплуатации. Всё было просто замечательно! Кроме одного маленького штриха. Лёгкой шероховатости. Запах!.. Чужой и прокуренный. «Надо будет побелить…» – отметила про себя Тася, но вслух, чтобы не обижать мужа, сказать это не решилась.

У Виктора оставалась неделя отпуска. Молодая семья планировала экскурсии по городу в течение этого оставшегося свободного времени.

«Но с начала – магазин! Будем делать из тебя настоящую москвичку!» – произнёс с утра Виктор.

… Из примерочной фирменного магазина «Берёзка» вышла роскошная француженка, в стиле силуэта New Look. Тонкая талия, пышная грудь, королевская осанка и покатые плечи жены дипломата были подчеркнуты формами кроя платья модельера Кристиана Диора. Изящные туфли на каблуках, перчатки, сумочка, шляпка, серьги, аккуратно уложенные волосы – все было уместно и красиво. Деревенской девушки больше не было.

Пытливый и системный, в сути своей, человек – Виктор относился серьёзно к любому делу: экскурсии для жены были проведены с мастерством опытного гида.

…Находясь в Москве уже несколько недель, Тася не могла очнуться от ощущения того, сколько счастья к ней вдруг прибыло единовременно. Затаив дыхание, она боялась подумать или на секунду представить себе что – либо иное. Всё, что происходило с ней, было сказочно волшебно.

***

Виктор работал. Тася каждое утро кормила мужа вкусным завтраком и провожала. Поздно вечером встречала. Весь день был в её распоряжении. Небольшие обязанности по дому и приготовление ужина были в радость.

Когда она завершила личные планы по благоустройству жилища, постепенно начало приходить понимание, что больше делать нечего. Муж зарабатывает деньги. А она – здоровая неглупая молодая женщина сидит дома! Что дальше?

У неё не было стремления сейчас, когда она только что вышла замуж, спонтанно мчаться куда – то, в поисках работы, действовать наперекор всему, завоевывать мир или, «закусив удила» во весь опор нестись к чему-то большему. Но и тонуть день за днём в философии бездействия, она тоже не собиралась. Это противоречило её деятельной, пытливой и любознательной натуре.

Нужен был выход энергии. Только какой? Она привыкла трудиться, учиться, ежедневно многое узнавать, преодолевать, стремиться к лучшему… Любая другая нормальная женщина могла бы упиваться счастьем, быть женой, москвичкой, ходить по магазинам, в театры и кино, а о работе и думать забыть. Любая другая нормальная женщина, но не Тася.

Когда мысль о трудоустройстве впервые пришла к ней, она её оттолкнула. Но прошло несколько дней. Идея деятельного участия в формировании семейного бюджета заставила Тасю решиться на разговор с мужем.

Она принялась объяснять ему, что все годы сознательной жизни училась, работала, находилась в коллективе. Сейчас, оказавшись в созерцательном состоянии, она испытывает дискомфорт и чувствует себя бездельницей. Поэтому хочет выйти на работу, по своей профессии фельдшер – акушер, в ближайший роддом, пока не завершено обучение в инязе, на заочном отделении.

Виктор ничуть не удивился, выслушав жену. Он одобрил её порыв к труду и сказал, что уже давно ожидал этого разговора. Карие, с рыжей искоркой глаза мужа смотрели на неё с любовью и одобрением.

– Специально не торопил тебя. Хотел чтобы ты как следует отдохнула, – произнёс он в ответ.

– Что касается «твоего деятельного участия в формировании семейного бюджета»…– взял небольшую паузу Виктор и далее продолжил диалог, – я всемерно это поддерживаю. Как ты отнесёшься к предложению работать в другой стране, по другому паспорту?

– Зачем же по – чужому – то паспорту, у меня и свой хороший.., – недоуменно рассуждала вслух Тася, – а ты где будешь в то время, пока я буду трудиться в этом новом качестве?

– Я буду с тобой. Мы вместе будем жить и работать с иными именами и фамилиями, с выдуманными жизненными историями и биографиями. Если потребуется, будем меняться и изменять место жительства. Мы станем вместе с тобой выполнять очень важные для всей нашей страны поручения, во имя великого дела – служения своему Отечеству. Ты будешь подчиняться мне не просто как мужу, а как своему непосредственному руководителю, – пояснил Виктор.

– … Я счастлива, жить и работать вместе с тобой, в любой стране, на любом континенте, под любой фамилией. Да. Я согласна, – не задумываясь, твёрдо ответила Тася.

– Спасибо! Моя ласточка, моя милая рыжая девочка! Я всегда был уверен в тебе! Тогда в добрый путь: учиться, учиться и учиться…

Учиться, учиться и учиться

Утро следующего дня для Таисии ознаменовалось приходом нескольких важных персон, следовавших один за другим. Они долго беседовали с ней. По завершении этого непростого разговора, она несколько часов читала и подписывала различные документы. Все они, начиная с соглашения о конфиденциальности и неразглашения сведений, к которым она получит доступ и, заканчивая планом учёбы и работы, стали расписанием её будущей жизни на несколько лет вперёд. По завершении этой процедуры, Звонцова Таисия Ивановна стала сотрудником КГБ СССР, с присвоением звания лейтенант.

Кроме целого круга появившихся обязанностей и дисциплин, ей необходимо было за три года освоить в совершенстве английский, французский, испанский языки по индивидуальной программе.

Учебный день у Таси, по – регламенту, был, как и у всех советских людей – восьмичасовым, с шестидневной рабочей неделей. Но по факту приходилось трудиться круглыми сутками, за вычетом времени на кратковременный сон. На занятия ей не нужно было никуда ходить. Преподаватели сами приходили к ней домой, сменяя друг друга, и работая с ней попеременно. Они вели теоретическую подготовку, закрепляя её многочасовым общением, писали с ученицей диктанты, сочинения, работали с магнитофонными записями, вели диалоги.

Все перемещения по городу для Таси также превратились в занятия по строго определенной тематике.

На этапе первоначального тестирования по английскому языку был отмечен её неплохой багаж слов, выражений, знание грамматики. Но ужасающий акцент, точнее, произношение, были совершенно неприемлемы для работы во внешней разведке и подлежали полной корректировке. Проще сказать, нужно было полностью переучиваться. Знаний по французскому и испанскому языкам оказалось так мало, что всё пришлось начинать с нуля.

Индивидуальный темп, в который погрузили Тасю, был колоссальный. Усваивать нужно было всё быстро. Мозги кипели от состояния ежесекундного активного восприятия и переваривания огромного потока информации. Каждый последующий день учёбы цеплял предыдущий и добавлял лавину новых знаний с такой интенсивностью, что к концу дня, девушка от усталости не могла пошевелить языком уже не только на иностранном, но и на родном, русском языке. За благо было помолчать.

…Виктор чувствовал, что ему стало на душе значительно легче, когда они с женой оказались «в одной лодке». Но он, по – прежнему, не мог рассказывать ей о своей работе. Тася и сама не беспокоила его расспросами, понимая, что многое, из того, к чему причастен муж ей пока не досягаемо, да и не нужно.

Он и она осознавали, что они теперь пара не только в семейной жизни но и должны быть на протяжении нескольких десятилетий эффективным рабочим тандемом во внешней разведке Советского Союза. Конкретная задача, которая стояла перед Тасей – это как можно скорее довести свои знания в четырёх языках до свободного уровня. Получить специальные навыки квалифицированной ассистентки для мужа, то есть для её непосредственного руководителя. Она должна полноценно помогать ему в осуществлении функций «получения данных о глубинных вопросах экономического, внутриполитического, военного положения страны пребывания. Предпринимать действенные меры и способы к подрыву, введению в заблуждение или направление потенциального противника Советского Союза по ложному пути»11
  Википедия: функции и задачи первого отдела КГБ СССР


[Закрыть]
.

В последующем Таисия, при необходимости, должна была уметь профессионально работать самостоятельно.

Чем скорее и успешнее она завершит подготовку, тем быстрее они с мужем смогут жить и работать вместе. А сейчас они ожидали новую, возможно длительную командировку, в которую Виктор должен был направиться снова один. А это значит, что вновь предстояла разлука.

***

…В день рождения Виктора, 19 декабря семейной паре был предоставлен отдых. Они провели весь день, наслаждаясь возможностью побыть вдвоём и говорить на родном языке. Вечером пошли на каток.

На Чистых прудах горела предновогодними яркими огнями огромная ёлка. Играла музыка. Звенел на морозном воздухе под коньками лёд. В середине катка кружились пары, красиво выписывая фигуры. Витя и Тася скользили по кругу, крепко взявшись за руки. Они улыбались друг другу.

– Догони! – вдруг озорно крикнула Тася и, как молния, исчезла из виду.

Когда Витя её нашёл, она сидела на скамейке, бледная, как полотно, схватившись за правый бок.

– Что случилось, Тасенька? – спросил перепуганный муж.

– Ничего. Это нормально в моём положении. Я, кажется, беременна, … – произнесла она.

Виктор, схватил её на руки, закружил, покрывая лицо жены поцелуями, и прокричал во весь голос:

– Я самый счастливый человек на свете! Это лучший подарок на день рождения!

Часть вторая

Мировая революция и Фидель Кастро

Впервые идея о мировой революции была сформулирована выдающимися К. Марком и Ф. Энгельсом – немецкими философами, социологами, экономистами, общественно – политическими деятелями. В 1888 году в контексте идеи мировой революции, властно прогремел и стал гимном  коммунистов всего мира знаменитый «Интернационал» французского поэта Эжена Потье22
  Википедия по запросу: Интернационал


[Закрыть]
.

В.И. Ленин, в отличие от предшественников, был практик и значимость мировой революции рассматривал с точки зрения появления в мире соратников у страны Советов.

После смерти Ленина большевиков Сталин И.В. возвёл идею мировой революции в ранг государственной политики СССР. Не отставали от него в этом вопросе и ближайшие сподвижники, Фрунзе М.В. считал: «…нужно вполне осознать, и открыто признать, что совместное параллельное существование нашего пролетарского Советского государства с государствами буржуазно-капиталистического мира длительное время невозможно…»33
  Фрунзе М.В. Единая военная доктрина и Красная Армия. М., 1941. с. 17.


[Закрыть]

Провозгласив «культ личности» Сталина, Хрущев Н.С. оказался в «щекотливом» положении относительно выбора дальнейшего направления политической и экономической стратегии СССР. Оставаться последователем курса, проводимого прежним правителем, после публичного его порицания, было неверно и аполитично. Потому идеология сталинской борьбы за мировую революцию пролетариата, была скорректирована альтернативным «мягким» хрущёвским «мирным сосуществованием двух социальных систем: капиталистической и социалистической».

Однако сам Хрущёв проводил эту «альтернативную» политику весьма своеобразно, зачастую сбиваясь, демонстрируя отчаянные метания и крайнюю непоследовательность между заявлениями «о мирном сосуществовании двух социальных систем» и «конечной победой коммунизма во всём мире».

После революционного переворота в январе 1959 года, Фидель Кастро стал правителем Кубы. Хрущев отреагировал на это сообщение прохладно. Он полагал, что кубинская революция обречена из-за тотального влияния США на Кубу.

Предшественник Фиделя Кастро, генерал Фульхенсио Батиста, будучи марионеткой США, пользовался их неограниченной поддержкой. Он вел роскошную жизнь во Флориде. В период его долгого правления, на острове господствовал американский бизнес. На Кубе процветала наркоторговля и проституция, были открыты многочисленные казино. Американцы сгоняли с земель коренных жителей, превращали их в обслуживающий персонал, вводили грабительские налоги.

Когда ненавистный режим Батисты был сметён, он сбежал, похитил и вывез с собой большую часть золотовалютных запасов Центрального банка Кубы.

Первый зарубежный визит в качестве руководителя Кубы, Фидель Кастро совершил в США, чтобы найти в их лице поддержку. Но ошибся. Перспектив для будущего американского бизнеса в государстве, оказавшемся во власти коммунистов, действующий президент США Эйзенхауэр не видел и проигнорировал встречу с Фиделем.

После такого открыто проявленного высокомерия, Кастро, вернувшись на Кубу, объявил войну засилью американцев на острове.

В ответ США ввели санкции в торговле с Кубой.

Кастро установил дипломатические отношения и начал активную внешнеэкономическую деятельность с СССР.

Вашингтон официально объявил политику Кастро угрозой национальной безопасности США и взял курс на экономическое удушение новой власти на Кубе.

Кубинские революционеры не заставили себя долго ждать с ответом, они поступили радикально: начали национализацию американской собственности на острове.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3