Ольга Польская.

Снежный роман



скачать книгу бесплатно

Я часто кручу его на пальце, чтоб ненароком не завертеться в этом белом, снежном вальсе и не забыть, что всё проходит.


Белое и чёрное

К утру снегопад ослабел, и всё вокруг выглядело новым, свежим и накрахмаленным.

Машина подъехала ровно в 7:15. Я быстро вышла из подъезда и села в машину, стараясь как можно тише закрыть дверь.

– Доброе утро, Ольга! Меня зовут Пётр. Сейчас за шефом поедем.

– Очень приятно, Пётр! Утро сегодня действительно доброе.

Мы покатили по дороге, оставляя след на свежевыпавшем снегу. Когда мы подъехали к дому Бориса Михайловича, снег уже окончательно закончил свою работу. Было тихо и приятно. Мороз несильно усердствовал, кажется, даже он хотел, чтобы это утро было действительно добрым. Открылась дверь машины, и Борис Михайлович появился в машине.

– Доброе утро! Как настроение?

– Доброе утро! Настроение замечательное. Природа сделала всё, чтобы утро было добрым и свежим.

– Да… Да Вы романтик, Ольга! Ещё и стихи, наверное, пишете?

– Иногда… Просто люблю природу.

На меня почти в упор смотрели его голубые, похожие на небо в апреле, глаза. Он явно оценивал меня по какой-то, только ему ведомой шкале. Я не люблю смотреть в глаза, но эти глаза меня не отталкивали, если не сказать наоборот. Я люблю смотреть на небо, и вот оно – в этих глазах. Ох, надо быть осторожнее…

– А Вы замужем?

– Почти… Так что целиком могу отдаться работе.

– Как это почти?

– Так бывает. А какой у Вас сегодня распорядок? Я бы хотела присутствовать на совещаниях и приёме, если это возможно.

– Да, конечно, я и сам собирался представить Вас коллективу. Познакомитесь, осмотритесь.

– Огромное спасибо Вам за всё!

– Пока не за что. Но я надеюсь, Вы, Ольга, будете мне хорошим помощником и телохранителем.

Его глаза снова улыбались.

– Я сделаю всё, что от меня зависит, чтобы было так.

– Всё???

– Борис Михайлович, давайте договоримся сразу… Я видела много дам у Вас в приёмной, и все они жаждут Вашего внимания. Я сделаю всё для Вашего благополучия и безопасности, а они… всё остальное. Так будет лучше для всех.

– Возможно, Вы правы. А что, так много дам, Вы считаете, жаждут моего внимания?

– Много… Очень пристального внимания и тесного общения – это я как доктор Вам говорю.

Да и не стоит сильно разочаровывать женский электорат…

– У Вас мужской ум, Ольга. Я поражён.

Мы въехали во двор администрации. Небольшая группа посетителей уже ждала на первом этаже. Меня это напрягло, так как это реальная угроза неконтролируемого допуска к телу, которое ты охраняешь. Стало ясно, что всё будет непросто.

Мы поднялись в приёмную и сразу прошли в кабинет, оставляя просителей в приёмной.

Борис Михайлович заметил мое смятение и, улыбаясь, спросил:

– Ну и как, Ольга, Вы собираетесь меня охранять?

– Кроме физических способов охраны существуют ещё и астральные, ментальные и информационные.

Вот на этом и сконцентрируемся. Можно проверить, насколько Вы уязвимы, есть ли повреждения в полях. Далее я предлагаю перед обедом массаж, потом обед и чай. Это сможет помочь избежать или вовремя скорректировать повреждение Ваших энергетических полей. Мое присутствие на совещаниях и приёмах нужно для того, чтобы я вовремя могла нейтрализовать атаки. Никто ничего не заметит – я просто буду сидеть и писать или слушать. Ничего необычного.

– Откуда Вы всё это знаете и где научились? Это очень интересный подход, особенно массаж мне нравится.

– Ну вот и прекрасно. Я учусь в Москве – в Академии психоанализа и гипноза, и ещё учусь в Тибетском клубе астральному КАРАТЕ… Так что Вы в надёжных руках…

– Сегодня перед обедом Вы мне расскажете побольше об этом, а сейчас пойдём знакомиться с коллективом.

Мы вышли из комнаты для отдыха, я села за стол, который был приставлен к большому столу для совещаний. Борис Михайлович попросил секретаря пригласить всех на совещание, и уже через пять минут кабинет был полон начальниками всех отделов и департаментов. Меня представили, объяснили, что я буду изучать и как мне надо помогать. Дальше совещание пошло своим чередом. Из всего многообразия подчинённых мой мозг выхватил трёх человек – двух женщин и одного мужчину. Они опасны. Каждый стремился приблизиться, но это не страшно, а вот цели и способы – вот это напрягало. Их любовь и дружба за показным лоском и мягкостью скрывали ненависть и зависть. Они готовы были задушить его в своих холодных объятиях для достижения поставленных целей. Были ещё несколько человек, которые хотели поездить на нём, но они не смущали меня. Я попробовала энергетически воздействовать на этих трёх – далось. Открыты, читаются элементарно. Ну и хорошо. Одна из этих двух женщин занимается чёрной магией и, кажется, РЕЙКИ, а другая прибегает к помощи бабки. Весело. Да и немудрено – «раздевай и властвуй»… Ну только он не из таких. Нет, он, конечно, мужчина, но чётко знающий, что ему надо, а чего не нужно. Он сможет играть с этими барышнями, но они устанут, и тогда в ход пойдёт «тяжёлая артиллерия» – это мы проходили… Главное, всё проверить – время есть, игра только начинается. С мужчиной хуже. Там ненависть. Борис Михайлович мешает ему в каких-то аферах, и там уже зреет заговор, и, возможно, даже очень скоро мы это увидим. Ох и тяжёлая эта вещь – политика.

На войне всё просто – там враг, здесь друг, если не ты, то тебя… А здесь… Всё как будто запорошено свежим снегом – белым и пушистым, блестящим, манящим своей прохладой и мягкостью. Так и хочется распластаться на нём, влиться, соединиться с этим белым снежным ковром и дышать и наслаждаться свежестью… Ну попробуй, соблазнись, и ты пропал. Под белым и пушистым снегом – острые и жаждущие крови ножи, которые притаились под этим лоском и терпеливо ждут своего часа.

Совещание было долгим, и это было для меня подарком судьбы. Я успела «прощупать» всех, кто представлял интерес. Двум интересующим меня дамам я попыталась дать посыл на дружбу, и одна из них, блондинка, кажется, приняла его. Вторая была брюнеткой. Она свято верила в свои магические способности, и мой посыл рассыпался об её игнор. Обе они, кстати, восприняли меня как соперницу. Блондинка, перекрываясь дружбой, попытается выведать у меня всё, что её интересует. Ну это мы пожалуйста.

С брюнеткой хуже – она постарается сжить меня со своего пути, используя весь арсенал, который у неё есть. Ну что ж, устроим астральный спарринг. Известно, что лучшая защита – нападение. Пусть у нее сегодня поболит голова, а я пока подружу с «блондинкой». Пока я разбиралась, что да как, совещание медленно, но верно близилось к концу. Это меня радовало, так как я уже хотела отдохнуть, да и «брюнетка» могла чего-нибудь вытворить, а это было нежелательно… После совещания «брюнетка» попросила разрешения у Бориса Михайловича, чтобы уехать домой. Она так при этом пускала в ход свои девичьи чары, что трудно было остаться равнодушным к её просьбе. Молодец, что тут скажешь.

– Ну что, война войной, а обед по расписанию…

– По расписанию у нас массаж, если Вы не возражаете…

– Тогда массаж… а Вы, Ольга, сами научились?

– Научилась сама, а учили другие. Рубашечку снимайте, ложитесь, я Вас не обижу. Кстати, можно называть меня на ты, когда нет «свиты» и посторонних?

– Можно.

– Если у Вас будут неприятные ощущения или дискомфорт, то скажите мне. А теперь постарайтесь расслабиться и закрыть глаза. Сеанс, я думаю, займёт минут 30, так что можете даже вздремнуть… Ну, Господи, благослови…

Я заметила ещё на совещании, что у него побаливает спина и голова. Начнём с этого. Нехитрые пасы и надавливания, энергетический обмен – вот что нужно для нашего случая. Я массажировала его сильное и хорошо сложенное тело, хоть и не лишённое нескольких лишних килограммов. Эти килограммы его не портили, но могли сказаться на его здоровье. Да… Сколько бы отдали страждущие этого тела барышни за то, чтобы вот так массажировать и поглаживать. Я невольно улыбнулась этой мысли.

– Ольга, ты абсолютно точно знаешь, что мне нравится и что мне надо. Ты так чувствуешь моё тело – это поразительно…

– Я чувствую его, так же как свое – это нормально. А Вы пишете стихи? Когда Вы говорите, то в Ваших словах есть мелодия. Это встречается только у хороших поэтов…

– Да, пишу, только времени не хватает на всё. Мне очень нравится твой массаж.

– Вот и хорошо – значит, на пользу. Как минимум позитивной энергией Вы зарядились, а теперь и пообедать пора!

– Это точно… Идём?

Мы вышли и направились обедать. Наше появление не могло не вызвать внимания у окружающих, и с этим надо было смириться и принять как должное. Мы пообедали и снова пустились в пучину политических и житейских страстей. Приёмная весь день была наполнена народом, и я добросовестно вела учёт и мониторила время приёмов. День давно погас и вечер вступил в свои права, когда приёмная наконец опустела.

– Ну, как работа? Устала?

– Есть немного… А Вы себя не любите… Почему все к Вам идут, что замы не справляются? Это расточительно по отношению к своему организму. Я понимаю, любовь народная, но дозировать её надо, а то на всех не хватит.

– Да… сейчас время такое, надо самому разбираться, а то знаешь, чего натворят эти «замы» за моей спиной…

Я вижу, как его глаза – эти кусочки неба, излучают усталость. Их цвет стал похож на знойное июльское небо, которое устало от палящего солнца…

– Как насчёт лёгкого массажа и чашки чая?

– Ох и балуешь ты меня.. Да я только за…

Он распластался на диванчике. Я сразу заметила, что мышцы спины были очень напряжены – перенапряжение. Я слегка изменила тактику массажа, но он от этого не стал более неприятным.

– Я бы хотела посмотреть и сжечь на свече негатив вокруг Вас. Вы не против?

– Это магия?

– Нет. Это молитва – Псалом 90 «Живый в помощи». Вы, наверное, слышали о таком?

– Нет. Я только «Отче наш» знаю, но в Бога верю и к магии отношусь негативно.

– Я тоже не очень люблю магов-самоучек. Они бесконтрольно используют силу, которая в конечном счёте губит и их, и тех, против кого они это делают. Кстати, в Вашем окружении есть такая дама.

– Да… Это кто? Откуда ты знаешь?

– Я, что, зря сижу на ваших совещаниях? Вычислила. Завтра покажу.

– Какие у тебя чуткие руки…

Он обнял и смотрел на меня своими небесными, с поволокой глазами. Обычная «проверка на прочность»… Голубые глаза хороши, да только мне полюбилися карие…

– Борис Михайлович, давайте пить чай… Это просто усталость…

– Тебе виднее… Давай.

– Я к Вам очень хорошо отношусь, но лучше не усложнять.

Я говорила это и чувствовала, что мне нужен «спасательный круг», чтобы не утонуть в этой небесной синеве глаз, которые смотрели на меня. Ох, опасный он какой… Чур меня, чур.

– Ладно. А ты можешь прочитать свои стихи? Мне интересно…

– Я просто пишу, как получается, как дышу. Поэтому не судите строго. Вот я недавно написала – называется «Снегопад».

Снегопадом белым улицу скрывает

И следы свиданий наших заметает.

Ледяной пургою к нам разлука мчится,

Белой пеленою к нам в сердца стучится.

А душа, как птица, бьётся в клетке страсти,

В кровь изранив крылья об сколки счастья.

К облакам желаний эта птица рвётся,

В мир любви и счастья, что мечтой зовётся.

Обними за плечи, отогрей губами,

В этот зимний вечер мы решим всё сами.

Растопи любовью ледяную стужу,

Ты такой желанный, мне другой не нужен.

Пусть душа как птица бьётся в клетке страсти,

В кровь изранив крылья об сколки счастья.

К облакам желаний пусть та птица рвётся,

В мир любви и счастья, что мечтой зовётся.

Тишина…

– И что, услышал тот, кому это адресовано? Растопил? В целом неплохо, но надо подработать немного…

– А некому слушать – это так, в пустоту написано. Просто настроение и ничего больше.

Ну что – по домам?

– Да пора уже. Тебя, наверное, муж заждался…

– Мы отдельно живём сейчас. И, наверное, уже не будем вместе. Я могу простить многое, но не предательство.

– Ну ладненько, поехали, а то Пётр уже заждался, наверное.

Мы вышли во двор. Снегопад как будто подслушивал и перерастал в метель. Позёмка стелилась по дороге и пыталась замести следы, но, увы, следы слишком глубокие. Они как раны на душе. Надо долго, долго мести и кружить этой метели, чтобы лишь сгладить эти следы, только сгладить, а рубец всё же останется. Когда мы ехали в машине, то разговаривали на всякие дежурные темы. На самом деле мы были каждый в каких-то своих мыслях. Они, как метель за окном, пытались сгладить следы на наших душах, которые оставила жизнь.

Рабочие моменты

На следующее утро машина подъехала, как и обещано, в 7:15. Утро было морозным. Мороз решил доказать, что именно он, а не снег, является хозяином зимы. И у него это получалось. Казалось, даже воздух замёрз от этого противостояния. Деревья покрылись инеем, похожим на иглы. Уют и очарование куда-то испарились, и воцарился холод. Холод во всём и везде. Природа, казалось, вытянулась «в струнку» и звенела под натиском ожесточённого и обозлённого чем-то мороза. Разговаривать не хотелось. Холод проник даже в душу и пытался безраздельно властвовать ею. Мы с Петром обменялись приветствиями и покатили за шефом. Казалось, машина не ехала, а разрезала это ледяное безмолвие. Она была островком тепла и уюта в этой холодной действительности. Мы подъехали к дому Бориса Михайловича, и он, подобно птице, впорхнул в машину.

– Морозно сегодня! Как настроение?

– Даааа… Настроение рабочее – слегка подмороженное.

– Это мы сейчас исправим. Я думаю, что мне удастся ввести тебя в штат администрации на должность моего помощника. Наверное, денег-то не хватает для хорошей жизни?

– Отличная новость, это как раз кстати. Вы прямо как Дед Мороз желания угадываете.

Я, конечно, могу зарабатывать – люди ко мне ходят лечиться, но хотелось бы не отвлекаться от Вашего благополучия. Вокруг Вас слишком много всего, от чего стоило бы отгородиться.

– Значит, так и решили. Зайдёшь сегодня в отдел кадров и в орготдел и подпишешь все необходимые документы. Надо успеть до нового горсовета весь комплект документов подготовить. У нас сегодня приём граждан – день будет долгим.

– Замечательно. Для меня чем больше работы, тем лучше.

– От чего бежим?

– От себя…

– Тяжёлая задача… Сегодня тебе дадут кабинет – можешь обустраиваться там. Но это для приёма граждан и работников администрации, а основное твое место – рядом со мной. Я правильно рассуждаю?

– Абсолютно.

– Может, расскажешь, от чего бежишь?..

– Может, и расскажу, но не сейчас. А сейчас – горячий чай, легкий тонизирующий массаж и работа.

Его голубые, небесно-тёплые глаза смотрели на меня. Я смотрела в них и, кажется, согревалась. Было тепло и уютно. Лед, который покрыл мою душу, потихоньку начинал таять. Это ощущение было приятным и настораживало одновременно. Мы вышли из машины и юркнули в здание администрации. В приёмной уже был народ. Мы наскоро выпили чай, и я занялась массажем. Это был массаж лишь отчасти. Скорее, я формировала некое энергетическое поле вокруг шефа, для того чтобы уберечь его от негативного воздействия. На лирику времени не было, и я, окончив свою работу и прочтя заградительную молитву, сказала, что мы можем идти. Казалось, Борис Михайлович относился ко всем моим манипуляциям скорее снисходительно, чем серьёзно. Это, впрочем, не важно – важен результат. Сегодня придётся принять большое количество посетителей, а это уже серьёзно. Многие из них идут на «негативной волне» – болезни, горе, разочарование, мольбы и требования помочь. Этот груз не из лёгких и может свалить с ног кого угодно. Да, тяжела ты, шапка Мономаха! Странно, почему до сих пор не создали подразделение биоэнергетической защиты руководителей. Это необходимо!!! Обучать людей основам биоэнергетической защиты – это как обучать основам гигиены. Мы долго жили без Бога, и это наша беда… Когда-то всё это было. В каждом доме были иконы. Все ходили в церковь, молились и верили – вот главная защита. Сейчас всё иначе. Все образованные и легко объясняют промысел Божий с помощью научных терминов, а вот что было первым – курица или яйцо, сказать не могут… Умники… Мы уже давно не творим утренние, трапезные и вечерние молитвы. Мы не ходим в храм на службу, не венчаемся, а регистрируемся, заменили слово «союз» словом «брак»… Как вы лодку назовёте, так она и поплывёт… Вот и вся жизнь наша – сплошной брак.

Ну да, надо жить этими реалиями и пожинать плоды. Там, где нет Бога, на его место приходит «лукавый» и царствует. Вот мне и придётся заниматься этим порождением «лукавого». Сегодня много посетителей с самого утра. Как на ладони видна мотивация их просьб. Они, кто-то в большей, а кто-то в меньшей степени, завидуют и тихо ненавидят власть. Это правда, но никто не скажет это открыто. А ведь тот, кто сидит перед ними – такой же, как они. На фоне всей этой «народной любви» я чувствую себя, как слон в посудной лавке. Как похожа эта «любовь» на сегодняшний мороз – колючая она какая-то.

Борис Михайлович обвыкся к своей роли и терпеливо, без надрыва, выслушивал и принимал управленческие, да и просто житейские решения. Казалось, всё шло легко и не причиняло ему никакого труда. Но это лишь казалось. Он всё пропускал через себя. Человек, который вырос в бедной семье и сам, только своим упорством и характером добился положения, которое сейчас занимает. Он прекрасно знает большинство тягот, которые ему сейчас рассказывают посетители, и прекрасно чувствует, когда ему начинают рассказывать «басни». За это его и не любят… Он принял 120 посетителей…

Это дикая нагрузка. Раньше я не предполагала, что так много людей можно принять за один день – оказывается, можно… Да что тут говорить – все устали и ждали конца этого действа. Люди устали от ожидания и напряжения, начальники подразделений – от непривычного для них темпа работы и уровня нагрузки. И вот он, конец приёма. Мы вошли в кабинет шефа. Я попросила секретаря принести нам чай и закрыть приёмную.

Мы остались одни. Было такое чувство, что мы разгрузили состав с углём, и силы были на исходе.

– И что, Ольга, как денёк?

– Замечательный выдался денёк… А Вы отлично справляетесь с народом…

– Да, у меня опыт есть… Я на стройке начинал работать, а там хорошая школа…

– Да уж, мне мама рассказывала…

– Так от чего ты убегаешь?

– Вы хотите ещё и меня в качестве жалобщика?!! Ну уж нет!!! Займёмся-ка мы Вами…

Я зажгла свечу, которую припасла заранее. Встала за его спиной и начала читать «Живый в помощи». Свеча трещала и извивалась. Пришлось читать несколько раз, прежде чем она успокоилась и стала гореть ровно и бесшумно. Вот и хорошо.

– Справились, кажется, с негативом. Слышали, как свеча трещала?

– Это-то я слышал, а теперь что делать будем?

Его глаза явно выражали желание. И я лихорадочно думала, что с этим делать…

Он придвинул меня к себе… Пауза. Долгая, как мне показалась. Я не торопилась с реакцией на его действия, а он не торопился действовать. Так мы и замерли. Каждый вычислял действия другого по какой-то своей, жизнью проверенной схеме. Я люблю ломать эти схемы, но решила ещё немного подождать с действием. Если бы на его месте был Олег, он бы не стал ждать – он бы действовал. Но это не Олег… Он тоньше.

И это даёт шанс завершить всё без осложнений.

– Ох, Борис Михайлович, вот уволюсь от Вас, и тогда… Тогда – да, а сейчас… Давайте закончим все наши дела – и по домам. Вас уже заждались.

Он прошёл своей сильной рукой мне по плечу. В глаза друг другу мы больше не смотрели. Дружбы между мальчиком и девочкой не бывает – это так, но надо стремиться соответствовать. Не время сейчас романы крутить. Да… Наверное, думает обо мне, какая я холодная и колючая… Ох, знал бы он, чего мне стоит этот «холод».

Если бы он пошёл дальше, я бы не устояла, но он романтик и джентльмен, да ещё ранимый, как ребёнок… Он остановился. Значит, так и надо. Я человек практичный в этих отношениях, и, чтобы поправить свой эмоциональный фон, поеду к Мише. И всё будет под контролем.

Каждый сам выбирает свой путь

Вся эта ситуация с Борисом Михайловичем напрягала меня. Я ни в коем случае не хотела крутить с ним роман. Это против моих правил. Но я живой человек – я женщина… Надо искать выход… Поразмыслив, я решила попробовать перевести это всё в игру. Лёгкий флирт и его не обидит, и меня от дальнейших осложнений освободит. Гениальная фраза, придуманная женщинами, – «мне нужно немного времени». Вот и попрошу – немного времени, чтоб разобраться…

Это сработало!!! Отношения наши не испортились, и сотрудничество не омрачалось обидами. Изо дня в день шла рутинная и тяжёлая работа. До того как начать исследования в муниципалитете, я думала, что самая сложная и грязная работа – в милиции. Как же я ошибалась… Поток, с которым приходилось справляться здесь, не шёл ни в какое сравнение. Да и к этому прибавлялись закулисные игры и подковерная возня.

Борис Михайлович – очень неудобный соперник, и этим раздражал бизнес-сообщество. Он не стремился продать всё и вся, пытался разобраться во всех тонкостях и умело затягивал, когда надо было отказать. Ни да и ни нет – это его лучшая защита. Мне многие коммерсанты жаловались на эту его методу, но это было оправданно. Торопись не спеша – это главное правило политика. Надо держать паузу, и он её держал. Он был похож на новогодний снег, которого все ждут, но он не торопится… И вот когда он всё-таки пойдёт, то ему радуется и стар, и млад. Всем он по сердцу – долгожданный. Но был наш шеф «долгожданным» не только для бизнес-сообщества, но и для светских дам и дамочек из сословия служащих. Я, конечно, со всеми была дружна и не раз утирала слёзы дам от неразделённой любви и разбитых надежд. Я побывала у всех ворожей и гадалок, которые обслуживали этих дам. Работа у меня такая – всех понимать и успокаивать… Как я была довольна, что не поддалась очарованию этих голубых и всепоглощающих глаз. А дамочки сменяли друг друга, и работы с ними у меня было достаточно. За такой популярностью и моя персона стала волновать Бориса Михайловича намного меньше. Зачем возиться и добиваться, когда сами на грудь падают. Когда дамы слишком увлекались, я начинала присутствовать на всех их встречах и приватных беседах – это помогало прекратить преследования. Вот так и жили.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное