Ольга Плотникова.

Великий князь Дмитрий Донской



скачать книгу бесплатно

В 1243 году Гуюку и Бату удалось договориться о переделе власти мирным путем, в результате императорский титул получил Гуюк, взамен на это Гуюк предоставил Бату полную самостоятельность в его родовом улусе Джучи. В русских летописях улус Джучи получил название «Орда», а начиная с XVI века к нему стало применяться название «Золотая Орда», впервые употребленное в русском сочинении «Казанская история».

Ярослав Всеволодович (1238–1246, великий князь Владимирский)

После гибели Юрия, убитого в битве с монголо-татарами на реке Сити в 1238 году, Владимир отошел к Ярославу Всеволодовичу, княжившему в то время в Переяславле. В 1243 году Ярослав Всеволодович был вызван к хану Бату в Сарай – столицу улуса Джучи (Золотая Орда), где был вынужден признать вассальную зависимость своего княжества от Монгольской империи, после чего «с великими почестями», как сообщает летопись, ему был пожалован ярлык на великое княжение Владимирское и статус великого князя всея Руси. В дальнейшем каждый русский князь, получавший ярлык от хана на великое княжение Владимирское, почитался выше всех остальных князей русских, а владимирский стол превратился в предмет постоянных раздоров – чего, кстати, и добивались дальновидные ханы. В прибавление ко всем милостям Батый передал Ярославу Киев, еще в 1239 году покинутый своими князьями.

В том же 1243 году к Батыю были вызваны и другие князья русских земель. После признания ими власти императора и хана от имени Гуюка им были переданы во временное распоряжение их отчины. Все время существования ига ханы умело манипулировали князьями, в первую очередь благодаря политике интриг и устрашения. Так, например, на протяжении всех 240 лет в Сарае или Каракоруме обязательно проживал кто-то из русских князей или княжат, что позволяло ханам держать русских в постоянном страхе и одновременно следить за иерархией в княжеской среде, подстрекая князей к междоусобным распрям. Такая политика препятствовала не только объединению князей, но и усилению власти кого-либо из них.

Александр Невский (1252–1263, великий князь Владимирский)

После смерти Ярослава Всеволодовича ярлык на великое княжение Владимирское получил его сын Александр, зарекомендовавший себя отважным воином и отличным полководцем еще при жизни отца. Первое сражение Александра произошло в 1240 году, когда на Новгород напали шведы. Переплыв Финский залив, шведские войска вторглись на территорию Новгородской земли, которая относилась на тот период к землям Владимиро-Суздальского княжества. В планы шведов входил захват Старой Ладоги и Новгорода. Узнав о вторжении шведов, Александр, посаженный в Новгороде еще в 1228 году, решил не дожидаться помощи от отца и совершил контрудар на берегу реки Невы. Враг был разбит. В честь этой победы над шведами князь Александр был прозван Невским. Однако на этом череда несчастий для молодого князя не закончилась. В 1240 году войска Ливонского ордена, состоящие из датских и германских рыцарей, вторглись на территорию Новгородской земли и захватили город Изборск, а затем – уже в 1241 году – Псков.

Александру Невскому удалось собрать войско и освободить города, а затем преградить путь захватчикам к дальнейшему наступлению. 5 апреля 1242 года на льду Чудского озера состоялась решающая битва, получившая название – Ледовое побоище. В ней русские войска под командованием Александра Невского одержали полную победу над рыцарями ордена.


«Благоверный князь Александр Невский умоляет хана Батыя пощадить землю Русскую». Хромолитография. Конец XIX века


В 1263 году Александр Невский умер. Еще при жизни Александр посадил в Новгороде своего сына Дмитрия, которого новгородцы прогнали после смерти его отца и пригласили на княжение брата Александра – Ярослава, в соответствии с законом старшинства получившего от хана после смерти старшего брата ярлык на великое княжение Владимирское и ставшего великим князем Владимирским. В удел Дмитрию по завещанию отошел Переяславль-Залесский, куда тот и уехал после изгнания из Новгорода. Дмитрий был вторым сыном Александра, но в результате конфликта, произошедшего между Александром и Василием, его старшим сыном, из-за того что тот, будучи наместником в Новгороде, послушав новгородцев, не дал дань монголо-татарским баскакам, присланным с повеления отца, Василий был лишен наследства. Среднему сыну Александра Андрею отошли Костромские земли. Для младшего Даниила Александр Невский выделил из земель Владимиро-Суздальского княжества небольшой удел, включавший пограничный городок Москву. Этот удел и получил в дальнейшем название – Московское княжество, а Даниил стал первым московским князем.


«Св. Бл. Князь Александр Невский». Икона


После смерти Александра Невского его сыновья Дмитрий и Андрей вступили в ожесточенную борьбу за владимирский престол сначала со своими дядьями, а затем, после их смерти, и друг с другом. В 1281 году Андрею удалось привлечь на свою сторону сарайских ханов и добиться от них ярлыка на великое княжение. Дмитрий, как старший в роду, после смерти своего дяди и брата отца Ярослава имевший все права на владимирский стол, не хотел уступать ярлык Андрею и, в свою очередь, нашел союзника в лице могущественного беклярибека Ногая, правителя западной части Золотой Орды, который и передал ярлык Дмитрию. Но уже в 1291 году пришедший к власти в Сарае хан Гийас уд-Дин Тохтогу (Тохта) пересмотрел права князей и вновь передал ярлык на великое княжение Андрею. В 1294 году князь Дмитрий Александрович скончался, и Андрею Александровичу удалось окончательно закрепиться во Владимире. Воспользовавшись междоусобными распрями князей, за период с 1281 по 1294 год из Владимиро-Суздальского княжества выделились некоторые земли, среди них – Галицкая, Костромская, Городецкая, Дмитровская, Московская, Переяславская, Ростовская, Углицкая, Ярославская, Стародубская, Суздальская и Тверская.

Даниил Александрович (1276–1303, князь Московский)

Даниил, вынужденный отказаться от борьбы с Андреем за великокняжеский ярлык, решил заняться расширением территории своего княжества и в 1300 году повел войска на Рязань, а в 1301 году уже отвоевал у рязанского князя Коломну. В 1302 году Даниилу удается присоединить к Москве Переяславское княжество, а в 1303 году – Можайск. В итоге такой стремительной завоевательной политики важнейший водный торговый путь, Москва-река, оказался полностью в распоряжении Даниила, а Московское княжество превратилось в одно из крупнейших княжеств Северо-Восточной Руси.

В 1303 году Даниил умер, и московским князем стал его старший сын Юрий, а в 1304 году умер и старший брат Даниила великий князь Владимирский Андрей Александрович. Основным претендентом на Владимирское княжение по закону старшинства стал тверской князь Михаил Ярославич – сын Ярослава Ярославича, младшего брата Александра Невского. И в 1304 году Михаил Ярославич поехал в Орду за ярлыком, поехал в Орду попытать счастья и московский князь Юрий Данилович. Справедливости ради надо отметить, что московские князья в каждом поколении оказывались «младше» тверских – их дальними племянниками, что согласно очередному порядку престолонаследия лишало их права на владимирский великокняжеский стол. Однако вопреки заведенному правилу московские князья силой или хитростью неоднократно добивались ярлыка. Ярлыком на великое княжение Владимирское хан Тохта пожаловал Михаила Ярославича, который и удерживал его в своих руках до 1317 года. Михаил стал первым русским князем, получившим разрешение от хана на сбор дани во Владимирском княжестве, за исключением Рязани.

В 1312 году к власти в Орде приходит новый хан Гийас уд-Дин Мухаммед Узбек. И московский князь Юрий Данилович, решив воспользоваться случаем, просит Узбека передать ему ярлык на владимирский стол, но Узбек отвергает претензии Юрия и вновь в 1315 году отдает ярлык тверскому князю Михаилу. Тогда Юрий принимает решение добиться ярлыка другим путем и в 1316 году сватается к сестре Узбека – Кончанке, а в 1317 году Юрий женится. После свадьбы хан Узбек в качестве дара передал московскому князю ярлык на великое княжение Владимирское и к тому помог еще и военными отрядами, которые возглавил приближенный хана бесстрашный Кавдыгей, для усмирения Михаила. Михаил, узнав о случившемся, без боя уступил владимирский стол Юрию. Княжить во Владимире Юрий не стал и посадил там своего наместника, а в Москве посадил своего младшего брата Ивана, прозванного в дальнейшем Калитой (денежный мешок), в то время как сам поехал княжить в полюбившийся Новгород.

Итак, сначала Тверь, а потом Москва стали собирателями русских земель. Оба княжества стремились к усилению центральной княжеской власти, при этом тверские князья тяготели к Литве и родству с Гедиминовичами, а московские – ориентировались на поддержку Золотой Орды и родство с золотоордынскими ханами. В дальнейшем это могло бы привести к возникновению литовско-тверского союза против Золотой Орды и московских князей, но на деле все произошло совсем иначе. Литовские связи тверских князей заставили Орду более благосклонно смотреть на Москву. В итоге именно с помощью Орды московские князья победили тверских, а Москва стала центром объединения русских земель.

Всего 6 лет пробыл Юрий Данилович на великом владимирском столе. В 1325 году он был вызван в столицу Золотой Орды Сарай-Берке, где его убил тверской князь Дмитрий – сын Михаила Ярославича, так Дмитрий отомстил Юрию за смерть отца, убитого по приказу хана и не без участия московского князя. За такое преступление и оскорбление семьи хана, все же Юрий являлся зятем Узбеку, Дмитрий был казнен, но ярлык на великое княжение Владимирское хан все-таки передал тверским князьям.

Иван Данилович Калита (1325–1340, князь Московский, 1327–1340, великий князь Владимирский)

Вернуть ярлык удалось младшему брату Юрия, московскому князю Ивану Даниловичу Калите, деду Дмитрия Ивановича. Иван Калита заслужил расположение хана Узбека благодаря подавлению в 1327 году мятежа в Твери, направленного против сборщиков налогов. Помимо ярлыка хан пожаловал Ивану Кострому и Новгородское княжение, а также право сбора дани во всех русских землях в пользу Орды. Если раньше дань собирали и отправляли в Орду представители хана в русских землях – баскаки, то теперь этим вопросом занимались дружинники великого князя Ивана Калиты, при этом Узбек доверял московскому князю и не вторгался на территорию русских земель, а за свою службу Иван получал к тому же ежегодное вознаграждение. В год с русских земель собиралась дань в размере 1300 кг серебром, и это только так называемая царева дань, кроме нее в ханскую казну отчислялись налоги для «кормления» ханских чиновников, отчисления с торговых пошлин и единовременные отчисления в пользу хана, всего историки насчитывают четырнадцать видов дани в пользу хана. Благодаря Ивану Калите русские земли получили на несколько десятилетий передышку от татаро-монгольских набегов, как указывают летописцы, в русских землях установилась «тишина великая», и только в 1368 году эту «тишину» уже при внуке Ивана Калиты, князе Дмитрии, нарушил Ольгерд Литовский.


Великий князь Иван Калита. Портрет из «Титулярника» 1672 г.


Историк В. А. Кучкин отмечал, что в течение второй четверти – середины XIV века благодаря стараниям Ивана Калиты и его сыновей к московским землям были присоединены Галич-Мерьский, Углич, Белоозеро, Дмитров, Кострома, Стародуб, Калуга. Также, что не менее важно, Москва стала христианской столицей русских земель, и связано это было в первую очередь с переездом в нее из Владимира митрополита. Благодаря «великой тишине», экономическому подъему, связанному с притоком средств в казну, удобному географическому расположению вдалеке от татарских, литовских, немецких и шведских рубежей и росту авторитета великого князя Московское княжество постепенно превращалось в политический центр Северо-Восточной Руси. В 1340 году Иван Калита умер. Летописцы описывают «плач великий», стоявший на Руси, по великому князю Ивану Даниловичу. В соответствии с завещанием Ивана Москва отходила старшему сыну Семёну, а остальные города и села были поделены между Иваном и Андреем.


Карта русских земель в конце XIV века


В том же 1340 году трое сыновей Ивана Даниловича – Семён, Андрей и Иван – отправились в Золотую Орду за ярлыками на уже отписанные по завещанию уделы. Но главной целью поездки князей в Орду был, конечно, ярлык на великое княжение Владимирское. На основании закона старшинства первым претендентом на владимирский стол был Константин Васильевич Суздальский, являвшийся троюродным братом Ивана Калиты и претендовавший на владимирский стол еще при его жизни. Однако хан Узбек, всегда благоволивший к Ивану Даниловичу, отдал ярлык его старшему сыну, Семёну Ивановичу. Семёну удалось расширить прерогативы, полученные отцом от хана. Так, если раньше суд вершился в Орде, то теперь все тяжбы разбирали чиновники великого князя Владимирского Семёна Ивановича.

В 1341 году в Золотой Орде скончался хан Узбек, благоволивший к московским князьям. Правление Узбека связывают с расцветом Золотой Орды, за период своего правления хану удалось осуществить многое, в частности, он провел ряд крупных религиозных и административных реформ – ислам был признан общегосударственной религией, а страна была поделена на 4 улуса – Хорезм, Сарай, Крым и Дешт-и-Кипчак (Кипчакская степь), широко велась международная торговля и строительство. Все эти реформы позволили усилить центральную власть в государстве и повысить авторитет хана. Кончина Узбека ознаменовалась началом «великой замятни», или смуты, в Орде. Многочисленные братья, сыновья и племянники хана тут же открыли резню за царский престол. Сразу после смерти Узбека на престол взошел его старший сын – Тинибек, но он не смог удержать престол и уже в 1342 году был свергнут своим младшим братом Джанибеком. Джанибек жестоко уничтожил всех своих многочисленных родственников, претендовавших на престол, благодаря чему 14 лет удерживал Орду. В 1342 году Джанибек, так же как и его отец, передал ярлык на великое княжение Владимирское московскому князю Семёну Ивановичу.

Иван II Красный (1353–1359, князь Московский, великий князь Владимирский)

Великий князь Иван Красный. Портрет из «Титулярника» 1672 г.


В 1353 году великий князь Семён Иванович умер. В этом же году, вероятно от моровой язвы (чумы), умерли его сыновья и младший брат Андрей, и на московском столе оказался Иван II Красный, отец Дмитрия Ивановича Донского. В том же году князь Иван получил ярлык на великое княжение Владимирское, несмотря на претензии суздальского князя Константина Васильевича, пользующегося поддержкой новгородцев. Став великим князем, Иван Иванович, также прозванный Кротким за свой тихий нрав, старался избегать военных конфликтов, за что пользовался уважением и поддержкой как простых горожан, так и боярства. Благоволил к нему и митрополит Алексий. При Иване Красном в состав Московского княжества вошли Дмитровские и Костромские земли. Но все же период правления Ивана II историки считают периодом относительного ослабления позиций Москвы. В этот период в Орде усиливается влияние протверских группировок. В 1356 году литовский князь Ольгерд, захватив Брянское княжество, пошел на Можайск, принадлежавший Москве, но был отбит.

В 1359 году Иван Красный умер.

Жизнь и подвиг

Родился Дмитрий 12 октября 1350 года, он был старшим сыном Ивана Красного и внуком Ивана Калиты. В числе претендентов на московский стол и ярлык великого княжения Владимирского Дмитрий, по закону старшинства, оказался на незавидном восьмом месте. Первым претендентом после смерти великого князя Семёна Ивановича считался его брат – князь Иван Иванович – отец Дмитрия, за ним на московский стол мог претендовать Андрей Иванович – младший сын Ивана Калиты – дядя Дмитрия; после смерти Андрея право на московское княжение должно было перейти к сыновьям Семёна, которых у того было пятеро. Очевидно, что в соответствии с такой очередностью князю Дмитрию не хватило бы и трех жизней, чтобы по закону получить ярлык и занять престол Московского княжества, но волей судьбы через три года все изменилось. В Москву из Европы пришла эпидемия чумы, черная смерть, как ее называли в народе. Средств борьбы с чумой в средневековье еще не знали, и она в одночасье унесла тысячи жизней. От нее умер великий князь Семён, все пятеро его сыновей и младший сын Калиты – Андрей. Через сорок дней после смерти Андрея у него родился сын. Как известно, в христианской традиции душа преставившегося на сороковой день всходит на святую гору небесного Синая и предстает перед ликом Божьим. И в тот день, когда душа Андрея предстала перед ликом Божьим, на свет появилась новая жизнь. Мальчика нарекли Владимиром – ему суждено будет стать сподвижником Дмитрия в ратных делах и героем Отечества.

К счастью, князя Ивана Красного и его семьи не коснулась беда, и в 1353 году, как старший в роду, он занял московский стол и получил ярлык на великое княжение Владимирское. Иван Красный был дважды женат, первый раз на Феодосии, дочери князя Дмитрия Брянского, а второй раз на Александре, дочери московского тысяцкого Василия Вельяминова. От второго брака у Ивана родились два сына – Дмитрий (будущий великий князь), Иван, скончавшийся в десятилетнем возрасте, – и две дочери – Анна и Мария. Иван Иванович прожил короткую жизнь и скончался в возрасте тридцати трех лет. В этом году его старшему сыну Дмитрию исполнилось всего девять лет.

О Дмитрии, которому суждено было стать великим князем Владимирским, князем Московским и народным героем, прославившимся в веках, мы узнаем из летописей и отдельных сохранившихся документов (договоров, завещания князя), а также из немногочисленных литературных памятников. В первую очередь это памятники так называемого Куликовского цикла конца XIV – середины XV веков, к которым относят следующие произведения: летописную повесть о Куликовской битве, «Задонщину», «Сказание о Мамаевом побоище», «Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского» («Слово»). Еще одним произведением, дающим нам некоторую информацию о князе Дмитрии, является «Житие Сергия Радонежского».


Нестор Летописец


К наиболее ранним текстам следует отнести летописную повесть о Куликовской битве, сохранившуюся в двух редакциях – краткой и пространной. Сейчас уже доказано, что именно краткая редакция является самым ранним источником, отобразившим Куликовскую битву. Одним из самых сложных текстов, повествующих о Куликовской битве, является «Задонщина», скомпилированная из нескольких ранних текстов, посвященных Куликовской битве, и более поздних легенд, дошедшая до нас в шести списках. Автор «Задонщины» в своем произведении показывает Русь единым могущественным государством, принадлежащим роду Рюриковичей. Это восприятие «Руси великой» как единого государства дает право автору рассматривать Дмитрия Ивановича, князя Владимиро-Суздальской земли, как государя «всея Руси», первого среди князей русских. Эта же идея читается и в другом памятнике Куликовского цикла – «Слове о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского». Наиболее поздним и одновременно обширным текстом, повествующим о Куликовской битве, принято считать «Сказание о Мамаевом побоище», которое известно примерно в полутораста списках, самый поздний из которых относится к концу XVIII века, ни один из них не сохранил первоначального текста. «Сказание…» содержит ряд наносных фактов, имеющих крайне далекое отношение к битве. Так, в «Сказании…» содержится описание беседы митрополита Киприана с Дмитрием Донским перед сражением, что является вымышленным фактом с целью позиционирования единства княжеской и церковной власти в борьбе против «неверных», что вполне оправдано необходимостью укрепления веры народа в неминуемую победу над захватчиками. Данная беседа, как будет показано в следующих главах, не могла состояться из-за серьезных идеологических противоречий между князем Дмитрием и митрополитом Киприаном, выгнанным Дмитрием, который желал видеть на митрополичьей кафедре своего духовника Михаила (Митяя).


«Великокняжеский меч». Художник П. Рыженко


Характерно то, что во всех указанных источниках Русь показана великой христианской державой, князья – радетелями земли Русской и хранителями веры христианской, а победа князя Дмитрия Донского на Куликовом поле – как победа великого царя русского и всего русского народа над «погаными измаильтянами». Здесь очевиден героический эпос, без которого невозможно представить ни одно средневековое литературное произведение историко-публицистического жанра. И только по этой причине, не говоря уже о других, современный историк не может и не должен использовать литературные памятники средневековья в качестве надежного фундамента для построения фактологических исследований. Однако далеко не все исследователи учитывали жанровые особенности и символический характер литературных произведений прошлого, что породило немало ошибок в восприятии истории средневековья.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное